Глава 5.

Фрагменты мозаики


...

Ступор и любопытство


Некоторые люди, в иных ситуациях бывающие амбициозными и энергичными, становятся безразличными и ленивыми, когда им приходится заниматься рутинной работой: перебирать архивы или приводить в порядок подвал, гараж или чулан. Бумаги уже некуда складывать, невозможно въехать в гараж, не задев мешков, набитых алюминиевыми банками, газетных пачек и старых велосипедов, а чулан превратился в смертельную ловушку, грозящую сокрушить любого человека, который, ничего не подозревая, вздумает отворить дверь. Вы знаете, что все это требует внимания… но вам просто никак не собраться, чтобы заняться этими вещами. Эмоция, которую люди чаще всего испытывают, когда могут подумать о необходимом деле, но не испытывают ни желания, ни мотивации им заняться, называется «ступором». Чувство ступора основано на амбивалентности, испытываемой по отношению к делам, которые, как вы считаете, следует сделать, но заниматься которыми вам не хочется. Другим расхожим примером является чувство ступора, охватывающее многих людей, когда им надо разобраться с налогами и привести в порядок прошлогодние чековые корешки, квитанции и документы.

Темп при ступоре, как правило, медленный. Ощущения кажутся притуплёнными, а реакции на происходящее вокруг замедляются. Один из наших клиентов уподобил эту ситуацию плаванию в арахисовом масле. Когда вы испытываете оцепенение, звуки тоже могут казаться вам замедленными и приглушенными. Ваше тело наливается тяжестью, а внимание рассеивается. Это отчуждение и отход от настоящего имеет смысл, так как обычно люди ощущают ступор ввиду выполнения какой-то текущей задачи, а не в связи с прошлой или будущей деятельностью.

С другой стороны, «любопытство» – эмоция, которую люди обычно испытывают, желая получить ответ на загадку или вопрос. Вы можете ощутить любопытство, обнаружив в почтовом ящике извещение с приглашением зайти на почту и забрать посылку, или найдя на своем огороде интересное и незнакомое растение, или когда звонящий вешает трубку, едва вы берете свою, или когда вот-вот родится ребенок, а вам не терпится узнать, кто это будет – мальчик или девочка. В каждом случае возникает одна и та же ситуация: нечто поставило вас перед вопросом, на который вам нужно ответить.



ris3.jpg


По сравнению с чувством оцепенения темп чувства любопытства, конечно, ускорен. Тело становится легким, ощущения обостряются и приходят в состояние большей готовности, а внимание сосредоточено на всем, что способно ответить на поставленный вопрос. Кроме того, когда вы ощущаете любопытство, ваш внутренний диалог обычно наполнен вопросами, а иногда – спекулятивными ответами на них (Где это? Что это? Как это устроено? Что же будет? Получится ли это? Не нужно ли чуть больше? Что если повернуть это чуть иначе?).

Какими бы ни были вопросы, возбуждающие и поддерживающие в вас чувство любопытства, ваше внимание сосредоточено на каком-то потенциальном источнике ответов. Этим источником можете быть вы сами, как в случае, когда вы пытаетесь вычислить, кто же вам позвонил, или нечто вовне, когда вы намерены чуть повернуть «это» и посмотреть, что произойдет. В любом случае вы открыты для информации. Эта открытость обусловлена определенными критериями: например, необходимостью что-то понять, или оценить, или узнать. Когда вы охвачены любопытством, вы высоко восприимчивы к входящей информации независимо от формы ее подачи – в виде перцептивных стимулов, идей или сторонних мнений. Если мы разместим любопытство, скепсис и подозрительность на шкале субъективной восприимчивости, то обнаружим, что «любопытство» является самым открытым чувством из всей тройки (на деле нередко бывает, что любопытствующий человек с готовностью принимает за чистую монету все, что ему говорят). Скептик же поступает наоборот и ищет изъяна в сказанном, тогда как подозрительность основывается на убеждении (и критерии) в необходимости выявить нечестную игру, а потому оказывается наименее открытым чувством из этих трех. При научении наиболее практичным бывает сочетание любопытства и скепсиса…

В отличие от оцепенения, любопытство обладает властью толкнуть нас на действие. Не доводилось вам вдруг вспомнить о какой-то вещи, которая у вас была, но которой вы не видели уже несколько лет, и потом задаться вопросом: где же она может быть? По мере раздумий над ее местонахождением ваше любопытство росло, пока вы не обнаруживали, что в ее поисках лихорадочно роетесь в ящиках стола, чулане и гараже. Возможно, что когда ваши размышления сменились решением найти эту вещь, ваше любопытство преобразовалось в чувство решимости.

Вот еще один пример силы, которой обладает любопытство. Через несколько страниц этой главы прямо в текст встроена картинка. Сумеете ли вы ее найти?

Прочитав это, достаточное ли любопытство вы испытаете, чтобы перелистать оставшиеся страницы и найти встроенный рисунок? Хотите ли вы разобраться в этом самостоятельно?

Подобно приведенным выше вопросам, простейший способ породить в вас любопытство – спросить об аспекте чего-то, чем вы уже успели хотя бы слегка заинтересоваться. Действенность таких вопросов повышается, если они касаются чего-то, имеющего для вас персональное значение. Например, преданный своему делу педагог может ощутить любопытство, задавшись вопросом о механизме действия мыла, но ему почти наверняка будет еще интереснее выяснить, каким образом людям вообще дается научение. Химик же, с другой стороны, может больше заинтересоваться свойствами мыла, чем аспектами научения.

Любопытство – великолепная эмоция для перехода к тому или иному поведению. Это объясняется тем фактом, что у большинства людей любопытство легко переходит в ощущение наличия мотивации и решимости. Эта эволюция обычно бывает результатом ответов, которые вы ищете, переходя от чего-то, что вам хочется знать (модальности возможности), к чему-то, что вы должны знать (модальности необходимости). Если вместо этого вы повысите темп, который ощущаете на фоне любопытства, то ваши эмоции могут сместиться в сторону беспокойства или нетерпения – вам нужно получить ответ сейчас.



ris4.jpg


Обратите внимание, что модальность, участие и темп – единственные компоненты, которые важны и для чувства любопытства, и для чувства оцепенения. Хотя каждая из этих эмоций может отличаться своими собственными фактическими модальностью, уровнем участия и темпом, важно понимать, что данные компоненты присущи им обеим. Поскольку они важны для обеих эмоций, постольку изменение одного или большего числа этих компонентов может стать вашим билетом на право выхода из ступора. Они выступают для вас средством передвижения к любопытству и пунктам назначения за его пределами.

Чтобы ощутить любопытство, вам нужно чувствовать свое активное участие в происходящем, использовать критерий желания узнать или понять и отмечать несоответствия между тем, что вам известно, и тем, что вы видите. Другие компоненты могут быть едва ли не какими угодно, и вы по-прежнему будете ощущать себя „заинтересованным. Вы можете испытывать любопытство по отношению к прошлому, настоящему и будущему; вы можете чувствовать, что должны, можете или хотите понять; ваше ощущение любопытства может быть интенсивным или легким; ваш темп может быть быстрым, придавая вашему любопытству оттенок нетерпения, или медленным, когда вы любопытны, но терпеливы; размер чанка, привлекшего ваше любопытство, может быть крохотным или огромным, и он может уменьшаться или увеличиваться по мере того, как вы будете все больше и больше узнавать о предмете.

Чтобы ощутить ступор, вам нужно рассматривать некое дело, которое вы должны или обязаны сделать в настоящем, и которым вы не хотите заниматься (временные рамки и модальности); вы должны плохо понимать свое участие в исходе дела, а ваш темп должен быть крайне медленным. Другие компоненты не имеют значения для чувства ступора. Так, вы можете ощутить глубокое или лишь легкое оцепенение; вы можете замечать, в чем именно происходящее вокруг вас соответствует, не соответствует или соотносится с другими вещами, и вы можете пользоваться широким диапазоном критериев, скажем, временем, интересом, необходимыми усилиями, вознаграждением, карьерным ростом и т. д.

Эти описания являются компонентами субъективного опыта, которые вам следует изменить в себе, чтобы перейти от одной эмоции к другой. Если вы ощущаете ступор, то вряд ли уйдете далеко. Это поведенческий эффект ступора. Конечно, бывают периоды, когда в этом нет ничего плохого. Однако на самом деле большую часть времени, когда вы испытываете ступор, вам хочется, чтобы соответствующие задачи были все-таки выполнены. Поэтому чаще всего вы, вероятно, либо ждете, пока ваше настроение не изменится и не позволит вам заняться делом, либо заставляете себя работать на фоне ступора, но уже с наслоением возмущения и гнева.

Не лучше ли уметь изменять свои чувства так, чтобы они были настроены на выполнение текущей задачи? Первым шагом в этом направлении могли бы стать вопросы, обращенные к самому себе и касающиеся задачи: те вопросы, на которые у вас нет ответа. В идеале эти вопросы должны затрагивать сферы личной значимости или интепега. Если, наппимео, вы готовитесь к подаче декларации о доходах, вы можете заинтересоваться влиянием, которое оказывает заблаговременное планирование налоговых расходов на благополучие вашей семьи. Если вы одновременно повысите темп, то обнаружите в себе ощущение любопытства, которое является эмоцией гораздо более гибкой и полезной для дела, чем ступор.

Допустим, что вы возбудили в себе ощущение любопытства, но все еще не готовы выбраться из кресла и засучить рукава. Вам нужны мотивация и решимость, лежащие в основе перехода к необходимым действиям. Вам нужно преобразовать вещи, о которых вы хотите узнать, в вещи, которые вам следует или которые вы должны узнать. Результатом будет чувство мотивации и решимости, которое наверняка подтолкнет вас к действию. А если в ходе этой процедуры вы обнаружите в себе чувство беспокойства или нетерпения, которые вам не понравятся, то вам уже известно, что вы должны замедлить темп, чтобы вернуться к эмоциональному уровню любопытства и решимости.

Опять же, у вас есть выбор касательно собственных эмоций, коль скоро вы знаете, как воздействовать на свое переживание. Посредством эмоций вы можете оказать сильнейшее влияние и на свое поведение, как это произошло в предыдущем примере, когда вы перешли от бездействия к активному участию. Приходилось ли вам бывать в ситуации, когда вам хотелось бы ощутить любопытство, но вы его не испытывали? Как вы могли бы повлиять на свое переживание в следующий раз, когда вы окажетесь в подобной ситуации, чтобы все-таки почувствовать в себе любопытство? Или даже решимость? Достаточно ли вы любопытны сейчас, чтобы ответить на эти вопросы?