5 ИНТЕРВЕНЦИЯ

ШАГ ВПРАВО, ШАГ ВЛЕВО…


...

РАССКАЗЫВАНИЕ ИСТОРИЙ

Иносказание (история, притча, анекдот, сказка, сравнение, байка, присказка, воспоминание "к слову") — обязательный инструмент мага и волшебника. Посудите сами. Если вместо разговора по существу и фактам вы пускаетесь в рассуждение "жили-были", то:

* условный контекст создает автоматическую депотенциализацию для сознания весь рассказ — не про "здесь" и не про "сейчас";

* вы не обязаны следить за правдоподобием если только ваша байка не претендует на достоверность в глазах слушателя… да и тогда вы многое можете "забыть" и "спутать";

* вы можете пропускать любые детали, аргументы и объяснения как незначительные, вовсю используя шаблон неопределенности "один знакомый парень", "говорящий табурет", "волшебный веник";

* пока слушатель следит за сюжетом, вы можете сколько угодно отвлекаться, напропалую вставляя другие внушения, пользуясь всем разнообразием способов воздействия;

* в сам ход повествования вы можете вставить подробные инструкции и руководства к действию, объясняя, что все это правильно и хорошо… для героя, разумеется.

Считается, что большая часть человеческого мозга (та, которая воспринимается как бессознательное) мыслит аналогиями и ассоциациями. То есть прямой логический ряд нашей голове мало свойственен, а ассоциативные сети, ассоциативные ряды — это как раз то, что позволяет человеческому мышлению с одной стороны — работать быстрее любого компьютера, с другой стороны — получать новые неожиданные идеи там, где их вроде бы не ожидается.

(С третьей стороны, за счет этого же, человеческое мышление гораздо менее точное, чем компьютерное, более системное, но менее линейное. Попытки сделать из своей головы компьютер во многом дурацкие уже потому, что для этого нужно подавлять естественные способности человеческого мышления, а потом пытаться воспроизвести другие, мало свойственные).

Общение в ассоциативной, иносказательной манере понятно и доступно в образной форме доносит непосредственно до бессознательного (или внутреннего "Я",или сущности, или души — называйте как хотите) все то, что сознанию и трудно, и непонятно, и малодоступно.

В РАМКАХ ИСТОРИИ, ПРИТЧИ

МОЖНО СОВЕРШИТЬ ВСЮ ЕДИНУЮ СТРУКТУРУ ВОЗДЕЙСТВИЯ.

Обещание привести пример, рассказать историю, само начало истории — все это привлекает внимание. Люди любят сказки;

Всевозможные "однажды", "давным-давно", "некогда", "один мой Знакомый" создают необходимую депотенциализацию. Кроме того, некоторая изначальная неясность — при чем здесь эта история — добавляет и непонимания, и интереса.

Сам сюжет, его повороты, подбор слов и предложений, отклонения I с трону и реплики по ходу — все это наилучшая почва для внушений.

Продолжение и завершение истории, сюжетные ходы и их переплетения обеспечивают камуфляж основных внушений и после того, как они прозвучали.

Даже после анекдота всегда есть пауза на осмысление.

Завершение истории естественным образом завершает эпизод воздействия. Мы говорим что-то вроде "ну вот и все".

Если вы работаете в формальном трансе, то еще до начала истории можно выполнить наведение, чтобы депотенциализация была более полной. Даже лишенный дополнительных "наворотов" сам сюжет истории, притчи содержит потенциал к действию, поэтому ее можно рассказывать плоско, без каких-либо дополнительных внушений по ходу (если получится) и она будет все равно интересна, она будет работать.

Если же в сам процесс рассказа ввести косвенные, открытые и прямые внушения, то получается три слоя: иносказание, как средство наведения транса, сама история, как одно большое внушение, и она же, как носитель для большого количества внушений. Недаром рассказывание историй считается едва ли не вершиной профессионализма.

Тут придется кстати одна старая байка. Еще на заре компьютерной техники, когда вычислительные машины занимали по нескольку этажей институтов, плотно заставленных электронными "шкафами", а баги ("жучки") были не ошибками в программах, а настоящими тараканами, ползающими среди схем и ламп и замыкающими контакты — тогда, когда все это металлическое богатство еще было вершиной человеческой мысли, один из инженеров-исследователей захотел получить от машины ответ на вопрос: "Может ли компьютер думать, как человек?"

Он был добросовестным ученым, и скрупулезно ввел в машину огромное количество данных по интеллектуальным достижениям человечества.

Несколько месяцев машина обрабатывала данные, задумчиво перемигиваясь лампочками. Несколько месяцев терпеливый исследователь ждал ответа на свой вопрос. И вот наконец из щели поползла долгожданная распечатка. Ученый бросился к ней и прочел начало ответа суперкомпьютера того времени: "Это мне напомнило одну историю…"

ПРОСТОЕ ИНОСКАЗАНИЕ

Иносказание сильно тем, что не просто сообщает человеку некий внушающий образ, а так организует мыслительный процесс, что человек сам, своими усилиями формирует у себя нужные образы. Самым ярким примером иносказания является намек. Заметьте, что в большинстве случаев намек куда более действенен, чем прямая команда. Ваша задача просто дать намек побольше или поменьше.

Анекдот — это намек.

Маленькая шутка — это намек.

И длиннющая история на 15 томов тоже может быть намеком. Или собранием намеков.15


15 Возьмем к примеру хоть академика Фоменко с его многотомной "новой хронологией".


Намек, иносказание строится на сравнениях. Это как… Это будто… Это похоже… Это вроде… Это сродни… Это напоминает…

Вы не всегда это произносите. Чаще просто подразумеваете.

Когда вы высказываетесь иносказательно, вы предлагаете слушателю мысленно уравнять два контекста — "основной" и "условный". Причем вслух вы эту связь не поясняете ни в коем случае. Какое ж оно иносказание, если вы его будете расшифровывать?

Если вы на вопрос про валенки начинаете рассуждать о свойствах кошачьих лап — вы автоматически предлагаете собеседнику самостоятельно найти, какая между этим есть связь. Пока он ее ищет, пока он ее находит — он может даже сделать выводы гораздо более глубокие, чем те, которые вы изначально закладывали.

Шаблон неопределенности, что вы хотите?

Иносказание естественно выстраивается на шаблонах неопределенности, обобщениях, псевдологике, косвенных и прочих внушениях.

РАССКАЗЫВАЯ ИСТОРИЮ,

ВЫ НАВОДИТЕ РАЗГОВОРНЫЙ ТРАНС,

УГЛУБЛЯЕТЕ, ПОДДЕРЖИВАЕТЕ И,

ПОД КОНЕЦ, ВЫВОДИТЕ ОБРАТНО.

В сказку пока вы ее рассказываете, можно ввести сколько влезет банальностей, допущений и прочих внушений. Неявные акценты обязательны. Сказка позволяет все! И история человечества, хотя бы и на примере Шахерезады, говорит о том, что сказки слушают. Иисус Христос, когда хотел что-то донести до современников, делал это наиболее удобным способом — с помощью притч.

Простое иносказание делается действительно просто: вы находите аналогию, и дальнейшие свои рассуждения ведете уже в новом контексте, на новом материале. И тут к вам практически невозможно придраться: ведь это вы выбрали контекст, значит и связь вам виднее.

ВСЕ ПОХОЖЕ НА ВСЕ

Если вы с самого начала знаете,

знаете и все тут! что одно не просто похоже на другое, а в каком-то смысле одно и то же, вам осталось только объяснить эту простую мысль другому — все остальное быстро получится.

Женитьба — это как носки: вначале ищешь, покупаешь, носишь, а потом и выкинуть жалко и стирать неохота…

Это основа иносказания — полная уверенность в том, что всё со всем похоже, и значит в каждом контексте можно найти всё, что вы хотите.

И вот вы уже разговариваете о предмете, но не в границах этого предмета, а в метафорическом контексте, где вы сами устанавливаете правила логики, выводов, сравнений. А человеку остается просто за вами следовать.

Если у вас сложности в личных отношениях (ну вдруг?), и я вам буду рассказывать про то, что нужно делать — вы же меня не очень слушаться будете, я же не знаю вашу Наташу (или Машу). А если я вам расскажу, что отношения людей — это как взаимодействие кварков в нуклоне, тут я уже лучше вас разбираюсь, и — если я еще интересно рассказывать буду, вы будете меня слушать, и принимать все выводы. А я по ходу буду внушать, внушать… внушать…

Кто выбирает контекст, тот и прав.

Идет товарищ по Каиру, и у него сломались часы. Идет, видит вывеска с часами, заходит. "Вы тут часы случайно не ремонтируете?" — "Нет". — "А что вы делаете?" — "Мы делаем обрезание". — "А тогда почему у вас на вывеске часы?" — "А что бы вы хотели, чтобы там висело?"

ОТ ОШИБКИ К ОШИБКЕ

Точное и сильное воздействие иносказания основано на… ошибках. От ошибки к ошибке — все дальше от сознательного контроля. И тогда за дело берется то самое бессознательное, существование которого так и не доказано.

Пора вспомнить байку про судью и селян.

У одного мужика украли корову. У всех спрашивал, но никто не видел. Ему посоветовали обратиться к жившим по соседству двум братьям. Они выслушали и сказали: "Корову украл кузнец из соседнего села". Мужик пошел и подрался с кузнецом, но тот отпирался. Тогда мужик подал на кузнеца в суд. Судья спросил, почему мужик думает на кузнеца. Тот сослался на братьев. Пригласили братьев, и те объяснили: "Раз корова пропала, значит ее украли. Раз украли, значит это кузнец. Если кузнец, значит из соседнего села". Тогда судья показал братьям ящик и спросил, что там внутри. Братья принялись рассуждать. Первый сказал: "Коробка квадратная, значит внутри что-то круглое". Второй продолжил: "Раз круглое, значит оранжевое". Первый подхватил: "Раз оранжевое, значит апельсин".

Удивленный судья вытащил из ящика апельсин, повертел его задумчиво и постановил: "Кузнец, верни мужику корову".

Рассуждения бессознательного похожи и своей кажущейся вздорностью, и точностью попадания.

Между одним и другим контекстом в голове рассказывающего прокладываются достаточно причудливые связи.

Только великое Чхе знает откуда они берутся.

1) Сначала как-то исподволь у вас возникает понимание того, о чем собственно на самом деле идет речь. Про что это сейчас ваш клиент.

"На самом деле" — формулировка лукавая.

2) Потом, в рамках этого вашего совершенно произвольного и субъективного понимания вы обнаруживаете варианты решения задачи. Очевидно, что эти варианты тоже весьма произвольны и субъективны.

3) И уже среди этих вариантов вы "от фонаря" выбирает тему и героев для сказки, притчи, намека.

Кстати, слушатель тоже очень по-своему понимает услышанное от вас, так что получается еще одно искажение. Вот их уже четыре. Неудивительно, что попытки сознательного контроля за происходящим дают, наконец, сбой, а лобовые (и туповатые) действия уступают тонкому бессознательному воздействию.

ИНОСКАЗАНИЕ ОСНОВА НО

НА СЕРИИ ИСКАЖЕНИЙ:

СИТУАЦИЯ? ПОНИМАНИЕ? РЕШЕНИЕ?

ТЕМА? ПОНИМАНИЕ СЛУШАЮЩЕГО.

Со стороны кажется, что все прямолинейно: ситуация вызывает историю. Но нет. Историю вызывают собственные заблуждения рассказывающего по поводу ситуации. Важно этими своими заблуждениями вовремя воспользоваться.