Часть 4. Добавляем системы репрезентации.

Пролог.

По пьесе Э. Ростана "Сирано де Бержерак"

Но что же делать мне, скажи, мой бедный друг?
Иль подражать тому, что вижу я вокруг,
Забыть об истине, звучащей благородно;
Не смелым быть орлом, но низким червяком,
И пробираться хитростью, ползком
Там, где хотел бы вверх лететь свободно?
О нет, благодарю! Дрожать и спину гнуть,
Избрав хоть низменный, зато удобный путь?
Забыв о гордости и об искусстве чистом,
С почтеньем посвящать поэмы финансистам?
О нет! Благодарю! От избранных особ
Глотать с покорностью тьму самых глупых бредней,
Простаивать часы в какой-нибудь передней
И подставлять щелчкам безропотно свой лоб?
О нет! Благодарю! Зависеть от каприза
Барона старого, от печени маркиза,
От тех и от других? О нет! Благодарю!
Ты слышишь? Ни за что! Тебе я говорю!
В салоне у вельмож, прикинувшись буффоном,
Ловить усмешечки с восторженным поклоном
И услаждать капризный слух
Глухих, но чопорных старух
И дам изломанных и чинных,
Читая им стихи в надушенных гостиных?
О нет! Благодарю! Дрожать и трепетать
Перед нападками какой-нибудь газетки;
Бледнея, по утрам читать
В "Меркурии" заметки,
Бояться пропустить какой-нибудь визит,
Обдумывать слова, значенья, позы, жесты,
И наконец зажить, как пошлый паразит,
Добившись тепленького места?
О нет, благодарю! О нет, благодарю!
Пусть лучше беден я, пускай я буду нищим -
Довольствуюсь своим убогим я жилищем.
Я в нем не уступлю, поверь, и королю,
В нем я дышу, живу, пищу, творю, люблю!
Да! Я существовать хочу вполне свободно,
Смеяться от души, смотреть, как мне угодно,
И громко говорить, и песнею своей
Смущать врагов своих и радовать друзей!
Не думать никогда о деньгах, о карьере,
И повинуясь дорогой химере,
Лететь хоть на Луну, все исполнять мечты,
Дышать всем воздухом, гордиться всей свободой,
Жить жизнию одной с волшебницей природой,
Возделывать свой сад, любить свои цветы!
А если, может быть, минует час суровый
И муза с нежностью вручит венец лавровый,
Благодаря ль судьбе, благодаря ль уму
Победу наконец одержит гений,
Всей дивной радости и славы упоений,
Всего - ты слышишь ли? - добиться одному!
 

В первой части книги мы вкратце обсудили глубокую и часто неуловимую роль метафор в человеческих коммуникациях. И явно (эксплицитно), и скрыто (имплицитно) метафоры действуют на всех уровнях коммуникации. Мы увидели, что поскольку по меньшей мере происхождение дигитальной коммуникации (например, слова в устной и письменной речи) связано с актуальным опытом участников коммуникации, и поскольку этот процесс недоступен для слушателя, то вся дигитальная коммуникация является метафорической. Важность такого уточнения связана с тем, что, понимая это положение, мы страхуем себя от ошибки, состоящей в подразумевании, что наша репрезентация опыта другого человека есть что-то большее, чем она есть на самом деле. Когда ваша репрезентация какого-либо явления или переживания значительно отличается от репрезентации другого человека, вы приходите к выводу, что кто-то из вас "галлюцинирует" или даже "лжет". С другой стороны, если ваши репрезентации очень схожи, то вы начинаете полагать, что находитесь в состоянии "эмпатии".

Психология bookap

Однако "эмпатия" не есть "идентичность", являющаяся тем самым недосягаемым конечным пунктом того континуума, о котором мы здесь говорим. Например, обычным источником болезненных чувств во взаимоотношениях между супругами являются ситуации, когда один из них клянется, что говорит одно, в то время как его партнер уверен, что было сказано нечто другое. Часто результатом этого становится взаимное недоверие либо к умственным способностям, либо к честности друг друга. Без магнитофона или пользующегося доверием третьего участника коммуникации этот спор, разумеется, не может быть разрешен. Для наших целей не столь важно, что было сказано на самом деле; нам важно понимать, что один говорит нечто одно, а другой слышит нечто другое. Оба могут принимать эту репрезентацию их опыта (и таким способом быть "эмпатичными") без того, чтобы подвергать сомнению свои личные воспоминания о своем переживании.

Теперь мы обсудим некоторые из способов, посредством которых открытое применение метафор может быть использовано для оказания помощи клиентам в процессе работы. Одним из важных применений эксплицитной (явной, открытой) метафорической коммуникации является ее использование в процессе содействия клиенту, чтобы он раскрыл для самого себя более завершенную, значимую и явную репрезентацию опыта, с которым он борется. Такая новая репрезентация опыта, с которым борется клиент, предоставляет и терапевту, и клиенту способ говорить об опыте клиента в форме, понятной обоим, то есть как о чем-то, являющимся для них одним и тем же. Эксплицитные метафоры могут быть полезны еще и как способ оказания помощи клиенту в поиске и изучении новых выборов в пределах контекста "проблемы". Эти метафоры в типичных случаях предъявляются как анекдоты или пространные истории, которые произошли с кем-то "на самом деле", хота они специально придуманы - "сшиты, чтобы надеть на ситуацию клиента". Такие метафоры могут действовать как весьма эффективные агенты изменения, особенно в тех случаях, когда они сконструированы и предъявлены в соответствии с представленными здесь моделями конструирования метафор.