С. Огурцов, С. Горин. Соблазнение

Посвящение

Часть II.. Отдельные приемы эмпирического подхода к знакомству

Тайм-аут №1.

Часть IV.. Как перестать бояться и получить уверенность в себе
Часть VII.. Школа мастерства

...
Глава 35.. Разрыв шаблона

Тут живут порядочные люди.

Жив и я, – привет тебе, привет.

Как невесту, Родину мы любим:
Чунга-Чанга – места лучше нет!

Михаил Векслер

OSV: А ты бывал в гипнотическом трансе? «Как это определить?» – можешь спросить ты. Ну, например, так. Говорят, что в гипнозе можно заставить человека «не слышать» (не воспринимать) чьего-либо голоса… Так вот, бывало ли у тебя когда-нибудь так, чтобы ты задумался, сидя перед телевизором, и потом внезапно понял, что «не услышал» ни слова из передачи? Или после прочтения страницы выясняется, что хоть страница и прочитана целиком, но сознательно не усвоено ни слова, так как ты о чем-то фантазировал и «мыслями был далеко» от книги, продолжая читать ее?

Мои поздравления! Оказывается, что ты сам легко впадал в гипнотические состояния, когда осуществить внешнее воздействие на психику очень легко. То же самое происходит со всеми людьми: часто они самопроизвольно впадают в гипнотическое состояние, не понимая, что с ними происходит.

Это может произойти от многих причин, и мы с тобой разбирали несколько техник, меняющих состояние сознания партнерши. Еще одна техника в твою коллекцию – ломка стереотипа поведения, или «разрыв шаблона»…

В нашей жизни многие действия осуществляются шаблонно, и повторяются тысячи раз практически без изменений. Шаблон приветствия, например: «Привет! Привет!» Обыкновенное вставание со стула – тоже шаблон: мы осознаем себя либо сидящими, либо стоящими…

В каждом шаблоне есть интересный момент – его середина.

Точнее, для сознания человека у шаблона нет середины, он воспринимается только цельно. Но если цельное шаблонное действие разрывают, если середина у шаблона вдруг появляется – человек оказывается в замешательстве. А замешательство и гипнотический транс – родственные состояния.

И в состоянии транса, и в состоянии замешательства человек особенно уязвим для внешних внушений. И вот тогда – почему бы это нам не использовать для научного «пикапа»?

* * *

…Например, попал я когда-то давно на одну мажорную цивильную фирму. Из тех контор, где все такие «крутые» и ходят в дорогих пиджаках. И пришлось мне общаться с одной из молодых дамочек, там работающих.

Стоит добавить, что одет я был более чем просто: джинсы и сувенирная майка из Амстердама, на которой изображена была куча «неприличных» (с точки зрения «мажора») вещей. А если человек был наблюдательным, то он способен был бы заметить на той майке такие детали, что испытал бы шок! (Я сам при покупке не заметил!) Для моей собеседницы я весь был «серединой шаблона» беседы в ее фирме.

И что же происходило по ходу моего тогдашнего разговора? А вот что: «скабрезная» картинка на моей майке настолько выпадала из понимания этой девушки и «разрывала шаблон», что девушка просто «прифигела», и секунд десять пребывала в гипнотическом трансе.

Она «не слышала», она не воспринимала осознанно, что я в это время говорил – ей потом пришлось все переспрашивать заново. Если бы я в это время успел ей грамотно сделать какое-нибудь внушение («Встретимся сегодня в 19:00 там-то»), или пригласить ее куда-либо, то это однозначно работало бы лучше аналогичного предложения, но когда она находилась бы в полностью бодрствующем, а не вот таком трансовом состоянии.

* * *

Горин: Как-то раз одной творческой группе поставили сравнительно узкую задачу в рамках большой темы: «Обучение детей выживанию в большом городе».

Этой узкой задачей было: научить детей всегда отвечать отказом на предложения незнакомых людей пойти куда-то вместе, покататься в автомобиле и т. д.

Выяснилось, что в ролевой игре дети легко усваивают такое поведение: в ответ на грубые приставания, на попытки незнакомца увести ребенка с собой – дети начинают кричать, звать прохожих на помощь, отбиваться; в общем, всеми доступными средствами привлекают к себе внимание окружающих.

Казалось бы, задача решена. Однако осталось одно «но»: если к ребенку обращались вежливо, «учительским» тоном, то ребенок послушно выполнял указания незнакомца. Эту часть задачи долго не удавалось решить, пока один из участников группы не вспомнил случай, которому был свидетелем.

А случай был таким. В тамбуре электрички ехал «хиппующего вида» молодой человек и молча курил. На остановке в вагон зашел военный патруль, причем старшему патруля «хиппующий» молодой человек сразу не понравился.

Расположившись в вагоне на скамейке, лицом в сторону тамбура, старший патруля сразу начал комментировать вид молодого человека, сделав ряд не лишенных оригинальности предположений о том, как такого рода молодые люди появляются на свет.

Ответом было молчание.

Тогда, достаточно распалившись от собственной речи, старший патруля пошел в тамбур «выяснять отношения». Вот тут-то и произошло самое главное…

Как только военнослужащий со словами «эй, ты послушай!» похлопал хиппующего молодого человека по плечу, тот медленно повернулся к собеседнику и очень выразительно произнес один только звук: «Ы-ы-ы!». После чего вновь повернулся к окну, продолжая курить. Старший патруля, как загипнотизированный, вернулся на свое место и молчал до конца маршрута.

Теперь детей стали обучать такому поведению – отвечать "Ы" – в ответ на приглашение любого незнакомца, что оказалось гораздо более эффективным. Впоследствии методика "Ы" вошла и в курс психологической подготовки женщин, которые хотели бы, в частности, знать, как защитить себя от насилия.

Это и хороший способ для девушек избежать нежелательных приставаний на улице: скажите (с соответствующей – слегка дебильной – мимикой) «Ы!» и сразу уходите.