Роберт Дилтс. СТРАТЕГИИ ГЕНИЕВ. Том 1. Аристотель Шерлок Холмс Уолт Дисней


...

ВВЕДЕНИЕ

Когда мы читаем приведенное в качестве эпиграфа начало Книги Бытия, перед нами в могучих мазках предстает история сотворения мира, изложенная на нескольких уровнях. Помимо описания того, что было создано, приводится описание процесса — как это было создано. Описание помысла Божьего дается в виде стратегии творения, обладающей собственной внутренней структурой. Эта стратегия содержит ряд шагов, которые происходят во времени в виде своего рода последовательности с обратной связью. Творение начинается с распознавания — осознания различий. Данный первый акт ведет к следующему, а этот, в свою очередь, еще к следующему, и таким образом каждый предыдущий замысел таит в себе причину последующего. Следствием каждого акта творения является повторение цикла, заключающего в себе три основополагающих процесса:

1. Рождение замысла — "И сказал Бог: да будет… "

2. Воплощение — "И создал Бог… "

3. Оценка— "И увидел Бог, что это хорошо".

Каждый цикл ведет ко все более точным и развернутым формулировкам замысла. С каждым циклом замысел облекается все большей плотью и сам по себе приобретает способность «порождать», «преумножать» и служить опорой для других замыслов. Заключительное описание передает процесс Творца настолько подробно, что может послужить для «восполнения» всех остальных актов творения, и к тому же еще способно к саморазрастанию.

Психология bookap

В некотором смысле данная серия работ, посвященных "стратегиям гениев" повествует о том же, будучи по сути своей изучением процессов, стоящих за появлением замыслов, в той или иной степени повлиявших на судьбы мира. Внимание в этих исследованиях концентрируется не на них самих, а в первую очередь на стратегиях, ведущих к этим замыслам, вплоть до обретения ими конкретных форм.

Заявление Эйнштейна о том, что он старается понять "замысел Божий", заключает в себе квинтэссенцию гениальности и идею данной работы. Ее объектом является не суть акта творения и не суть гениальности, а то еще непознанное в "замысле Божьем", что мы можем открыть, всмотревшись пристально в "пути Господни". Для меня один из символов гениальности отражен в той части росписи свода Сикстинской капеллы кисти Микеланджело, где Адам изображен распростертым на Земле, с рукой, воздетой к небесам, и длань Господа простирается ему навстречу. Их пальцы вот-вот должны встретиться. Чудо, по моему мнению, заключается в той искре, что пробегает между сближающимися пальцами. В этом — гениальность. Ее я и пытаюсь исследовать в этой книге — связь, существующую между божественным и мирским, между картой и территорией, между видением и действием.