Глава 5.

Фрагменты мозаики


...

Сравнение


Всем нам случалось в тех или иных ситуациях и в то или иное время испытывать чувство собственной неполноценности, но что касается Джонатана, нашего клиента, то он находился в плену у этой эмоции, ощущая свою неполноценность практически постоянно, в любой ситуации. Естественно, он уклонялся от постановки перед собой каких-либо целей, а если и ставил их, то быстро сдавался перед лицом неизменного чувства неполноценности. Неудивительно, что он попросил нас помочь ему «сохранить интерес к разного рода деятельности» и «не прекращать ее, пока не будет получен какой-нибудь результат».

Вскоре мы выяснили, что Джонатан вызывал в себе чувство неполноценности тем же путем, каким это делают многие из нас: он проводил сравнения между собой и другими людьми. В ходе сопоставлений он «открывал» для себя, что именно из вещей, которых он не умеет делать, умеют или не умеют делать другие. Другим необходимым ингредиентом была его убежденность в том, что коль скоро он не способен сделать что-то, что под силу другим, то он никчемнее этого человека. Наверное, вы и сами назовете примеры ситуаций, в которых сравниваете себя с окружающими, устанавливаете свое несовершенство и принимаете его за доказательство своих нелицеприятных качеств. Например, оказавшись на танцплощадке, вы видите, как изобретательно и грациозно двигаются другие танцоры, тогда как сами вы, как вам кажется, топчетесь на трех ногах, и все они – левые. То, что вы двигаетесь иначе, чем, другие посетители танцплощадки, означает для вас, что вы не столь хороши, как они, а потому вы испытываете чувство неполноценности.

Однако сравнения Джонатана не ограничивались танцплощадкой. Он постоянно сравнивал свои способности с навыками, талантами и достижениями других людей. Поводом для сравнения было буквально все – их смех, походка, бег, вождение машины, улыбки, речь, танцевальные па, манера общения, капиталовложения и ожидание лифта. Уразумев, что склонность Джонатана к сравнениям полностью вошла у него в привычку, мы заставили его обратить внимание на отношения, в которых теперь он был лучше, чем раньше, и сделать это путем постоянного задавания себе вопроса: «В чем я стал лучше?» Вместо того чтобы попытаться заставить его покончить со сравнениями, мы просто изменили их предмет. Он немедленно перешел от чувства неполноценности к ощущению себя способным на эффективные действия в гораздо большем количестве ситуаций, и испытывал это чувство намного чаще. Он также начал вести себя в соответствии с этой новой эмоциональной реакцией, сохраняя заинтересованность и участвуя в продвижении к желаемому, не уходя в кусты, как он всегда поступал прежде.

Как наглядно показывает пример Джонатана, мы часто обращаем внимание на степень, в которой те или иные вещи соответствуют или не соответствуют одна другой. Когда вы присматриваетесь лишь к степени соответствия вещей, вы чаще всего отмечаете те из них, которые кажутся аналогичными чему-то, принятому вами за стандарт. Например, на следующий день после покупки новой машины вы внезапно замечаете, что вокруг разъезжают десятки автомобилей той же марки. Из тысяч проносящихся мимо машин выделяются лишь они, как будто вчера вечером всем приспичило купить такой же автомобиль, как у вас. Соответствие – важный компонент в создании эмоций «согласия» и удовлетворения. Важным аспектом обеих этих эмоций является то, что вы отмечаете отношения, в которых желаемое либо выполнено, либо выполняется.

Когда вы хотите, чтобы ваш сын хорошенько подровнял газон, но замечаете только пропущенные участки, игнорируя тот факт, что все остальное выглядит великолепно; или когда ваше свидание с возлюбленной омрачено тем фактом, что подружка не желает заниматься любовью (даже при том, что ей, судя по всему, с вами уютно и хорошо), вы устанавливаете несоответствие. Несознаное ответствие является важным элементом эмоций несогласия, фрустрации, презрения и разочарования.

Теперь найдите время повторить эксперимент с вашими собственными примерами переживания любой из этих четырех эмоций: вы заметите, что обращаете внимание на то из полученного или сделанного, что не соответствует вашим желаниям или намерениям. Возьмите какие-нибудь из этих примеров и поищите отношения, в которых полученное или сделанное хотя бы чуть-чуть соответствует вашим желаниям, а после наблюдайте, как будут меняться ваши чувства. У многих людей несоответствие лежит и в основе чувства юмора, так как они находят причудливые и неожиданные несообразности забавными.

Когда вы внимательны к степени одинаковости или неодинаковости вещей, вы занимаетесь тем же, чем Джонатан: сравнениями. Сравнивая, вы отмечаете, настолько ли вы привлекательны, как некое другое лицо; умнее вы или глупее вашей сестры, богаче или беднее соседа (или чем вы сами в прошлом году) и т. д. Как показал Джонатан, сравнение ваших способностей и свершений с чужими может заложить основу для чувства неполноценности. Подобного рода сравнения могут лежать и в основе самодовольства, презрения или зависти, как это бывает, когда вы сравниваете свое богатство с чужим.

Хотя сравнения сплошь и рядом лежат в основе перечисленных эмоций, последние могут порождаться и несоответствием. Так, вы можете позавидовать соседу из-за его новой машины или ощутить чувство неполноценности, когда вашим сослуживцам предоставят гарантию занятости, а вам – нет. На самом деле все вышеперечисленные эмоции, которые частично основываются на несоответствии, могут вызываться и в ходе сравнений. Вас может разочаровать фильм, который оказывается не столь захватывающим, как вы рассчитывали; или вы можете испытать фрустрацию, когда кажется, что ваша работа над проектом не имеет конца. И несоответствие, и сравнение способны обеспечить вас осознанием отличия – либо абсолютного, в случае несоответствия, либо относительного при сравнении. Именно это осознание отличий играет столь важную роль в создании вышеперечисленных эмоций, соответствующих как несоответствию, так и сравнениям.

Наш сын Марк знал, что подача в теннисе вышла у него не самой irj лучшей, но знал он и то, что сыграл намного лучше, чем прежде. Он несколько раз ошибся и с каждым разом испытывал все большую фрустрацию. С ростом фрустрации росло и число ошибок. Вскоре он уже злобно и отрывисто бормотал себе что-то под нос и стремительно перемещался, его пристальный и все более суровый взор перескакивал с одного на другое в попытке как можно быстрее вобрать все вокруг. Когда снова наступила очередь Марка подавать, он шагнул к разделительной линии и послал мяч. Но когда тот ушел слишком высоко, чтобы его можно было прилично отбить, Марк остановился, сказав себе: «Подожди. Надо успокоиться». Он не спеша постучал мячом, замедлив все свои движения, дожидаясь своей подачи. На этот раз удар был гораздо лучше. Между подачами Марк продолжал действовать медленнее, и вскоре уже не испытывал фрустрации, намереваясь вернуть игру на должный и – как он знал – вполне возможный уровень.

Порой мы чувствуем, что действуем быстро, порой – медленно, иногда – с постоянством, или изменчиво, и т. д. Иными словами, в наших переживаниях присутствует темп. Темп – одно из тех качеств переживания, которое редко распознается, однако всегда выступает обязательным аспектом нашего текущего переживания. Самое наглядное и знакомое использование темпа известно нам по фильмам и телепередачам, где фоновая музыка часто бывает призвана возбуждать в зрителях эмоциональные реакции, нужные режиссеру. Попробуйте посмотреть фильм при выключенном звуке, затем верните звук, но не смотрите на экран, и вы быстро осознаете роль музыкального темпа в формировании вашего переживания. Слушая музыку, мы иногда согласуем темп наших чувств с темпом музыкального произведения, а в других случаях специально подбираем музыку с темпом, который хотели бы испытать, например энергичный, живой фрагмент, когда нам нужно противодействовать вялости и апатии.

Создается впечатление, что темпом пронизаны все наши эмоции. К эмоциям, опирающимся на быстрый темп, относятся возбуждение, паника, беспокойство, нетерпение, тревога и гнев. Медленный темп лежит в основе скуки, одиночества, апатии, безынициативности, терпения, принятия и удовлетворения. Тревога или нервозность обычно требуют быстрого, но неровного темпа, тогда как медленный, ровный темп способствует возникновению чув-ства успокоения.

Говоря, что эти эмоции «опираются» на определенные паттерны темпа, мы имеем в виду, что данные паттерны важны для определения субъективного качества эмоций. Когда мы взволнованы, мы ощущаем быстрый темп. На деле нам случается волноваться так сильно, что темп ускоряется до точки, за которой мы перестаем замечать многое из происходящего вокруг. На этом этапе мы «движемся» настолько быстро, что не оставляем входящей информации времени на поступление в наше сознание. Даже если вы и не мчитесь с такой неистовой скоростью, практически невозможно волноваться и одновременно ощущать медленный темп (попробуйте сами).

С другой стороны, терпение сопровождается сохранением медленного темпа. Нельзя одновременно оставаться терпеливым и испытывать быстрый темп (опять же попробуйте на себе). Фактически самая распространенная реакция на чувство неадекватного нетерпения заключается в том, чтобы медленно, глубоко вдохнуть и выдохнуть, благодаря чему темп сразу же замедляется и часто рождается чувство большего терпения. И терпение, и нетерпение подразумевают четко определенный будущий результат. Значительное различие между ними состоит в том, что терпение требует медленного темпа, а нетерпение – быстрого (кроме того, терпению свойственны более раздвинутые временные рамки; его исходы, как правило, являются делом более отдаленного будущего). Вы можете самостоятельно изучить это различие, припомнив какое-нибудь событие, вызывающее у вас нетерпение, и замедлив темп, а также припомнив событие, к которому вы относитесь терпеливо, и ускорить темп.

Как мы увидели из вышеприведенных примеров, изменение темпа способно разительно изменить ваши эмоции. Например, у чувства безынициативности темп сравнительно медленный. Однако стоит его ускорить, как оно часто оборачивается фрустрацией, которая полезнее в случае, когда вы хотите продолжить работу над достижением желаемого результата. И наоборот: когда вы чем-то взволнованы в настоящем и замедляете темп, ваше чувство обычно становится радостным или приятным – эмоции, которые некоторым людям нравятся больше, чем чувство волнения.

Эмоция, которая в конкретной ситуации окажется для вас наилучшей, зависит от самой ситуации и от характера переживания, которое вам хотелось бы в ней испытывать. Замедлите темп, который вы ощущаете на фоне тревоги, и ваша эмоция, может быть, сменится страхом, который для вас может оказаться лучшим вариантом, если не парализует вас в той же мере, что и тревога. Ускорьте темп, когда ощутите скуку, и она перейдет в беспокойство, которое может помочь вам выйти из тоскливой ситуации, но может оказаться и бесполезным, неприятным чувством, если ситуация не оставляет вам выбора: например стояние в очереди или попадание в пробку. В подобных ситуациях эмоцию лучше поменять путем изменения временных рамок. Почему бы не вызвать к жизни какое-нибудь трогательное воспоминание и не испытать ностальгию? Или, быть может, приятнее было бы подумать об отпуске, каком-то успехе или любовном свидании, которые предстоят в будущем и позволяют вам пребывать в приятном предвкушении.