Глава 3. Создание новой части личности.

Один из вопросов, который мы постоянно задаем себе с тех пор, как начали заниматься психологией, состоит в следующем: " что делает данное переживание терапевтическим или нетерапевтическим?" Каждая терапевтическая шкала имеет в себе такие элементы, которые у одних людей вызывают изменения, а у других - нет. Иногда же они вызывают изменения, которые являются почти бесполезными. Насколько я понимаю, одни и те же способы могут вызывать как конструктивные изменения, так и деструктивные.

Техники, которые используют благонамеренные родители и учителя, в сущности являются эффективными и могущественными механизмами изменения, создающие у детей такие типы поведения, которые калечат их на всю будущую жизнь.

Сегодня я хочу научить вас третьей модели рефрейминга. Мы хотим научить вас создавать новую часть личности. Педагоги, родители и благонамеренные терапевты занимаются созданием новых частей личности не так четко, как мы хотим научить вас делать это. Они смешивают различные куски и делают это очень долго; тем не менее, те из вас, кто работает терапевтами, очень быстро узнают все элементы этого процесса. В этой модели больше шагов, чем в шестишаговой модели рефрейминга, и она предназначена для того, чтобы делать совершенно другие вещи.

Шестишаговая модель рефрейминга опирается на предположение о том, что человек имеет такую часть личности, которая не дает ему вести себя нужным ему образом, или же такую часть личности, которая заставляет его вести себя определенным нежелательным для него образом. Вчера после обеда мы имели дело с другой логической возможностью: мы предположили, что существуют две или более частей, и каждая из них делает то, что и должна делать. Цели этих частей позитивны и поведение, с помощью которого они достигают этих целей, адекватно; но когда эти поведенческие реакции накладываются друг на друга, они продуцируют нежелательные результаты, как, например, бессонницу. Допустим, у вас есть часть, которая заботится о ваших делах, все для вас планирует. Но есть также и часть, которая заботится о том, чтобы вы хорошо спали. Когда одна часть готовит вас ко сну, выходит другая часть и начинает: "О!, Ты забыл про X.

Что произойдет, если ты этого не сделаешь?" Другая часть говорит: "Не беспокойся об этом. Давай спать". Но решения вы все-таки не нашли, и когда вы начинаете засыпать, вторая часть говорит: "Но если ты не сделаешь X, - произойдет Y". Модель договора между частями личности предназначена для того, чтобы работать в ситуациях, подобных этой. Вы заключаете договор между частями, чтобы эти части могли выполнять свои функции в кооперации.

Сегодня мы хотим исследовать следующую логическую возможность: кто-то не умеет, не может делать нечто просто потому, что у него нет такой части, которая организовала бы соответствующее поведение. Тут нет такой части, которая активно приостанавливала бы какое-то поведение, и нет двух частей, которые бы мешали друг другу. Имеется много других частей, которые выполняют свои функции. Сознательно человек хочет достичь определенного результата, но бессознательно у него действительно нет такой части, которая могла бы организовать и выполнять определенные действия.

Все остальные модели меняют реакцию, а новая реакция порождает иную стратегию поведения. Например, при вербальном рефрейминге содержания, вы просто меняете реакцию и предполагаете, что это породит более полезное поведение. Конечно, вы должны проверить это предположение, чтобы убедиться, что оно верно.

В шестишаговой модели рефрейминга вы меняете реакцию и просите творческую часть клиента найти альтернативные стратегии. Затем вы присоединяете новые стратегии к будущему и делаете Экологическую проверку.

Когда вы заключаете договор между частями личности, вы предполагаете, что у каждой из них есть уже нужные стратегии, и вам просто надо обеспечить им возможность чередования, разделить во времени, чтобы они не мешали друг другу в выполнении своих функций.

Рефрейминг содержания, модель договора и шестишаговый рефрейминг требуют предположить, что:

1. Альтернативные стратегии уже существуют.

2. Определенная часть может организовать себя для того, чтобы выполнить определенные действия, которые будут нужны.

Это весьма полезные предположения, но они не всегда верны. Если бы я взял одного из вас и поместил в кабину самолета "Конкорд", и вы бы были абсолютно спокойны и внимательны, и ни одна ваша часть не помешала бы вам, - вы по-прежнему не знали бы, как управлять самолетом. У вас просто нет соответствующим образом организованного поведения.

Чтобы такое поведение приобрести, вы должны пройти через процесс обучения. Именно в такой ситуации вы должны создавать новую часть. К этому мы стремимся в большинстве процессов обучения и тренировки.

Несколько лет назад мы проводили семинар на Северо-западе - там одна женщина имела фобию. Она боялась проезжать через дорожные развязки. И вместо того, чтобы отнестись к этому как к фобии, что было бы гораздо более элегантно, мы произвели с ней стандартное шестишаговое переформирование. Мы не рекомендуем вам, чтобы вы использовали рефрейминг при фобиях, поскольку в этом случае ваши клиенты начнут использовать фобию как сигнал. Однажды они свалятся в фобию, и будет очень трудно сделать с ними что-нибудь еще.

Однако, тогда мы продемонстрировали именно переформирование, чтобы показать, что при фобиях это возможно.

Мы сказали этой женщине: "Посмотрите, у вас есть часть, которая пугает вас так, что у вас возникает сердцебиение и одышка, когда вы проезжаете по дорожным развязкам." Обратитесь внутрь себя и постарайтесь уверить эту часть в том, что мы знаем, что она делает что-то очень важное. И затем спросите, хочет ли эта часть поговорить с вами. У женщины была очень сильная положительная реакция, поэтому мы сказали: "А сейчас снова обратитесь внутрь себя и спросите эту часть, не могла бы она сказать вам, что она старается сделать для вас, пугая вас в те моменты, когда вы проезжаете по дорожным развязкам".

Женщина снова обратилась внутрь себя, и затем ответила нам: "Ну, она сказала, что не хочет мне об этом говорить".

Вместо того, чтобы делать подсознательное переформирование, мы сделали нечто, что может показаться, забавным, но я это делаю время от времени, когда у меня возникают подозрения, или так называемое интуитивное предвидение. Мы попросили ее обратиться внутрь себя и спросить, знает ли вообще эта часть о том, что она делает для нее. Когда она вернулась, то сказала: "Ну... я... не верю в то, что она говорит". Мы спросили: "Да? Ну, попросите ее сказать правду". Она снова обратилась внутрь себя и снова сказала: "Я не хочу верить в то, что она сказала". Мы спросили: "Но что же она сказала?" Она ответила: "Она забыла!"

А сейчас, как бы забавно это тогда ни звучало я думаю, что это был великолепный ответ. В каком-то смысле это очень понятно. Мы живем очень долго. Если какая-то часть организовала, свое поведение, для того, чтобы достичь определенной цели, а вы сильно и постоянно сопротивляетесь и боретесь против нее, то эту часть может так поглотить борьба, что она забудет, почему организовала свое поведение именно так. Это реальная возможность. Я думаю, что многие из вас бывали так поглощены спором, что где-то посредине забывали, что вы в этом споре хотели - доказать. Точно так же обстоит дело и со скупцами. Они забывают, что деньги предназначены только для того, и полезны только тогда, когда вы способны их тратить. Части, подобно людям, часто забывают о целях.

И вместо того, чтобы производить тут массу сложных процедур, мы сказали: "Смотрите, это очень могущественная часть вашей личности. Думали ли вы когда-нибудь о том, как она могущественна? Каждый раз, когда вы проезжаете по развязке, эта часть способна на то, чтобы напугать вас до одышки и сердцебиения. Это просто удивительно. Не хотели бы вы иметь такую часть на вашей стороне?" Женщина ответила: "О! На моей стороне нет ни одной такой части!" Тогда мы попросили ее: "Обратитесь внутрь себя и спросите эту часть, не хотела бы она сделать что-то конструктивное для вас, что было бы в то же время достойно ее таланта?" Конечно же часть ответила: "О, да!" Тогда мы сказали: "Снова обратитесь внутрь себя и спросите эту часть, не хотела бы она отвечать за то, что вы всегда при проезде по дорожной развязки чувствовали себя спокойно, были бы внимательны и осторожны, ровно дышали и находились бы в своем сенсорном опыте. Часть ответила: "Да, да, я буду это делать". Затем мы заставили женщину представить несколько ситуаций, когда она проезжает по развязкам. До этого она не могла свободно представить себе это. Для нее было достаточно зрительного образа дорожной развязки, чтоб впасть в состояние ужаса. Даже мысли об этом для нее не было достаточно. Когда же она представила себе все это после нашей процедуры, то осталась совершенно спокойна. Затем мы посадили ее в машину, и она целых три часа ездила по развязке, чем осталась страшно довольна.

Тогда это показалось мне любопытным, я подумал: "Если у вас может быть такая часть, которая болтается без дела и мало к чему пригодна, и вы можете дать ей другую . работу, то тогда вероятнее всего вы можете построить новую часть из любых случайных элементов!" Когда я подумал об этом, то осознал, что именно это делает транзактный анализ. Транзактный анализ предлагает трудоемкую процедуру для построения трех частей - взрослого, родителя и ребенка. Мичиганские транзактные аналитики строят девять частей. Если вы можете построить девять частей, - вы можете построить любое их количество.

Если вы можете построить "критического родителя", который бы мучил вас все время, то вы должны быть способны построить все, что, угодно.

Если вы начнете думать об этом, то придете к выводу, что большинство терапевтических школ учат вас тому, как организовать свои части.

Гештальт-терапия строит нижнюю и верхнюю части. Психосинтез подходит к этому несколько более творчески: они берут большой круг и получается, что у вас целое стадо частей. Тем не менее все они должны быть известными, неизвестных частей нет.

Как правило, части описывают, в терминах поведения, отвечая на вопрос, что они делают. Если вы изучали психосинтез или транзактный анализ, вы знаете, что обычно части выделяют, создают и описывают в терминах, характеризующих, как данная часть себя ведет. Например, если вы участвовали в собрании частей у Вирджинии Сейтер, у вас могла быть "глупая" часть, т.е. часть, которая заставляет вас действовать глупо. В конце эта часть из глупой превращалась в вашу способность учиться для своей собственной пользы или в способность задавать вопросы, т.е. в какую-то часть, которая отныне способна на позитивное поведение. Поведение превращалось из деструктивного в конструктивное. Однако, это поведение, по-прежнему оставалось вне связи с результатом. Это очень важное различие. Мы строим части, чтобы достигать определенных результатов.

Части, созданные посредством случайных процессов, которые используются в терапии, обычно" реализуют какое-то поведение, но не достигают результатов.

Каждый вид терапии, который я изучал, имеет внутри себя какой-то способ построения частей. У некоторых людей не бывает подсознания, пока они не пройдут через гипноз Если вы верите в то, что подсознание существует априорно, тогда в один прекрасный день, вы кого-нибудь загипнотизируете, а когда его сознание уйдет, вы останетесь в одиночестве . Так было со мной. Вы не можете предположить, что все уже имеется в наличии. Иногда у человека все имеется в сознании. Иногда в сознании почти ничего не происходит, но человек имеет подсознание, организованное как единое целое. Иногда это происходит в результате терапии, иногда - в результате опыта.

Независимо от того, как возникли части, люди привыкли их описывать в терминах поведения. Они почти никогда не описывают поведение в его отношении к результатам, т.е. не говоря о том, что это поведение дает им. На одном из моих первых семинаров для транзактных аналитиков я сказал, что убежден, в том, что каждая часть каждой личности представляет собой ценные ресурсы.

Одна женщина сказала, что "это самая глупая вещь, которую я когда-либо слышала!"

"Ну, я не сказал, что это так на самом деле. Я сказал только, что если вы как терапевт, будете в этом убеждены, то добьетесь гораздо большего". "Ну это просто смешно".

"Что заставляет вас верить в то, что это просто смешно?"

"У меня есть части, которые совершенно бесполезны. Все, что они делают - это стоят мне поперек дороги". "Назовите одну из этих бесполезных частей". "Что бы я не начинала делать, у меня есть такая часть, которая говорит мне, что я никогда не смогу этого сделать, я потерплю неудачу. И это заставляет меня прикладывать вдвое больше усилий, чем это надо". "Я бы хотел говорить прямо с этой частью".

Это всегда действует на транзактных аналитиков, к слову говоря.

Говорить с какой-либо частью - этого не содержится в модели транзактного анализа. Так что если вы посмотрите через левое плечо, говоря с этой частью, это его просто поразит. Это также эффективный якорный механизм. С этого момента всякий раз, когда вы посмотрите через его левое плечо, эта часть будет знать, что вы говорите прямо с ней.

Итак, я сказал: "Я знаю, что эта часть делает нечто очень важное для вас, и очень тщательно относится к тому, что делает. И если даже вы не цените этого, то это ценю я. А сейчас я бы хотел сказать этой части, что если бы она захотела проинформировать ваше сознание о том, что она делает для вас, то тогда бы она получила от вашего сознания совершенно заслуженную положительную оценку". Затем я попросил ее обратиться внутрь себя и спросить эту часть, что такого позитивного она для нее делает. Эта часть прямо ответила: "Я мотивирую вас". Когда она мне это сказала, то добавила: "Мне это кажется странным". Тогда я сказал: "Знаете,, я думаю, что вы ни за что не сможете -прямо сейчас выйти сюда ко мне и продолжать работать со мной перед аудиторией". Она немедленно поднялась с места, решительно прошла вперед и села рядом со мной лицом к аудитории.

Те из вас, которые изучали стратегии, знают, что это была демонстрация феномена под названием "паттерная реакция". Это часть была просто нейро лингвистическим программистом, который знал об утилизации. Эта часть знала, что если она скажет: "Да, ты можешь поступить в колледж, ты вполне можешь это сделать", то она ответит: "Нет, я не могу этого сделать". Но если же она сказала бы: "Ты никогда не сможешь получить Диплома", то она ответила бы:

"Как это?", пошла бы, поступила в колледж и окончила бы его.

В определенное время я на4ал понимать, что не важно, как вы организуете себя, или какие части выстроите, но если модель описывает части в связи с их поведением, то:

1. Вы относитесь к частям несправедливо, 2. Вы можете быть правы, а это было бы опасно. Если у вас действительно есть часть, которая не имеет позитивных функций, которая является, например, критической или деструктивной, то что вы будете тогда делать? Экзорсизм?

Я знаю в Санта-Крус одного терапевта, который занимается экзорсизмом.

Экзорсизм - это ужасно, он занимает очень много времени и имеет очень неприятные последствия. Этот человек "открыл" целую эпидемию множественных личностей, никто в нашей стране этого еще не открывал! И он никогда даже не смог осознать, что именно он создал их.

Я бы не рекомендовал вам экзорсизм как подход. Я склонен скорее связывать части с результатами, причем не важно, связаны ли они на самом деле. Если вы будете действовать, так, как если бы они были связаны, то они свяжутся. Если вы имеете результат, у вас больше нет необходимости изгонять части. Вы просто даете им возможность нового поведения.

Если у кого-то нет части, которая предназначена для того, чтобы делать что-то определенное, вы можете ее построить, но вы должны быть уверены, что эта часть предназначена для того, чтобы достичь определенного результата.

Если вы не умеете открывать двери, то вы можете создать часть, которая умеет открывать двери. Это звучит . просто, но на самом деле это нечто сложное.

Тем не менее это нечто, чем мы занимаемся все время. У всех вас есть части, которые делают что-то определенное. Все, что мы делаем с частями и с переформированием - это то, что люди делают постоянно. Это естественно возникающие процессы.

Я считаю, что у людей есть тенденция организовывать себя в терминах результатов, которые являются контекстуальными. Мужчина ведет себя определенным образом, - находясь рядом со своей женой, но он ведет себя совершенно иначе со своими коллегами по работе. У него есть совершенно различные наборы реакции для достижения различных результатов. Обычно это называют "ролевой теорией", и я думаю, что в определенном смысле ролевая теория была на правильном пути. Однако терапевты зашли в тупик, стремясь доказать, что это и все, что было в ролевой теории.

Многие ученики Б. Ф. Скиннера зашли в тупик тем же самым способом. Они считали, что поскольку Скиннер не загадывал в "черный ящик", то в нем никогда ничего и не было. Но Скиннер не говорил: "В черном ящике ничего нет". Он говорил: "..не собираюсь открывать его". Это два совершенно разных утверждения. Ученики Скиннера поняли так, что в черном ящике ничего нет. Но изучив Скиннера, я не считаю, что он намеревался сказать именно это. Тем не менее, мы знаем, как устроены многие люди: если они чего-то не видят, то это для них и не существует. Чтобы построить часть для достижения определенного результата, нужно прежде всего идентифицировать "потребность".

Женщина: Как отличить потребность от результата? В этом контексте я не понимаю, что вы имеете в виду под потребностью.

Ну, именно поэтому я и поставил слово "потребность" в кавычках. Вы собираетесь определить результат, а Ваш клиент собирается сказать вам о том, что у него есть "потребность". Хитрость тут заключается в том, чтобы построить такую новую часть, которая бы не мешала достигать всех остальных результатов, которые нужны человеку. Если у него реально существует какая-то часть, которая не дает ему делать что-либо, а вы построите часть для того, чтобы это самое делать, отгадайте, что произойдет? Война. Чтобы этого избежать, мы должны встроить в модель такую часть личности и добиться, чтобы между . этой и остальными частями отсутствовала конфронтация, т.е. чтобы они были союзниками. Итак, первое, что вы делаете, это вы определяете, для удовлетворения какой "потребности" вы будете строить новую часть. Например, женщина может прийти к вам и сказать: "Знаете, я перепробовала массу диет, но еще ни разу не потеряла в весе. Я продолжаю оставаться тучной, и поэтому я хочу, чтобы вы . меня погрузили в транс, и сказали мне, что еда мне отвратительна". Если она действительно этого хочет, то я бы рекомендовал вам послать ее в одну из тех клиник, где перед такими пациентами ставят большие торты, и при этом бьют их электрическим током. Если она курит, они приведут ее в комнату, где полно сигаретных окурков или заставят ее пить растворенный в воде пепел и делать с ней подобные чудесные вещи.

С помощью подобных примеров, вы можете построить такую часть, которая не давала бы вам делать что-либо. Но при таких способах не берется во внимание вторичная вы- . года, то есть результат проблемного поведения. Если этого не учитывать, то прекратить проблемное поведение очень трудно. Это эмпирический подход, и он будет работать постольку, поскольку он подкрепляется. Иногда, через некоторое время, когда новая часть поймет, что вы больше не подвергаетесь воздействию тока, она перестанет заботиться о том, курите вы или нет. И поэтому вы вынуждены будете возвращаться и повторять всю эту процедуру или предпринимать что-либо еще. В этом как раз .и состоит • проблема применения этого способа. Тем не менее его нельзя недооценивать, поскольку он работает.

Он кажется несколько суровым и не будет работать в каждом случае, но он работает, и это важный факт. Он важен для понимания того, что происходит с людьми, когда они изменяются, и представляет собой метафору или ложь для описания того, что позволяет нам производить изменения более элегантно.

Давайте вернемся к нашей клиентке, которая очень хотела потерять вес.

Ее потребность, которую она выражает, это потребность потерять в весе. Но если вы построите часть, которая будет отвечать за то, чтобы терять в весе, что произойдет, когда она будет терять вес? Она будет терять его все в большей и в большей степени! Она может стать анаректиком! Таким образом, если вы собираетесь открыть клинику, в которой вы бы принимали женщин, желающих похудеть, вы должны будете открыть рядом еще одну клинику для лечения анарексии. Там бы вы занимались построением частей, которые бы отвечали за еду, и вы могли бы перемещать клиентов туда и обратно каждые шесть месяцев. В том, что она так выражает свою потребность, нет ничего того, что говорило бы о стабилизации веса.

Большинство людей не понимает, в сущности, процесса замещения симптомов. Есть одна такая школа, которая провозглашает: "Если вы будете использовать гипноз, то все, чего вы добьетесь, это замещение одного симптома другим". Я отвечаю на это: "Браво! Давайте свободно замещать один симптом другим, причем делать это так, чтобы это было полезно для клиента".

Несколько лет назад один психотерапевт написал статью, в которой описывает, как он избавил клиента от курения посредством внушения ему, что сигареты имеют самый отвратительный вкус на свете - вкус рыбьего жира.

Клиент бросил курить, но он стал наркоманом на почве рыбьего жира! Он все время носил с собой в кармане бутылку рыбьего жира. Я думаю, что это лучше, нежели курить. Я не знаю отрицательных последствий передозирования рыбьего жира. Но это звучит для меня отвратительно. я предпочитаю замещать симптомы более позитивными вещами.

Таким образом, действительно важный вопрос состоит в следующем: "Что вы собираетесь делать, если описать это в терминах результата?" Если кто-то приходит ко мне и говорит: "Я хочу бросить курить". И вы стремитесь к результату: "никаких сигарет": то тогда способ, с помощью которого вы организуете ресурсы этого человека, для подавления наивности, направленной на курение, может иметь множество других, отнюдь не полезных результатов.

Вопрос состоит в том, как мы можем организовать работу по изменению таким образом, чтобы избежать отрицательных побочных эффектов. Когда кто-то приходит к нам с проблемой, как потерять вес, какую часть вы собираетесь построить? Другими словами, что будет являться результатом работы этой части, которую вы собираетесь построить? В данный момент ее потребность, состоит в том, чтобы потерять вес, но как вы можете сделать это таким образом, чтобы она превратилась в анаректика?

Энн: Мы можем определить вес, желательный для нее, и запрещать этой части функционировать тогда, когда она уже достигла этого веса.

Да, мы можем поставить семантическое ограничение на то, когда этой части следует быть активной, а когда - нет. Мы можем/заставить эту часть начинать действовать каждый раз, когда она весит больше определенного количества фунтов. Однако, части не любят быть неактивными.

Мужчина: Мы можем сделать так, чтобы все части согласились с определенным результатом.

Попробуйте-ка это сделать! Я говорю серьезно, если кто-нибудь приходит к вам, желая снизить вес, вы заставляете ту часть, которая любит сладости, согласиться с этим. Все его части могут сказать: "Ну, да это пустяки". Но если вы заставите все эти части согласиться с тем, что это прекрасный результат, Она все-таки будет сопротивляться. То, чему, сопротивляются эти части, - это процесс. Процесс достижения этого результата.

Мужчина: Может быть, они могли бы создать множество альтернатив?

Вы можете заставить их сделать это, но тогда вы будете использовать иную модель переформирования. Тогда вы скажете, что проблема состоит во взаимодействии частей, которые вы уже имеете. Вы здесь можете использовать шестишаговую модель. Но это не очень элегантно, потому что вы будете вынуждены взаимодействовать с огромным количеством частей. Тут вопрос заключается попросту в целесообразности: если вы всего лишь хотите построить одну часть, что она будет делать? Я хочу, чтобы вы провели различие между результатом, т.е. тем, что вы хотите, чтобы обязательно произошло, и проведением и процедурами, которые эта часть будет использовать, чтобы достичь результата. И то и другое важно, но я хочу сейчас, чтобы вы зафиксировались на результатах.

Мужчина: Нам нужно сделать ее более гибкой, Чтобы она могла делать несколько вещей сразу.

Хорошо. Но что она будет делать? Какова ее обязанность?

Я не хочу сбить вас с пути. Если мы построим часть, чьей функцией будет являться сохранение веса ровно в 105 фунтов, то это будет работать. Это прекрасно. Это хорошо сформулированный результат. А сейчас я хочу спросить:

"Каковы же другие результаты, которые сформулированы также хорошо?"

Существует множество правильных ответов на этот вопрос. Важно то, чтобы вы научились концентрировать их. Энн была на правильном пути. Она сказала: "Вот результаты, которых мы не хотим, а вот этого мы хотим. Вот один из способов достичь только того, что мы хотим". Ключевой вопрос, который вы должны здесь задать себе, таков: "Дает ли нам это только то, чего мы хотим?"

Мужчина: Вы можете сделать эту часть ответственной за "здоровье" или "привлекательность", или за что-то другое, что включает в себя вес тела.

Женщина: А как обстоит дело насчет "центрального контроля за процессом принятия пищи", который учитывает все факторы, в процессе принятия решения о том, сколько фунтов она должна весить?

Женщина: Я думаю, что мы должны взять все потребности, которые эта часть намерена удовлетворить, и удовлетворить эти потребности с помощью различных способов.

Да, все это верно. Вопрос, который я задаю, таков: "что собирается делать эта часть?" "Если у нас есть часть, которая отвечает за здоровье вообще, и мы включаем сюда поддержание веса для этой цели, делаем ли мы этим самым только это?"

"Только" - это волшебное слово, иногда может быть целесообразно сделать гораздо больше, чем просит клиент. Но сейчас давайте говорить только об ограниченных терапевтических изменениях. Ваш ответ очень точен, и практически, это самый лучший ответ. Тем не менее, каждая дополнительная обязанность части делает очень трудным "процесс ее построения. Я хочу, чтобы вы всегда это помнили. Каждая дополнительная цель данной части затрудняет ее функционирование. Чем более ограничен результат, тем легче установить новую часть. Иногда лучше приложить массу усилий, чтобы установить более сложную часть, чтобы достичь в конце концов лучшего результата. Часть, которая поддерживает вес человека, может быть установлена гораздо легче, чем тот центральный координатор, о котором вы говорите, потому что такой координатор должен нести в себе массу информации о том, что же это означает - быть здоровым, и т.д. Это требует также больше поведенческих реакций, т.е. возрастает вероятность того, что другие части будут возражать.

Мужчина: А что, если установить семантический ключ на процессы еды и мотивационную стратегию, позволяющую есть только в определенный момент?

Ну, вы всегда сможете это сделать. Энн предложила, чтобы семантическим ключом был определенный вес. Однако, я хочу, чтобы вы сегодня говорили об этом же, но иначе. Важный аспект игры, в которую мы играем, заключается в том, чтобы вы могли изменять свой способ описания внутреннего опыта для того, чтобы производить изменения различными способами. Вы же по-прежнему играете в стратегии. Такой вещи, как стратегия, не существует, равно как не существует и частей личности. Вопрос состоит в следующем: "Каким образом мы можем описать это иначе, чтобы соответственно действовать иначе, и делать разные вещи?" Если вы это забудете, то я рекомендую вам построить часть, которая напомнит вам об .этом. "Карта - это не территория", но и это не правда.

Мужчина: А что, если лишний вес превратить в счастье?

Прошу прощения? Значит должна быть часть, чьей обязанностью является уменьшить вес и превратить его в счастье? Мужчина: Да, в то время, когда мы видим сны.

Да, конечно. Хорошо, но разве в этом случае мы имеем дело только с тем, чего хочет клиент? Видите ли-, в вашем предложении заключается большая опасность: через шесть месяцев этот человек, который весит теперь 30 фунтов, войдет в вашу комнату и улыбаясь скажет: "Вы - самый прекрасный терапевт, которого я в своей жизни знал!"

Я хочу, чтобы очень внимательно прислушались к своим определениям новой части, поскольку на практике происходит часто именно это. Я считаю, что анаректиков делают весьма благонамеренные люди, хотя не обязательно терапевты. Родители часто делают девушке массу сообщений, которые делают еду негативным якорем, и поэтому девушку начинает одолевать рвота, когда она садится есть. Благодаря позитивным намерениям родителей, дочь кончает тем, что становится анаректиком. -

Я бы вам рекомендовал, чтобы вы, как терапевты, были очень (!)

осторожны в те моменты, когда определяете результаты, к которым вы будете стремиться. Чем более внимательно вы будете специфицировать результат, т.е.

то, что данная часть будет делать, тем меньше возражений вы будете получать от других частей, причем возражений, касающихся самого существования новой части, и тем лучше эта новая часть будет функционировать. Если новая часть плохо определена, другие части уничтожат ее. Если вы построите часть, которая Должна снижать вес и превращать его в счастье, то ее просто взорвут! Все остальные части будут вынуждены произвести экзорсизм. Что вы скажете насчет части, которая обожает сладости?

Она обнажит свой самурайский меч, и на этом все кончится. Я прошу вас концептуализировать определения для того, чтобы установку новой части производить легко, эффективно и с пользой.

Мужчина: Как насчет самоконтроля за рулем? Будьте пожалуйста более конкретны. Наш семинар не посвящен метафорам.

Мужчина: Можно ли установить часть, которая бы последовательно направляла другие части, чтобы они выполняли свои функции так, чтобы достичь желательного результата. Большинство людей с измененным весом знают, как прибавлять вес и как его убавлять. Они испытывают трудность в том, чтобы поддерживать постоянный вес.

Таким образом, вы хотели бы построить часть, которая отвечала бы за поддержание веса, например?

Мужчина: Эта часть будет поддерживать и обеспечивать направление для других частей и говорить: "Сейчас ты будешь делать это, а затем ты будешь делать это, и затем твоя очередь."

Хорошо. Конечно, это возможно. Какой еще результат • вы можете назвать для части, которая будет построена для решения этой проблемы?

Билл: Я подумал о своей клиентке, которая ест в основном вечером, когда находится в одиночестве и скучает. Я хотел бы построить часть, которая предоставляла бы этой женщине в бор из различных интересных занятий в те моменты, когда она начинает скучать. Она бы занималась чем-то другим, нежели едой.

Хорошо. Это сильная возможность, если предположить, что ваша информация точна, т.е. если правда; что эта женщина набирает вес тогда, когда ест по вечерам в одиночестве. Первый вопрос, который вы должны задать себе, таков:

"Имеет ли она уже такую часть, которая может развлекать ее, если она заскучает?" У нее может быть уже такая часть и способ, которым она осуществляет это развлечение - это засовывание леденцов и других сладостей себе в рот. Тогда все, в чем эта часть нуждается, это в трех новых способах., с помощью которых она может ее развлечь. Тут была бы подходящей шестишаговая модель. Это одна возможность. Но она может и не иметь вообще такой части, которая бы ее развлекала, и тогда целесообразно построить ее.

Билл: Она перенесла лоботомию, что поднимает некоторые интересные проблемы.

Возможно. Я не думаю, что таким образом можно вызвать какую-либо часть я думаю, что если часть была, то она просто стала ослабленной.

Билл: Но эта операция послужила (тому, что она считает себя неспособной к определенной деятельности и мышлению.

Ну все, что вы должны сделать в таком случае, это привести данные исследований, которые доказывают, что произвести те изменения, которые вы хотите произвести, - возможно. Я уверен, что вы можете ей привести массу научных данных на этот счет. Билл: Я уже вспомнил целый том.

Да. Это так называемые описания конкретных случаев. Для некоторых клиентов такие примеры очень и очень ценны.

Разрешите мне рассмотреть другую проблему. Скажем, вы используете шестишаговую модель переформирования. Вы спрашиваете: "Есть ли у вас такая часть личности, которую вы считаете творческой?" И человек отвечает: "Я не знаю". Вы говорите: "Обратитесь внутрь себя и спросите, есть ли у вас такая часть, которая может действовать творчески?" Клиент обращается внутрь себя, а потом выходит и говорит: "Ничего не произошло. И согласно вашему наблюдению тоже ничего не произошло. Тут у вас есть выбор относительно того, как вы будете создавать творческую часть. Один вариант состоит в том, что вы будете действовать так, как будто вы получили сообщение о его творческой части. Если вы конгруэнтно убедите его официально построить такую часть, потому что ее до сих пор у него не было.

В каких еще контекстах целесообразно именно построение - новой части личности, а не переформирование тех частей, которые уже существовали раньше?

Приведите мне, пожалуйста, примеры, где строить часть более целесообразно, чем возиться с уже существующими частями.

Мужчина: Какая-то история, которая с человеком никогда не случалась, и он этого не испытал никогда в жизни.

Это не пример. Пример специфичен по содержанию, так что когда вы его высказываете, люди отвечают вам: "О, да". Вы же назвали мне целый класс ситуаций, а это уже другая грань.

Приведите мне пример этого класса. Мужчина: Например, возьмем кого-либо, у кого никогда не было удовлетворительных сексуальных отношений.

Хорошо. Так что же будет делать новая чаете? Хотите ли вы построить такую часть, которая при всем этом будет заставлять его чувствовать себя хорошо, так что каждый раз, когда сексуальный акт у него не удался, он будет говорить: "Мне хорошо, мне очень хорошо".

Женщина: Надо сделать так, чтобы они представили себе сексуальное удовлетворение, встроить это представление в воображение человека.

Вы говорите о том как вы собираетесь строить часть. Вы снова вернулись к процедуре вместо результата. Я не собираюсь учить вас, как строить часть до тех пор, пока вы не будете знать, что вы строите. Это мое старое правило. Приведите же мне несколько примеров того, для чего вы будете строить новые части.

Женщина: Если у кого-то есть врожденные нарушения зрительно-моторной координации, вы можете дать этому человеку стратегию координации, давая ему возможность копировать кого-то.

Хорошо. Я согласен тут со всем, кроме "врожденности". Очень много людей с нарушениями координации вовсе не родились такими. Они просто никогда не развивали в себе такую часть, которая отвечала бы за координацию. Даже если это физическое нарушение, все равно может быть целесообразно построить такую часть.

Билл: Допустим, у меня есть такой ребенок, который вырос за океаном, и не имеет такого опыта, который имеют все его ровесники. Я хочу помочь ему овладеть определенными навыками специального поведения. Я могу построить часть, которая бы отвечала за то, чтобы он внимательно слушал людей, и построить новую личностную историю, исходя из которой он мог бы слушать то, о чем говорят люди.

Какой будет результат такого поведения этой части? Билл: Результатом будет то, что он будет уметь конгруэнтно рассказывать о том, что он никогда не переживал, чтобы построить социальные связи и не выглядеть среди сверстников белой вороной.

Но это по-прежнему поведение. Какова функция этой части?

Билл: Помочь ему улучшить свои межличностные отношения.

Хорошо. Вот это результат. Я могу представить себе такие ситуации, которые подходят к тому, что вы говорите.

Мужчина: Вы можете построить часть, которая будет мотивировать вас исследовать новые ситуации и делать рискованные вещи.

Да, часть, чьей обязанностью будет являться подстегивать поведение в тех ситуациях, которые представляются рискованными. Мы называем это "наплевательской частью". Я сейчас вспомнил об очень многих людях, которые нуждаются в этой части.

Мужчина: Мне кажется, что вы встраиваете в нас новые части в течение всего времени. Например, вы встроили в нас такую часть, которая должна следить за сенсорным опытом и транслировать его, и часть, которая должна понимать, что такое переформирование. Конечно, это определенно так.

Женщина: Я бы хотела построить часть, которая отвечала бы за музыкальный слух. Результатом будет то, что я буду петь совершенно правильно.

Да-да, так. Приведите мне еще примеры ситуаций, когда вы будете использовать именно эту, а не другую модель рефрейминга.

Мужчина: Можно построить часть, которая отвечала бы за какую-либо физическую активность, например, катание на роликовых коньках, или просто на коньках, или просто за любой вид спорта.

Конечно. Похоже на стратегии, не правда ли? Но давайте вернемся теперь к терапии. Мы перешли в область обучения и творчества. Я думаю, что это прекрасно, что у вас есть тенденция к творчеству, но наш семинар посвящен терапии. Вопрос состоит в следующем: "Какие проблемы, с которыми вы сталкиваетесь в своей практике, как терапевт, могут быть решены с помощью именно этой модели переформирования?"

Если вы по этому поводу не можете ничего сказать, то нет смысла обучать вас этой модели.

Женщина: Вы можете использовать эту модель, работая с ребенком, сыном миссионера, у которого никогда не , было стабильной домашней среды, и он не чувствует, что принадлежит к какой-то группе. Что будет делать эта часть?

Женщина: Она позволит ему в любом месте чувствовать себя как дома.

Конечно, очень хорошо.

Женщина: А что если построить часть, которая отвечает за самоутверждение?

Конечно. Как вы думаете, чему посвящен весь тренинг самоутверждения?

"А сейчас мы все вместе построили у себя одну и ту же часть".

Мужчина: Часть, которая бы позволила освободиться от непродуктивных взаимоотношений. Да-да, послушайте.

Женщина: Часть, которая бы говорила людям, какую потребность удовлетворяет данная операция. Если бы они знали, почему они делают данное действие...

Подождите минуточку. "Операция" это для меня якорь для чего-то такого, что вы, я думаю, не имеете в виду. Пожалуйста, скажите это по-другому.

Женщина: Часть, которая будет говорить ему, почему активность, в которую он вовлечен, приятна ему.

Психотерапевтическая часть? "Сейчас вы счастливы, . потому что.."

Женщина: Если они будут знать, почему они едят, какую потребность удовлетворяет процесс еды, то они могут заместить этот процесс любым другим процессом.

Разрешите мне поспрашивать вас еще немного, потому что то, о чем вы говорите, уже делается терапевтами очень и очень давно, и я не думаю, чтоб это имело какую-то пользу. Каков будет результат установления такой части, которая бы говорила человеку об его действии в тот момент, когда он его выполняет? Один из результатов о которых я знаю, абсолютно разрушителен:

получается два человека в одном, и они сосуществуют все время: один что-то делает, а другой говорит об этом. Это называется диссоциацией. Кроме этого, и сверх этого, здесь имеется еще один, и еще более вредный результат, который состоит в том, что вы теряете внешний сенсорный опыт. Результат того, что вы приобретаете часть, которая управляет вашим поведением, заключается в том, что вы будете внутри себя, управляя своим поведением. Вы не будете знать, как окружающие реагируют на вас. Вы всегда будете что-то себе говорить, например, почему вы вступили в этот разговор, • и почему вы чувствуете себя плохо. Но вы никогда не увидите внешнего поведения, вы попадаетесь во внутреннюю ловушку. Такие части полезны весьма ограниченно, и эти ограничения должны быть нами рассмотрены.

Вы, конечно, можете построить такую часть, которая бы это делала, и в сущности многие психотерапевты, уже имеют такую часть.

Они приходят в мои .группы, и я говорю: "Сейчас я поставлю этого человека перед собой, коснусь его плеча, и цвет его кожи изменится". У тех терапевтов, имеющих часть, о которой мы говорили, происходит следующее: они обращаются внутрь себя и говорят себе: "Ну, меня это испугало. Почему же это испугало меня сейчас?" Тогда я спрашиваю: "Ну, и какой цвет приобрела кожа?", они выходят наружу и говорят: "Я ничего не видел". Проблема состоит в том, что вы не можете видеть и слышать того, что находится вне вас, если ваше внимание находится внутри и занято управлением вашего поведения, неважно как вы управляете: визуально, аудиально или кинестатически.

Когда вы пойманы в ловушку, вы можете захотеть выйти из нее, и в этом вам может помочь то, что мы называем мета-частью, которая временно диссоциирует и занимает позицию наблюдателя, говоря: "Эй, что же сейчас с тобой происходит?" Функции этой части - вытаскивать нас из ловушек. Но она включает себя только тогда, когда вы запутываетесь. Она не должна анализировать ваше поведение все время. Если вы наложите на мета-часть такое ограничение, то получите более полезный результат. Если вы не будете тщательно анализировать предполагаемые результаты, то установив новую часть, вы вовлечете человека в бесполезную и даже вредную активность. Итак, когда вы рассматриваете создание новой части, я хочу, чтобы вы спросили себя:

"Каковы будут логические следствия построения такой части? Действительно ли это то, что я хочу сделать, или я имею в виду что-то новое? Каким образом я могу сделать описание будущей части более конкретным так, чтобы когда я ее настроил, я бы мог убедиться в том, что это близко к тому, что я хотел?"

Разрешите мне обобщить идею мета-части. Мета-часть активна только в определенные моменты и ее функционирование запускает определенный триггер, который отрицает то, как функционируют отдельные части. Например, мета-часть может быть такой частью, которая начинает функционировать только тогда, когда вы ощущаете себя в тупике, ощущаете неудовлетворение или сомнение.

Функционирование такой части может быть также запущено внешними стимулами, например, временем суток, но если вы это сделаете, то это может помешать делать вам что-нибудь другое. То обычно лучше запускать эту часть с помощью внутреннего состояния ощущения внутреннего конфликта, нерешительности или чего-либо подобного. Вы можете сделать триггером, например, следующее: когда две части вступают в конфликт, тогда мета-часть становится активной.

Обычно мета-часть находится в состоянии амнезии, как бы паря на крыльях в ожидании того, когда наступит время стать активной. Внутри мета-части заключается программа, формальный набор процедур, которые она запускает одну за другой. Ее функционирование напоминает работу компьютера больше, чем что-либо другое. "Если части несогласны друг с другом, тогда сделайте X". Мета-часть оперирует с конфликтующими частями и модифицирует их. Она оперирует с остальными частями, но становится активной только в ответ на определенное внутреннее состояние, которое является ключом. Процедура, которую она использует, обычно формальна, она может сделать шестишаговое переформирование, переформирование содержания, или просто может дать вам амнезию. У мета-части масса возможностей. Это часть, которая влияет на другие части так, чтобы они не вступали в конфликт друг с другом, или предотвращает такое поведение какой-либо части, которое привело бы вас к тому, что вас арестовали и т.д.

Можно подумать о мета-части, как о механизме построения реакций.

Хорошее функционирование мета-части можно представить себе еще и так; когда вы попадаете в определенную внутреннюю ловушку, ваше состояние является якорем для запуска процедуры, которая вызывает такую реакцию, которая вызволила бы вас из этой ловушки. Такое понимание мне ближе, нежели понятие части. Понятие части представляет собой хорошее присоединение к опыту многих людей, но для меня в понятии частей личности содержится слишком уж много антропоморфизма. Вы можете также думать о мета-части как о части, которая производит различение, а затем запускает процедуру, которая может привести вас куда-либо еще.

Работая с супружеской парой, вы можете построить у одного из них такую часть, которая функционировала бы только тогда, когда они начинают ссориться. Эта часть осознавала .бы, что причина, по которой они спорят, такова, что они оба хотят, чтобы отношения между ними стали лучше. И вместо того, чтобы заключить договор со всеми частями, которые чувствуют, что не правы и спорят, вы можете построить часть, которая осознала бы, что они сейчас делают себе плохо, потому что они хотят чувствовать себя хорошо. То, чего они хотят, прекрасно, но способы, с помощью которых они хотят к этому прийти, подводят их. И вместо того, чтобы переформировать все остальные части, вы можете построить мета-часть, которая бы это осознавала и говорила бы: "Эй, ты это делаешь, потому что любишь этого парня. Помнишь ли ты то время, когда была влюблена в него? Помнишь ли ты, как он тогда выглядел, на кого был похож? Способ, с помощью которого, ты хочешь заставить его относиться к себе хорошо, не работает. Помнишь ли ты, что делала для этого тогда? Что еще ты можешь сделать? Что делает Дженни со своим мужем? Как достигает того, что он к ней хорошо относится?"

Женщина: Я бы хотела построить часть, которая отвечала бы за музыкальный слух. Результатом будет то, что я буду петь совершенно правильно.

Да-да, так. Приведите мне еще примеры ситуаций, когда вы будете использовать именно эту, а не другую модель рефрейминга.

Мужчина: Можно построить часть, которая отвечала бы за какую-либо физическую активность, например, катание на роликовых коньках, или просто на коньках, или просто за любой вид спорта.

Конечно. Похоже на стратегии, не правда ли? Но давайте вернемся теперь к терапии. Мы перешли в область обучения и творчества. Я думаю, что это прекрасно, что у вас есть тенденция к творчеству, но наш семинар посвящен терапии. Вопрос состоит в следующем: "Какие проблемы, с которыми вы сталкиваетесь в своей практике, как терапевт, могут быть решены с помощью именно этой модели переформирования?"

Если вы по этому поводу не можете ничего сказать: то нет смысла обучать вас этой модели.

Женщина: Вы можете использовать эту модель работая с ребенком, сыном миссионера, у которого никогда не было стабильной домашней среды, и он не чувствует, что принадлежит к какой-то группе. Что будет делать эта часть?

Женщина: Она позволит ему в любом месте чувствовать себя как дома.

Конечно, очень хорошо.

Женщина: А что если построить часть, которая отвечает за самоутверждение?

Конечно. Как вы думаете, чему посвящен весь тренинг самоутверждения?

"А сейчас мы все вместе построили у себя одну и ту же часть".

Мужчина: Часть, которая бы позволила освободиться от непродуктивных взаимоотношений. Да-да, послушайте.

Женщина: Часть, которая бы говорила людям, какую потребность удовлетворяет данная операция. Если бы они знали, почему они делают данное действие...

Подождите минуточку. "Операция" это для меня якорь для чего-то такого, что вы, я думаю, не имеете в виду. Пожалуйста, скажите это по-другому.

Женщина: Часть, которая будет говорить ему, почему активность, в которую он вовлечен, приятна ему.

Психотерапевтическая часть? "Сейчас вы счастливы, потому что.."

Женщина: Если они будут знать, почему они едят, какую потребность удовлетворяет процесс еды, то они могут заместить этот процесс любым другим процессом.

Разрешите мне поспрашивать вас еще немного, потому что то, о чем вы говорите, уже делается терапевтами очень и очень давно, и я не думаю, чтоб это имело какую-то пользу. Каков будет результат установления такой части, которая бы говорила человеку об его действии в тот момент, когда он его выполняет? Один из -результатов о которых я знаю, абсолютно разрушителен: получается два человека в одном, и они сосуществуют все время: один что-то делает, а другой говорит об этом. Это называется диссоциацией. Кроме этого, и сверх этого, здесь имеется еще один, и еще более вредный результат, который состоит в том, что вы теряете внешний сенсорный опыт. Результат того, что вы приобретаете часть, которая управляет вашим поведением, заключается в том, что вы будете внутри себя, управляя своим поведением. Вы не будете знать, как окружающие реагируют на вас. Вы всегда будете что-то себе говорить, например, почему вы вступили в этот разговор, и почему вы чувствуете себя плохо. Но вы никогда не увидите внешнего поведения, вы попадаетесь во внутреннюю ловушку. Такие части полезны весьма ограниченно, и эти ограничения должны быть нами рассмотрены.

Вы, конечно, можете построить такую часть, которая бы это делала, и в сущности многие психотерапевты, уже имеют такую часть.

Они приходят в мои группы, и я говорю: "Сейчас я поставлю этого человека перед собой, коснусь его плеча, и цвет его кожи изменится". У тех терапевтов имеющих часть, о которой мы говорили, происходит следующее: они обращаются внутрь себя и говорят себе: "Ну, меня это испугало. Почему же это испугало меня сейчас?" Тогда я спрашиваю: "Ну, и какой цвет приобрела кожа?", они выходят наружу и говорят: "Я ничего не видел". Проблема состоит в том, что вы не можете видеть и слышать того, что находится вне вас, если ваше внимание находится внутри и занято управлением вашего поведения, неважно как вы управляете: визуально или кинестетически.

Когда вы пойманы в ловушку, вы можете захотеть выйти из нее, и в этом вам может помочь то, что мы называем мета-частью, которая временно диссоциирует и занимает позицию наблюдателя, говоря: "Эй, что же сейчас с тобой происходит?" Функции этой части - вытаскивать нас из ловушек. Но она включает себя только тогда, когда вы запутываетесь. Она не должна анализировать ваше поведение все время. Если вы наложите на мета-часть такое ограничение, то получите более полезный результат. Если вы не будете тщательно анализировать предполагаемые результаты, то установив новую часть, вы вовлечете человека в бесполезную и даже вредную активность. Итак, когда вы рассматриваете создание новой части, я хочу, чтобы , вы спросили себя:

"Каковы будут логические следствия построения такой части? Действительно ли это то, что я хочу сделать, или я имею в виду что-то новое? Каким образом я могу сделать описание будущей части более конкретным так, чтобы когда я ее построил, я бы мог убедиться в том, что это близко к тому, что я хотел?"

Разрешите мне обобщить идею мета-части. Мета-часть активна только в определенные моменты и ее функционирование запускает определенный триггер, который отрицает то, как функционируют отдельные части. Например, мета-часть может быть такой частью, которая начинает функционировать только тогда, когда вы ощущаете себя в тупике, ощущаете неудовлетворение или сомнение.

Функционирование такой части может быть также запущено внешними стимулами, например, временем суток, но если вы это сделаете, то это может помешать делать вам что-нибудь другое. То обычно лучше запускать эту часть с помощью внутреннего состояния ощущения внутреннего конфликта, нерешительности или чего-либо подобного. Вы можете сделать триггером, например, следующее: .когда две части вступают в конфликт, тогда мета-часть становится активной.

Обычно мета-часть находится в состоянии амнезии, как бы паря на крыльях в ожидании того, когда наступит время стать активной. Внутри мета-части заключается программа, формальный набор процедур, которые она запускает одна за другой. Ее функционирование напоминает работу компьютера больше, чем что-либо другое.

"Если части не согласны друг с другом, тогда сделайте X". Мета-часть оперирует с конфликтующими частями и модифицирует их. Она оперирует с остальными частями, но становится активной только в ответ на определенное внутреннее состояние, которое является ключом. Процедура, которую она использует, обычно формальна, она может сделать шестишаговое переформирование, переформирование содержания, или просто может дать вам амнезию. У мета-части масса возможностей. Это часть, которая влияет на другие части так, чтобы они не вступали в конфликт друг с другом, или предотвращает такое поведение какой-либо части, которое привело бы вас к тому, что вас арестовали и т.д.

Можно подумать о мета-части, как о механизме построения реакций.

Хорошее функционирование мета-части можно представить себе еще и так: когда вы попадаете в определенную "внутреннюю ловушку, ваше состояние является якорем для запуска процедуры, которая вызывает такую реакцию, которая вызволила бы вас из этой ловушки. Такое понимание мне ближе, нежели понятие части. Понятие части представляет собой хорошее присоединение к опыту многих людей, но для меня в понятии частей личности содержится (стишком уж много антропоморфизма. Вы можете также думать о мета-части как о части, которая производит различение, а затем запускает процедуру, которая может привести вас куда-либо еще.

Работая с супружеской парой, вы можете построить у одного из них такую часть, которая функционировала бы только тогда, когда они начинают ссориться. Эта часть осознавала бы, что причина, по которой они спорят, такова, что они оба хотят, чтобы отношения между ними стали лучше. И вместо того, чтобы заключить договор со всеми частями, которые чувствуют, что не правы и спорят, вы можете построить часть, которая осознала бы, что они сейчас делают себе плохо, потому что они хотят чувствовать себя хорошо.

То, чего они хотят, прекрасно, но способы, с помощью которых они хотят к этому прийти, подводят их. И вместо того. чтобы переформировать все остальные части, вы можете построить мета-часть, которая бы это осознавала и говорила бы: "Эй, ты это делаешь, потому что любишь этого парня. Помнишь ли ты то время, когда была влюблена в него? Помнишь ли ты, как он тогда выглядел, на кого был похож? Способ, с помощью которого, ты хочешь заставить его относиться к себе хорошо, не работает. Помнишь ли ты, что делала для этого тогда? Что еще ты можешь сделать? Что делает Дженни со своим мужем? Как достигает того, что он к ней хорошо относится?" Мета-часть начинает генерировать альтернативы, это обеспечивает возможность добиться того, чего они оба хотят. Иногда она говорит: "Обратись внутрь себя и измени свое поведение, выйди из этой ловушки, ты уже в ней находился когда-то, но это тебе ничего не дало. Ссора не позволит тебе того, чего ты хочешь достичь, того, ради чего ты споришь, а это для тебя, должно быть, действительно важно. Это должно быть достаточно важно для того, чтобы изменить то, что ты делаешь".

Мужчина: Я поражен фразой "достаточно важно". Я знаю, что это важно, интуитивно, и это уже неоднократно подчеркивалось, но не могли бы вы объяснить, что делает это выражение таким сильным?

Это предположение. Тут содержится предположение о том, что одно более важно, нежели другое. Если я скажу: "Смотри, ты достаточно высок, чтобы достать этот стакан", то скрытое предположение заключается в том, что ты выше, чем я. Если я скажу ребенку: "Ты достаточно сильный, чтобы постоять за себя", это предполагает, что раньше он не был таким сильным, а сейчас стал.

Если я скажу: "Ты достаточно взрослый, чтобы отвечать за себя", то предполагается, что когда-то он не был взрослым, но сейчас повзрослел, но еще не осознал этого. "Вы хотите этого, потому что это важно. И это означает, что это должно быть достаточно важно для вас, чтобы делать разные другие вещи, и не только эту".

Это прекрасный прием для использования в супружеской терапии. Муж и жена спорят и кричат: "Я прав", а вы говорите: "Вы спорите, потому что X, Y и Z очень важны для вас. Но достаточно ли они важны для вас, чтобы ради них вы могли изменить свое поведение, и найти другие способы общения, которые привели бы вас к чему-то лучше, нежели ссора?" Вы получаете тут прекрасный двойной эффект. Если это действительно не важно, тогда они прежде всего прекращают споры, останавливаются. Если же это важно, то это достаточно важно для того, чтобы попробовать какие-то другие способы поведения, которые могли бы сработать, поскольку то, что они делают сейчас - не срабатывает. И вся энергия, которая направлена на то чтобы доказать свою "правоту", направляется на поиски новых видов поведения.

Одна пара, с которой я работал, каждый раз, когда муж приносил жене то, о чем она просила, она всегда требовала еще. Она знала, что не должна этого делать, но она ощущала неудовлетворение, а это просто сводило его с ума.

Обычно он предлагал ей все новые и новые вещи, но более ничего не мог сделать. У нее была такая часть, в чьи цели входило получать от него заверения в том, что он все еще ее любит. То, что делала эта часть, срабатывало не очень-то хорошо. Я решил построить часть в помощь этой части.

Каждый раз, когда она начинала сомневаться в том, любит ли он ее, новая часть должна была становиться активной. Этот союзник переформировал часть, требующую заверений в любви, следующим образом. Когда у нее не появлялись сомнения, союзник говорил: "Смотри важно ли, чтобы он заверил тебя в любви, подтверждая чем-то свою любовь?" "Да". "Ну, хорошо." "Достаточно ли важно для тебя получать заверения в любви для того, чтобы определить для себя, что ты можешь ему сделать такое, чтобы он приобрел уверенность в твоей любви ?"

Такое вмешательство приведет к гораздо более широким поведенческим изменениям, чем простое предостережение ей других способов, с помощью которых она смогла бы добиться с его стороны заверений в любви. Союзник дает ей возможность производить много таких действий, вслед за которыми не последует заверение в любви со стороны ее мужа, но в результате которых у него возникает спонтанное желание заверять ее в любви в другие моменты. А это именно то, чего она для себя хочет. Вы не можете прямо заставить человека заверять вас в любви. Но вы можете вести себя так, что у него появится спонтанное желание заверять вас в любви в другие моменты. И мета-часть может прекрасно помочь в этом.

Женщина: Я пыталась связать с шестишаговой моделью переформирования, которая говорит нам: "Определите, какую потребность удовлетворяет данная поведенческая реакция, и если эта реакция вас не удовлетворяет, найдите новую поведенческую реакцию, которая удовлетворяла эту потребность лучше.

Да, это шестишаговая модель переформирования. Одним из способов рассмотрения таких "проблем" является представление о том, что каждая поведенческая реакция удовлетворяет какую-либо потребность. Либо же вы можете предположить, что проблемное поведение не имеет никакого отношения к потребностям, это просто побочный продукт достижения какой-либо другой цели.

Это тоже приведет вас к шестишаговой модели переформирования.

Различие между ситуацией, где целесообразно использовать шестишаговую модель и ситуацией, когда целесообразно строить новую часть личности, это различие между построением части, которая бы прекращала действие, и построением части, которая бы его инициировала. Используя шестишаговую модель, обычно вы начинаете с констатации того, что какая-то поведенческая реакция вам не нравится, а затем получаете новые варианты поведенческих реакций для достижения той же самой цели, и получается, что у вас нет больше необходимости использовать нежелательную поведенческую реакцию. Это использование переформирования для того,, чтобы прекратить что-либо.

Ситуации, когда целесообразную поведенческую реакцию. Это использование переформирования для того, чтобы прекратить что-либо. Ситуации, когда целесообразней строить новую часть - это ситуация, когда человек хочет приобрести такую часть, которая бы делала что-либо: он хочет быть способным генерировать новые поведенческие реакции, но не делает этого. Если люди просят прекратить что-либо, тогда целесообразней использовать шестишаговую модель, понятие вторичной выгоды и т.д.

Мужчина: А как построить часть, которая дифференцировала бы профессиональные и личные взаимоотношения? Преподаватели вуза, которые читают вам лекцию в то время, как вы с ним болтаете, по-моему весьма нуждаются в этой части.

О, да, я сразу подумал о многих людях, которым бы пригодилась эта часть.

Мужчина: А как насчет части, которая придавала бы человеку с массой внутренних противоречий больше гибкости поведения?

Ну, вы должны быть более конкретны, когда выражаете то, что вы имеете в виду. Выражаетесь вы очень обобщенно. То, о чем вы думаете, может быть весьма обычным распространенным явлением, но будьте я очень внимательны по отношению к тому, как вы это явление описываете, поскольку перед вами находятся другие человеческие существа, в которые вы эти части собираетесь вставлять. Означает ли то, что вы сказали, что такой человек должен стать толерантным по отношению к тому, что его части борются друг с другом? Что вы имеете в виду?

Мужчина: Допустим, у человека наблюдаются полярные реакции на ситуации, где он находится в группе людей и вы развиваете часть, которая даст такому человеку возможность быть гибким настолько, чтобы слушать другого человека.

О, вы имеете в виду способность не иметь полярных реакций. Если вы сделаете это, вы должны рассмотреть наличие вторичной выгоды. Если у него всегда наблюдается полярная реакция, выполняет ли это какую-либо позитивную функцию? Может выполнять, а может и не выполнять. Прелестная вещь в вашем примере это то, что если мы берем что-то сверхгенерализованное в поведении, то очень часто мы можем просто построить такую часть, которая слушает лекции, и ни одна другая часть не будет на это возражать, потому что в данном, контексте от этого нет никакой вторичной выгоды.

Вне зависимости от того, в чем состоит трудность, вы можете действовать так, чтобы вторичная выгода существовала, и фиксировать, это всегда сработает. Если вы хорошо претендуете на это, вы можете все, что угодно превратить в реальное. Но может оказаться, что вторичная выгода отсутствует. Может быть в случае полярной реакции вторичная выгода состоит в том, что если лекции читают вам родители, а вы подросток. Полярная реакция позволяет вам протестовать. Однако, вы распространили эту реакцию на все ситуации.

Вы напоминаете человека, который сидел сзади всех на одном из наших семинаров. В конце семинара он спрашивал: "Ну, хорошо, но как насчет бессонницы?" "Это очень хорошо помогает справляться с фобиями, но что вы делаете с депрессивными больными?" Этот человек прослушает лекций, и ничего не узнает о том, как надо работать с фобиями, потому, что у него есть полярная реакция.

Я хочу подчеркнуть, что неспособный слушать лекцию может не иметь никакой вторичной выгоды в одном контексте, но может иметь эту выгоду в другом контексте. Когда вы построите часть для данного контекста, она может работать прекрасно, но чтобы избежать возражений со стороны других частей, вы должны быть очень конкретным относительно того, что вы собираетесь делать.

Мужчина: Можно ли построить часть, которая дала бы человеку возможность вовремя являться на психотерапевтический сеанс, или же часть, которая бы позволяла вовремя выполнять домашнюю работу.

Какая из трех моделей переформирования здесь больше всего подходит?

"Люди опаздывают" - что это вам напоминает?.. Это напоминает вам такую ситуацию, когда две части наступают друг другу на пятки. Так что здесь лучше использовать модель договора между частями личности.

Женщина: Можно построить часть, которая бы различила опасные и безопасные ситуации.

Часть, которая бы отличала опасное и безопасное. Что вы думаете насчет этого? На что это похоже? Похоже ли это на такую ситуацию, в которой вы должны: первое - переформировать одну часть, или второе - построить новую часть, или третье - заключить договор между частями?

Мужчина: Мы можем сделать и первое и второе и третье.

Да, вы можете сделать это, но что здесь было бы наиболее целесообразно?

Женщина: Построить новую часть. Билл: Восстановить старую часть. Можно взять часть, которая обеспечивает ему безопасность по крайней мере постоянно, чтобы он мог добраться сюда, ту часть, которая бы сохранила его от того, чтобы он попал под машину..., Как вы об этом узнали? Она ничего об этом не сказала. А что произойдет, если вы имеете дело с человеком, который всегда начинает метаться перед проходящим поездом ? Она ведь ничего такого конкретного не назвала.

Мужчина: Он должен уметь переходить железнодорожные пути, а иначе его бы не было здесь с нами.

Эта .весьма сильное предложение. Вы можете проверить его с помощью сенсорного опыта, но я сейчас говорю о людях, о некоторых людях, которые нуждаются в таких частях, которые производили бы различение между опасными и безопасными ситуациями, так как обычно они эти ситуации смешивают.

Женщина: И это особенно верно в отношении детей. Правильно: У всех вас в свое время родители построили такую часть. Это одна из причин того, что вы сегодня находитесь здесь. Подумайте о тех людях, которые еще не сделали этого к нашему семинару.

Разрешите мне сейчас вернуться назад к быстро повторить то, о чем мы говорили.

В самом начале темы я сделал утверждение о том, что психотерапевты только тем и занимаются, что строят новые части. В сущности это делают около 80 % психотерапевтов. Если это так, то почему они занимаются в основном этим? Ведь построение новых частей часто совершенно не нужно. Я не думаю, что кто-то действительно нуждается в "родителе", "ребенке" и "взрослом", по некоторые все-таки нуждаются. Вопрос состоит в том, кто нуждается в части? И затем: какую потребность будет удовлетворять новая часть? Какие знакомые контексты и ситуации возникают, когда люди нуждаются в новых частях? (Кто-то очень шумно проходит через комнату, где идет семинар).

А как насчет части, которая позволяет человеку внимательно относиться к своему сенсорному опыту, когда они идут по комнате, где сидят люди, и замечать, что они страшно при этом шумят?

Только что вы увидели демонстрацию такой потребности. Для такого человека иметь подобную часть исключительно важно. Возможно, в некоторых ситуациях не иметь такой части страшно вредно. Однако, если у вас нет части, которая заставляет вас внимательно относиться к тому, как люди реагируют на вас, вас может окружать множество людей, ведущих себя так, как если бы им совершенно не нравилось ваше поведение, а вы при этом не будете способны заметить это и изменить это. На психотерапию приходят очень и очень многие люди с такой проблемой. У них нет друзей, и если они заводят, то не могут сохранить. Кто из вас имеет подобных клиентов? Вы можете сказать им, что кто-то и где-то их любит, но в глубине собственной души вы сами их не любите. Часто проблема состоит в том, что они действительно не имеют способа узнать о том, как люди реагируют на них. Это превосходный пример того, когда следует построить новую часть. Когда еще целесообразно строить новую часть?

Женщина: В супружеских взаимоотношениях, когда может появиться нужда в части, которая бы заключала договоры с партнером.

Вы тут находитесь в неопределенной ситуации, когда говорите о части, которая бы заключала договоры. Что же в это время будут делать другие части?

Я хотел бы знать, . какой будет результат построения такой части.

Разрешите мне привести вам пример. Ко мне пришла пара и пришла потому, что у них обоих появлялось совершенно глупое поведение., которое появлялось автоматически и не давало им говорить о том, о чем они хотели бы говорить. Я просто взял одного из них и установил ему часть, которая бы прерывала этот способ поведения. Эта новая часть делала что-то такое, что привлекало внимание их обоих, и этим прерывалось глупое поведение, и прерывалось на такое время, чтобы они могли вернуться назад и говорить о том, что их интересует. Я не знаю, что вы имели в виду, но я сделал именно это.

Женщина: Вы можете построить часть, которая позволяла бы отличать реальность от галлюцинаций.

О, сейчас тут появится целое море прекрасных частей! Однажды, быть может, я попробую построить такую часть. Я собираюсь посетить государственную психиатрическую больницу для того, чтобы тренировать там персонал. Основная функция этой больницы - "складировать" пациентов, с которыми никому не известно, что можно делать. В этой больнице много интересных людей, попавших туда при страшных обстоятельствах. Единственная вещь, которой я их собираюсь научить, - это использовать модель построения новой части, которая бы позволяла пациентам различать разделяемую реальность от неразделяемой. Большинство психотиков не имеет внутри себя такой части.

Мужчина: Многие психиатры не имеют такой части, когда они работают с психотиками.

Вообще многие ее не имеют, насколько мне известно! Единственное различие состоит в том, что у них есть другие психиатры, которые разделяют их реальность, так что разделяемую реальность они все-таки имеют. Я много шутил по поводу отношений гуманистических психологов между собой. У них есть много ритуалов, которых нет, например, в корпорации "Рэнд", в которой я когда-то работал. Люди из "Рэнд" не приходят утром на работу, не держат друг друга за руки и не смотрят друг другу в глаза в течение пяти минут.

Когда кто-то из корпорации "Рэнд" увидел такое, то он сказал: "О! Очень страшно!" Представители гуманистической психологии считают программистов из "Рэнд" холодными, бесчувственными и негуманными людьми. Но и та и другая реальность психотичны, и я не знаю, какая из них является более сумасшедшей.

Но если вы будете говорить о разделенной реальности, то реальность людей из "Рэнд" разделяет гораздо большее количество людей.

Вы имеете набор на самом деле только тогда, когда вы можете свободно переходить из одной реальности в другую, отдавая себе отчет, что происходит.

Совершенно абсурдным представляется тот факт, что когда гуманистический психолог приходит проводить семинары в корпорацию "Рэнд", то не меняет своего поведения. Если кто-либо, говорящий на жаргоне транзактного анализа, попадет в гештальт-институт, гештальт-терапевты его просто уничтожат, потому что они умеют кричать, а большинство транзактных аналитиков не могут (не умеют). В такой Ситуации, насколько я это понимаю, невозможность приспособиться к разделяемой реальности является проявлением психоза.

Качественно они ничем не отличаются. .

Допустим, вы гештальт-терапевт, или транзактный аналитик, или психоаналитик, или даже нейролингвистический программист. На следующий день вы просыпаетесь, спускаетесь в бар и видите, что там есть народ. И вы говорите: "Вызнаете, я утром работал с клиентом с помощью стратегий и наблюдал за движением его г аз". И они ответят: "Что?..." Тогда вы скажете:

"Да понимаете, я учился у Бендлера и Гриндера. Мы наблюдали за движением глаз человека и узнавали по этим движениям, как он мыслит, "0ни скажут в ответ: "Ну конечно". "Ну да, я вызвал реакцию и прикоснулся к нему, а потом связывал это с другим воспоминанием с помощью прикосновения".

Конечно они подумают, что вы высказываетесь крайне странно. Вы должны непременно помнить, что реальность является контекстуальной. Здесь мы можем говорить об этом именно так, как я рассказал в примере, и каждый из вас с пониманием кивнет. Вы все стали частью моей психотической реальности. Я у всех у вас построил такую часть, и поэтому я больше не сумасшедший.

Если вы имеете дело с психотиком, один из вариантов, который у вас есть, заключается в том, чтобы найти еще кого-то, кто бы увидел его галлюцинации, а затем эти галлюцинации мы можем назвать "религией" или "политикой". Суть состоит в том, что реальности являются определенными структурами.

В определенных ситуациях необходимо построить новую часть , но вы можете построить новую часть в любой ситуации. Кто из присутствующих нуждается в новой части? Нуждается ли кто-либо из присутствующих в новой части? Что вы хотите? Что эта часть должна делать?

Терри: Она должна поддерживать определенный вес моего тела.

Итак, вы хотите иметь часть, которая бы поддерживала ваш вес на определенном уровне. Это очень определенная часть. Кто еще?

Мужчина: Я хотел бы иметь часть, которая позволила бы мне иметь хорошее бинокулярное зрение без очков. •Да, это возможность.

Женщина: Я бы хотела иметь част , которая бы отвечала за креативность, когда я применяю метафоры.

Я хочу, чтобы вы здесь все сейчас кое-что заметили. Я не собираюсь комментировать групповой процесс. Я попросил всех определить результат, и вы делали это с большими трудностями. А сейчас я просто сказал: "Кто здесь хочет иметь новую часть?" И послушайте, как хорошо за-, звучали формулировки результатов! Помните об этом, когда вы работаете с людьми.

Мужчина: Я хотел бы иметь часть, которая бы напомнила мне регулярно и часто, что я знаю, что я делаю в большинстве моментов своей жизни. Хорошо, если вы должны иметь что-то такое. Джилл: Я хотела бы иметь часть, которая бы давала мне знать о том, что я знаю, как делается то, что я сейчас делаю.

Каков же будет результат этого? Это не результат. Это процесс. Это первое соскальзывание, которое я сейчас услышал. Я хочу точно знать, что эта часть должна делать. Вы можете создать себе часть, которая бы воспроизводила для вас каталог ваших терапевтических навыков или напоминала бы вам, что вы должны иметь разнообразие поведенческих реакций. Это было бы специфичным, конкретным. Так чего же вы хотите?

Джилл: Я хочу иметь часть, которая бы побуждала бы меня к поискам каких-либо путей к новому после того, как я убедилась, что то, что я уже сделала, сработало успешно.

Хорошо. Вы можете иметь часть, которая говорит вам: "Хорошо. Вы произвели переформирование, вы знаете, как работает стандартная модель. Вы сделали это хорошо, это сработало, но в другой раздавай сделаем это по-иному, чтобы развлечься". Такую часть вы хотите? Или же вы хотите иметь часть, которая после того, как вы успешно произвели переформирование, говорит: "Хорошо. Это сработало", и вы, слыша, это не должны больше производить разные другие действия, использовать другие модели для того, чтобы разрешить ту же самую проблему, которая была уже решена?

Женщина: Я бы хотела иметь обе части. Мужчина: Я бы хотел иметь часть, которая позволила бы мне расслабиться, когда я сижу в кресле и слушаю лекцию или разговариваю с людьми.

Соответствует ли эта модель построения новой части личности?. Может соответствовать, ключевой вопрос таков: "Способны ли вы расслабиться в другие моменты?". Мужчина: Да.

Таким образом, напряжение возникает у вас тогда, когда вы попадаете в определенный контекст. Таким образом, тут более целесообразно применить шестишаговую модель. Если вы построите новую часть для расслабления, она будет конфликтовать с другими частями, которые порождают напряжение.

Мужчина: Я бы хотел иметь часть, которая позволила бы мне помнить содержание лекции без того, чтобы ее потом переписывать на машинке.

Женщина: Я бы хотела иметь часть для самоутверждения, но только в определенном контексте. Должна ли я использовать эту модель, если бы я имела уже часть для самоутверждения, а проблемы бы возникали у меня только в связи с определенной ситуацией? Другими словами, у меня есть уже часть для самоутверждения..,, но она работает не всегда, когда должна бы работать.

Ну, мне бы не хотелось соглашаться с этим описанием. Я бы сказал, что то, что вы описываете, говорит о том, что у вас уже есть часть для самоутверждения, поскольку в некоторых ситуациях она работает. Это может быть описано двумя путями. Первое: вы попадаете в определенную ситуацию, и эта часть говорит: "Только не я!" Другая возможность: в определенной ситуации часть для самоутверждения говорит: "А ну-ка давай!", а другая часть говорит: "Тихо!" Вопрос состоит в следующем: с какой из этих двух возможностей мы имеем дело? Когда вы будете знать это, тогда вы сможете решить, какой вид переформирования использовать, но в любом случае это не будет создание новой части.

Гарвей: Я бы хотел иметь часть, которая бы позволила мне зарабатывать много денег.

Хорошо. Вы хотите иметь жадную или умную часть в зависимости от того, с какой точки зрения вы на это смотрите. Но опять же возникает много вопросов относительно того результата, к которому вы стремитесь. Если результатом является овладение большим количеством денег, то должны быть хорошо сформированы условия, при которых вы будете эти деньги получать. Иначе вы просто можете взять винтовку и ограбить первый же банк, который вы увидите.

Это то же самое, о чем я говорил раньше. Мне . нужно специфическое, конкретно специфическое описание того, что эта часть будет делать. Иначе, если я установлю в вас такую часть, она может просто заставить вас выйти из дому и ограбить банк.

Гарвей: Я хочу иметь часть, которая бы умножала количество моих заказчиков и находила бы новые области применения моих навыков.

Хорошо. Если вы построите часть, которая будет знать, как умножать заказчиков, то она будет знать потом, как зарабатывать деньги. Это конкретный результат.

Рей: Я бы хотел иметь часть, которая дала бы мне возможность импровизировать на фортепиано.

Женщина: Я хотела бы иметь часть, которая дала бы мне возможность сознательно визуализировать образы из прошлого.

Вы не можете делать эйдетические образы? Как вы напишете слово "зеленый"? Хорошо. Вы можете делать образы, значит, ударение вы делаете на слове "сознательно".

Женщина: Я бы хотела иметь часть, которая бы давала мне возможность создавать веселое настроение у себя всякий раз, когда я этого захочу. Я хочу иметь часть, которая бы влияла на людей так, чтобы они впадали в юмористическое состояние.

Мужчина: Я хотел бы иметь часть..., которая бы мне позволила ...делать паузы.

Неужели вы хотите иметь другую такую же часть? Вы должны быть более конкретны, потому что вы только что продемонстрировали, что вы имеете часть, которая позволяет вам делать паузы. Тут наблюдается некоторая неконгруэнтность вашей коммуникации. Но я догадываюсь, что вы имеете в виду что-то более конкретное.

Кит: Я хотела бы иметь часть, которая бы имела дело с "пассивно-агрессивным" поведением.

Вы должны определить это лучше для меня. "Пассивно-агрессивное" это двойная номинализация. Кит: Хорошо. Я чувствую неконгруэнтность в моих реакциях на людей, а также в моих переживаниях...

Да, тут мы очутились в "стране номинализации". Вы должны быть более конкретны. Что эта часть должна делать?

Кит: Ну, эта часть должна удовлетворять потребность...

Все части удовлетворяют потребность... Что эта часть будет делать"

Кит: Она должна напоминать перископ. С помощью метафоры мы не можем прийти к тому, чтобы сформулировать результат конкретно. Вы должны быть очень конкретны, а не то иначе вы придете домой вечером, ляжете спать, а ваше тело может превратиться в перископ. Если вы говорите, что эта часть должна быть перископом, что конкретно она должна делать для вас? Вы должны буквально привязать свое высказывание к миру опыта.

Кит: Я хочу балансировать между полюсами. Полюсами чего?

Мужчина: Вы можете построить для Кит часть, которая бы позволила ей выражаться более конкретно.

Вот это да. Прекрасно. Если вы установите ей такую часть, которая бы отвечала за применение метамодели, а затем она про мета-моделирует свои внутренние диалоги, то какой подарок вы ей сделаете! Большинство моих студентов с давних пор имеют мета-моделирующую часть.

Кит: Я хочу иметь часть, которая бы все эти вещи во мне...

Подождите минуточку. Не расстраивайтесь. Вы нуждаетесь в такой части, которая знала бы первые четыре различения метамодели. Последующим упражнением, которое мы сейчас с вами сделаем, кто-то должен будет установить в вас такую часть, которая будет это делать у вас внутри то есть вы перед тем, как говорить, сможете сделать выбор, использовать ли вам конкретное выражение или нет.

Кит: Я бы хотела иметь часть, которая является... я чувствую, что я...

Я получила новое основание для того, чтобы создать ее... Со вчерашнего дня...

Хороши. Сделайте паузу на несколько минут. Обратитесь внутрь себя...

Кит: Я чувствую, что я и так внутри себя. Да, это верно. Это называется "присоединение к наблюдаемому поведению". Обратитесь внутрь себя и поймите это. Я хочу, чтобы вы сделали визуальный образ того, что бы возникло в вашем сознании либо в мире опыта такого, чтобы позволило мне знать, что та часть, которую вы хотите иметь, уже действует. Я не хочу, чтобы ваш образ был метафоричным. Другими словами, если бы у вас была такая часть, что бы я увидел такого в вас, что отличалось бы от вашего настоящего состояния?

Возьмите столько времени, сколько вам нужно, и сделайте это самостоятельно.

Люси: Я хотела бы иметь часть, которая увеличивала бы частоту и интенсивность организма в интимных отношениях с моим мужем. Это бы соответствовало данной модели? Верно. Почему бы и нет? Спросите что-нибудь существенное, и я вам всегда отвечу.

Женщина: Построение ли это новой части или просто... Ну, задачей этой части, которую она хочет у себя построить, не является заставить ее иметь оргазмы. Обязанностью этой части будет заставлять другую часть делать это более часто. Такую часть мы называем "локтевой частью". Она заставляет другие части работать. Различие тут такое же, как между мотивационной стратегией и обучающей стратегией. Одна заставляет вас делать это, а другая действительно делает. Например, если мы имеем дело с проблемой веса, одно дело построить часть, чьей обязанностью будет сидеть на диете, а другое дело - построить такую часть, которая будет заставлять вас делать это.

Существуют различные способы построения частей и определения того, для чего вы будете их строить.

Все это, чем мы так долго занимались, было первым шагом: определение специфического результата, которого вы хотите достичь, и проверка того, что данная проблема требует построения именно новой части. Перед тем, как строить часть, я хочу, чтобы вы всегда проверяли, не будет ли в данном случае более целесообразным применение другой модели рефрейминга...

* * *

А сейчас я хочу, чтобы те из вас, которые определили, какую часть они будут строить, приступили ко второму шагу. Это очень сложная процедура, и мы собираемся делать ее методично, а не метафорически. Как терапевт, вы можете походить немного вокруг да около, если вы хотите, но мы собираемся делать эту процедуру последовательно, шаг за шагом. Я настоятельно рекомендую иметь сейчас каждому листок бумаги и карандаш, поскольку позже то, что мы сейчас запишем, вам понадобится учесть, и может статься, что учесть придется очень многое.

Я хочу, чтобы все те, кто собирается играть со мной в эту игру, обратились внутрь себя и определили, есть ли у вас какие-либо референтные структуры для того поведения, которое вы хотели бы иметь. Получите доступ к переживаниям того действия, которое вы бы хотели выполнить более методично, часто или как-нибудь еще. Допустим, кто-то хотел бы иметь творческую часть. Возможно, вы проявляли творческий подход к чему-либо только десять лет назад, или же только однажды вы придумали новой способ написания списка будущих покупок. Что бы там ни было, я хочу, чтобы вы сейчас нашли какие-либо соответствующие примеры из вашего прошлого. Тогда вы найдете воспоминания, я хочу, чтобы вы в них погрузились и воссоздали весь тот опыт, все те переживания, которые связаны с этими воспоминаниями. Это весьма существенный кусок того, что мы собираемся сделать. Возьмите для этого столько времени, сколько вам нужно. Выделите специфические случаи, когда вы проявляли то, что вам нужно, и переживите их. Когда вы убедитесь в том, что у вас есть по меньшей мере одно, два или три переживания того действия, которое вы хотите выполнить хорошо, если, конечно, такие переживания у вас были вообще.

Если то, что вы хотите иметь, это часть, которая бы обеспечила вам более частое появление оргазма, не вспоминайте об оргазме, а вспоминайте тот период времени, когда вы имели оргазм неожиданно для себя. Если вы хотите построить часть, чьей обязанностью будет являться поддержание определенного веса, не вспоминайте времени, когда вы сбавляли вес, а вспоминайте тот период, когда вам удавалось поддерживать определенный вес.

Получите настолько свободный доступ к этим воспоминаниям, насколько это возможно. Переживите это так интенсивно, как это только возможно. Не надо тратить на это много времени. Но интенсивность, которой вы сейчас достигнете в своем переживании, очень важна.

Женщина: А если вообще нет соответствующих примеров?

Если у вас нет соответствующих примеров, тогда подождите. Но будьте очень внимательны, поскольку в вашем опыте вероятнее всего, есть примеры на всякий случай, знаете ли вы об этом сознательно или нет. Бели вы не можете найти ни одного примера, тогда подождите, поскольку на третьем шаге мы будем иметь дело как раз с этой ситуацией...

* * *

Те из вас, которые не могли найти соответствующего примера, а также те, которые уже кончили выполнять мое задание, могут теперь перейти к третьему шагу, который состоит их двух частей. Во-первых, я хочу, чтобы вы создали для себя диссоциированный визуальный сконструированный образ того, как бы вы вели себя, если бы в действительности проявляли то, что эта часть должна для вас делать... Так, например, если дело касается поддержания веса, вы не должны видеть себя в тот момент, когда вы достигли определенного веса. Вы должны увидеть себя выполняющим такие действия, которые позволяют вам поддерживать свой вес, другими словами, вы должно увидеть то поведение, которое обеспечивает поддержание определенного веса. Большинство людей очень хорошо справляется со снижением веса, но проблема в том, что первоначальный вес снова возвращается. То есть обязанностью новой части будет не скидывание веса, а произведение таких действий, которые бы вели к поддержанию веса. Вы должны увидеть себя в этой ситуации: как бы вы выглядели, что бы делали, и на что был бы похож ваш голос.

Затем, когда вы увидите всю последовательность и она вас удовлетворит, погрузитесь внутрь образа и снова пройдите через всю последовательность, но уже изнутри. Убедитесь в том, что вам нравится чувство, которое при этом появляется, и в том, что вы делаете хорошую работу. Итак, вы должны пройти через то дважды :один раз извне, другой раз - изнутри. Сначала вы визуализируете хороший пример того, как бы вы выглядели и как бы звучал ваш голос, если бы вы осуществляли то поведение. Затем второй раз вы определяете, какие бы чувства при том возникали у вас внутри. Если вы удовлетворены тем, что вы видели извне, погрузитесь внутрь того фильма и прокрутите его снова. Если вас не удовлетворили те чувства, которые вы испытали, войдя в тот фильм, вернитесь к первой половине третьего шага, измените то, что вы наблюдали извне, и снова проверьте, как бы вы чувствовали себя при этом изнутри...

* * *

Билл: Когда я вошел внутрь образа, появился внутренний голос, которого я не слышал, Созерцая этот образ извне. Я не знал, как избавиться от этого.

Я могу посмотреть на образ извне и увидеть себя, пишущего текст, но как только я вхожу внутрь образа: сижу за пишущей машинкой, начинаю писать первые несколько предложений, - и возникает внутренний голос, у которого есть масса возражений против того, что я делаю. Я не убежден в том, что если я буду возвращаться туда и обратно и смотреть на образы то извне, то изнутри, то это мне чем-то поможет.

Хорошо. Попросите часть личности, из которой исходит этот внутренний голос, оставаться некоторое время в бездействии) потому что единственное, что вы сейчас хотите сделать, является ли то, что вы видите, тем, что вы хотите. Если окажется, что вы действительно хотите того, что вы представляете, вы не можете достичь этого до тех пор, пока та часть, которая заведует внутренними голосами, не согласится с этим. Это будет нашим следующим шагом. То есть если эта часть имеет какие-то возражения против того, чтобы вы испытывали те переживания, которые вы имеете, когда входите внутрь образа. У нее будет шанс возразить, и ее возражения будут приняты, но сначала она должна разрешить вам определить, действительно ли вы хотите для себя этого нового поведения. Когда она разрешит вам испытать это переживание, вы можете открыть для себя, например, что, если бы у вас не было этого внутреннего голоса, вам было бы вообще нечего писать. Если окажется, что это именно так, вам надо будет сконструировать другую фантазию.

Женщина: Надо создать одну фантазию или несколько?

Нужна одна фантазия, которая является примером того, как вы себя вели бы, если бы у вас уже была та часть, которую вы хотите иметь. А затем, если эта фантазия нравится вам, когда вы наблюдаете за ней, извне и это выглядит безопасно, никто не нападает на вас, вы не падаете со скалы и т.д., тогда через эту же самую последовательность событий вы проходите изнутри и определяете, нравятся ли вам при этом ощущения, которые вы испытываете.

Иногда вы думаете, что хотите иметь такую часть, но когда вы попробуете, то это вам не понравится.

Если вы еще не закончили делать это, продолжайте пожалуйста, и возьмите для этого столько времени, сколько вам нужно. Если вы будете перепрыгивать через какие-то шаги, то из этого не выйдет ничего хорошего. Я сейчас собираюсь пойти дальше и дать вам инструкции относительно следующего нашего шага. Но если вы их пропустите, не беспокойтесь. Вероятнее всего, я буду повторять их несколько раз, потому что этот шаг весьма сложен. Сначала убедитесь в том, что вы закончили выполнять предыдущий шаг. Возьмите столько времени, сколько вам нужно. Я буду возвращаться назад столько раз, сколько вам понадобится.

* * *

Когда у вас появился хорошо сформулированный пример того, как вы будете себя вести, когда у вас будет эта часть, и вы удовлетворены этой фантазией, причем как наблюдением ее извне, так и переживанием изнутри, тогда сделайте экологическую проверку. Это четвертый шаг. Я хочу, чтобы вы обратились внутрь себя и спросили, и очень важно, как вы это сделаете: "Есть ли какие - то части, которые возражают против того, чтобы у меня была часть, которая будет отвечать зато , чтобы эту фантазию превратить в реальность?" Это вопрос типа "да-нет". Если вы получите в ответ верный "да", хорошо. Если вы получите в ответ чувство, попросите, чтобы оно усилилось, если оно означает "да", и уменьшилось, если оно означает "нет". Здесь вы можете использовать все методы, известные вам из других моделей переформирования.

Если часть возражает, я хочу, чтобы вы спросили: "Какова твоя функция?"

Сейчас вы пока не интересуетесь содержанием возражения. Это пока не важно.

Вы сейчас хотите определить, что возражающая часть для вас делает, какова ее обязанность, какова ее функция.

Если вы получили эту информацию и она. бессмысленна для вас, то спросите тогда о содержании возражения. Спросите о том, чем, по мнению возражающей части, новая часть будет мешать ей выполнять свою функцию.

Например, вы решите "Я хочу иметь такую часть, новую часть, которая научит меня, как задерживать дыхание на полтора часа". Затем вы обращаетесь внутрь себя и спрашиваете: "Есть ли какая-то часть, которая будет возражать против того?" Затем вы получаете ответ "да" и спрашиваете у той части:

"Какова твоя функция? Что ты делаешь для меня? Какова твоя обязанность?"

Возражающая часть отвечает: "Ну, я такая часть, которая отвечает за то, чтобы твое сердце билось". Если вы не сможете сознательно понять, как задержка дыхания будет мешать тому, чтобы ваше сердце билось, то я думаю, вы спросите возражающую часть об том. Я догадываюсь, что большинство таких связей будет очевидным. Но если это не будет очевидно, тогда спросите.

Как раз на этом шаге вам понадобятся карандаш и бумага. Каждый раз, когда мне доводилось использовать эту модель, находилось по меньшей .мере восемь или девять частей, которые имели возражения. В зависимости от того, какую, часть вы строите, вы получаете то или иное количество возражений.

Когда вы устанавливаете новую часть, вероятность того, что другие части будут возражать, во много раз больше, нежели тогда, когда вы просто меняете слегка поведение уже существующей части. Может быть очень и очень много частей, которые будут возражать против создания новой части. Чем больше, тем лучше, поскольку все они станут союзниками в процессе построения новой части. И сейчас сделайте, пожалуйста, полный список частей, которые возражают, список их функций. Итак, сейчас вы хотите знать, есть ли такие части, которые возражают, и, если есть, что они для вас делают? Какова их обязанность? Будьте внимательны. Убедитесь в том, что вы учли все такие части. Возражения пришлите, пожалуйста в каждой репрезентативной системе, чтобы не пропустить ни одну возражающую часть. Эти возражения являются сущностью процесса убеждения в том, что часть, которую вы строите, будет хорошо работать, работать изящно. Эти возражения превратятся в способности той части, которую вы собираетесь построить.

* * *

Люси: У меня получилось шесть частей. Хорошо. Вы насчитали шесть частей. Каковы их функции?

Люси: Ах, нет, я только посчитала части. Хорошо. Теперь я хочу, чтобы вы нашли функцию каждой из этих частей. Вы говорите: "Часть номер один, ты возражаешь? Что ты для меня делаешь?" Вы не спрашиваете: "Какое твое возражение?" Вы спрашиваете: "Какова твоя функция?" Вы хотите знать, за что отвечает каждая из возражавших частей. Вы не можете иметь части, которая бы говорила: "Так, мы собираемся ограничить твою способность испытывать оргазм". Совершенно определенно) что ваша возражающая часть делает что-то иное. Когда она рассматривает возможность того, что в вас будет часть, которая даст вам возможность чаще испытывать оргазм, она говорит: "Но я совсем не уверена в том, что я бы хотела, чтобы такая часть существовала".

Вы, конечно, можете установить новую часть таким образом, что возражающая часть совершенно не будет мешать этому. Но если мы определим, в чем состоит ее тревога по поводу появления новой .части, то сможем построить даже лучшую новую часть и к тому же будем уверены в том, что ни одна часть не будет против этого возражать.

Люси: Так что вы хотите, чтобы я определила, в чем состоит возражение каждой части?

Это во-вторых. Сначала я хочу, чтобы вы определили функцию каждой части, определили то, за что каждая часть отвечает. Если это не даст вам возможность понять суть возражения каждой из частей, тогда спросите об этом каждую часть поподробней.

Люси: Я не вполне уверена в том, что я вас поняла. Например, у меня есть часть, которая не хотела бы, чтобы я оказывала давление на моего мужа, и есть также часть, которая не хочет мне дать то, что я хочу. Итак, у меня уже есть эти две части.

Хорошо. .А сейчас скажите мне, какова функция той части, которая "не дает вам того, чего вы хотите?" Я уверен, что у вас нет такой части, которая сидела бы и говорила: "Так, что же я не должна дать Люси сегодня?" У нее должна быть какая-то другая задача. Вопрос состоит вот в чем: "Какова ее обязанность?" Это может быть часть, которая не хотела бы, чтобы вы имели нереалистическое ожидание? Все, что я хочу знать, это ее функцию, а затем содержание ее возражения. Если у вас есть часть, которая не хотела бы, чтобы вы имели нереалистические ожидания, то вы понимаете, в чем состоит ее тревога по поводу установки новой части. Она заботится о том, что новая часть не будет работать, и вы будете разочарованы. Вы не должны беспокоиться насчет этого, поскольку все, что мы построим, будет работать. Вы хотите знать функцию каждой возражающей части, немного о содержании ее возражения по поводу установки новой части.

Эта новая часть будет влиять на ваше поведение. Вы хотите знать, есть ли какие-либо другие части, возражающие против существования новой части. Вы хотите знать каждую часть, которая имеет возражения против новой части. И мы также хотим знать конкретно, что именно беспокоит каждую из возражающих частей. Это очень, очень ценная информация. Нам надо знать это для того, чтобы, когда мы построим новую часть, быть уверенным в том, что она будет удовлетворять всю личность, а не нарушать какие-то существующие внутри структуры и создавать конфликты. Конфликтов и так достаточно. И мы вовсе не нуждаемся в том, чтобы строить новые.

Я еще ничего не сказал про процесс установки новый частей. Пока мы занимаемся только их дизайном. Пятый шаг мы называем "удовлетворением требованиям хорошей формы". Требования хорошей формы нашего дизайна состоят в отсутствии возражений со стороны всех частей личности. Мы собираемся учесть все возражения и соответственно модифицировать новую часть. Мы никому не собираемся наступать на пятки, за исключением сознания. Лишь оно одно этого заслуживает.

Фантазия, которую вы создали последний раз, является базой, на которой все остальные части строят свои возражения. Вы создаете фантазию, а определенная часть говорит: "Ух, парень, это будет слишком трудно". Другая часть говорит: "Я этого вовсе не хочу". Третья часть может сказать: "Если ты будешь способным на это, то ты потеряешь другую свою способность". Все части формулируют свои возражения на базе вашей фантазии. И теперь вы должны создать новую фантазию. Сейчас мы имеем список требований хорошей формы и можем его использовать для модификации предыдущей фантазии и учета всех возражений со стороны остальных частей личности. Перед тем, как вы будете задавать новую фантазию, я хочу, чтобы вы переопределили вашу часть таким образом, чтобы взять во внимание все возражения. Вот почему я посвящаю так много времени определению. Например, каковы были функции возражающих частей?

Терри: Внутри меня обнаружилась часть, которая сказала, что, если я буду поддерживать нужный мне вес, я перестану быть психотерапевтом. Мне просто не захочется больше этим заниматься, я захочу проводить много времени вне дома и работы, занимаясь другими вещами. Это было возражение.

Терри: Ну, если я сохраню свой повышенный вес, мне хорошо работать психотерапевтом, потому что как-то по-иному я проводить время не могу. Но какова же функция этой части? Терри: Сохранить постоянство, сохранить мою личность такой, какая она есть сейчас.

Нет. это не функция. Если у вас есть часть, которая говорит: "Смотри, если ты потеряешь свой вес и будешь поддерживать это состояние, то ты не захочешь больше заниматься психотерапией", тогда вы отвечаете: "Да, конечно, это возможно, какова же твоя функция?" Если он скажет: "Ну, моя функция - это функция сохранения вашей личности", то это будет просто болтовня. Мы уже знаем, что это не функция, а просто поведение. Что мы ищем, так это позитивную функцию. У вас не может быть части, чьей функцией было бы поддержание постоянства. У вас есть часть, которая хочет поддерживать вашу личность в том же самом состоянии, в каком она есть. Затем, чтобы не произошли события X, Y или Z, или наоборот, чтобы эти события произошли. Если вы не определите функции, вы не сможете составить хороший набор необходимых требований к форме.

Терри: Например, я бы не хотела проводить много времени без моего мужа.

Хорошо. Значит, у вас есть часть, чьей функцией является убеждать вас в том, что вы должны проводить много времени с вашим мужем. А один из способов выполнения этой функции - это занятие психотерапией, поскольку в этом случае вас с мужем связывает работа. Терри: Правильно.

Да, сейчас это возражение имеет смысл. Тем не менее существует множество способов для того, чтобы встроить в новую часть совместное проведение времени с вашим мужем. Новая часть вашей личности, которая будет отвечать за поддержание вашего веса, должна убедиться в том, что эта часть весьма и весьма удовлетворительна. В программу деятельности новой части надо включить условие "часто будь вместе с мужем". Сейчас это станет частью вашей новой фантазии, которую вы будете строить. Вы не станете худой и не убежите, поскольку новая часть позаботится об этом. .

Хорошо. А сейчас приведите, пожалуйста, другой пример функции.

Пэтт: функция моей новой части заключается в том, чтобы давать мне знать о том, что я что-либо знаю. Возражение состоит в том, что при этом у меня может снизиться мотивация к изучению чего-то нового.

Хорошо. Если у вас будет часть, которая будет давать вам знать о том, что вы что-то уже знаете, то вы потеряете желание учиться. Таким образом, в новую часть, построением которой вы занимаетесь, вы должны встроить желание знать, что находится там, за следующим горизонтом. Нужно его проинтегрировать с тем чувством, которое скажет вам о том, что вы что-либо знаете. "Я действительно знаю, что такое переформирование; я хотела бы знать, чему я могу научиться?" Это должно быть встроено в вашу новую фантазию.

Итак, теперь вы должны модифицировать вашу исходную фантазию так, чтобы она удовлетворяла всем возражениям.

Билл: Я нашел одну возражающую часть, функцией которой является сохранить мою честность.

Это не функция - это поведение. Это пример того, чего бы я не хотел слышать. Что она делает для вас, охраняя вашу честность?

Билл: Защищает меня от обвинений во лжи... Или хочет,, чтобы мне высказывали слова уважения за то, что я так честен.

Ну, уточните, пожалуйста, что же именно она хочет. Существуют огромные различия, между .обвинениями во лжи и... Билл: Она в большей степени чувствует отвращение, нежели...

Хорошо. Но будьте тщательны, насторожены. Обратитесь внутрь себя, установите сигнал "да-нет" и найдите, какой из них имеет место. Проверьте это и будьте внимательны.

Терри: Я наконец пришла к главному во всем этом. Единственный раз в жизни. Когда я была стройной, я при этом была сумасшедшей. У меня есть такая часть, которая не хочет, чтобы я была стройной, потому что я не хочу быть сумасшедшей.

Ну, я действительно думаю, что вы можете встроить в новую часть жесткий контроль над вашим психическим здоровьем. Подумайте об этом именно так, Терри. Вес тела и психическое здоровье никак не связаны между собой. Они могут быть связаны только с помощью якоря. Сколько бы вы не верили тогда, когда, по вашему мнению, были "сумасшедшей", это не имеет никакого отношения к психической болезни. Тогда это было просто совпадением. Между потерей веса и психической болезнью, новым ее наступлением, нет никакой причинно-следственной связи. Тут мы имеем" дело с тем же самым явлением, с которым мы имели дело, выполняя упражнение на ложь на прошлой неделе. Я сказал: "Так, наступило время лгать", а кто-то мне ответил: "О, мы готовы врать". А вы сказали: "Если я буду лгать, то это значит, что я буду сумасшедшей." Раньше я врала и я была сумасшедшей. И .если я сейчас снова начну врать и не смогу сказать, в чем разница между правкой и ложью, я снова буду сумасшедшей, потому что именно потому я была сумасшедшей раньше. Если вы хотите сделать их сумасшедшими, пожалуйста, делайте, но я лучше пойду отсюда!... Остальные же закричали:

"Нет, нет, мы хотим остаться здесь и стать сумасшедшими".

Тогда я вышел к вам за дверь и сказал: "Посмотрите, ложь плюс незнание того, что есть ложь, а что есть правда, было для вас якорем для сумасшествия. У остальных людей в комнате нет такого якоря, насколько мне известно. Когда вы сделаете это сейчас, мы собираемся дать вам новый якорь.

Давайте обведем черными линиями те образы, говоря о которых вы будете лгать, и то будут очень важные черные линии. Сейчас вы можете лгать и знать, что вы лжете, и, таким образом, в этот раз вы не сойдете с ума". . Все, что я в действительности сделал, это поставил буквально мета-рюмку вокруг того, что происходило. Это очень маленькое изменение в вашей стратегии. Вы по-прежнему создаете сконструированные визуальные образы. Вы просто отделяете сконструированные образы и выделяете те из них, которые обведены черной линией, и это создает у вас новое чувство по поводу того, что вы делаете. Когда я говорю: "Так, а сейчас сами", то вы солжете. Я спрошу: "Вы сумасшедшая?" И вы ответите: "Нет". Я спрошу тогда, что же из этих двух утверждений ложь? "Ну вот это вот, что обведено черной линией, это и есть ложь. Каждому это видно". Суть заключается в следующем: если вы собираетесь снизить свой вес и вернуться к тому весу, который у вас связан с состоянием сумасшествия, вы тоже должны поставить вокруг этого новую рамку. Это должно стать функцией новой части. Если вы собираетесь вернуться к тому весу, который имели тогда, когда были сумасшедшей, то существует, конечно, вероятность того, что вы снова сойдете сума. Но поскольку сейчас бы не являетесь сумасшедшей, вы можете вернуться к своему весу и без этого.

Это различие должно быть встроено в ту часть, построением которой вы сейчас занимайтесь. Очень важно, чтобы эта новая часть умела различать эту Терри и ту, которая была сумасшедшей. Эта Терри находится в другом возрасте, и у ней есть гораздо больше информации о мире внутреннего опыта, нежели у той Терри. Вы знаете сейчас, как делаются многие вещи, о чем вы не знали тогда. Та Терри ничего не знала об НЛП Она не знала, как зацеплять психиатров с помощью якоря. У вас сейчас есть масса разных средств и способов, чего вы не имели тогда, они у вас появились не только из НЛП, но и из транзактного анализа, и вы, кроме того, знаете еще массу вещей( которые не имеют ничего общего с психотерапией. Итак, новая часть должна быть способной указать массу различий между той и этой Терри.

Есть ли еще какие-либо вопросы относительно того, как использовать возражения для создания новой части, которую вы хотите построить. Это очень важная часть всего процесса. Это - суть процесса построения таких частей, которые функционировали бы гладкой так, чтобы вы не кончили чем-нибудь вроде анарексии.

Билл: Я хотел бы иметь часть, которая позволила бы мне писать с ощущением комфорта, не агонизируя. Есть и часть, которая возражает. Когда я спрашиваю: какова твоя функция?, она отвечает: "Моя функция состоит в том, чтобы вы осознали все возражения, все возможные критические замечания в ответ на те, что вы напишете".

Хорошо. Противоречие, которое я слышу, заключается в том, что эта часть хочет, чтобы вы писали. Ее обязанность состоит в том, чтобы помогать вам писать. Как же это противоречит тому, чтобы вы писали с ощущением комфорта?

Билл: Я люблю писать, проблема состоит в том, что, когда я делаю это, я потею кровавым потом.

Это невозможно. Тут то же самое противоречие. Вы говорите: "Я люблю писать, это мне так больно".

Билл: Один мой друг однажды сказал: "Я не люблю писать, я люблю, когда уже написано", i Ну, это уже нечто другое.

Билл: Я осознаю, .что сажусь за пишущую машинку полный вдохновения.

"Ну, сейчас я напишу массу интересных вещей". Ну, а потом мне становится мучительно больно.

Да, я согласен. Но знаете ли вы, что вы должны сделать, чтобы удовлетворить эту часть? Одно простое решение может состоять в том, чтобы вы попросили ее читать то, что вы напишете в конце каждой страницы.

Билл: Ну, я рассматривал эту возможность и попросил ее придержать свои возражения, пока я не закончу первый вариант. Но тогда она ответила: "Когда ты садишься, ты уже пишешь первый вариант".

Хорошо, но вы не должны рассматривать каждое от-• дельное возражение.

Вы должны найти решения, которые сохраняют функции их частей, которые возражают. Возражающая часть говорит: "Посмотри, если ты это напишешь, то при этом не учтешь все те возражения, которые возникнут у людей". Все, что вы должны сделать, это создать такую фантазию, когда вы садитесь и пишете с ощущением комфорта, а затем в конце собираете вашу работу и разрешаете этой части поработать над текстом с красным карандашом. Будет ли эта часть тогда удовлетворена? Лично я делаю именно это с чужими статьями. У меня есть такая часть, которая делает это превосходно, в особенности когда я имею дело не со своим текстом. Они называют это "редакторской работой". Это может быть очень ценная часть.

Люси: Мне возражает часть, которая не хочет, чтобы я теряла контроль...

Контроль над чем?

Люси: Который я возложила на часть, которая будет... Подождите минуточку! Эти формы очень важны. У вас есть часть, которая возражает, так?

Какова же ее функция?

Люси: Ее функция заключается в том, чтобы охранять меня от ощущения беспомощности. Это не функция, это поведение. Люси: Она защищает меня от всякого вреда. Это поведение. Это не функция. Что произойдет, если вы почувствуете себя беспомощной? Что эта часть старается сделать для вас, охраняя вас от чувства беспомощности? Что если вы почувствуете себя беспомощной? • Люси: Это бесполезная функция.

Нет. Просто вы еще не знаете, в чем состоит функция этой части. Что она делает для вас, защищая вас от чувства беспомощности? Это первый вопрос.

Второй вопрос состоит в том, как связаны более частные оргазмы с ощущением беспомощности или с его отсутствием? Я н хочу, чтобы вы вербально мне на это отвечали. Суть состоит в том, чтобы сформулировать настолько ясно функцию, чтобы понять, как вы должны модифицировать вашу фантазию, чтобы эта часть была удовлетворена.

Рэй: Я был очень удивлен, что нашлась часть, которая возражала против того, чтобы я импровизировал на фортепиано. Первое возражение состояло в том, что в конце концов на вечеринках я буду сидеть за пианино вместо того, чтобы общаться с другими людьми.

Хорошо. Я не просил вас задавать этот вопрос. Это важно. Я сказал, если вы обнаружите возражающую часть. Не спрашивайте ее о том, в чем состоит возражение. Спросите ее о том, в чем заключается ее функция, чтобы вы знали, за что отвечает эта часть. И только тогда, когда вы не понимаете, как ее функция может вызвать возражение против новой части, спросите ее, в чем состоит возражение.

Рэй: Потом я спросил и это.

Правильно. Это очень важно, чтобы вы, находясь в моей группе, задавали вопросы так, как я вам говорю. Когда вы вернетесь домой, вы сможете строить новые части так, как вам захочется. Если вы не знаете, в чем состоит функция возражающей части, вам будет очень трудно удовлетворить ее.

Билл: Я задал вопрос: "Что, как выдумаете, произойдет, если вы получите критическую обратную связь?" Ответ, который я получил, был таков: "Если это случится, я почувствую себя одиноким и неадекватным". Таким образом, эта часть хранит меня от чувства одиночества и неадекватности.

Ну, в каком-то смысле это тот же самый ответ. Это просто перефразирование Ну, вы знаете, моя обязанность состоит в том, чтобы охранять тебя от чувства неадекватности и одиночества. "Да, но что произойдет, если я почувствую себя одиноким и неадекватным". "Ну, тогда ты почувствуешь себя плохо. Моя обязанность состоит в том, чтобы не допускать этого". "А что произойдет, если я почувствую себя плохо?" "Ну, если ты почувствуешь себя плохо, тогда ты поймешь, что люди не любят тебя". Вы просто называете другими словами то, чего не хочет для вас эта часть - ощущения неблагополучия. Но такое переопределение дает вам несколько больше информации. Теперь вы можете сделать, например, вот что: встроить и конструкцию новой части либо защиту против критики со стороны окружающих, либо способ, с помощью которого вы можете наслаждаться критикой в ...

Вы можете понять и встроить в новую часть следующее: Когда люди критикуют вас, это предоставляет вам беспрецедентную возможность сделать множество реакций. Например, продемонстрировать, как громко в. можете кричать.

Другой вариант - использовать их поведение. Когда люди сердятся, это представляет для вас беспрецендетную разрядку, возможность проверить ваши навыки утилизации.

Существуют и другие возможности. Таким образом, вы не должны чувствовать себя одиноким. Вы можете сделать критицизм базой для длительных взаимоотношений.

Сейчас я хочу вам рассказать об одной очень странной вещи, которую я заметил еще в подростковом возрасте. Каждый, кому случилось меня побить, становился моим другом, и наоборот. Когда я был подростком, я жил в очень суровом месте, и я открыл, что один из лучших способов завязать доверительные, устойчивые взаимоотношения с определенным человеком - это дать ему по соплям. Я осознал это примерно в восьмом классе. Если б около меня был человек, с которым я хотел подружиться, то самое удачное, что я в этом случае мог сделать, - это дать ему по соплям. Я не представляю, как это работает, но это интересный феномен.

Мужчина: Обнаружили ли вы какие-либо ситуации, когда такое поведение неадекватно?

Нет, до сих пор не обнаружил, весь мой профессиональный опыт и профессиональные отношения построены на этом. Я езжу по стране, оскорбляю людей, а они платят мне деньги. Не странно ли это?!

Харвей: Я хочу поподробней представить мой список функций, чтобы увидеть, понял ли я это. Одна из функций - это хранить меня от неудач.

Давать мне время для отдыха - это вторая функция. Все это функции, не так ли? Конечно.

Харвей: Получать любовь от других. Вызывать особенную реакцию. Да. Я надеюсь, что ваша часть знает, что именно она имеет в виду под номинализацией "любовь". Вам нужно попросить ее быть более конкретной. Это важно.

Харвей: Хорошо. Я обнаружил еще одну функцию - быть заботливым человеком.

Это поведение, а не функция. Я собираюсь сделать так, чтобы все здесь уловили различие между поведением и функцией. Вы можете не научиться строить части, но вы за оставшееся здесь нам время должны усвоить то. что такое функция. "Быть" - это описание. Послушайте фразу: "Быть или не быть". Когда вы делаете утверждение: "...быть таким или другим" - это описание поведения. "Быть сердитым. Я хочу иметь часть, которая . заставляла бы меня сердиться". Это не функция. Это просто описание поведения.

Часть, которая хочет, чтобы вы были заботливы, она хочет, чтобы вы заботились о ком, где, почему и • для какой цели?. Чего она хочет достичь тем, что заставляет вас быть заботливым? Что случится, если вы не будете заботливым?

Харвей: Идея, которая за этим лежит, состоит в том, что я не хочу стать похожим на машину.

Да, это, конечно, из гуманистической психологии "Я не хочу быть андроидом. Поэтому я должен действовать так все время, я буду выражать благосклонность каждому, и таким образом я уклонюсь от опасности стать роботом". Суть состоит в том, что эта часть хочет заставить вас делать нечто, что составляет понятие "быть заботливым". Я совершенно не имею понятия, что это означает. Означает ли это, что вы будете говорить людям честно все то, что они действительно желают слышать? Или же это означает, что вы будете гладить каждого? Что это означает? Не отвечайте, потому что меня совершенно не интересует содержание. Я хочу, чтобы вы знали, какова функция данного специфического поведения. Может быть, эта часть не хочет, чтобы вы стали роботом. В этом случае заботливость или не заботливость тут ни при чем. Вы можете снова вернуться внутрь себя и сказать: "Подумали ли вы когда-нибудь о том, насколько сильно связаны понятия заботливость и роботоподобие?" Возьмем заботливого и незаботливого человека. Если я буду всегда заботливым, по меньшей мере я буду иным роботом.

Вопрос состоит в следующем: Какова функция данной части? Если функция этой части состоит в том, чтобы уберечь вас от опасности превращения в андроида, тогда следующий вопрос будет таков: "Что это означает?" "Означает ли это, что ваше поведение будет лишено стереотипов, или это означает, что вы не будете делать всех тех вещей, которые Маслоу назвал плохими. Весьма важно определить функцию данной части.

Рэй: В этот раз, когда я задал вопрос о функции, я получил ответ: "Я забочусь о том, чтобы ты не стал похож на своего отца". Только психолог мог такое сказать. Рэй: Мой отец играл на фортепиано. Так. Но это по-прежнему функция. Вы должны пойти немножко дальше. Если б вы стали похожим на своего отца, импровизируя на фортепиано, то что бы тогда случилось? Эта ваша часть считает, что в том, как ваш отец играл на пианино, было что-то негативное: он либо делал из себя дурака, или делал при этом что-то такое, чего не " хотела видеть эта часть? Так? Итак, что это было? Рэй: Он избегал общения с людьми. Так. Хорошо. Итак, мы обнаружили часть, которая отвечает за то, чтобы у вас были личностные отношения с людьми. Хорошо. Сейчас все, что мы должны сделать, - это построить способ общения с людьми и встроить его в новую часть, которая отвечает за то, чтобы вы импровизировали на фортепиано. Вы должны определить, что означает "личное" отношение, поскольку это, конечно, не пение песен. Может быть, это означает, что вы можете тихо играть на фортепиано и при этом вести осмысленную углубленную психологическую беседу.

Женщина: Желание, чтобы обо мне заботились, - это функция или поведение.

Это ничего. Настолько это неспецифично. Это не является ни тем, ни другим. "Чтобы обо мне заботились" - как конкретно, каким способом? Кто?

Женщина: Я стремлюсь восстановить то, что я испытала в моей родительской семье.

Вы стараетесь построить часть, которая будет что-то делать, так, так?

Что она будет делать?

Женщина: Она должна позволить мне чувствовать себя хорошо, когда я танцую перед публикой.

Разрешить вам танцевать? Тогда вы используете не ту модель переформирования, поскольку здесь обнаруживается часть, которая не дает вам делать это. Женщина: О, да, я знаю... я знала это, начиная и... Но ваша мысль соскользнула куда-то в сторону. Суть состоит в том, что здесь имеется часть, которой это не понравится, потому что обязанностью ее является не позволять вам танцевать перед людьми. У этой части будут очень сильные возражения. Итак, вы обнаружили возражающую часть, ее функцией является "чтобы о вас заботились". Обратитесь внутрь себя и скажите ей: "Я совершенно не представляю, что это такое - "чтобы обо мне заботились", что именно это означает в терминах внутреннего опыта?"

Женщина: В моей родительской семье я должна была делать X, Y и Z, и тогда обо мне заботились.

Хорошо. Возможно, вы должны были выносить мусор, и за это родители о вас заботились. Но я спрашиваю: "Что это означает в вашем теперешнем опыте?"

То, что вы говорите, настолько неспецифично, что я не могу,помочь вам. Это подобно тому, как кто-то смотрит на человека и говорит: "Существительное, глагол, прилагательное, существительное". В вашем предложении нет никакого содержания, я даже не могу отреагировать на него. Это немного слишком нормально. Единственное, что вы должны знать об этой части, заключается в следующем: "Что ты для меня делаешь. Конечно, ты часть меня. Я больше не живу с моими родителями. Я хочу знать, что ты для меня делаешь и как ты возражаешь против того, чтобы я танцевала. Если я буду танцевать, что такого плохого может случиться?"

Вы должны добиться ответа на оба вопроса. Вы должны узнать, в чем заключается обязанность этой части. "Что ты для меня делаешь?" "Я хочу, чтобы о тебе заботились". "Как ты это делаешь, как? Что именно ты для этого делаешь?"

Знаете, забота может означать, что люди крепко обнимают вас. Или, возможно, они испытывают приятное чувство, общаясь с вами. Вы должны определить, что означает слово "забота" в терминах внутреннего опыта. Только это в конце концов имеет значение.

Дэн: Я хочу построить часть, которая бы позволила мне иметь доступ ко всей визуальной и аудиальной, информации, которую я воспринимаю. Другая часть возражает против этого. "

Я с ней согласен. Впрочем, какова ее функция? Что она для вас делает?

Что произошло бы, если бы Дэн действительно имел часть, которая в любой момент могла произвести всю визуальную и аудиальную информацию? Люди, которые это умеют, называются сумасшедшими учеными, и их кладут в психиатрические больницы. Сумасшедшие ученые совершенно дисфункциональны, они не могут вообще действовать как человеческие существа. Они постоянно осознают все, что когда-либо произошло с ними. .Они могут прекрасно перемножать числа. Они могут быть гениями в математике, но не могут функционировать в мире опыта, так как находятся в основном в состоянии "даун-тайм".

Если у. какой-то части есть возражения, возьмите во внимание, а затем переопределите то, что должна делать новая часть.

Дэн мог бы переопределить задачу новой части. Например, так: "Я хочу построить часть, которая давала бы мне доступ к новой информации, к некоторой информации обо всех якорях, которые возникают в определенной среде". Или: "Я хотел бы уметь анализировать определенные страницы книги, которую я прочел один раз". Какова бы ни была задача новой части, определите ее конкретно в терминах внутреннего опыта так, чтобы вы знали конкретно, что должно произойти, чтобы другие части вашей личности знали, будут ли они против этого возражать или нет. В таком случае, если возражения будут, они будут ценными.

Билл: Я получил функцию части, которая отвечает за мои трудности в тот момент, когда я хочу что-либо выразить словами. Функция такова: "Видишь ли, я хочу снизить вероятность того, что над тобой будут смеяться или презирать тебя. И я хочу максимально повысить вероятность того, что тебя будут уважать и даже относиться к тебе с почтением".

Хорошо. Ну, Это очень широкая функция. Можно сказать, что эта часть не хочет, чтобы вы выставляли себя дураком перед другими. Билл: Хорошо. Но ведь это функция?. Да. Это функция. Но все-таки вопрос состоит в том, что же произошло бы если бы вы выставили себя дураком?

Билл: Но мой вопрос состоит не в этом. Мой вопрос таков: "Употребляю ли я те слова, которые соответствуют именно функции, а не поведению?"

Ну, эти слова в основном описывают поведение, но последствия выполнения функции тесно связаны с поведением.

Билл: Назовите, пожалуйста, несколько слов, которые бы описывали функции.

Хорошо. Например, "если я выставлю себя дураком, то мой доход снизится, потому что мои клиенты обратятся к кому-нибудь другому". Эта часть не дает вам делать из себя дурака, потому что она опасается, что вы потеряете тогда своих друзей, сотрудников и клиентов. Функция обстоит в том, чтобы вы сохранили ваших друзей.

Билл: Итак, мы имеем утверждение типа "если, то...", и функция будет описывать часть "то..." в этом утверждении?

Да. Это один из способов списать функцию. Существуют и другие способы.

Это не так просто, как бы вам хотелось. функция - это то, что вы получаете, а поведение - это то, как вы этого достигаете.

Люси: Я снова вернулась к своему списку. Одна из моих частей возражала, а затем добавила: "Да, это неважно".

Спросите, действительно ли важным является ее возражение...

Люси: Да нет. У меня есть и другая часть, которая не хочет давать мне то, что я хочу, поскольку у меня есть уже многое, и если я получу что-нибудь еще, то это будет нечестно. Вот ее довод.

Я не просил вас собирать доводы. Какова функция этой вашей части? Вот это важный вопрос. Мы не должны интересоваться доводами каждой части. Люси:

Хорошо. Я еще раз должна вернуться к этому. Что это за часть?

Люси: Это плохая часть, я не хотела бы ее иметь. Нет, нет. Нет! У вас нет плохих частей. У нас все части, все части хорошие. Единственный вопрос состоит в следующем: "Что именно хорошее они для нас делают?"

Люси: Она хочет убедить меня в том, что я заслуживаю всего того,•что я получаю.

Конечно же, это так. Хорошо. Итак, это функция данной части. А ее возражение состоит в том, что если вы будете получать что-либо слишком легко, то вы не будете это ценить. Затем вы встраиваете в вашу фантазию такие поведенческие реакции, которые говорили бы о том, что вы заслуживаете того, что даст вам ваша новая часть.

Нэнси: Я, конечно, могу учесть все возражения, но я , получила сообщение, что у меня, есть необходимость еще в одной новой части, союзнике, который помог бы мне все это сделать.

Хорошо. Но я думаю, что по всей вероятности, было бы лучше, если бы вы нашли союзника среди тех частей, которые у вас уже есть. У вас нет необходимости строить совершенно новую часть. Просто обратитесь внутрь себя и найдите какую-либо часть, которая помогла бы вам сделать то, что вы хотели. Построить две новые части за один день - это слишком большая работа.

Нэнси: Возражение одной из частей состоит в том, что, если я построю новую часть, я не смогу замечать, когда люди относятся ко мне неодобрительно. Какова функция это части?

Нэнси: Эта часть, которая заботится о том, чтобы я не имела неудач. -

Ее не заботит то, будут у вас неудачи или нет, ее интересует то, будут ли люди одобрять вас или нет. Нэнси: Ну да, - это связано. Конечно. Если вы потерпите неудачу, люди могут вас не одобрить. Но эта ваша часть заинтересована во мнении других о вас.

Нэнси: Да, и это также связано с тем, буду ли я получать то, чего я хочу.

Хорошо. Эта часть заботится о том, что, если люди не будут, одобрять вас, они, например, могут не дать вам работу или что-нибудь еще. Но правильно ли я вас понял? Вы сказали, что не убеждены в том, есть ли у вас сенсорный опыт, который бы говорил вам, что вы ведете себя так, что люди не одобряют вас? Мне нужен буквальный ответ на этот вопрос. Есть ли у вас сенсорный опыт, или его нет? Нэнси: Я догадываюсь, что он есть. Хорошо.

Сейчас вы просто обратитесь внутрь себя к той части, у которой есть такой сенсорный опыт и скажете "Эй, часть, я нуждаюсь в твоей помощи. Мы строим Джорджа - новую часть, которая будет делать X, но Джордж нуждается в определенном сенсорном опыте, который у тебя есть. Я хочу, чтобы ты связался с новой частью, если мы решили ее построить". Новая часть не нуждается в том, чтобы встраивать в нес все свойства. У вас уже есть части с разными свойствами, которые могут быть нужны, и вы можете просто попросить их о помощи.

Когда вы получите все функции и возражения всех частей, которые возражают, переопределите, перестройте свою фантазию так, чтобы все возражения были учтены и все части удовлетворены. Проверьте с каждой частью по очереди, что ваша новая фантазия так отражает результат, к которому вы стремитесь, что возражения при этом исчезают. Итак, вы создаете новую фантазию, при которой возражений больше нет.

Например, в случае Тэрри новая фантазия должна быть построена так, чтобы новая часть была ответственна за то, чтобы она умела различать две Тэрри: когда она была "сумасшедшей" и ту Тэрри, которая имеется сейчас. Пока она будет способна определить это различие, часть, ответственная за психическое здоровье Терри, не будет иметь возражений.

Если у вас есть часть, которая опасается, что вы сделаете из себя дурака, то вы должны встроить в новую часть способность иметь сенсорный опыт, который говорил бы вам о том, когда это происходит. В ином случае другие части будут всегда опасаться, что если вы что-либо сделаете, то другие сочтут вас дураком. Вы должны встроить в новую фантазию петли обратной связи для каждой возражающей части. Если Билл пишет, он должен иметь при этом возможность стать кем-то другим и прочесть свою рукопись для того, чтобы определить, когда ответом является: "Это просто глупо", а когда: "Это просто здорово!"

Какие бы возражения не имели ваши части, вы встраиваете в фантазию такие предохранители, что картина мира, которая получается при функционировании вашей новой части, не вызывает возражений и тревогу ни у одной из частей вашей личности. Мы хотим не только построить новую часть, но и обеспечить ее изящное, гладкое, безотказное функционирование, сделать так, чтобы эта часть работала и при этом не наступала на пятки ни одной другой части.

А сейчас, если вы уже получили все возражения и все функции возражающих частей, приступайте к построению новой фантазии. Сначала делайте это в диссоциации, а затем войдите в образ и почувствуйте его изнутри.

Перестраивайте фантазию до тех пор, пока не останется неудовлетворенных частей.

* * *

Если вы создали фантазию, в которой увидели себя со стороны делающим что-либо, затем переместились внутрь образа и почувствовали то, что вы испытываете, делая это, то это означает, что вы уже сделали все необходимые приспособления на подсознательном уровне (в терминах стратегий, репрезентативных систем и всего имеющего к этому отношение) и новая часть теперь знает, как генерировать поведение и достигать того, чего вы хотите достичь.

Однажды один преподаватель музыки сказал мне: "Если ты можешь услышать что-то внутри себя, то можешь это и сыграть. Вопрос состоит в том, насколько верно ты это делаешь". А другой человек, у которого я брал уроки музыки, сказал: "Если ты можешь услышать что-то внутри себя, то можешь воспроизвести это с помощью своего рта, а если ты можешь сделать это ртом, то можешь сделать и руками". За таким пониманием скрывается следующее: "Чтобы создать фантазию, вы внутри себя проделываете все, что потом будете делать реально.

Например, в подобной фантазии вы видите себя, как вы кого-то встречаете, рассказываете ему смешную историю и он смеется. Пока вы это делаете, вы проходите через все необходимые стратегии создания смешной истории: вы используете креативность, соответствующие жесты, интонации, и все эти аспекты поведения функционируют в подобной фантазии.

Шестой шаг является гораздо более метафоричным. чем остальные шаги, и он требует от вас некоторой конгруэнтности. Вы просите свои подсознательные ресурсы проанализировать эту фантазию и извлечь из нее существенные ингредиенты. То, что ваше подсознание должно делать сейчас, для него привычное дело, оно занимается этим все время. Вы хотите, чтобы ваше подсознание собрало все те первые воспоминания, с которых вы начинали, те случаи из вашего прошлого, когда вы проявляли соответствующие поведенческие реакции или какие-то подобные, и фантазию, над которой вы работали, и все лежащие за ними структуры, и всему этому, по вашему желанию, ваше подсознание должно придать реальное существование. Именно таким способом образовались все остальные части вашей личности, которые вы уже имеете. Ваше подсознание может сделать это для вас; оно все время этим занимается. Те из вас, кто занимается транзактным анализом, имеют транзактные части - как вы думаете, как они у вас появились? Вы сами сделали их.

Итак, вы обращаетесь внутрь себя и говорите: "Итак, здесь возможны два (отучая: части строит либо мое подсознание, либо какая-то часть моей личности. Как бы там ни было, я хочу, чтобы новая часть была сейчас построена, и чтобы ей было придано реальное существование". Вы не приступаете к этому шагу, пока не получите хорошо сформированную фантазию, которая не вызовет возражений ни у одной части личности. Когда вы модифицируете вашу фантазию так, что каждая часть будет удовлетворена, тогда приступайте к этому шагу. Вы должны заставить ваше подсознание иди какую-то часть вашей личности придать новой части реальное существование, чтобы она отныне функционировала сама по себе. Мужчина: Не могли бы вы повторить все это? Сейчас вы хотите заставить какую-то часть своей личности или ваше подсознание, как бы вы этот вопрос ни рассматривали, проанализировать фантазию. Я говорю всего лишь следующее: "Посмотри в этой фантазии вы использовали стратегию, которая сработала. Вы хотите чтобы часть, которую вы хотите построить, использовала фантастические переживания как некоторые основания для того, чтобы в реальности действовать согласно этой стратегии". Тем не менее клиенту вы этого не говорите. В каждом случае вы используете соответствующие данному случаю метафоры. Как бы вы сами это ни представляли, как бы ни называли: стратегией или частью, вы просто говорите: "Посмотрите, сейчас вы обратитесь внутрь себя и узнаете то, что вам необходимо узнать". Клиенту я скажу именно это. "Извлеките из фантазии те элементы, о которых нам необходимо знать, чтобы построить часть, которая будет делать задуманное действие совершенно и легко и в каждый момент, когда это будет нужно". Итак. Я сейчас хочу, чтобы вы приступили к выполнению этого шага. Если вы зайдете в тупик, дайте мне знать. После этого я продемонстрирую вам некоторые способы проверки...

* * *

Проделали ли вы уже этот шаг? Так, а сейчас мы сделаем самый важный шаг - седьмой. Сейчас мы должны проверить, наличествует ли у вас новая часть.

Вы можете сделать это с помощью разных способов. Вы можете обратиться внутрь себя и спросить: "Здесь ли ты?" Это всегда хороший первый шаг. Вы можете сделать это и бихевиорально, создав ситуацию, в которой новая часть могла бы проявиться, и посмотреть, что произойдет. Вы также должны добавить к своей проверке множество реакций присоединения к будущему, в особенности, если действия нашей части касаются других людей.

Итак, как ваша часть собирается работать? ("кажите мне что-нибудь о том, как она будет это делать? Когда она будет способна что-то сделать?

Тэрри: Ну, если я, например, встану на весы и буду весить на два фунта больше, чем я хочу, мая новая часть даст мне знать о том, что я должна есть меньше, чтобы сбросить вес.

Таким образом, она будет сажать вас на диету. Будет ли она составлять для вас диету, или это дело другой части?

Тэрри: Такая часть у меня уже есть. Хорошо. У вас для этого есть другая часть. Обязанность новой части заключается в том, чтобы говорить: "Сейчас пришло время". Что еще она будет делать?

Тэрри: Когда я достигну желаемого веса, она будет выдавать мне образ, на котором я буду выглядеть иначе, чем я выглядела тогда, когда была сумасшедшей. Что она могла бы сделать прямо здесь и сейчас? Тэрри: Она могла бы позволить мне зайти в столовую, и обедать вместе с другими участниками семинара, и при этом есть только то, что я действительно хочу съесть, и она не будет позволять мне есть все.

Итак, она будет прерывать автоматическую последовательность действий "рука-рот". А как бы я мог узнать, что эта часть у вас находится в состоянии активности? Если бы я зашел в столовую, что бы я увидел?

Тэрри: Вероятнее всего, вы бы увидели, что на моей тарелке лежит много еды и только та еда, которую я действительно люблю. Вообще-то я не очень уверена, что действие этой части можно заметить визуально. Эта часть будет сбрасывать вес резко или медленно?! Тэрри: Медленно. Я согласна только на это. Мы уже говорили об этом с моим мужем. Если он хочет есть, он может это делать, а я не должна. Хорошо, что еще сделано? Билл: Моя часть хочет подождать пока... Тише! (С презрением). Я вас не спрашивал... Итак, что произошло? Я просто проверил вашу часть. Вы ведь строили часть, которая помогала бы вам реагировать на критику, не так ли?

Билл: Ну, я вспомнил, что... мне было забавно... и я реагировал на это так, что это... мне помогло. В противовес чему?

Билл: В противовес чувству, что я сделал только что-то ужасное, чувству смущения, стыда или ощущения того, что я должен был ответить агрессивно.

Хорошо. Еще кто-нибудь?

Пэт: У меня есть новая часть, я даже ее вырастила, сейчас ей около двадцати пяти лет.

Ах, мне нравится это. Хорошо, вы построили новую часть. Что она будет делать?

Она позволит мне узнать, что я что-то знаю, и действовать на основании того, что я знаю. И моя проверка заключается в том, что я говорю вам сейчас, что у меня есть эта часть, и я знаю также, что я знаю...

Дайте мне пример результата. Если бы вы строили другую часть, какова бы была ее функция, чтобы...

Пэт: Я возвращусь домой и собираюсь использовать новую часть везде. Я собираюсь обучать ее, я собираюсь.

Это то, что делает эта часть, а сейчас скажите мне о другой части. Если бы вы собирались строить новую часть, какова бы была ее функция? Если бы я собирался вас воспитывать и заставил бы вас продемонстрировать построение совершенно новой части в другой области вашей жизни, что бы вы построили?

Какова бы была функция этой совсем новой части?

Пэт: Ее функцией было бы наиболее полное использование моего подсознания так, как это было, например, только что.

Хорошо. А теперь скажите, это функция или поведение?

Пэт: Я думаю, это функция. Хорошо. Вы в этом уверены? Пэт: Она должна будет делать это в действии. Да, но я просто спрашиваю вас о том, уверены ли вы в том, что вы хотите посвятить себя этому? Пэт: Я совершенно уверена. Это функция. Хорошо. Кстати, научились ли вы проверят эти вещи? ... У кого есть что-либо еще? Мужчина: Мне кажется, у меня получилось. Что за часть вы построили, что она делает? Мужчина: Это часть, которая говорит: возьми и попробуй сделать что-то, о чем ты думаешь, что знаешь, как это делается.

Попробуй сделать это и посмотри, что произойдет.

Итак, эта часть заставляет вас сделать что-то, чтобы определить, действительно ли вы знаете, как это делается. Звучит хорошо. Для этого вы построили новую часть, и вы закончили, так? Хорошо. Выберите что-либо, что вы, как вам кажется, знаете, но в этом не уверены.

Мужчина: 6 данный момент я не уверен в том, что я .. могу сказать вам о том, что мне удалось как следует построить свою новую часть. . Так можете ли вы сказать мне это или нет?

Хорошо. Что еще такого вы выучили, но не до конца уверены, что вы это сможете сделать?

Мужчина: Я научился реализовывать стратегию с. начала до конца, и я хотел бы знать, что один шаг стратегии логически ведет к другому шагу.

Хорошо. Я бы хотел, чтобы вы собрали сегодня группу людей, которые еще этого не понимают, и провели с ними семинар по этой теме в той аудитории в 7 часов 30 минут. Мужчина: Хорошо. Хорошо? Кто еще?

Мужчина. У меня теперь есть часть, которая позволяет мне говорить в группе.

Да, я первый раз это услышал от него! И как она себя чувствует, говоря?

Психология bookap

Мужчина: Прекрасно.

Я рекомендую вам попытаться построить новую часть для кого-либо другого и посмотреть, что произойдет при этом. На нашем сегодняшнем занятии не были многие из участников семинара. Выберите кого-либо из них и проверьте, как работает та модель.