УРОК ДЕВЯТЫЙ. Сила неопределенности

В этой главе:

— Принципы языка Милтона:

— Раппорт и утилизация

— Применение милтоновских структур

У вас есть немного времени?» По своей грамматической структуре такой вопрос требует ответа либо «да», либо «нет». Однако в практике общения можно не сомневаться, что в данном случае время у собеседника найдется, даже если на самом деле его в обрез, — этот результат и соответствует намерению неточно сформулированного вопроса. Показательно, что подобная форма приводит к положительному ответу намного чаще, чем более точный вопрос, например:

«Не могли бы сказать, сколько времени в вашем распоряжении?»

Сходным образом вопрос: «Вы не могли бы немного подвинуться?» приводит к аналогичному отклику-действию — вместо буквального ответа «да» или «нет». Продавец добивается встречи с потенциальным покупателем, когда предлагает: «Встретимся в четверг или вы предпочитаете среду либо вторник?» При этом покупатель невольно сосредоточивается на явно выраженном выборе, хотя в действительности не так уж хочет обязывать себя обещанием встретиться.

Эти распространенные примеры показывают, что неопределенный или обобщенный язык способен принести удачные результаты в тех обстоятельствах, когда более точные и, вообще говоря, правильные формулировки могут оказаться безуспешными. Не осознавая лингвистической неопределенности подобных оборотов речи, мы пользуемся ими очень часто, поскольку инстинктивно чувствуем, какой отклик они, вероятнее всего, вызовут. На этом уроке мы обсудим целый ряд подобных оборотов речи, которые вы сможете применять целенаправленно (то есть намеренно), чтобы достичь намеченного результата общения.

Модель Милтона охватывает языковые структуры, которые основоположники НЛП Ричард Бендлер и Джон Гривдер смоделировали благодаря работам Милтона Эриксона — вероятно, одного из самых примечательных гипнотерапевтов в истории психологии Эриксон пользовался тем, что сам называл «искусством неопределенности», оборотами речи, которые делают общение более эффективным.

Мы уже знаем, что для достижения результатов общения можем пользоваться языком совершенно по-разному. В одних случаях нам следует вникать в подробности и точный смысл слов, а в других нашим целям больше соответствуют обобщенные, абстрактные понятия. Например, если вы хотите, чтобы собеседник сам, без постороннего руководства, воспользовался своим воображением, то чем меньшее влияние вы оказываете на его мысли, тем лучше. С другой стороны, вам может понадобиться обратиться к его чувствам, а не к его рассудку. Наконец, у вас может возникнуть желание избежать погружения в детали, чтобы не встретить возражений, либо намеренно опустить те подробности, которые не связаны с желаемым исходом общения. Кроме того, вы можете пользоваться языком для присоединения и его ведения, о которых мы говорили на пятом уроке. Милтоновский язык отвлекает сознательное мышление, обеспечивая доступ к подсознанию и всем его ресурсам.

Хотя подобные языковые структуры постоянно встречаются в повседневной речи, Милтон Эриксон активно и весьма эффективно пользовался ими, чтобы ввести своих пациентов в транс. Впрочем, все мы проводим большую часть времени в своеобразном трансе — «даунтайме», — а само состояние транса используется не только в гипнотерапии. Например, оно приносит пользу, когда вы получаете доступ к своему подсознанию, о чем мы говорили на третьем уроке. Кроме того, транс относится к «правостороннему» подходу, то есть связан с творчеством, решением проблем, улучшением памяти и многими другими формами развития. Погружение в транс при лечении, иллюстрируемое некоторыми примерами этого урока, происходит уже благодаря самому происхождению соответствующих языковых структур. Однако вы можете применять их в повседневном общении, главным образом для того, чтобы «перепрыгнуть» через осознающий разум, избежать его возражений и достичь намеченного результата общения.