Часть III. ГИПНОТИЧЕСКОЕ ПОВЕДЕНИЕ НАВОДЯЩЕГО ПОРЧУ: СОСТАВНЫЕ ЧАСТИ КОМПОНЕНТЫ ПОРЧИ


...

Использование ненормативной лексики при наведении порчи

«Ты ударишь – я, бля, выживу,
Я ударю – ты, бля, выживи!»


Александр Галич

Мы не являемся любителями ненормативной лексики. Однако никуда не денешься, для русскоязычного человека это – объективная реальность. Безусловно, есть идеалисты, считающие, что мат – это пережиток прошлого. Что им на это сказать? Пусть считают. Если бы они еще реально могли что-то сделать для искоренения этого пережитка…

Между прочим, еще в сороковые годы многие задавались вопросом: «Почему русская интеллигенция так любит блатные песни?» Не каторжные, не лагерные (этому можно было бы найти рациональное объяснение), а именно блатные. Под этим вопросом пусть ломают голову историки, филологи и социологи; нас же интересует вопрос: «Можно ли и целесообразно ли использовать ненормативную лексику при наведении порчи?»

Заранее выскажем свое мнение: использование ненормативной лексики при наведении порчи при определенных условиях вполне обоснованно.

Небольшой экскурс в историю. Иногда можно услышать мнение, что мат – это исконно русское изобретение. На наш взгляд – это филологический шовинизм. Ругаются практически все люди и во всем мире. Просто в некоторых языках не все ругательные слова запрещены. Кроме того, представители некоторых народов до сих пор оспаривают происхождение тех или иных ругательных слов.

Например, в Литве бранятся, используя те же самые матерные слова, что и в России, утверждая при этом, что матерятся именно по-литовски. Это удивительно, если не знать, что литовский язык – один из самых древних в Европе и, что он имеет одни и те же корни с древнерусским.

Для начала надо разобраться, как появилась ненормативная лексика (или как произошел мат?). Интересна модель происхождения ненормативной лексики, которую выдвинул лингвист В. Жельвис.

Эта теория раскрыта также в книге С. А. Горина «НЛП: техники россыпью», в главе «Ненормативная лексика в речевом искусстве», и в работах А. Котлячова «Объективно о ненормативном», в книге «Взгляд на модели». Для простоты объяснения процитируем себя.

Раньше был интересный момент –
Говорили: «Он пьет, как сапожник».
А сегодня: «Пьет, как президент
И ругается, словно художник».

Согласитесь, наверно, со мной.
Это ведь абсолютно не ново –
В этом деле ученый иной
Не уступит, пожалуй, блатному

Анатомию вспомнят и мать,
Это видно легко и повсюду.
Интересно нам будет узнать:
Отчего все идет и откуда.

В ранней древности эти слова
Люди руганью не называли.
Говорит это ясно молва –
Их, напротив, святыми считали.

От святого полшага всего
До священного, это известно,
И любили все люди того,
Кто жрецом был интимного места.

Может тайной священное стать,
Мы легко понимаем все это,
А от тайны рукою подать
У людей до прямого запрета.

Здесь легко нам увидеть ответ,
Для людей все становится ясным –
Попадает всегда под запрет
То, что люди считают опасным.

Ясно, это легко увидать –
Люди выводы делают славно.
И они начинают считать:
Где опасно – нечистое явно.

Если часто случалась беда,
То чертей обвиняли когда-то.
Говорили, что черти всегда
Непотребно ругаются матом.

Здесь легко проявляется связь:
То, что в древности было достойным,
Превратилось со временем в грязь
И предстало совсем непристойным.

Напрямую вопрос разглядим,
Он открытым для нас остается:
Для чего это мы говорим,
Если вдруг на язык навернется?

Нам случается так говорить,
В этом мы откровенными будем,
Если вдруг надо нам оскорбить
Тех людей, кого явно не любим.

Дальше мы объясненье найдем,
Согласиться вам явно придется,
Ведь стараемся этим путем
Разрядиться от наших эмоций.

Это видели все много раз,
Говоря это прямо и строго,
Мы любую беседу подчас
Приукрасить стремимся немного.

Говорю я открыто для вас,
Видят это все люди когда-то –
Раз имеем словарный запас,
То легко обойдемся без мата.

Надо просто слова подобрать,
Чтобы главное высказать людям.
Ну а матом злоупотреблять,
Говорю я: «Давайте не будем».


Итак, ясно вырисовывается схема возникновения тех слов, которые в современном языке считаются ненормативными: святое – священное – запретное – опасное – нечистое – непристойное.

Эта простая и ясная схема, как нельзя лучше, позволяет смоделировать механизм воздействия ненормативных слов на человеческую психику.

Самое близкое от современного понимания матерных слов (то есть нечистого, непристойного) – это понимание опасного. Современный человек подсознательно понимает, что в словах этих скрыта опасность.

Ведь не зря угрозы построены часто на употреблении ненормативной лексики.

Можно не исследовать жаргон уличной шпаны – вспомните нашу славную армию (обращаемся, естественно к мужчинам). Почти все анекдоты про прапорщиков (предупреждаем, мы лично против прапорщиков ничего не имеем) строятся на этом: «… А вас, рядовой, я буду е…ть, е…ть и е…ть!».

Помимо угроз, мат иногда употребляется и в других случаях. Естественно, для оскорбления. Называя кого-то нецензурно, мы преследуем конкретную цель – оскорбить этого человека.

Применяется мат и для разрядки отрицательных эмоций. Действительно, когда вам на голову уронят молоток, трудно сказать: «Извините, но вы не правы».

Ну и конечно – для того, чтобы «украсить» свою речь. Здесь тоже возможны варианты.

* * *

Вспоминаю, как на военных сборах один майор агитировал нас – выпускников университета – за чистоту русского языка: «Товарищи курсанты, ну как вы говорите. Где ваша культура? Слово „дембель“ – нехорошее слово, бля. Так же, как и слово „пайка“. На х…!». Между прочим, он не хотел никого оскорблять. Это было у него просто так, для связки слов. Он так привык к этому, что даже не замечал. Он не ругался матом, он им разговаривал.

В то же время от представителей некоторых профессий (например, моряки, шахтеры) можно услышать поистине шедевры семиэтажного мата, произносимые просто роди шутки.

Или возьмите для примера песни классика «рашен панка» Александра Лаэртского. Некоторые песни его перенасыщены ненормативной лексикой, однако воспринять их похабными может, наверное, только ханжествующий пошляк либо человек, напрочь лишенный чувства юмора. Уверены, что талантливый автор-исполнитель Лаэртский смог бы себя проявить и в других музыкальных направлениях – впрочем, это его личное дело. Вернемся к нашей теме.

Зачем мы объясняем это? А для того, чтобы легче было понять, что именно и как из многообразной ненормативной лексики нужно применять для наведения порчи. Применять так, чтобы это не выглядело шуткой или обычной несдержанностью. Так, чтобы матерное слово или фраза разила наповал.

Из изложенного выше с необходимостью следует, что ненормативная лексика при наведении порчи не должна употребляться с какой-либо иной целью, кроме как для угрозы.

Одно очень важное правило. Известно, что слишком хорошо – тоже нехорошо. Мата не должно быть много. Это не тот случай, когда «кашу маслом не испортишь», а тот, когда «хорошего помаленьку, а горького не до слез». Оставим семиэтажные тирады для бывалых боцманов. Обилие матерных слов притупляет их восприятие. Здесь очень важно не перейти ту грань, за которой угроза меняет свое содержание на комическое. Если и употреблять мат, то в небольших количествах, компенсируя это качеством.

Говоря о качестве, мы имеем в виду качество фоносемантическое. То есть, надо подбирать такие слова (или создавать новые на основе известных), которые бы звучали страшно, зло и сильно. «За пиздеж накажу», «Жопу разорву», «Глаз через жопу выдеру» и т. п. Обычно это фразы, направленные на отпугивание или запугивание, но можно использовать их и при пожелании вреда: «Засрешься уж – сразу бросит муж».

Не надо забывать и о том, что употребление ненормативной лексики возможно далеко не всегда и не везде. Вряд ли это надо разъяснять особо. Понятно, что следует исходить из обстановки и личности объекта.

Перед тем, как ввести матерное слово в формулу порчи, надо подумать, а что это даст. Будет ли оно уместно по отношению к данному человеку? А для этого надо сначала определиться, что же относится к ненормативной лексике?

Слова ненормативной лексики (мат) – это слова, воспринимаемые подавляющим большинством людей, как неприличные, непристойные. Условно такие слова можно разделить на следующие группы:

слова, обозначающие части тела, связанные с сексуальной или выделительной функцией, а также относящиеся к тем же функциям субстанции;

те же слова, но имеющие собственное, другое значение (хуй – нет, отсутствует, плохой муж чина; пизда – плохое завершение чего-либо, плохая женщина и т. п.);

слова, обозначающие физиологические состояния и процессы, связанные с сексуальной или выделительной функциями организма;

слова и фразы, образованные на основе выше перечисленных слов, но имеющие свое собственное значение (пиздеть – много говорить, говорить лишнее, обманывать; наебывать – обманывать; уебаться – упасть, удариться; отпиздить – избить; и т. п.);

слова, образованные из нескольких матерных слов, как правило, в развлекательных целях.

Таким образом, отличительной чертой матерных слов является то, что смысл одного и того же слова может быть различным. И зависит этот смысл исключительно от контекста.

Некоторые исследователи (например, доктор филологических наук, профессор Т. В. Ахметова) относят к мату жаргонные выражения. К примеру, «загнать дурака под кожу», «встать раком», «вафлю дать», и т. п. Употребление таких выражений, безусловно, является непристойным, однако вряд ли можно назвать это матом в чистом виде. При том, что такие выражения понятны только определенному контингенту, на подсознание, которое все понимает буквально, они действуют далеко не всегда.

Надо сказать, что матерные слова в их «исконном» значении употребляются взрослыми людьми не часто. «Конкретное» употребление таких слов чаще бывает в подростковом возрасте. Помните анекдот про Вовочку: «Сидите тут и не знаете, что писька х… называется!..». У взрослых людей такие слова чаще употребляются либо в переносном смысле, либо для различных каламбуров.

Какие же матерные слова лучше подбирать для порчи? Естественно, те, которые по звучанию являются страшными. При этом надо помнить и о семантическом содержании, которое должно быть угрожающим.

Например, «скоро хер отморозишь» или «пиздищу черви сожрут». Надежнее, если фраза с использованием ненормативных слов будет звучать сильно. Например, «жопу паразиты выжрут».

Однако в некоторых случаях, когда вы имеете дело с людьми очень мнительными, озабоченными здоровьем, уместно использовать фонетически страшные, плохие, злые, но слабые (по звучанию) фразы. К примеру, «кишки через жопу повылезут». Фраза возбуждает воображение и «помогает» мнительному человеку почувствовать слабость.

В любом случае, ненормативная лексика должна употребляться именно для угроз. Оскорбительный смысл фразы в данном случае – на последнем месте.

Тем, кто интересуется ненормативной лексикой, можно порекомендовать произведения Эдуарда Лимонова, Юза Олешковского, Петра Алешкина, Валерия Козлова и других. Можно убедиться, что мат может быть и частью разговорной речи в литературе (как, например, у Лимонова, которого мы, конечно, уважаем как писателя, имеющего многомиллионную аудиторию), и частью по-настоящему литературной речи (как у Игоря Губермана, которого мы глубоко и искренне уважаем как писателя, поэта и психолога).

Психология bookap

Да, и не стоит употреблять слово «блядь». По звучанию оно просто замечательное – хорошее, красивое, радостное, сильное, веселое и т. д. С семантикой тоже не все просто. Непристойным оно стало совсем недавно, чуть ли не в XX веке. В XVI-XVII веках оно употреблялось повсеместно. Один из авторов помнит, как будучи первокурсниками юрфака, мы смеялись, читая в тексте Соборного уложения 1649 года статьи, начинавшиеся со слов «А блядям…», «А выблядкам…». В общем, это слово явно не подходит для такого дела, как порча.

Ну а теперь, наверное, можно перейти к методикам и техникам быстрого наведения гипнотического трансового состояния.