Глава 3.

Эмоции как источник


...

Использование


Третьим ключом к эмоциональному выбору выступает способность использовать неприятные эмоциональные состояния для выработки полезных паттернов поведения и перехода к более приятным эмоциям. Первым шагом на пути к оптимальному применению эмоций является идентификация функционального атрибута эмоции, то есть того, чем – она хороша и о чем она может сигнализировать. Как было сказано выше, неважно, насколько неприятна эмоция; она всегда выполняет какую-то функцию. Выбор исходит из способности опознать эту функцию и затем отреагировать на нее, обратившись к потребности, о которой сигнализирует эмоция. Обращение к потребности включает отбор, оценку и поддержание иной эмоции – той, которая способствует удовлетворению конкретной потребности.

Идентифицированный функциональный атрибут можно использовать для изменения чувств и паттернов поведения в желательном направлении. Вместо того чтобы нуждаться в освобождении от неприятных чувств, вы получаете выбор, позволяющий воспринимать их как важное выражение ваших переживаний и учитывать обратную связь, предоставляемую ими, после чего использовать эти эмоции при переходе к дальнейшим практическим шагам.

Например, многим людям знаком неприятный круговорот, в который затягивает тревога. Тревожное чувство может казаться капканом, из которого никак не освободиться и который сжимается все сильнее с каждой вашей попыткой вырваться на свободу. Часто этой эмоции боятся настолько, что многие люди тратят уйму времени на тревогу о будущей тревоге, которая, как им известно, может возникнуть в любой момент. Неизвестное или ожидаемое неприятное будущее, которое и вызывает тревогу, является также тем, что напрямую указывает путь, ведущий от тревоги к уверенности и спокойствию. Тревога сигнализирует о будущем событии, к которому следует получше подготовиться. Эта подготовка может сводиться к обычному сбору информации для заполнения пробелов в картине «кто, что, где, когда и зачем», изображающей некое будущее событие. Чтобы лучше подготовиться к будущему, Лесли использует тревогу двояким образом.

Лесли поняла, что тревога возникает, когда размышления о грядущем событии заставляют ее рисовать лишь одну из возможностей: это событие будет неприятным. Например, если она планирует презентацию тренинга для корпоративной команды, то рисует в своем воображении лишь собственную неуклюжесть, забывчивость, негативную реакцию аудитории и т. д: Если такого рода кошмарный вариант оказывается единственной возможностью, которую вы принимаете в расчет, то вы приобретаете билет в тюрьму тревоги, – и в этом случае не надо идти на зеленый свет! Понимая это, Лесли, когда она начинает испытывать тревогу по поводу презентации (или чего-то еще), воспринимает ее как сигнал о потребности в позитивных и обнадеживающих картинах будущих возможностей. Она добивается этого, задавая нужные вопросы и отвечая на них: «Каких событий я хочу?» и «Что я могу сделать, чтобы надежнее гарантировать их наступление?» Определив, что ей нужно сделать и как это сработает в плане реализации желаемого будущего, она использует свое прошлое, чтобы подтвердить собственную способность к выполнению всех необходимых шагов. После этого она репетирует реализацию своих планов, создавая развернутые картины желаемого будущего. Таким образом, она использует первые приступы тревоги как трамплин для поиска новых позитивных возможностей, уверенности, основанной на прошлом опыте, и уверенности по поводу будущего.

Однако ей не всегда удается исключить вероятность будущих неприятных переживаний. Когда чувство тревоги сохраняется, несмотря на все попытки заменить представления о будущем более j позитивными, она воспринимает эти чувства как сигнал, говорящий о необходимости оценить фактический риск. Она задает себе вопросы: «Каковы реальные ставки? Моя жизнь? Мое здоровье? Важные отношения? Деньги? Моя репутация? Отвержение? Несколько неприятных часов? Что-то по-настоящему важное?» и отвечает на них. Обычно она обнаруживает, что в худшем случае рискует быть отвергнутой людьми, которые не обладают возможностью испортить ей жизнь и чье отвержение через годы покажется пустяком. И часто она открывает, что рискует лишь вытерпеть несколько часов дискомфорта. После этого тревога исчезает, сменяясь осведомленностью, смирением и принятием незначительного риска.