ЧАСТЬ IV. ГИПНОТИЧЕСКИЕ МЕТОДИКИ И ТЕХНИКИ ДЛЯ НАВЕДЕНИЯ ПОРЧИ

Разрыв шаблона

«Врасплох и медведь труслив».

Русская пословица

«Неожиданность – залог успеха. От игры в открытую – ни корысти, ни радости».

Бальтасар Грасиан

Многие наши действия совершаются по цельному сценарию, и в результате многократных повторений становятся автоматическими: рукопожатие, прикуривание, вставание со стула и т. п. Когда действие перешло в разряд автоматических, человек осознает только его начало и окончание (для вставания со стула: вы осознаете себя либо сидящим, либо стоящим; вам не приходится контролировать напряжение мышц тела, которые обеспечивают само действие).

Подобные шаблоны есть и в мышлении: на предъявляемый партнеру стимул вы заранее ожидаете получить определенную реакцию (например, делая женщине комплимент, вы ожидаете, что она скажет: «Спасибо»).

Как уже говорилось нами, в момент разрыва шаблонного действия (то есть, действия, которое человек воспринимает как непрерывное) субъект впадает в замешательство, очень близкое к гипнотическому трансовому состоянию, и любую команду принимает буквально. Это используют и для лечения, и для отпугивания, наведения порчи.

Главное при разрыве шаблона – делать не то, что от тебя ожидают. Когда на улице к вам пристает хулиган, то у него заранее есть определенный «сценарий» – мысленный шаблон будущего поведения для себя и для потенциальной «жертвы» (содержание такого «сценария», как правило, легко вычисляется). При этом хулиган просчитал заранее, как повести себя, если вы откажетесь дать ему закурить («Что, сука, жалко?!»). Есть шаблон и на тот случай, если закурить дадите («Ты что, гад, сырую даешь?!»). Даже на самый неожиданный, казалось бы, случай – и то есть шаблон («Кого-кого ты послал?»). Поэтому надо разрывать все и любые шаблоны общения.

Реальный случай:

Мужик, шилом в глаз хочешь?

Отвали, козел, у меня менты на хвосте.

И оба разошлись в разные стороны. Семантика второй фразы такова: «Я сам крутой, меня не трожь, но меня преследуют». Фантазия агрессора работает в направлении: «Он может дать отпор, к тому же меня могут задержать работники милиции, которые у него „на хвосте“».

Еще лучше, если фраза для отпугивания будет страшной не только семантически, по смыслу (как в предыдущем примере), но и фоносемантически. Такую фразу мы тоже разработали: «Шуруй уж прямо, меня мусора уже жмут». Работает фраза безукоризненно.

Надо сказать, что шаблоны поведения в нашей жизни – явление постоянное. Иначе и быть не может, без этого мы просто многое не смогли бы делать. Человек по шаблону ходит, бегает, ест, пьет, курит, читает… Шаблон помогает освободить наше сознание для более важных дел. Ведь даже бреемся, чистим зубы и моем руки мы по шаблону…

Начало 80-ых. Я работал в уголовном розыске. Что-то тогда походило на нынешние времена, что-то было совершенно иным… Работать операм, как и сейчас, приходилось зачастую «без выходных и проходных». Кроме того, каждую неделю суточное дежурство, а то и два. И порядки менялись постоянно: то дежуришь в гражданской одежде, то в форме.

Эту историю рассказал мне мой коллега. Был он на суточном оперативном дежурстве, дежурил в форме. Вечером съездил на ужин. За ним зашла машина, и поехал он в отдел. Тут по рации передают: заедьте по адресу, там семейный скандал, а участковый на вызове. Ладно, поехали.

Далее его рассказ в оригинале:

«Водителя я оставил в машине, пошел один. Поднимаюсь на этаж, дверь открыта. Захожу. Слышу, на кухне кто-то плачет. Заглядываю туда. Сидит женщина за столом: физиономия вся черная от синяков, плачет. Не успел я слова сказать, вдруг вижу боковым зрением – в зеркале, что в прихожей висит за моей спиной, мне в спину два ствола смотрят, двустволка, то есть. Ну, думаю, на этом все – все у меня и опустилось. Что делать? Назад повернуться – выстрелит. Вперед броситься – все равно достанет.

И вдруг… Ну, видно, есть Бог на свете. Что на меня нашло? Я как заору на женщину: «Ты что, сука! До каких пор будешь мозги парить, милицию вызывать! У тебя мужик прекрасный, а ты, сука, его доводишь!». Ну и так далее, ору на нее, матом крою. Женщина, видать, одурела, ничего понять не может. А я матерюсь, а сам назад пячусь-пячусь, боковым зрением слежу: двустволка ниже, ниже. Как увидел, что совсем опустилась – резко поворачиваюсь, вырываю ружье, и прикладом тому товарищу по башке. Тут и водитель зашел, говорит, что почуял что-то неладное. Вдвоем мы его и скрутили».

Кстати, после того случая на семейные скандалы у нас в городе стали выезжать только группой, в бронежилетах и с оружием.

Краткий анализ этого примера: типичный разрыв шаблона. Во-первых, милиционер, приехавший на защиту избитой женщины, начинает кричать на нее. Во-вторых, не просто кричит, а использует ненормативную лексику. Согласитесь, это несколько отличается от общепринятых правил. В-третьих, он хвалит ее мужа, при этом не видя (якобы), что тот целится ему в спину. В общем, есть от чего придти в замешательство даже пьяному. Естественным завершением разрыва шаблона стало физическое воздействие и задержание преступника.

* * *

Вспоминаю один случай, происшедший на рынке крупного города. Вокруг было довольно много народа, когда неожиданно раздался резкий крик. Настолько громкий и резкий, что присутствующие на мгновение замерли. И неожиданно началась драка двух мужчин.

Хотя, «драка», наверно, – это сильно сказано. Даже моя жена, стоявшая рядом со мной сказала, что «мужики явно гонят картину». Тем не менее, они гарцевали друг вокруг друга, тыкали друг друга кулаками и дрыгали ногами. Правда, удары или не достигали цели, или были настолько вялыми, что индийские боевики по сравнению с этим зрелищем представлялись произведением мордобойного искусства.

Все же на какое-то время внимание окружающих было привлечено этим зрелищем.

И вдруг рядом я услышал окрик: «Лежать!» Обернувшись, я увидел, что двое спортивного вида ребят загибают руки какому-то мужчине. Рядом с ним лежала большая сумка с вещами. И опять такой же окрик, но со стороны дерущихся. Глянув туда, я увидел, что их тоже «крутят», но уже четверо.

В одном из переодетых милиционеров (а «крутили» всех троих именно они) я узнал своего бывшего курсанта, теперь уже офицера. Он мне и рассказал, что только что милиция устроила удачную засаду на преступную группу, совершавшую кражи на рынках.

Использовали преступники старый цыганский метод. Сначала – громкий внезапный крик, а затем, когда народ буквально «столбенел», начиналась демонстрация драки. Все внимание, естественно, было привлечено к «дерущимся». В это время сообщник воровал у торговца «челнока» сумку с вещами, либо срезал поясную сумку с выручкой, а затем скрывался в толпе.

Однако после нескольких краж группа была взята на примету. На рынках были устроены засады, в одну из которых группа и попала с поличным.

Ошибки преступников были следующими. Во-первых, один и тот же «почерк». Во-вторых, играли они очень неубедительно, это бросалось в глаза. В-третьих, сразу после кражи «драку» моментально заканчивали и скрывались. Поэтому хорошо прослеживалась связь между «дракой» и кражей, происшедшей в тот же момент.

Преступники использовали типичный разрыв шаблона. Ведь на рынке люди погружены в свои мысли, а значит, находятся в трансе. Разрыв шаблона способствовал привлечению внимания к «драке», что позволяло совершать кражи.

Психология bookap

Есть и более сложные шаблоны поведения. Например, шаблон, по которому мы знакомимся. Или общаемся с кем-либо. При этом, в зависимости от обстановки, и шаблоны бывают разные. Одно дело знакомиться с подчиненным, другое – с начальником. А можно еще знакомиться с лицом противоположного пола. А можно… Перечислять все нет смысла.

Главное, что надо помнить – при шаблонном поведении человек чаще всего находится в измененном состоянии сознания, в естественном трансовом состоянии.