Глава 1.

Заложники эмоций


...

Спасение из плена эмоций: Майкл представляет Лесли


В 1982 году, когда Лесли было тридцать два, она была успешным исследователем, психотерапевтом, преподавателем и автором многих научных работ. Она специализировалась на коммуникации и изменении человека. Техники усовершенствования стилей коммуникации и достижения личностных изменений, которые она помогала разрабатывать, были взяты на вооружение тысячами психологов и консультантов. Она активно способствовала организации международной сети институтов тренинга. Психотерапевты, которые учились по ее книгам, добивались при работе с клиентами значительно лучших результатов. Преподаватели и бизнесмены стали проявлять интерес к применению ее методики в своих сферах деятельности, и в результате ее работы тысячи людей ежегодно с удовольствием отмечали в себе воодушевляющую трансформацию. Соприкасаясь ли с работами Лесли, общаясь ли с ней лично, люди всегда могли оценить ее ум, заботу и чуткость.

Ее окружили ловушками профессионального успеха. Ею восхищались и ее уважали не только за профессиональную деятельность, но и за то, что она «вдохнула» в нее жизнь, приводя в качестве примеров собственные принципы общения с людьми. Для многих своих студентов, друзей и коллег она была ролевой моделью. Но она знала про себя нечто, им неизвестное: то, что ее эмоциональная жизнь была подобна губительному водовороту.

Большинство людей ежедневно испытывают, по крайней мере, несколько разных эмоций. Кое-кто изменяется эмоционально по десять и больше раз на дню. Но Лесли иногда сталкивалась с десятком эмоциональных изменений в час. И каждому эмоциональному изменению сопутствовало изменение в поведении. В итоге случалось, что она непоследовательно реагировала на одни и те же обстоятельства. Например, всякий раз, когда она обнаруживала, что наш тринадцатилетний сын Марк не выполнил какого-то поручения – ситуация, типичная для тринадцатилетних детей, – реакция Лесли зависела от ее самочувствия на данный конкретный момент. Если она чувствовала себя вымотанной после длинного, тяжелого трудового дня, то могла обрушиться на сына с яростным выговором за безответственное и бестолковое поведение – лишь с тем, чтобы минутой позже извиниться за это. Если же она бывала в хорошем расположении духа, то входила в его положение, сочувствовала ему, прощала его и в итоге сама же и выполняла порученное ему дело.

На работе она могла реагировать на одни и те же требования и события как на неудобства, новые возможности, кризисные ситуации, долг или несправедливость в зависимости от состояния, в котором выслушивала новости, испытывая либо озабоченность, либо амбициозность, тревогу, ответственность или лень. Ее ассистентам было трудно должным образом подготовиться, так как они никогда не знали, какое отношение возобладает в тот или иной день или час. А Марк не усваивал связи между своими действиями и их последствиями, которых нам для него хотелось. Да и как он мог это усвоить, если сталкивался с путаными и противоречивыми материнскими реакциями? Практически во всех областях жизни реакции Лесли находились под контролем не ожидаемого результата, а стремительно изменявшихся эмоций.

Плюсом же было то, что с Лесли невозможно было скучать. Это правда, что жениться на ней было равнозначно тому, чтобы устроиться ужинать на переднем сиденье вагончика на американских горках. Но я всегда знал, что дело здесь обстоит так же, как и с погодой, и если меня не устраивает нынешнее эмоциональное ненастье, то нужно лишь немного подождать, и все изменится.

Хотя в одном аспекте эмоциональной жизни Лесли все-таки была постоянной. Независимо от ситуации, независимо от эмоционального состояния, могущего послужить оптимальным водителем поведения в ситуации, Лесли всегда хотела и старалась испытывать главное для себя: ощущение того, что она «чего-то стоит». К несчастью, ее способность ощущать себя стоящим человеком во многом зависела от способности наполнить окружающих чувствами радости и совершенства, независимо от уместности и полезности этих чувств. А те, конечно, далеко не всегда оказывались таковыми. Если ассистент ошибался, Лесли приходилось поднимать ему настроение, тогда как для оценки, исправления ошибки и предотвращения ее в будущем уместнее были бы ощущения безопасности, любопытства, ответственности и решимости. Когда участники семинара, друзья или коллеги обращались к Лесли с какой-то просьбой, она старалась во что бы то ни стало ее исполнить без учета своих предпочтений и осмысленности просьбы с точки зрения намеченных результатов. Если они чего-то хотели и она могла им это дать, они были счастливы, и тогда она чувствовала себя стоящим человеком. Если Марк без особого восторга приступал к уборке, она часами манипулировала ситуацией так, чтобы он почувствовал удовольствие от работы, вместо того чтобы вызвать в нем чувство долга, ответственности или смирения с неизбежным. Если ей это не удавалось, она разрешала собственную фрустрацию тем, что освобождала Марка от его обязанностей и отпускала играть. Такое решение вызывало в нем радость; он получал то, что хотел. Да и она себя чувствовала неплохо – по крайней мере, до следующего раза. Между тем Марк быстро сделался мастером по части неполучения всякого удовольствия от работы.

Навязчивое стремление Лесли привести окружающих в состояние радости и довольства – и талант к этому, который она в себе развила – сослужили ей хорошую службу в психотерапевтической практике, стали отдельной темой на семинарах и оказались отличным подспорьем для социальных интеракций. Но в иных ситуациях, например на деловых встречах, задачи которых нередко определяются другими критериями, это порождало напрасные метания и снижало продуктивность. Однако еще большей потерей стала целая череда несостоявшихся отношений. Единственной заботой Лесли при приеме новых сотрудников и в ходе работы с ними бок о бок, а также при выборе друзей и общении с ними была мысль: «Смогу ли я сделать их счастливыми?» Если она могла, то все было хорошо. Если нет, то она чувствовала, что потерпе-я ла поражение. Неудача быстро приводила к возникновению невыносимого для нее чувства безнадежности. Конечно, Лесли приучила других ожидать, что она и впредь будет их радовать, равно как и давать им все, о чем они ни попросят. Когда это ожидание вспарывалось острым плугом разочарования и засевалось ее ощущением провала, тогда неразрешимые конфликты множились, подобно сорнякам. Эти конфликты тормозили и даже разрушали многие отношения. Такой исход был неизбежен. Люди не всегда счастливы. И нельзя от них этого требовать.

Как и все заложники эмоций, Лесли попала в ловушку паттернов поведения, продиктованных собственными эмоциями. Доказательством ее таланта, энергии и преданности было то, что даже ценой эффективности она могла завершить все, за что бралась. И могло получиться, что Она, так и не изменившись, всю жизнь провела бы в конфликтах между нами по поводу наших друзей, сотрудников, деловых партнеров и воспитания Марка, так и не доводя их до точки возгорания. Время и накопленное раздражение брали свое, и я больше не мог терпеть осадок, который оставляли во мне ее реакции. Ее действия нередко попирали стандарты ответственности и порождали в нашей жизни постоянную смуту и беспорядок – хаос, разгребать который приходилось мне. Мои терпение и решимость постепенно подтачивались неослабевающими, вечно изменчивыми эмоциональными ветрами. Не изменись ситуация, наш брак оказался бы под угрозой – и мы оба это знали.

К счастью, мы были специалистами по части выявления паттернов и создания эффективных методов достижения личностных изменений. Как только мы осознали влияние эмоций на переживания Лесли (и на мои собственные, как вы увидите дальше), мы поставили перед собой задачу исследовать эмоции и разработать эффективные рекомендации и техники приобретения контроля над эмоциональной жизнью. Мы справились с этим, но не раньше, чем открыли, что эмоции принадлежат к числу наименее изученных аспектов человеческого опыта.

Например, большинство людей убеждены, что эмоции находятся вне нашего контроля; эмоции подобны нахальному гостю, который появляется незваным, подминает все под себя и требует к себе постоянного внимания. Эмоция есть нечто, что приходится или терпеть, или испытывать с радостью, в зависимости от ее природы и сопутствующих обстоятельств. Те же люди, для которых эмоции выпадают из царства выбора, начнут выбирать себе паттерны поведения и после, с переменным успехом, реализовывать их. Но так как у них не было возможности научиться это делать, они не смогут выбрать паттерны чувствования. Тем не менее, как мы покажем в дальнейших главах, поведение является побочным продуктом эмоций. Самый легкий и самый эффективный способ гарантировать реализацию выбранных паттернов поведения – от слова «спасибо» до выбора низкокалорийной диеты или паузы на переговорах ради тщательной оценки возражения – иметь при себе отобранную и оцененную благоприятную эмоцию. Чувство благодарности или признательности естественным образом ведет к искреннему «спасибо». Чувство решимости при намерении сохранить себя в форме естественным образом ведет к выбору и употреблению низкокалорийной пищи. Если вы ощущаете смесь любопытства, терпения и беспокойства по поводу возможности, которую не хотите упустить, то отметите оценивающей паузой каждый этап переговоров.

Как мы покажем в главах 6, 7 и 8, важной частью приобретения эмоционального выбора является знание того, как выбрать и оценить наиболее выгодную эмоцию, когда она вам желательна и необходима. Методы правильного отбора и надежной оценки эмоций – два требования эмоционального выбора, открытые нами и превращенные в поэтапные процедуры, представленные в данной книге.

Когда нам удалось разработать исчерпывающий метод достижения эмоционального выбора и создать лекарство от эмоционального рабства, мы приняли его сами в высокой дозе. Помните, насколько ограниченным в эмоциональном плане бывало поведение Лесли? Сейчас все радикально изменилось.

Лесли ощущает свои эмоции с прежней интенсивностью и страстью, но теперь она испытывает их лишь если сама того пожелает и так, что это укрепляет ее благополучие. Поскольку ее эмоциональные реакции больше не отвлекают ее и не навязываются ей, постольку она может сначала наметить цели, а после определить, какие чувства позволят ей наиболее эффективно добиться желаемого. Теперь она рассматривает новые ситуации в свете желаемых результатов, вместо того чтобы, опираясь на мимолетную эмоцию, решать, отреагировать ли на новые ситуации как на возможности, кризисы, обязанности и т. д. В итоге это приводит к более реалистичным оценкам, более тонким суждениям, неизменности направления и продвижению к целям, а также к снижению собственного и чужого стресса.

Поскольку теперь она мыслит о тех или иных целях с точки зрения необходимых для их достижения эмоций, своих и чужих, она больше не скована необходимостью навязывать коллегам и подчиненным (и даже Марку) сугубо радостные чувства и ощущение совершенства. Взамен она использует новые техники, чтобы вызвать в них чувство долга, личной значимости в качестве участников того или иного проекта, ответственности за выполнение согласованных обязанностей, а также, когда это уместно, – все то же чувство счастья и удовлетворения. Теперь она понимает и ценит как собственные, так и чужие эмоции, находящиеся вне радостного и счастливого диапазона. Такие эмоции, как фрустрация, разочарование и опасение, предоставляют важную информацию и говорят ей об оптимальном способе реагирования на потребности, о которых сигнализируют.

Лесли научилась переключаться с разочарования на принятие и после либо продолжать ставить перед собой и преследовать новые цели, либо попробовать что-то другое, чтобы оживить неоправдавшееся ожидание. Фрустрация теперь понимается как сигнал о негодности предпринятых действий, из чего следует, что если она все еще хочет добиться того, над чем работала, ей нужно либо собрать дополнительную информацию, либо получить новые инструкции, либо попробовать иной подход. Теперь фрустрацию легко перевести в терпение, помогающее добиться того, что заслуживает усилий.

В числе самого важного из того, чему она научилась, можно назвать такое приспособление своих впечатлений прошлого, настоящего и будущего, которое позволяет лучше увязывать между собой эмоции, результаты и поведение. Например, в дни былого эмоционального плена Лесли вполне могла в феврале согласиться отправиться в сентябре в другой штат и провести там тренинг. Однако в сентябре эмоций, вынудивших ее дать согласие в феврале, уже не было и в помине. И вот она оказывалась вдалеке от дома, перед аудиторией, состоящей из полных ожиданий незнакомцев, и поступала, исходя из самой последней эмоциональной реакции, – той, которая часто не имела никакого отношения к сложившейся ситуации. Естественно, она сожалела о данном обещании и испытывала разочарование, так как снова попала в дурацкое положение.

Но теперь, когда Лесли приезжает проводить тренинг, она пересматривает ценности и соображения, побудившие ее решиться на это в прошлом, и смотрит через настоящее в будущее, где преимущества, полученные в результате выполнения данной работы, уже реализованы. Таким образом, она помнит, почему ведет тренинг, и в позитивном смысле ощущает собственную «ответственность», наблюдая за тем, как ее старания способствуют достижению в будущем еще более грандиозных целей. Теперь, когда она хочет мотивировать себя, она рассматривает конкретные способы, которыми в будущем добьется намеченного. В результате она испытывает решимость достичь этой цели и уверенность в собственном успехе.

В другой, более личной, области жизни Лесли тоже произошли определенные изменения. Недавно она пришла в уныние из-за травмы колена, мешавшей ей выполнять многие важные дела. Вместо того чтобы расстраиваться и дальше, Лесли поставила себе цель: обегать близлежащее озеро – маршрут, составлявший четыре мили. Она представила, как сможет сделать это легко и свободно, наслаждаясь движением. Затем она составила план действий, куда вошли визиты к врачу, физиотерапия, зарядка и даже поднятие тяжестей – все, что могло в итоге привести ее к достижению цели. Каждое мероприятие Лесли побуждало ее к действиям, усиливало уверенность в способности достичь этой цели даже при том, что на достижение окончательного результата уйдет еще несколько месяцев.

Одним из преимуществ получения возможности эмоционального выбора является то, что он позволяет вам переживать ранее недоступные эмоции. Для Лесли ощущения довольства, принятия и терпения были загадочными незнакомцами. Они были лишь описательными словами, лишенными всякого реального наполнения. До этого, если она не достигала желаемого результата немедленно, она испытывала крайнюю решимость настоять на своем. Она была одержима стремлением сделать так, чтобы все получилось сию же минуту. Как только она достигала цели, ее внимание переключалось на следующую. В такой ситуации принятию, терпению и довольству не научиться. Однако теперь Лесли может переключать свое внимание на будущее и ощущать в себе терпение, зная методы, которые она применит для достижения желаемого результата через недели, месяцы или даже годы. Отодвигая временные границы действий и разрешения ситуаций в будущее, она может смириться с тем фактом, что не всякая ситуация требует немедленного разрешения. Это же позволяет ей смириться с тем, что люди, о которых она больше всего печется, будут испытывать неприятные эмоции, и часто бывает, что именно этого требует их благополучие в будущем.

Используя методы и техники, представленные в следующих главах, Лесли достигла такого уровня выбора в собственной жизни, о каком даже не мечтала. Она превратила свои эмоции в инструменты для жизни, любви и полноценной жизненной экспрессии. Это изменение сопровождалось появлением нового чувства свободы и безопасности. Просыпаясь по утрам, она знает, что несмотря на все препоны, трудности и неудобства, которые принесет ей день, у нее есть способы справиться с этими трудностями и обойти препятствия. Ее новые знания и широкий диапазон реакций не означают, что впредь она никогда не испытает фрустрации, разочарования, сомнений и гнева, но они не позволят ей оказаться в ловушке. У нее есть выбор учиться на этих переживаниях и затем переходить к более продуктивным и приносящим удовлетворение эмоциям. По ее словам, «идти по песку вообще трудно, но прогулка по пляжу отличается от плена зыбучих песков, где можно провалиться по пояс».

Освобождение другого заложника: Лесли представляет Майкла

Майкл – исследователь и автор научных работ о человеческом поведении, а также успешный бизнесмен и инвестор. Обладая острым чутьем на благоприятные возможности, незаурядным пониманием момента и отточенными навыками ведения переговоров, он меньше чем за десять лет превратил небольшой клочок земли в маленькую империю земельной собственности и коммерческих и индустриальных зданий. К тридцати годам он уже заработал для себя и своих коллег-инвесторов миллионы долларов.

В 1982 году Майклу, моему мужу и коллеге, было тридцать четыре года. Мы изучали новые для нас сферы и совместно трудились над двумя книгами. Именно его усилиями большая часть наших исследований претворилась в руководства по тренингу, видеофильмы и симпозиумы. Он «выбросил» эти продукты на рынок и открыл издательский дом для распространения и продажи наших книг. Он был не только усерднейшим трудягой из всех, кого мне приходилось знать, но и умнейшим из них. Все, кто знал его, были уверены, что он блестяще добьется всего, что бы ни задумал.

Однако в душе Майкл страдал, и от этих страданий его не спасали никакие профессиональные успехи. До нашей с ним встречи его жажда быть вместе с людьми, ощущать себя желанным, нужным и любимым никогда не находила удовлетворения. Мастерство, которое позволяло ему быстро достигать успеха в других областях жизни, не помогало ему в личных отношениях из-за эмоций, перекрывавших путь. Или, если выразиться точнее, он мало что знал о путях различения и выражения тех немногих эмоций, которые испытывал. Сравнение поможет вам понять эту дилемму.

Если вы спросите у подружки о ее самочувствии, она, возможно, ответит, что ощущает интерес, благоговение, восторг, любопытство, опасение, благодарность, воодушевление, надежду, волнение, радость, решимость, энтузиазм, счастье, экстаз, хандру или беспечность. Когда ваша подруга чувствует себя хорошо, она явно выделяет многие разновидности приятных ощущений.

Она могла бы назвать и многие разновидности неприятных чувств. Вместо того чтобы чувствовать себя просто «плохо», она испытывает скуку, одиночество, вялость, беспокойство, скепсис, подозрения, сожаление, тревогу, страх, нервозность, безнадежность, раздражение, фрустрацию, разочарование или не чувствует себя в безопасности. Одним из преимуществ проведения таких различий вместо простого осознания того факта, что ей хорошо или плохо, является указание эмоций на действия, необходимые для переживания более приятных чувств. Например, если бы она, навещая родных, просто чувствовала себя плохо, то у нее есть две возможности: либо не ходить к ним, либо идти и терпеть. Однако если она сознает, что ей, скажем, скучно, то ее выбор обогащается: она может что-то предпринять, чтобы визит стал интереснее. В любой ситуации, где она осознала бы свою скуку, она всегда может поискать что-то, способное разбудить ее интерес. Если она не чувствует себя в безопасности, то вправе попросить вас успокоить ее и сказать ей, какое место в вашей жизни и в вашем сердце она занимает на самом деле. Если вы ее раздражаете, она может попросить вас прекратить раздражающие ее действия.

Но как быть, если ваша подруга никогда не училась проводить подобные различия? Что делать, если она никогда не разбиралась в эмоциональных нюансах, как некоторые люди не разбираются в тонкостях музыки, литературы или вкуса? Одни прочитывают строки, сознавая метрический размер, ассонанс, каталексис, аллитерацию и символизм образов. Другие знают лишь, что читают стихотворение. Одни натренировали свой слух до того, что улавливают разницу между рондо, скерцо, сонатой, концертом и фугой. Для других все едино: классическая музыка – и только. Представим, что ваша подруга при всякой неприятной эмоции считает, что чувствует себя «плохо». Откуда же ей знать, что делать или о чем просить, чтобы почувствовать себя хорошо? О чем говорит это «плохо»? Ни о чем, кроме самого очевидного: вам плохо.

Майкл попался в ловушку черно-белого мира, разделенного на хорошее и плохое. Жизнь была либо плохой, либо хорошей, но в основном – плохой. Эмоции, которые он испытывал, будучи положены на весы, склоняли чашу в скверную сторону. Его репертуар состоял из радости, любви и предчувствия, с одной стороны, и печали, боли, зависти, несостоятельности, депривации, неуверенности, гнева и возмущения – с другой. Дело осложнялось тем, что он часто вовсе не осознавал своих чувств, когда чувствовал себя хорошо, и мало что осознавал, кроме дурных чувств, когда ему бывало плохо.

Если друзья и домашние давали ему то, в чем он нуждался в конкретный момент, он чувствовал себя хорошо. Если нет – плохо. Но так как он редко умел выразить свои чувства, получение желаемого превращалось в дело случая. В тех немногих ситуациях, где Майкл знал, что именно он чувствует, например боль или гнев, он не владел подходящим выражением этих чувств. Его реакция обычно сводилась к тому, чтобы замкнуться от окружаю-; щих, и этим он их только фрустрировал, а также оказывался все в более тесных тисках эмоции и отдалялся от тех, кто мог бы ему помочь, знай он только, как предоставить им такую возможность. Не видя выхода, он оставался в плену болезненной эмоции днями и даже неделями, не получая ни малейшей передышки. Его испытания заканчивались лишь с получением желаемого, опять-таки – волею случая, и это удовлетворяло донимавшую его эмоцию.

И все же Майкл знал один верный способ вызвать в себе положительные ощущения. Он фантазировал, воображая жизнь, в которой другие реагировали на него именно так, как ему было нужно для удовлетворения потребности чувствовать себя сопричастным, любимым, желанным и нужным. Это срабатывало, пока он витал в своих грезах наяву. Но поскольку он никогда и ни с кем не делился этими потребностями и ничего не делал для возбуждения таких реакций, каждое возвращение к реальности приносило разочарование и уныние. Так было, пока мы не полюбили друг друга и не поженились.

Я любила его самозабвенно. Моя тяга и привязанность к нему, вкупе с моей же чувствительностью к чужим эмоциональным состояниям и моим упрямым желанием осчастливить окружающих (которое, как вы видели, в других ситуациях превращалось в проблему) сделали меня превосходным противоядием от неудовлетворенности Майкла. Я не дала бы ему замкнуться и отдалиться от меня. При первых признаках того, что ему плохо, я буквально перетаскивала его из комнаты в комнату, безостановочно перестраивая свои вопросы и реакции на него до тех пор, пока не убеждалась, что применила верное средство против его ран. Я быстро сделалась докой по части распознавания его настроения и потребностей, о которых он иногда даже не знал, пока я ему не указывала на них. Я сделала все, чтобы он постоянно знал, что любим, что его желают и в нем нуждаются. Наша любовь цвела, и связь между нами становилась все прочнее и глубже. Впервые, сколько Майкл себя помнил, его сокровеннейшие желания были удовлетворены. Но все же одно оставалось без изменений. Он все еще оставался заложником.

То, что полное отсутствие контроля было заменено эффективным средством, позволявшим справляться с требованиями его эмоций, верно. Но это «средство» зависело исключительно от меня – это была я сама. Мы оба понимали, что у Майкла не будет подлинного эмоционального выбора, пока он не научится идентифицировать конкретные эмоции, переживаемые в отдельно взятый момент, расширять диапазон возможных эмоций, вырабатывать способность по собственному усмотрению выпутываться из пагубных эмоций и брать на вооружение удовлетворяющие способы эмоциональной экспрессии. Он взялся за дело немедленно, используя только что разработанные нами инструменты для формирования каждой своей новой способности.

Изменения, которые он произвел за следующие несколько месяцев, принесли ряд замечательных и, порой, неожиданных достижений. Его новое понимание эмоций и умение применять их к реализации и поддержанию поведения несказанно повышают его продуктивность как создателя рабочих команд, менеджера и лидера. В бизнесе он теперь постоянно перекрывает ранее намеченные стандарты и ожидания. В сердечных делах его умение понять, например, когда он настроен игриво или, напротив, нуждается во внимании, или оказывается уязвимым в противоположность желанию принадлежать, наполняет его уверенностью и откровенностью в выражении потребностей и желаний. В результате он стал более вдумчивым, мягким, страстным и сострадательным.

Теперь ему доступен полный калейдоскоп новых чувств и переживаний. Теперь в его палитре – десятки эмоций, простирающихся от смирения и благодарности на одном полюсе до веселья и бесшабашности на другом. Вместо того чтобы влачить существование музейного завсегдатая, который любуется портретами эмоций, радующих других, он пишет собственные полотна, выбирая и создавая такие эмоциональные переживания, как шутливость, страсть и уверенность, или любые другие, какие пожелает, и тогда, когда пожелает.

Майкл больше не боится никаких эмоций. Он знает, как извлечь ценность, скрытую в неприятных и болезненных эмоциях, и делает это, используя их сигналы в качестве трамплина к достижению более полного удовлетворения. Вместо эмоций, определяющих его реакции и властвующих над его поступками, теперь он оценивает эмоции, чтобы определиться с оптимальной реакцией. Это позволяет ему быть той личностью, какой он хочет быть больше всего как в собственных, так и в чужих интересах, – чутким и сильным человеком, способным на поддержку.

Появившаяся способность выбирать наилучший способ выражения своих чувств создает для него новые возможности получать желаемое. Например, он научился выстраивать события так, чтобы они обесгечивали ему желаемые эмоции. Майкл наслаждается чувством близости и взаимной любви, находя, что эти чувства особенно приятно испытывать по отношению к маленьким детям. Теперь он устраивает разные мероприятия для детей наших rmvseft. наппимео. учит их кататься на лыжах или плавать или идет с ними в кино или зоопарк. За это время Майкл успевает наладить с каждым из них такую связь, которая ложится в основу грядущей прочной дружбы, а также важного для обоих чувства любви и близости. На личном же уровне Майкл делает так, чтобы все замечательное происходило не только в фантазиях, но и в реальной жизни.

Как это соотносится с вашей жизнью?

Отыскание собственного пути в мир эмоционального выбора может напугать не менее, чем экспедиция к далекой звезде, даже если вы рассматривали ранее такую возможность. Часто не ясно, куда идти или как не ошибиться с первым шагом. Многие ощущают себя не столько путешественниками, спокойно движущимися по выбранному маршруту, сколько эмоциональными громоотводами, подверженными чередующимся циклам ярости и покоя, находясь в эпицентре бури. Им кажется, будто их чувства возникают внезапно, захлестывают их и заполняют ощущениями, которые формируют и расцвечивают их мнение о себе и мировоззрение в целом.

Доктор Роберт И. Орцстайн из Стэнфордского университета, автор книги «Психология сознания» и соавтор книги «Чудеса мозга», говорит: «Создается впечатление, что эмоции, позитивные или негативные, стимулируют очень яркие действия; и именно этот сигнал придает им такую значимость в нашей жизни. Кроме того, они помогают упорядочивать переживания. Они наполняют красками себя и других. Эмоции направляют и побуждают нас к действиям»*.

К сожалению, проблема не в том, что большинству людей недостает либо желательного уровня понимания, либо контроля над этими стимулами к действию: по большей части они либо вообще не разбираются в собственных эмоциях, либо не имеют выбора.

Многие эмоции кажутся непредсказуемыми, как погода, и возникают без предупреждения и без видимой причины. Приятные эмоции удивляют и радуют, но часто они иллюзорны и мимолетны. Не исключено, что вы терпите неприятные эмоции, пока не освобождаетесь от их тяжкого и темного бремени или пока они, рассеявшись, не ослабят хватку… короче говоря, истина в том, что большую часть времени вы так и не знаете, куда они деваются. Вы просто благодарны за облегчение самочувствия.

К сожалению, после многолетнего и безуспешного испытания разных средств (или снова и снова одного и того же средства) фрустрация превращается в разочарование, что, в свою очередь, ведет к унынию. Иногда люди отчаиваются или даже испытывают облегчение от негативного владычества эмоций, которые, как им кажется, освобождают их от власти и ограничивают их потенциал. Но так не должно быть. Ваши эмоции могут быть источником изменений, новаторства и удовлетворения. Вы можете научиться понимать язык своих эмоций и распознавать их подсказки касательно путей, ведущих к желаемому миру, который вас ждет не дождется.

Большинство людей не знают, что все их эмоции можно, и даже желательно, ценить и превращать в источники удовольствия. Совсем немногие сознают, что ключ к эмоциональному выбору – ключ к научению на основе эмоций и их использованию для достижения жизненных целей – скрывается внутри самих эмоций. Любая эмоция – это чуть отличная от другой загадка, сокрывшая ключи, необходимые вам, чтобы извлечь из нее пользу. Но так как ключи не той формы, какую вы приучены узнавать, вы, возможно, их прозевали – пусть даже всю жизнь смотрели на них и даже до них дотрагивались.

Мы выступили в роли детективов и сделали за вас большую часть работы. Мы идентифицировали ключи и сформулировали решения для самых важных загадок. Ключи к достижению эмоционального выбора находятся на последующих страницах в форме техник, которые легко как усвоить, так и применить.

В двух следующих главах мы расскажем вам, что имеем в виду, говоря об эмоциональном выборе, и что вы вправе ожидать от применения техник, представленных в дальнейших главах. В главах 4 и 5 мы раскрываем тайну ключей, которыми пользовались при решении каждой эмоциональной загадки в отдельности. В главах 6 и 7 мы расскажем, чем хороша та или иная эмоция и для чего она не годится, а также объясним, как узнать, какая эмоция окажется наилучшим подспорьем в той или иной конкретной ситуации. Не исключено, что ответы вас поразят.

В главе 8 описаны четыре разных метода извлечения желаемых эмоций именно тогда, когда вам этого хочется. В главе 9 мы научим вас выбирать благоприятные пути выражения каждой эмоции, а также заблаговременно узнавать вероятные результаты применения каждого из этих способов.

В главе 10 мы представим технику, называемую «генеративной цепочкой». Вы можете пользоваться ею для извлечения полезных уроков из неприятных эмоций, предохраняя себя от попадания к ним в ловушку. А методы, описанные в главе 11, вы сможете применять для защиты от наказания, которое несут в себе некоторые особенно тягостные эмоции.

В этой книге мы намереваемся дать вам все необходимое – желание, понимание и «ноу-хау» – для создания мира полноценного эмоционального выбора. И потому естественно в следующей главе проанализировать, каким же окажется этот мир при пристальном рассмотрении.