Глава 5


...

ТРАНСКРИПТ 1

Ральф, возраст 34 года, помощник заведующего отделом большой фирмы по производству электронных приборов. Пациенту задали вопрос о том, что он надеется получить в результате интервью. Он начал: (1) Well…I'm not realy sure… Ну… я, в общем не уверен…

Пациенту трудно сказать, чего он хочет. Помните, что одна из первых задач психотерапевта состоит в том, чтобы понять модель пациента (особенно те ее части, которые обедняют опыт). Психотерапевт отмечает Опущения в Первой Поверхностной Структуре, предложенной пациентом. Конкретно говоря, он выявляет процессуальное слово или слова, обозначающие отношение («уверен»), а также то, что пациент употребил в связи с предикатом «уверен» только один аргумент, или имя (1). Определить, является ли данная Поверхностная Структура полной репрезентацией Глубинной Структуры пациента, психотерапевт может, спросив себя: существует ли другая Поверхностная Структура английского языка с предикатом суверен», в котором имелось бы более одного аргумента или имени. Например, Поверхностную Структуру I'm sure of answer. Я уверен в ответе.

Здесь с предикатом «уверен» связано два аргумента, или имени: некто уверенный в чем-то (в данном случае «я»), и нечто, в чем этот человек не уверен (в данном случае «ответ»). Таким образом, основываясь на собственных интуициях, носитель английского языка, психотерапевт понимает, что в Глубинной Структуре пациента содержалась часть, не появившаяся в его Поверхностной Структуре, – она была опущена. Решив восстановить опущенный материал, психотерапевт спросил о нем (2) В.: You'are not sure of what? He уверен в чем? Тем самым он спрашивает об отсутствующей части Поверхностной Структуры.

(3) R.: I'm not sure that this will be heipful. P.: Я не уверен, что это поможет.

Пациент продуцировал новую Поверхностную Структуру, содержащую информацию, которая была опущена первоначально. Выслушав пациента, психотерапевт изучает его новое положение, отмечая:

(а) Аргумент или имя (это), связанное с глаголом will be helpful (поможет), у которого отсутствует референтный индекс.

(6) Репрезентация Поверхностной Структуры неполна, предикат helpful (поможет) встречается в английском языке в случае правильных Поверхностных Структур в сопровождении более одного аргумента или имени. You're being helpful lo me. Вы так хорошо помогаете мне.

Так как helpful может встречаться в сопровождении не одного имени, как в Поверхностной Структуре пациента, а более, психотерапевт заключает, что какая-то часть Глубинной Структуры пациента опущена; (а) глагол helpful недостаточно конкретен.

Из имеющейся Поверхностной Структуры психотерапевт не получает четкого образа помощи, которой желает пациент.

Установив конкретно, в каких отношениях Поверхностная Структура пациента психотерапевтически неправильна, психотерапевт оказывается перед выбором: 1. Он может задать вопрос относительно референтного индекса You're not sure that what, specifically, will be helpful? Вы не уверены, что именно вам поможет?

2. Он может задать вопрос с целью восстановить опущенный материал – поможет кому/в чем?

3. Он может спросить у пациента, на какую конкретную разновидность помощи тот надеется – поможет в каком отношении? You're not sure what, specifically, will be helpful to whom? Вы уверены в том, что и именно кому не поможет? Психотерапевт решил заняться (1) и (2) вариантами.

(5) R.:-Well, I'm not sure lhat thus experiment will be helpful. You see, when I first went to Dr., he asked me if I'd be willing to participale in this experiment.. .and well, I feel that there's something I really need help wilh but this is Just an experimenl. P.: Ну, я не уверен в том, что этот эксперимент поможет. Видите ли, когда я впервые пришел к доктору Г., он спросил меня, не желаю ли я поучаствовать в эксперименте… Ну так вот, я чувствую, что есть что-то, в чем мне действительно нужна помощь, но ведь это просто эксперимент.

Пациент выражает озабоченность, что экспериментальные условия, вынуждающие психотерапевта ограничиться применением техник Метамодели, не позволяют ему получить помощь, которую он хотел бы получить. Психотерапевт, сумев понять модель пациента, отвечает следующее:

(а) В Первой Поверхностной Структуре пациента содержится номинализация «эксперимент», производное от глагола «экспериментировать». Обычно этот глагол связан с двумя именными аргументами, которые здесь описаны – лицо, производящее эксперимент, и лицо, над которым производится эксперимент;

(б) В Поверхностной Структуре пациента опущен один из аргументов глагола «поможет» (конкретно «поможет кому»);

(в) Кроме того, в первой Поверхностной Структуре пациента глагол «помочь конкретизирован совершенно недостаточно – он не задает ясного образа;

(г) В последней части Поверхностной Структуры пациента встречается имя «что-то», у которого отсутствует референтный индекс;

(д) Имя «помощь» представляет собой номинализацию глагола «помотать», оно недостаточно конкретно и характеризуется наличием двух опущений: оно не дает ясного четкого образа лица или вещи, оказывающих помощь, а также лица или вещи, получающих ее;

(е) Кроме того, номинализация «эксперимент» встречается вместе с обоими опущениями, упомянутыми в пункте (а);

(ж) Последняя Поверхностная Структура пациента в цитируемом отрывке характеризуется общей формой «X, но Y» – это Неявный Каузатив. Конкретно, неявный смысл, импликация этого предложения заключается в том, что пациент чего-то хочет (Х – «есть что-то, в чем действительно нужна помощь») и что имеется что-то, что мешает ему получить это (Y – «это просто эксперимент»);

(6) How will Ihis just being an experiment preveni you from getting The help you need? Таким образом то, что это просто эксперимент, не позволяет вам получить помощь, которая вас нужна? Психотерапевт решает поставить под вопрос Неявный Каузатив (ж).

(7) Experiments are for research, but there's something I really need help with.

Эксперименты ведь для исследовании, но есть что-то, в чем действительно мне нужна помощь.

Пациент в своем ответе производит Неявный Каузатив, «X», но «\». Отметим, что в нем имеются: (а) прежняя номинализация, слово «эксперимента с двумя опущениями;

(б) новая номинализация «исследование» с двумя опущениями – лицо, осуществляющее исследование, и лицо, или вещь, над которыми это исследование проводится; (в) имя «что-то», у которого отсутствует референтный индекс; (г) прежняя номинализация «помощь» с двумя опущениями.

(8) В.: What, specifically, do you really need help with? В чем конкретно и действительно вам нужна ПОМОЩЬ?

Психотерапевт отказывается от продолжения работы с Неявными Каузативами, решив сначала уточнить референтный индекс (в). (9) R.: I don't know how to make a good impression on people. Я не знаю, как производить хорошее впечатление на людей.

Пациент предъявляет Поверхностную Структуру, в которой, как ему кажется, он сообщает референтный индекс имени «что-то», встретившегося в его последней Поверхностной Структуре. В этой Поверхностной Структуре нарушается условие психотерапевтической правильности (А). Номинализация «впечатление» с одним опущением – лица или вещи, производящей впечатление;

(в) прилагательное «хорошее» в словосочетании «хорошее впечатление» производно от предиката Глубинной Структуры «Х хорош для Y», причем «Х в этой форме – это впечатление, a Y опущен, то есть, тот, для кого это впечатление хорошее, кто выигрывает в результате этого действия; (б) у имени „люди“ нет референтного индекса;

(г) Поверхностная Структура пациента семантически неправильная, так как он, по-видимому, склонен к чтению мыслей. Он заявляет, что не знает, как производить на людей хорошее впечатление, но не может сказать, откуда знает, что это именно так. Им не описан способ, благодаря которому он знает, что не производит хорошее впечатление.

Let me see if I understand you – you are saying that this being just an experiment will necessarily prevent you from finding out how to make a good impression on people. Is that true? Посмотрим, правильно ли я вас понял. Вы утверждаете, что то, что это всего лишь эксперимент, неизбежно помешает вам узнать, разузнать, каким образом производить на людей хорошее впечатление. Верно?

Психотерапевт решает проигнорировать неправильность новой Поверхностной Структуры пациента. Вместо этого он хочет установить связь ответа на его вопрос относительно референтного индекса с Неявным Каузативом, который пациент предъявил ранее. Для этого он просто вставляет ответ, полученный на свой прежний вопрос. Он сверяется с пациентом, желая убедиться, что правильно понимает модель пациента, а кроме того, усиливая обобщение пациента введением модального оператора необходимости. Тем самым он вынуждает пациента подтвердить, либо опровергнуть эту генерализацию. (11) R.: Well, …I'm not really sure… Ну,… я не совсем уверен…

Психотерапевт удачно поставил генерализацию пациента под сомнение; пациент начинает колебаться.

(12) В.: (прерывая) Well, are you willing to find out? Ну хорошо, так вы хотите разузнать это?

Психотерапевт видит, что вопрос/вызов оказался успешным (он слышит Поверхностную Структуру пациента: Well, I'm not really sure… Ну…, я не совсем уверен…

и быстро переходит к следующей реплике, обращаясь к пациенту с просьбой восстановить связь между генерализацией и действительным опытом. Он стимулирует его вновь попытаться получить в этих условиях помощь, в которой он нуждается. (13) n.:Yeah,o.k. Да, конечно. пациент соглашается попытаться сделать это.

(14) В.: Who, specifically, don't you know how to make a good impression on? На кого конкретно вы не знаете, как произвести хорошее впечатление?

В этой реплике психотерапевт возвращается к неправильности в предыдущей Поверхностной Структуре пациента и решает установить референтный индекс отсутствующий у слова «люди» в словосочетании «хорошее впечатление на людей». (15) П.: Well, nobody. Ни на кого.

Пациент не сумел сообщить референтный индекс, о котором его спросил психотерапевт. Слово «никто» входит в особый класс слов и словосочетаний, у которых отсутствуют референты, потому что они содержат в своем составе квантор общности (логически: никто – все люди нет). В своем утверждении пациент сообщает, что в его модели нет никого, на кого он хотел произвести хорошее впечатление. В этом случае психотерапевт может: (а) Поставить под сомнение генерализацию, или

(б) Еще раз обратиться к пациенту с просьбой сообщить ему референтный индекс.

(1б) В.: Nobody? Can you ihink of anybody on whom you have ever made a good impression? Ни на кого? Не можете ли вы вспомнить кого-нибудь, на кого бы вы когда-либо произвели хорошее впечатление?

Психотерапевт снова упоминает слово, у которого отсутствует референтный индекс, и снова предлагает пациенту усомниться в собственной генерализации, спрашивает его, нет ли в этой генерализации какого-либо исключения.

(17) R.: Ah, mmm… yeah, well, some people, but… Гм… Да, пожалуй, некоторые люди, но…

Вызов срабатывает, пациент признает наличие исключений– Его частичный ответ: (а) содержит именное словосочетание без референтного индекса;

(б) имеет начало словосочетания, начинающегося с союза «но», которое как бы отменяет (disqualify) смысл того, что сказано перед ним.

Now then, whom, specifically, don't you know how to make a good impression on?

Ну, а теперь, конкретно: на кого вы не знаете, как произвести хорошее впечатление?

Психотерапевту удалось заставить пациента усомниться в своей генерализации, однако он все еще не получил от него референтного индекса для именного словосочетания, поэтому он снова спрашивает о нем:

(19) R.: …I guess what I have trying to say is that women don't like me.

…мне кажется, что я все время пытался сказать, что женщины не любят меня.

Пациент изменяет свой опыт, заменяя утверждение «я не знаю, как производить хорошее впечатление на людей» на «меня не любят женщины». В обеих этих Поверхностных Структурах имеется нарушение правильности: (а) в них по одному имени без референтного индекса: люди и женщины;

(б) в каждом из них утверждается, что пациент знает эмоциональное состояние другого человека, сопровождая это описанием того, каким образом, пациент может узнать об этом. Кроме того, в Поверхностной Структуре пациента имеется отношение, связанное с глаголом «сказать», – не указано лицо, которому адресована речь пациента (20) В.: Which woman, specifically? Какая женщина конкретно? Психотерапевт решает снова спросить о референтном индексе (21) П.: Most women I meet. Большинство женщин, которых я встречаю.

Пациент отвечает именным словосочетанием, в котором референтный индекс отсутствует – обратите внимание на термин «большинство», который, как мы установили, входит в особый класс слов и словосочетаний, содержащих в себе кванторы и неспособных, следовательно, иметь референты. Словосочетание пациента не дает ясного и четкого образа. (22) В.: Which, woman, specifically? Какая женщина конкретно? Психотерапевт настаивает на том, чтобы ему сообщили референтный индекс.

(23) П.: Well, most women really… but as you said that, 1 just started to think about Ihis one woman – Janet. Ну, фактически большинство женщин… Но когда вы спросили это, я сразу подумал об одной женщине – Дженет.

Сначала пациент не сумел дать запрашиваемый референтный индекс (то есть, «фактически, большинство женщин») , но потом сообщает его, идентифицируя с женщиной по имени. Отметим здесь, что когда просьба психотерапевта, требующего референтного индекса, удовлетворяется и пациент называет какого-либо человека по имени, – это приводит к тому, что его модель для него самого становится гораздо более ясной и сфокусированной, психотерапевту же это дает гораздо меньше. Кроме того, следует отметить опущение именного аргумента, связанного с предикатом «думать» (то есть «X думает Y об…»), – не указано конкретно, что именно пациент думает о Дженет. (24) В.: Who's Janet? Кто такая Дженит?

Обладая референтным индексом, теперь психотерапевт запрашивает информацию о человеке, связанном с пациентом. Психотерапевту не безразлично, например, является ли Дженит матерью, его дочерью, женой, любовницей, сестрой… опущение в последней Поверхностной Структуре пациента психотерапевт игнорирует. (25) П.: She's this woman I just met at work. Просто женщина, с которой я встретился на работе. Пациент дает определенную дополнительную информацию.

(26) В.: Now, how do you know thal you didn't make a good impression on Janet?

Каким образом вам стало известно, что вы не произвели на Дженит хорошее впечатление?

Психотерапевт пытается построить для себя четкую картину модели мира пациента. Ему удалось получить референтный индекс для именного аргумента, который вначале не был связан с опытом пациента. Теперь он игнорирует этот материал – именной аргумент с референтным индексом: Дженит, женщина, с которой пациент просто встретился на работе, – с исходной генерализацией пациента. Исходная генерализация «я не знаю, как производить на людей хорошее впечатление» трансформируется в «я не знаю, как произвести хорошее впечатление на Дженит». Отметим, что это новая Поверхностная Структура связана с его конкретным опытом – генерализация препятствует изменению достигнутого: установлена связь с пациентом (с, по крайней мере), одним из конкретных опытов, переживаний, на которых основывалась эта генерализация.

После того, как психотерапевт интегрировал этот материал, он начинает ставить вопросы относительно процесса, посредством которого пациенту стало известно, что он не произвел на Дженит хорошего впечатления (этот выбор имелся в распоряжении психотерапевта и ранее), теперь он делает этот выбор и просит пациента описать, каким образом он узнал, что не произвел на Дженит хорошего впечатления. Тем самым он ставит под сомнение способность к чтению мыслей, которой якобы, обладает пациент. (27) П.: Well, just know… Просто я знаю.

Пациент не сумел более полно конкретизировать процессуальное слово, глагол (28) В.: How, specifically, do you know? Как конкретно вы это знаете?

Психотерапевт снова спрашивает у пациента, как конкретно он знает, что не произвел на Дженит хорошего впечатления. (29) П.: She just didn't like me. Просто я ей не понравился.

Он вновь предъявляет свой внутренний опыт по поводу другого человека, отклоняясь от конкретизации того, каким образом он получил это знание: это очевидный пример чтения мыслей. (30) В.: How, specifically, do you know that Janet didn'l like you? Как конкретно вы знаете, что не понравились Дженит? Психотерапевт продолжает ставить под сомнение пациента. (31) П.: She wasn't interested in me. Она не заинтересовалась мной.

Пациент вновь заявляет о своем знании внутреннего состояния другого человека. (32) В.: Interested in what way? Как не заинтересовалась?

Психотерапевт продолжает настаивать на более объективном ответе. Заметим, что, ставя под вопрос семантически неправильные Поверхностные Структуры, связанные с чтением мыслей, он может воспользоваться одним из двух имеющихся в его распоряжении подходов:

Применить форму (а): как вы знаете X?, где Х – Поверхностная Структура пациента (например, «она не заинтересовалась вами») или (как в данном случае) форму (б) – глагол как/каким образом/способом? где глагол взят из первоначальной Поверхностной Структуры (например: интересовалась)?

В обоих вопросах сформулировано требование к пациенту, чтобы он конкретизировал, как происходит описываемый им процесс. Суть требования – конкретизировать процессуальное слово или глагол.

(33) П.: She dind'1 pay attention to me. Она не обращала на меня внимания.

Четвертый раз подряд пациент произносит Поверхностные Структуры, основанные на чтении мыслей.

(34) В.: How dind't she pay attenlion to you? Как она не обращала на вас внимания?

Психотерапевт варьирует свое поведение, добиваясь от пациента более конкретного ответа. (35) П.: She dind't look at me. Она не смотрела на меня.

Пациент произносит, наконец, в ответ на просьбу конкретизировать процесс, который выглядел как чтение мыслей, Поверхностную структуру, в которой описывается ситуация, доступная проверке– То есть Поверхностную Структуру, не связанную с чтением мыслей со стороны говорящего.

(36) В.: Let me see if I understand this. You know that Janel was not interested in you because she didn't look at you?

Посмотрим, правильно ли я вас понял. Вы знаете, что Дженит не заинтересовалась вами, потому что она не смотрела на вас?

Психотерапевт вводит новый материал, не связанный с чтением мыслей в Поверхностную Структуру, в которой этот материал рассматривается как основа для утверждений пациента, связанных с чтением мыслей. В данной реплике психотерапевт проводит проверку, стремясь убедиться, что он правильно понял модель пациента, связанную с его (пациента) опытом. Он просит, чтобы пациент подтвердил высказанную им Поверхностную Структуру: (37) П.: That's right. Да, именно так!

Пациент подтверждает утверждение психотерапевта, относящееся к его модели.

(38) В.: Is any way could imagine not looking at you and her still being interested in you? Можете ли вы представить такую ситуацию, чтобы Дженит не смотрела на вас и все же интересовалась бы вами?

Психотерапевт предложил пациенту генерализацию, и тот подтвердил ее. Теперь обратим внимание На форму этой Поверхностной Структуры: (38) «X потому что Y»

Получив от пациента подтверждение указанной генерализации, психотерапевт может теперь усомниться в ней, снова обратившись к пациенту с просьбой воссоединить генерализацию с собственным опытом. Психотерапевт спрашивает пациента, всегда ли имеется связь между Х и Y, которые связаны между собой словом, обозначающим отношение «потому что» в общей форме предложения «X потому что Y». (39) П.: Well,. ..I don't know… Гм-м… не знаю. Пациент выражает колебание. (40) В.: Do you akways look at everyone you're interested in? Всегда ли вы смотрите на каждого из тех, кем интересуетесь?

Психотерапевт снова выражает сомнение в генерализации, применяя для этого все ту же технику. На этот раз это сопровождается сдвигом референтных индексов со следующим результатом:

Дженит смотрит на вас Дженит интересуется вами Вы смотрите на каждого Вы интересуетесь каждым

(41) П.: I guess… not always. But just because Janet is intereslcd in me doesn't mean that she likes me. Мне кажется.. .не всегда. Но если Дженит просто интересуется мной, то это еще не значит, что я ей нравлюсь.

Вопрос-вызов психотерапевта по отношению к Поверхностной Структуре пациента оказался удачным – пациент соглашается, что его генерализация ошибочна. Следующая Поверхностная Структура пациента предполагает вывод, что он, по его мнению, не нравится Дженит. Обратите внимание на то, что пациент снова заявляет о том, что знает внутреннее состояние другого человека.

(42) В.: How, specifically, do you know that she doesn't like you? Как конкретно вы знаете, что не нравитесь ей?

Психотерапевт снова ставит свой вопрос насчет чтения мыслей, и просит пациента конкретизировать этот процесс. (43) П: She doesn't listen to me. Она не слушает меня.

Пациент предъявляет новую Поверхностную Структуру, которая также семантически неправильна (чтение мыслей). Обратите внимание на одно различие: я могу определить смотрит ли кто-либо на меня (обратите внимание – не видит, а просто смотрит), просто наблюдая за человеком, однако этого наблюдения недостаточно для определения, слушает меня другой человек или нет (Слышит ли он меня, также нельзя определить простым наблюдением).

(44) В.: How, specifically, do you know that she doesn't listen to you? Как конкретно вы знаете, что она вас не слушает? Психотерапевт продолжает настаивать.

(45) П.: Well, she doesn't ever look at me. You KBOW women are. They never let you know if they notice you.

Да она никогда не смотрит на меня (начинает сердиться). Вы же знаете, какие женщины! Они никогда и виду не покажут вам, что замечают вас.

Здесь пациент возвращается к предыдущей правильной Поверхностной Структуре, дополненной квантором общности «никогда». Введение (45) этого квантора приводит к генерализации, которую психотерапевт может поставить под вопрос.

Более того, следующая Поверхностная Структура представляет психотерапевту две возможности: (а) утверждение «вы же знаете» пациента предполагает чтение мыслей; (6) имя «женщины» идет без референтного индекса;

(в) в Поверхностной Структуре не конкретизируется, какие «женщины», а просто утверждается, что психотерапевт знает об этом.

Процессуальное слово are или глагол (в русском варианте глагол опущен) совершенно неконкретен. Следующая Поверхностная Структура пациента нарушает, по крайней мере, два условия психотерапевтической правильности:

(а) имя «они» встречается дважды, и у него отсутствует референтный индекс[2]

(б) квантор общности «никогда» указывает на генерализацию, которую можно поставить под вопрос: (46) В.: Like who, specifically? Кто конкретно? Психотерапевт настаивает на получении конкретного индекса. (47) П.: Like my mother.. .ah, God damn never was interested in me. (сердито) Как моя мать… а к черту! Она никогда не интересовалась иной.

Наконец, пациент идентифицирует отсутствующий референтный индекс. Настоящая Поверхностная Структура пациента по форме совпадает с предыдущими (36, 37, 41), но ва этот раз местоимение «она» указывает на мать пациента, а не на Дхенит. Эта Поверхностная Структура семантически неправильна, так как процесс, посредством которого пациент узнал, что его мать не интересовалась им, не конкретизирован. (48) В.: How do you know that your mother was never interested in you? Как вы знаете, что ваша мать никогда вами не интересовалась?

Психотерапевт выражает сомнение, требуя дать более полное в конкретное описание процесса.

(49) П.: Every time tried to show her that cared aboat her, she never noticed it.. .why dind't she notice? Каждый раз, когда я пытался показать ей, что я люблю ее, она всегда не замечала этого (начинает всхлипывать)… Ну почему она не замечала этого? Поверхностная Структура пациента содержит:

(а) два универсальных квантора общности («каждый раз» в «всегда»), что указывает на генерализацию, которую можно поставить под вопрос.

(б) три процессуальных слова слабо конкретизированных (показывать, любить, замечать), потому что они не дают психотерапевту ясной картины

(в) одно утверждение о знании внутреннего восприятия другого, без конкретизации процесса, посредством которого это знание приобретается (замечать, она всегда не замечала). (50) В.: How, specifically, did you to show her that you cared about her? Как конкретно вы пытались показать ей, что любите ее?

Картина начинает проясняться, и психотерапевт требует более конкретного описания процесса. Он начинает с вопроса о действиях пациента.

(51) П. (тихо всхлипывая): Like all I used comehome from school and do things for her. Все время, приходя из школы, я делал для нее разные дела.

В данной Поверхностной Структуре пациента содержится: (а) квантор общности (все время), и это можно поставить под сомнение, и (б) именной аргумент «дела», у которого нет референтного индекса.

(52) В.: What things, specifically, did you do for her? Какие конкретно дела вы для нее делали?

Психотерапевт продолжает исследовать модель пациента, стремясь, в частности, четко представить себе, как пациент воспринимает собственные действия. Он выбирает вариант (6)

(53) П.: Wetl, I always used to clean up the living room and wash the dishes… and she never noticed… and never said anything.

Я всегда прибирал в общей комнате и мыл посуду…, а она этого не замечала… и никогда ничего не говорила.

Поверхностная Структура пациента предлагает психотерапевту четыре возможных выбора:

(а) три квантора общности (всегда, никогда) указывают на три генерализации в модели пациента, которые можно поставить под вопрос; (б) наличие совершенно неконкретного глагола «замечать»;

(в) заявление со стороны пациента о том, что он знает о восприятия); другого человека (замечать); (г) опущение, связанное с глаголом «говорить» (то есть кому?)

Кроме того, обратите внимание на то, как пациент сначала утверждает «она всегда не замечала», затем делает паузу и говорит «она никогда ничего не говорила». По опыту мы знаем, что две последовательные Поверхностные Структуры, обладающие одной и той же синтаксической формой (то есть, имя – квантор – глагол…), отделенные друг от друга только паузой, – это предложение, которое имеет для пациента эквивалентное или почти эквивалентное значение в его модели. В этом, как и во многих других случаях, такие эквивалентности очень полезны для понимания связей между опытом пациента и способом представления этого опыта– Отметим, к примеру, что первое из этих двух утверждений представляет собой заявление о том, что пациент располагает знанием о восприятия другого человека, а второе – семантически правильное утверждение, в котором отсутствует чтение мыслей.

Если эти два утверждение действительно эквивалентны, то это значит, что второе утверждение описывает опыт, представленный первым утверждением (семантически неправильной Поверхностной Структуры); другими словами, то, что мать ничего не говорит, в модели пациента эквивалентно тому, что она ничего не замечает.

(54) В.: Ralph, does mother not saying anything to you about what you used to do mean that she never noticed whal you had done? Ральф, значит ли то, что ваша мать ничего не говорила по поводу того, что вы делали, что она никогда не замечала проделанного вами?

В течение некоторого времени психотерапевт решил не обращать внимания на нарушение семантической правильности; вместо этого он проверяет, действительно ли две последние Поверхностные Структуры эквивалентны. Подобные генерализации чрезвычайно важны для понимания опыта пациента.

Yeah, since she never noticed whal I did for her, she was nol interested in mе.

Да, раз она никогда не замечала того, что я для нее делал, значит, она не интересовалась мною.

Пациент подтверждает эквивалентность и предъявляет третью Поверхностную Структуру, которая, выступая в качестве замены одной из двух, о которых шла речь выше (конкретно: «Она ничего не говорила»), также эквивалентна. Эта третья Поверхностная Структура: «Она не интересовалась мною». В ней содержится квантор общности «никогда».

В.: Let me gel this straight: you are saying that your mother's not noting what you did for her means thal she wasn't interested in you?

Давайте уточним: вы утверждаете, что то, что ваша мать не замечала то, что вы для нее делали, что она не интересовалась вами?

Психотерапевт решает убедиться в эквивалентности этих двух Поверхностных Структур. (57) П.: Yes, that's right. Да, именно так. Тем самым, он подтверждает анализируемую генерализацию,

В.: Ralph, have you ever had the experience of someone's doing something for you and didn't nolice until they pointed it out to you?

Ральф, случалось с вами когда-нибудь, чтобы кто-нибудь сделал для вас что-нибудь, а вы не замечали это до тех пор, пока они не указывали вам?

Психотерапевт решает усомниться в генерализации пациента, В данном случае он решает начать это путем сдвига референтных индексов: I. вы (пациент) кто-нибудь/они 2. ваша (пациента) мать вы (пациент) 3. ваша мать не заметила… вы не заметили… В результате выполненных операций генерализации трансформированы: вы делаете что-то для своей матери кто-то делает что-то для вас

Обратите внимание на то, что в результате сдвига референтных индексов пациент оказывается в положении активного участника собственной генерализации – его матери, человека, которого он критикует. (59) Well…. yeah, I remember one time… Да, …однажды помню…

Сначала пациент колеблется, но затем соглашается, что он бывал в положении, которое, по его описанию, в исходной генерализации занимает его мать.

(60) 8.: Did you not notice what they had done for you because you weren't interested in them? Разве вы не замечали того, что они делали, потому что не интересовались ими?

Получив от пациента ответ, в котором он соглашается, что с ним такое случалось, психотерапевт прерывает его и спрашивает, валидна ли эквивалентность «X не замечать – Х не интересоваться» в том случае, когда не замечает чего-то он сам (то есть Х – пациент), бросая, тем самым, вызов его генерализации. (61) П.: No, I just didn't notice… Нет, я просто не замечал…

Пациент отрицает эквивалентность для случая, когда лицом, которое не замечает, оказывается он сам.

(62) В.: Ralph, can you imagine that your mother just didn't notice when… Ральф, можете ли вы представить себе, что ваша мать просто не замечала…

Получив отрицание эквивалентности «X не замечать = Х не интересоваться» для случая, когда Х – пациент, меняет

местами референтные индексы, которые ранее он сдвинул. в результате получается исходное равенство, то есть Х не замечает = Х не интересуется, где Х = мать пациента (63) П.: No, it's not the same. Нет, это не то же самое.

Пациент понимает вызов психотерапевта до того, как тот закончил его, прерывает его и отрицает, что два случая (когда Х = пациент и когда Х = мать пациента) идентичны. В Поверхностной Структуре, которую он применил при описании отрицания, нарушается следующее условие правильности: (а) местоимение «это» не имеет референтного индекса; (б) опущена вторая часть сравнительной конструкции.

(64) В.: It? What is not the same as what? Это? Что именно не то же самое, что не совпадает с чем?

Психотерапевт спрашивает одновременно о референтном индексе и отсутствующей части сравнительной конструкции. (65) П.: My not nothing is the as my mother not

notingsee, she NEVER noticed what I did for her. To что я не замечаю, не то же самое, когда не замечает моя мать: понимаете, она НИКОГДА не замечала то, что я делал для нее.

Психотерапевт сообщил информацию. Пациент сообщил информацию, которую у него запрашивал психотерапевт. Затем он описывает различие между двумя случаями, а именно, то, что его мать НИКОГДА не замечала. Этот квантор общности указывает на генерализацию, которую можно поставить под сомнение. (66) В.: Never? Никогда? Ставится под сомнение квантор общности. (67) П.: Well, not very many Times. Ну, не так уж много раз (не так уж часто)

Пациент соглашается, что исключения имели место, и тем самым он приближается к тому, чтобы восстановить связь своей генерализации с собственным опытом.

(68) В.: Ralph, tell me about one specific time when your mother noticed what you had done for her. Ральф, расскажите мне о каком-нибудь конкретном случае, когда ваша мать заметила то, что вы для нее сделали.

Спрашивая о конкретном исключении из исходной генерализации пациента, психотерапевт пытается заставить его сфокусировать свою модель.

(69) П.: Well, once when… yean, I even had to tell her. Ну что ж, однажды… когда… да… (сердито) мне все же пришлось сказать ей об этом.

Опущен один из именных аргументов, связанный с глаголом «сказать» (сказать что?) t70) В.: Had to tell her what? Пришлось сказать ей что? Пытается восстановить отсутствующую часть Поверхностной Структуры.

(71) П.: That I had done ihis thing for her. If she had been interested enough' she would have noticed it herself.

Что я сделал эту вещь для нее. Если бы она достаточно сильно интересовалась, она бы заметила это сама.

В первой Поверхностной Структуре содержится именной аргумент (эта вещь) без референтного индекса. Во второй имеется опущение, связанное со словом «достаточно» (достаточно для чего?) и местоимение «это» без референтного индекса. (72) В.: interested enough for what? Интересовалась бы достаточно сильно для чего? Психотерапевт просит пациента восстановить опущенный материал.

(73) П.: Interested enough lo show me that she loved me. Интересовалась бы достаточно сильно для того, чтобы показать мне, что она меня любит.

Происходит восстановление опущенного материала, о котором просил его психотерапевт. В новой Поверхностной Структуре имеется:

(а) нарушение условий семантической правильности, связанное с чтением мыслей: Пациент заявляет, что он знает, любила ли его мать, но не конкретизирует, каким образом он получил эту информацию: (6) глагол «любить» недостаточно конкретен. (74) В.: Ralph, how did you show your mother that you loved her? Ральф, как вы показывали своей матери, что любите ее?

Психотерапевт пытается представить себе ясную картину того, как пациент я его мать сообщали друг другу о своих чувствах заботы друг о друге.

Пациент сообщил ему, что его мать не была достаточно заинтересована в том, чтобы показывать ему, что она любит его. Психотерапевт решает применять технику сдвига референтного индекса, конкретно: он делает подстановку: ваша мать вы (пациент) вы (пациент) ваша мать

Таким образом, часть последней Поверхностной Структуры пациента трансформирована:

Your mother show you that she loved you. Ваша мать показывает вам, что она любит вас.

You show your mother that you loved her. Вы показываете вашей матери, что любите ее.

Сдвинув референтные индексы, психотерапевт просит сфокусировать образ, попросив его сообщить более конкретный глагол. (75) П.: By doing things for her. Делая для нее разные дела.

Он предъявляет дальнейшую конкретизацию глагола, устанавливая эквивалентность выражений: Х любит Y = делает разные дела для Y где Х – пациент Y – мать пациента

(76) В.: Ralph, did your mother ever do things for you? Ральф, делала ли ваша мать что-либо для вас?

Здесь психотерапевт сдвигает референтные индексы обратно в исходной Поверхностной Структуру (73) и предлагает пациенту одну половину равенства, чтобы тот подтвердил его.

(77) Пациент: Yes, but she never really… never lei me know for sure. Да, но она никогда по-настоящему… никогда не давала мне знать определенно.

Пациент соглашается, что его мать делала для него разные дела, но отказывается от эквивалентности/равенства в данном случае, то есть Х любит Y ^Х делает что-то для Y где Х – мать пациента Y – пациент

Новая Поверхностная Структура пациента представляет психотерапевту следующие возможности:

(а) спросить, какая разница существует между двумя анализируемыми ситуациями, из-за которой данное равенство неверно (что видно из слова-подсказки «но»),

(б) в Поверхностной Структуре дважды встречается квантор общности «никогда», в котором можно усомниться; (в) опущение связи со словом «знать» (а именно: знать что?); (г) весьма неконкретный глагол «знать» (78) В.: Never let you know what? Никогда не давала вам знать что?

Психотерапевт выбирает вариант (в) и просит восстановить опущенный именной аргумент, связанный с глаголом «знать».

(79) П.: She never let me know for sure if she really loved me. Она никогда не давала мне Знать определенно, любит ли она меня на самом деле (продолжает тихо всхлипывать).

Пациент сообщает недостаточный именной аргумент. В его Поверхностной Структуре содержится ;а) квантор общности «никогда», который можно поставить под вопрос; (б) два очень неконкретных глагола «знать» и «любить». (80) В.: Did you ever let know for you loved her? А вы когда-нибудь давали ей знать определенно, что любите ее?

Психотерапевт снова применяет технику сдвига референтных индексов, так он реализует подстановку, идентичную той, что была использована в (74). (81) П.: She knew… Она знала… В Поверхностной Структуре пациента имеется: (а) опущение, связанное с глаголом «знать»;

(6) нарушение одного из условий семантической правильности – чтение мыслей; (в) очень неконкретный глагол «знать». (82) В.: How do you Know she knew? Как вы знаете, что она знала? Психотерапевт выбирает вариант (в) (83) П.: I…I…I quess I don't. Я… я… я. Пожалуй не знаю.

Он колеблется, а затем соглашается, что не может конкретизировать процесс, благодаря которому его мать, как он предполагает, должна была бы обладать способностью знать, что он ее любил. Это равносильно утверждению, что процесс в его модели лишен конкретизации. (84) В.: What prevent you from feeling her? Что же мешает вам сказать ей?

Пациент не сумел идентифицировать процесс, благодаря которому его мать, по предположению, должна была «знать, что он ее любил. Психотерапевт немедленно переходит к технике постановки вопроса о том, что же мешает [Пациенту использовать наиболее прямой из известных ему способов сообщения о своей любви к матери. (85) П.: Ummmm… ummmm, may be nothing. Гм… гм,,. пожалуй, ничего.

Пациент колеблется, так как для него это само собой разумеется В сто Поверхностной Структуре имеется очень осторожное «пожалуй» и квантор общности «ничего». (8б) П.: May be? Пожалуй? Его условия направлены на то, чтобы пациент высказался более определенно. (87) П.: I quess I coutd. Я полагаю, я мог бы. Пациент допускает такую возможность.

(88) В.: Ralph, do you quess you could also tell Janet how you feelabourt her? Ральф, а вы допускаете возможность, что могли бы и Дженит сказать о том, какие чувства испытываете к ней? Психотерапевт снова сдвигает референтные индексы: Мать пациента Дженит

и подталкивает пациента к тому, чтобы тот взял на себя обязательства изменить процесс коммуникации таким образом, чтобы отношения между ним и Дженит стали более прямыми и не требовали бы чтения мыслей (89) П.: That's a litele scary. Это немного страшно. Пациент колеблется. В его Поверхностной структуре имеется: (а) именной аргумент без референтного индекса «это»;

(б) опущение именного аргумента, связанного с глаголом «страшно» (то есть страшно кому?). (90) В.: What is a little scary? Что немного страшно? Он просит сообщить недостающий референтный индекс. (91) П.: That I could jusi go up and tell her. Что я мог бы просто подойти и сказать ей.

Тем самым он сообщает отсутствующий индекс и выражает свое сомнение относительно обязательства, связанного со способом коммуникации, подсказанным ему психотерапевтом. (92) В.: What stops you? Что останавливает вас?

Применяется техника опроса по поводу генерализации о результате действий пациента, которые кажутся ему страшными. (93) В.: Nothing, that's what's so scary. Ничего, и вот это-то и страшно (смеется).

Тем самым он признает, что у него имеется этот выбор. Здесь психотерапевт начинает применять технику, не связанную с Метамоделью, и заключает с Ральфом договор, что тот непременно начнет действовать, учитывая новые возможности, открывшиеся перед ним. ТРАНСКРИПТ 2

Данный сеанс проходил в отсутствие стажеров, наблюдающих применение в практике психотерапии. Пациентка Бэт – женщина примерно 28 лет. Она была замужем, у нее двое детей. Сеанс начинается. (1) Б.: What should I do first? Что я должна делать сначала?

Она обращается к психотерапевту с просьбой подсказать ей направление действий.

(2) В.: Tel! me what you ara doing here; you said in the interview you wanted some help with something. Расскажите мне, что вы здесь делаете. В интервью вы сказали, что хотите, чтобы вам чем-то помогли

(ссылка на интервью в течение 2 минут, которое проходило час назад и во время которого для участников сеанса были отобраны 5 стажеров).

Психотерапевт начинает с просьбы, обращенной к пациенту: уточнить, что именно она здесь делает и, сославшись на предыдущий разговор, просит ее. чтобы она подтвердила и разъяснила свою просьбу о помощи. I… I want help В.: Let's see, what I am doing here. with… well, it's my roommates.

Давайте посмотрим, что же я делаю здесь… я… хочу помощи в… ну что же, это мои подруги. Речь пациентки сбивчивая, несколько запутанная:

(а) она оставляет поверхностную Структуру незаконченной («помощь в…» восстанавливается, затем утверждает «…это мои подруги»). Глагол «помогать» недостаточно конкретен; (б) у имен «это» и «подруги» нет референтных индексов (4) В.: Roommates? Подруги?

Психотерапевт решает спросить о референтном индексе именного аргумента «подруги».

(5) Б.: Karan and Sue, they share the house with me. We also have four children between us. (перебивая) Карен и Сью. Мы живем в одном доме. У нас вместе 4 детей.

Пациентка сообщает референтные индексы, как и просил психотерапевт. Она сообщает дополнительную информацию, позволяя тем самым сформировать более ясный образ для модели:

(6) В.: What kind of help would you like with these two people? Какого рода помощь вы бы хотели с этими людьми?

Делается допущение, что именной аргумент «подруги» занимает положение именного аргумента в предложении, которое во втором комментарии осталось незаконченным. Предположив эта, психотерапевт возвращается к исходной Поверхностной Структуре пациентки и просит ее подробнее конкретизировать слово «помощь». (7) Б.: They don't seem to understand me. Они, кажется, не понимают меня.

Она игнорирует конкретный вопрос психотерапевта и начинает описывать своих подруг. Обратите внимание на то, что (а) опущен аргумент в дативе, связанный с глаголом «казаться».

(6) пациентка заявляет о своем знании внутреннего опыта других, не конкретизируя того, каким образом она получила эту информацию – нарушение психотерапевтической правильности – «чтение мыслей»;

(в) в Поверхностной Структуре пациента имеется очень неконкретный глагол «понимать».

(8) В.: How do you know they don't understand you? Как вы знаете, что они не понимают вас?

Психотерапевт ставит поверхностную структуру пациента под вопрос связи с нарушением ею условия семантической правильности (чтения мыслей). Он просит ее описать, каким образом она узнала, что они не понимают ее. (9) Б.: I guess it's that they're too busy… Я думаю, что это, они слишком заняты… Ответ пациентки не удовлетворяет требованиям правильности, так как (а) именной аргумент «это» не имеет референтного индекса,

(б) в нем имеется опущение, связанное с предикатом «слишком заняты» (слишком заняты для чего?) (10) В.: Too busy for what? Слишком заняты для чего?

Он просит сообщить опущенную часть последней Поверхностной Структуры пациента. (11) Б.: Well… too busy to see that have needs. Ну, слишком заняты, чтобы видеть, что у меня есть разные потребности.

Пациентка сообщает отсутствующий материал в форме новой Поверхностной Структуры, в которой имеется Именной аргумент без референтного индекса (потребности). Этот конкретный именной аргумент представляет собой номинализацию предиката Глубинной Структуры «нуждаться», «иметь потребность». (12) В.: What needs? Какие потребности?

Психотерапевт просит пациентку указать ему референтный индекс номинализации «потребность».

(13) Б.: That I would like for them to do something for me once in a while.

Что я хотела бы, так это хоть изредка, чтобы они делали что-нибудь для меня.

В новой Поверхностной Структуре пациентки опять отсутствует референтный индекс, указывающий, чего она хочет от своих подруг («что-нибудь», «чтобы они делали что-нибудь»). Глагол «делать» неконкретен почти настолько, насколько может быть неконкретен глагол. (14) В.: Such as what? Что-нибудь вроде? Он продолжает спрашивать об отсутствующем референтном индексе.

(15) Б.: They really have а 1"з1 of things to do, but sometimes I feel that they are insensitive. На самом деле им бы следовало сделать уйму вещей, но иногда я чувствую, что они не чуткие.

Она опять не отвечает на вопрос, поставленный психотерапевтом. В ее новой Поверхностной Структуре нарушено условие психотерапевтической правильности (а) отсутствует референтный индекс для «уйму вещей»… (б) отсутствует референтный индекс, относящийса к «иногда»;

(в) почти совершенно неконкретный глагол «делать» в контексте -вделать уйму вещей»;

(г) отсутствует именной аргумент в дативе с глаголом «нечуткие» (то есть «нечуткие» к кому)

(д) употребляя глагол «нечуткие», пациентка утверждает о своем знании внутреннего состояния других, не конкретизируя процесс, благодаря которому она об этом знает, то есть «чтение мыслей»; (16) В.: Whom are they insensitive to? К кому они нечуткие?

Он просит сообщить отсутствующий именной аргумент глагола «нечуткие» (в Глубинной Структуре, смотри пункт (г) выше). (17) В.: Me, and… Ко мне, и…

пациентка сообщает отсутствующий аргумент и начинает говорить о чем-то еще.

(18) В.: In what are they insensitive to you? Каким образом они не чуткие к вам?

Психотерапевт перебивает, решив попросить пациентку конкретизировать, каким образом ей известно, что другие не чутки к ней {вариант (б))

(19) Б.: You see, I do a lot of Ihings for them, but they don't seem lo do anything for me. Видите ли, я делаю уйму вещей для них, но они, кажется, ничего не делают для меня.

Она снова не дает прямого ответа на вопрос психотерапевта. В ее новой Поверхностной Структуре имеются следующие нарушения условий правильности:

(а) отсутствует референтный индекс «уйма» (в выражении «уйма вещей» и «ничего»); (б) дважды встречается почти совершенно неконкретный глагол «делать»;

(в) имеется квантор общности «ничего», который можно поставить под вопрос;

(г) опущен именной аргумент в дативе, связанный с глаголом «казаться» – «казаться кому?.

(20) В.: What don't they do for you? What needs don'l they see that you have?

Чего они делают для вас? Какие потребности вы имеете, которых они не замечают?

Он просит сообщить два отсутствующих референтных индекса, относящихся к именным аргументам, присутствующим в ряде предложений: «ничего» из Поверхностной Структуры (19) и «потребности» из Поверхностной Структуры (11). В.: I'm a person, too, and they don't seem to recognize that. Я тоже человек, а они, кажется, не признают этого.

Она по-прежнему уклоняется от ответа на вопрос. В новой Поверхностной Структуре имеется:

(а) пресуппозиция, передаваемая словом «тоже» в конце Поверхностной Структуры «Я человек тоже». Импликация в данном случае такова, что кто-то еще (кто именно, не названо) тоже человек – следовательно, референтный индекс также отсутствует;

(б) опущен именной аргумент в дативе, связанный с глаголом «казаться» – (казаться кому?):

(в) пациентка заявляет о своем знании внутреннего состояния другого человека (…они, кажется, не признают…), не раскрывая, каким образом, она получила эту информацию; (г) относительно (конкретный) неконкретного глагол «признавать» В.: How don't they recognize that you're a person? Каким образом они не признают, что вы человек?

Происходит попытка выяснить для себя модель пациентки. Психотерапевт то и дело возвращается к конкретизации того, что подруги делают на самом деле – точно также, как ор делал в случае (10), (14), (18), (20). Он ставит под вопрос правильность малоконкретного глагола «признавать».

(23) В.: They, both of them, never do anything for me. Они обе никогда ничего для меня не делают.

Она отвечает психотерапевту Поверхностной Структурой, которую можно поставить под сомнение, основываясь на (а) наличии квантора общности «никогда», указывающего на генерализацию;

(б) отсутствие референтного индекса у «ничего» именного аргумента, связанного с глаголом «делать»; (в) наличие размазанного глагола «делать».

(24) В.: They NEVER do ANYTHING for you? Они никогда ничего не делают для вас?

Психотерапевт реализует сомнение в генерализации. Он осуществляет свое намерение, подчеркивая с помощью интонации кванторы общности в исходной Поверхностной Структуре пациентки и предлагая это предложение в утрированной форме для подтверждения илв опровержения.

(25) Б.: No, not never, but I always do thigs for them whether they ask or not.

Нет, не никогда, но я всегда делаю для них все, что они просят, а они – нет.

Вызов психотерапевта, относящийся к последней генерализации пациентки, успешен (то есть; «Нет, никогда») Продолжая говорить, она формулирует новую генерализацию, которую можно идентифицировать по (а) квантору общности «всегда», в предложении пациентки имеются; (б) именной аргумент без референтного индекса «вещи»; (в) почти совершенно неконкретный глагол (сделать);

(г) опущение двух именных аргументов, связанных с глаголом «просить» (просить о чем? о ком? и просить кого?).

Напомним, что психотерапевт все еще пытается выявить, кто конкретно что делает для кого-то – что именно имеет в виду пациентка, заявляя, что ее подруги не признают в ней человека.

(26) В; Let me see if I understand at this point. If someone recognizes that you are person, then they will always do things for you whether you ask or not? Посмотрим, правильно ли я вас понял. Если кто-то признает, что вы – человек, то он будет всегда делать вещи для вас, просите вы или нет?

Психотерапевт полагает, что он обнаружил генерализацию, а именно: эквивалентность между: Х признает Y за человека Х делает вещи для Y, просит Y или нет.

Эту генерализацию он предъявляет в форме генерализации об эквивалентности и просит пациентку подтвердить ее или опровергнуть. (27) Б.: Well, maybe not always… Ну, может быть, не всегда… Пациентка колеблется по поводу генерализации.

(28) В.; I'm a bit confused at this point; couldn't tell me what those things are that they would do if they recognized that you're a person? Я несколько растерян. Не могли бы вы сказать мне, что это за вещи, которые бы они делали, если бы считали вас человеком?

Психотерапевт повторяет попытку, которую он уже предпринимал в (22) и (26), установить, что именно делают подруги Бэт такого, что ей представляется, как непризнание человека. Он признается ей, что несколько растерян тем, что сказала пациентка.

(29) Б.: You know, like help with the dishes or babysitting, or just anything. Вы знаете, ну что-нибудь вроде помочь мне помыть посуду или посидеть с ребенком, да все, что угодно.

Пациентка начинает прояснять образ, упоминая о некоторых конкретных делах, таких как «помощь в мытье посуды» или «посидеть с ребенком». Но затем она отбрасывает сказанное, употребив иной аргумент «что угодно».

(30) В.: Could you also explain how your roommates are supposed to know what these things are that you want done?

He могли бы вы также объяснить, как вы хотите, чтобы они сделали именно эти вещи?

Психотерапевт неоднократно спрашивал, откуда пациентке известно, что именно знают ее подруги (8), (18) и (20). Здесь он сдвигает референтный индекс и спрашивает, как (посредством какого процесса) подруги узнают, что именно хочет сама пациентка.

(31) В.: If they were sensitive enough, they would know. Если бы они были достаточно чуткими, они бы знали.

Ответ пациентки построен по уже описанному нами паттерну; в частности, она заявляет, что ее подруги могут знать, чего она хочет, не конкретизируя посредством какого процесса они получают информацию. Кроме того, в Поверхностной Структуре пациентки имеются следующие нарушения условий психотерапевтической правильности:

(а) опущение именного аргумента, связанного с глаголом «чуткий"(чуткий к кому?)

(б) опущение в сравнительной конструкции, связанной со словом-подсказкой «достаточно» в «достаточно чуткими» (то есть достаточно чуткими для чего?);

(в) опущение именного аргумента, связанного с глаголом «знать» (то есть знать что?) (32) В.: Sensitive enough to whom? Достаточно чуткими к кому?

Психотерапевт решает восстановить один из опущенных аргументов – вариант (а) в (31). (33) В.: Tome. Ко мне.

Пациентка сообщает опущенный именной аргумент, затребованный психотерапевтом, отнеся чуткость (или, скорее, ее отсутствие) своих подруг к самой себе.

(34) Б.: If they were sensitive enough to you, then they should be able to read your mind? Если бы они были достаточно чуткими к вам, они должны были бы уметь читать ваши мысли?

Психотерапевт возвращается к Поверхностной Структуре (31), высказанной пациенткой, и прямо ставит вопрос, под вопрос ее семантическую правильность (чтение мыслей), вариант (г) в (31), открытым текстом выражая неявное допущение, скрытое в предложении пациентки (3!).' (35) Б.: Read my mind? Читать мои мысли?

Пациентка кажется растерянной; она в замешательстве от открытого высказывания ее неявного допущения о чтении мыслей.

(36) В.: Yes, how else could they know what you need and want? Do you teil them? Да, а как еще они могли бы узнать, чего вы хотите и в чем нуждаетесь? Вы говорили им?

Психотерапевт продолжает разбирать, подвергая сомнению весьма неполное описание процесса, посредством которого се подруги должны, как полагается, знать, чего она хочет и в чем испытывает потребность, пытаясь создать ясный образ модели пациентки (вопрос психотерапевта отсылает обратно к Поверхностным Структурам (11), (13), (19). Здесь психотерапевт даже предлагает один из возможных способов, каким мог произойти процесс, явный образ которого он себе пытается составить: «Вы говорите им?» (37) Б.: Well, no! exactly… М-м-м, не совсем…

Пациентка отрицает предположение, будто она дает возможность своим подругам знать, прямо говоря им об этом. (38) В.: Not exactly how? Каким образом не совсем? Психотерапевт продолжает добиваться описания процесса. (39) Б.: Well, I kind of hint. Я им вроде как намекаю. В Поверхностной Структуре пациентки имеются:

ta) опущение именного аргумента, связанного с глаголом «намекать» (то есть намекать о чем?);

(б) глагол «намекать» сам по себе не дает ясного представления, образа того, каким образом ее подруги, согласно ее же предположению, должны знать, что она хочет и в чем нуждается; недостаточно конкретный глагол «намекать» в сочетании с определительным словом «вроде/как» еще более размывает образ;

(в) второе опущение именного аргумента, связанного с глаголом «намекать» (то есть намекать кому?). (40) В.: How do you kind of hint? Каким образом вы вроде как намекаете?

Психотерапевт решает попросить пациентку дать более конкретное описание процесса «намекания» – вариант (б)в(30). (41) Б.: I do things for them. Я делаю им разные услуги.

Пациентка более полно описывает процесс того, каким образом она дает своим подругам знать, что она вроде как намекает – то есть она оказывает им разные услуги. Новая Поверхностная Структура психотерапевтически неправильна, так как:

(а) она включает в себя именной аргумент, у которого нет референтного индекса – «услуги»; (б) она содержит почти совершенно неконкретный глагол «делать»;

(в) эта Поверхностная Структура может оказаться в модели пациентки эквивалентной, то есть: (X вроде как намекает Y) = (X оказывает услугу Y).

(42) В.: Then, since you do things for them, they're supposed to know that you want them to do something in return?

Значит, так как вы оказываете им услуги, они, по вашим предположениям, должны бы знать, чего вам хочется, чтобы они, в свою очередь, что-нибудь делали для вас?

Психотерапевт решает проверить, подтвердит ли пациентка эту генерализацию (вариант (в) в (41)), для этого он повторяет в полной форме: Б.: It sounds sorta funny when you say it like that. Когда вы говорите это так, это звучит как-то чудно.

По словам пациентки генерализация, взятая из ее собственной модели, будучи высказана ей единым разом, звучит странно, она колеблется, не хочет подтвердить генерализацию. При этом она применяет в высшей степени неконкретный глагол «чудно». (44) В.: Sort of funny how? Как это чудно?

Психотерапевт просит ее конкретизировать несколько подробнее глагол «чудно»

(45) В.: Like I'm not being honest or something, but you just can't go around demanding things all Ihe lime or people will not want to give them to you. Как если бы я была нечестной, или что-то в этом роде, но ведь вы не можете ходить вокруг и все время просить о разном, иначе люди не захотят давать это вам.

В Поверхностной Структуре пациентки имеются нарушения следующих условий психотерапевтической правильности: (а) отсутствует референтный индекс для «что-то»; (б) отсутствует референтный индекс «вы» дважды; (в) отсутствует референтный индекс для «люди»; (г) отсутствует референтный индекс для «все время»; (д) отсутствует референтный индекс для «разное»; (е) недостаточно конкретизированы глаголы «быть честным» и «просить»;

(ж) квантор общности «все» во «все время», который можно поставить под вопрос:

(з) модальный оператор возможности «не можете» в «не можете ходить вокруг»;

(и) нарушение семантической правильности типа «чтения мыслей» в «люди не захотят», где пациентка заявляет о том, что не можете знать внутреннего состояния других, не конкретизируя, каким образом она получает эту информацию;

(к) наводящее слово «но», по которому можно идентифицировать Неявный Каузатив;

(л) опущение именного аргумента, связанного с «просить» (просить у кого?).

(46) В.: Wait a second; who can't go around demanding things all the time from whom? Минуточку! Кто не может ходить вокруг и просить все время о разном у кого?

Психотерапевт, похоже растерялся, перед таким изобилием возможных ходов. Он решает задать вопрос относительно двух нарушении: попросить сообщить референтный индекс (вариант (б) в (45)) и отсутствующий именной аргумент (вариант (л) в (45).

(47) Б.: I cant go around demanding Ihigs from Sue and Karcn or they won't want to give me anything. Я не могу ходить вокруг и просить у Сью и Карен, иначе они не захотят мне ничего дать.

В Поверхностной Структуре пациентки содержатся ответы на оба пункта вопроса, поставленного психотерапевтом («кто» (46) – «я», «от кого» (46) – от Карен и Сью). Кроме того, в ее Поверхностной Структуре имеются: (а) модальный оператор невозможности; (б) именные аргументы без референтных индексов:

«разное» в «ходить вокруг и просить разнос»; и «ничего» в «мне ничего дать/давать»;

(в) чтение мыслей: пациентка заявляет о своем знании внутреннего состояния (причем не просто внутреннего состояния, но и будущего внутреннего состояния – кристально чистое чтение мыслей) в словосочетании «они не захотят…а:

(г) два неконкретных глагола «просить» и «давать», которые представляют очень расплывчатый, несфокусированный образ процесса. Обратим, кроме того, внимание на общую форму Поверхностной Структуры Х или Y, где содержится модальный оператор. В разделе, посвященном модальным операторам, мы указывали, что один из способов, которым мы разрушали генерализации, связанные с употреблением модальных операторов в предложениях, такой, например, формы, как «Я не могу…» или «Это невозможно…» или «Нельзя…», состоит в том, чтобы спросить: «А иначе что?»; В данном случае пациентка уже указала итог или следствие, то есть часть, сообщаемую обычно после слов «а иначе что»; конкретно, «или же они не захотят». То есть здесь имеет место полная генерализация, которую можно поставить под вопрос. (48) В.: I though you said that they didn'1 qive you anything anyway. Я думал, вы сказали, что они и так ничего вам не давали.

Психотерапевт решает поставить генерализацию пациентки под вопрос. Осуществляет он это, переведя для начала генерализацию пациентки в форму эквивалентности. Пациентка утверждает: Х или Y: (я не прошу) иначе (они не захотят давать). Как говорилось в главе 4, Поверхностные Структуры этой формы эквивалентны: Если не X, тогда Y Если (я не буду просить), тогда (они не захотят давать) или Если (я буду просить), тогда (они не захотят давать). Генерализация пациентки теперь имеет форму: «Если я буду просить, они не захотят давать…»

Так как пациентка уже сказала психотерапевту, что она не просит: (36), (37), (38), (39), (40) и (41) и что они не дают ей то, чего она хочет или в чем испытывает потребность: (11), (13), (15), (19) и (23) – он знает, что в ее опыте истинным оказывается отношение, постулируемое генерализацией пациентки, а именно: «Если я не буду просить, они не захотят давать…».

Он видит, таким образом, что часть «если» данной генерализации лишена значимости, подставляет слова «итак», и предъявляет пациентке для подтверждения или отрицания.

(49) В.: Well, they do sometimes, but not when I want il. Да нет, иногда они делают, но не тогда, когда я этого хочу.

Прием психотерапевта сработал. Пациентка отрицает собственную генерализацию. В ее новой Поверхностной Структуре содержится:

(а) два элемента, в которых отсутствуют референтные индексы – «иногда» и «это»; (б) недостаточно конкретный глагол «делать»; (в) наводящее слово «но».

(50) В.: Do you ask them when you wani something? Просите вы их, когда хотите чего-нибудь?

Психотерапевт по-прежнему пытается создать ясную картину того, каким образом пациентка и две ее подруги сообщают друг другу о том, чего они хотят, в чем ощущают потребность. Он спрашивает ее конкретно, просит ли она у них что-нибудь, чего ей хочется. (51) B.:…Nui…kannnt.

(пауза)… (опускает руки на колени, потом опускает лицо в ладони) Я-а-а-а… н-н-н-не могу-у-у (невнятно бормочет). Пациентка выражает сильное чувство.

(52) В.: (мягко, но настойчиво) Beth, do you ask when you want somethig? Бет, просите ли вы, когда чего-нибудь хотите?

Психотерапевт продолжает свои попытки создать ясный образ процесса, посредством которого пациентка выражает свои потребности и желания. Он повторяет вопрос. (53) Б.: I can't. Я не могу.

Пациентка использует модальный оператор невозможности, не высказывая остальной части предложения. (54) В.: What prevents you? Что мешает вам?

Психотерапевт идентифицировал теперь важную часть модели пациентки. Здесь пациентка испытывает отсутствие выбора (53) и сильное страдание (51). Психотерапевт начинает ставить под сомнение ограничивающую часть модели пациентки, спрашивая ее, что именно делает эту невозможность для нее. (55) Б.: I just w can't… I JUST CAN'T. Я просто не могу… Я ПРОСТО НЕ МОГУ.

Пациентка просто повторяет, что просить – для нее невозможно. Изменение в голосе и громкость высказывания указывают на то, что с этой областью модели у нее связаны сильные чувства.

(56) В.: Belh, what would happen if you asked for something when you want in? Бет, что случилось бы, если бы вы попросили что-нибудь, когда вам этого хочется?

Психотерапевт продолжает ставить под вопрос обедняющую часть модели пациентки. Он переходит к применению других техник Метамодели, описанных в разделе, посвященном модальным операторам, и спрашивает о возможном итоге.

(57) Б.: I can't because people will feel arounq if I ask for ihings from them.

Я не могу, потому что люди чувствуют, что ими помыкают, если я прошу у них разные вещи.

Пациентка хочет указать результат, о котором ее спрашивает психотерапевт. В ее Поверхностной Структуре имеются несколько нарушений психотерапевтической правильности, которые можно поставить под вопрос: (а) модальный оператор «не могу»;

(б) причинно-следственная взаимосвязь: (Х потому что Y), идентифицированная по слову «потому что»; (в) именные аргументы без референтных индексов: «люди» и «вещи»;

(г) нарушение типа «кристально чистого чтения мыслей». .. «Люди будут чувствовать, что ими помыкают»;

(д) опущение именного аргумента, связанного с глаголом «помыкать» – (помыкает кто?). (58) В.: Do people ask for things from you? Обращаются ли к вам люди с просьбами?

Психотерапевт собирается поставить под вопрос необходимость Причинно-Следственной взаимосвязи или генерализации в модели пациентки. Он начинает с того, что сдвигает референтные индексы. я (пациентка) люди люди я (пациентка)

Таким образом, происходит сдвиг части генерализации, на которой сосредотачивается психотерапевт Я прошу вещи у людей. Люди просят вещи у меня.

Произведя описанный сдвиг, психотерапевт предъявляет полученный результат для подтверждения или несогласия. (59) Б.: Yes. Да. Пациентка подтверждает, что у нее такой опыт имеется. (60) В.: Do you always feel pushed around? Чувствуете ли вы всегда, что вами помыкают?

Психотерапевт продолжает использовать сдвиг референтных индексов, начатый им в (58), поскольку здесь имеет место тот же сдвиг: люди я(пациент) а(пациент) люди

Таким образом, другая часть первоначальной генерализации пациентки становится люди чувствую, что ими помыкают… я чувствую, что мной помыкают…

Теперь психотерапевт предъявляет результат трансформаций первоначальной Поверхностной Структуры, ставя ее под сомнение, путем подчеркивания универсальности заявления с помощью интонационного выделения квантора общности «всегда».

(61) Б.: Not always, but sometimes I do. Нет, не всегда, но иногда я чувствую.

Пациентка отрицает, что причинно-следственная взаимосвязь является необходимой {вариант (б) в (57)). В ее

Поверхностной Структуре имеются следующие нарушения, по которым ее можно поставить под вопрос: (а) отсутствует референтный индекс для «иногда»;

(б) недостаточно конкретный глагол «чувствовать», или же, если допустить, что глагол «чувствовать» отсылает к «помыкает», тогда речь идет об отсутствующем именном аргументе «помыкает кто?» и о недостаточно конкретном глаголе «помыкать»; (в) наводящее слово «но».

(62) В.: Beth, are you aware that thirty minutes ago you came to me and asked if I would work with you? You asked for something for yourself? Бет, помните ли вы, что полчаса назад вы пришли ко мне и попросили меня поработать с вами? Вы попросили при этом что-нибудь для себя?

Вместо того, чтобы заняться каким-либо из нарушений психотерапевтической правильности в последней Поверхностной Структуре пациентки, психотерапевт продолжает работать с причинно-следственной генерализацией (вариант (б) в (57)). Психотерапевт сдвигает референтные индексы исходной генерализации. вы (пациент) люди вы (пациент) меня (психотерапевт) В результате имеем:

Вы (пациентка) просили что-нибудь у людей Вы просили что-нибудь у меня (психотерапевта)

Психотерапевт релятизировал генерализацию пациентки по отношению к развивающемуся настоящему психотерапевтического сеанса. Он обращает внимание пациентки на этот опыт, противоречащий генерализации пациентки, и просит ее подтвердить этот опыт или выразить свое несогласие. (63) B.:Yessss Д-д-да Пациентка подтверждает данный опыт. (64) В.: Did I feel pushed around? Чувствовал ли я, что мною помыкают?

Психотерапевт предлагает пациентке проверить оставшуюся часть ее первоначальной причинно-следственной взаимосвязи (вариант (б) в (57)), поупражняясь в чтении мыслей пациентки, мыслей психотерапевта. (б5) Б.: I don't think so. Я так не думаю.

Пациентка уклоняется от чтения мыслей, в то же время подтверждая остальную часть своей генерализации.

(бб) В.: Then could you imaqine asking for something for yourself one of your roomates and their not feeling pushed around?

В этом случае не можете ли вы представить себе, что вы просите что-нибудь для себя у одной из своих подруг, и она при этом не чувствует, что ею помыкают.

Психотерапевт сумел подвести пациентку к отрицанию генерализации, присутствующей в ее модели, причиняющей ей неудовлетворенность и страдание:

(а) сдвинув референтный индекс так, что она вспомнила случаи из собственного опыта, когда люди что-то просили, и она не чувствовала при этом, что ею помыкают; и

(б) установив между ее генерализацией и непосредственным опытом психотерапии связь. Теперь он снова смещает референтные индексы, возвращаясь на этот раз к трудностям, которые у пациентки возникают с подругами. Вначале он спрашивает ее, может ли она представить себе какое-либо исключение из первоначальной генерализации, относящееся конкретно к ее подругам. (б7) Б.: Yes, maybe. Да, может быть. Пациентка подтверждает такую возможность. (68) В.: Woudi you like to Try? He хотели бы вы попытаться?

Психотерапевт стремится, чтобы пациентка создала для себя крепкую связь с исключением из первоначальной генерализации как в действительном опыте, так и воображении. (69) Б.: Yes, I would. Да, хотела бы.

Пациентка указывает, что она хочет предпринять действительную попытку со своими подругами. (70) В.: And how will you know if your roomates feel pushed around? А как вы узнаете, что ваши подруги чувствуют, что ими помыкают?

Получив согласие пациентки, психотерапевт стремится, возвращается к центральной части своего образа модели пациентки, которую он не до конца прояснил для самого себя – процессу, посредством которого пациентка и ее подруги дают знать друг другу о том, что именно каждая из них хочет, или в чем испытывает потребность – тот же самый процесс, который он пытался уяснить себе в (8), ; (18), (22), (3.0), (34), (3б), (40) и (42).

(71) Б.: Both of them weuld probably tell me. Обе они, вероятно, скажут мне.

Пациентка дает информацию, которая проясняет образ психотерапевта относительно ее модели в части, где ; речь идет о том, как ее подруги сообщают ей о том, что они чувствуют. (72) В.: Beth, do you tell people when you feel pushed around? Бэт, говорите ли вы людям, когда чувствуете, что вами помыкают?

Теперь терапевт переходит ко второй половине процесса коммуникации: как она сама дает знать, что она чувствует, чего она хочет.

(73) В.: Not exacHy, but I let them know. He совсем так, но я даю им знать.

В Поверхностной Структуре пациентки имеются (а) опущение именного аргумента, связанного с глаголом «знать»;

(б) очень плохо конкретизированное глагольное словосочетание «давать знать»; (в) наводящее слово «но». (74) В.: How do you let them know? Каким образом вы даете им знать?

Психотерапевт, по-прежнему пытаясь составить для себя ясную картину того, как пациентка сообщает подругам о своих чувствах, ставит под вопрос недостаточно конкретное глагольное сочетание: (75) Б.: I guess just by the way I act; they should be able to tell. Я думаю, что просто тем, как я действую. Они должны суметь понять.

В новой Поверхностной Структуре имеются следующие нарушения психотерапевтической правильности: (а) отсутствует референтный индекс слова «то» («тем»); (б) недостаточно конкретный глагол «поступать»; (в) недостаточно конкретное глагольное словосочетание «суметь понять»;

(г) опущение одного из именных аргументов, связанных С ГЛАГОЛОМ «ПОНЯТЬ» (ПОНЯТЬ ЧТО?); (д) наводящее слово «должный. (75) В.: How? Are they supposed to able to read your mind again? Как именно? Или вы считаете, что они должны читать .ваши мысли?

Психотерапевт добивается конкретных деталей, характеризующих манеру общения пациентки с подругами. (77) Б.: Well, no. Да, нет.

Пациентка не соглашается с тем, что ее подруги должны уметь читать ее мысли.

(78) В.: What stops you from teriing them direclly that you don't want to do something or that you feet pushed around?

Что не дает вам сказать им прямо, что вы не хотите чего-либо делать, или чувствуете, что вами помыкают?

Психотерапевт снова решил поставить под сомнение обедненную часть модели пациентки (вариант (б) в (57)». (79) Б.: I could't hurt Iheir feelings. Я бы не смогла задеть их чувства. Пациентка выдает в ответ Поверхностную Структуру, а которой имеются: (а) модальный оператор невозможности; (б) очень неконкретный глагол «задеть»;

(в) семантически неправильная причинно-следственная зависимость, отношение «я причиняю им чувства обиды /оскорбленности»; (г} отсутствует референтный индекс для слова «чувства».

(80) В.: Does telling someone no, or that you feel pushed around, always hurt their feelings? Если вы скажете «нет», дли, что вы чувствуете, что вами помыкают, то это всегда заденет их чувства?

Психотерапевт ставит под вопрос семантическую неправильность причинно-следственной взаимосвязи (вариант (б) в (79)), подчеркивая универсальность этой взаимосвязи с помощью добавленного квантора общности «всегда». (81) Б.: Yes, nobody likes 1o hear bad things. Да, никто не любит выслушивать неприятные вещи.

Пациентка подтверждает, что данная генерализация представляет собой часть модели. Кроме того, в ее Поверхностной Структуре имеются следующие нарушения: ta) отсутствует референтный индекс слова «никто»; (б) отсутствует референтный индекс слова «вещи»; (в) нарушение типа «чтение мыслей» – «никто не любит»;

(г) квантор общности, указывающий на генерализацию, которую можно поставить под вопрос: «никто – все люди нет»;

(д) допущение, связанное с предикатом Глубинной Структуры «плохие» – «плохие для кого?»

(82) В.: Belli, can you imagine that you would like to know if your roomates feel pushed around by you so that you could be more sensitive to them? Бэт, можете вы представить себе ситуацию, когда бы вы хотели знать, что ваши подруги чувствуют, что вы помыкаете ими, так, чтобы быть к ним более чуткой?

Психотерапевт продолжает работу с обедненной генерализацией в модели пациентки. Он просит представить себе такой опыт, который противоречит генерализации, имеющейся в ее модели, и либо подтвердить ее, либо не согласиться с ней. (83) Б.: Да. Пациентка подтверждает ее.

(84) В.: Тогда, может быть, вы можете себе представить и такое, что ваши подруги хотят знать, когда вы чувствуете, будто вами помыкают, чтобы они могли быть более чуткими по отношению к вам?

В данной реплике психотерапевт использует ту же ситуацию, которую пациентка только что подтвердила, однако, в этом случае он делает это с помощью сдвига референтных индексов подруги я (пациентка) я (пациентка) подруги

(85) Б.: ummmmmmm… I guess you're right. М-м-м (пауза), я думаю, вы правы.

Пациентка колеблется, затем подтверждает вымышленную ситуацию. В ее Поверхностной Структуре имеется опущение именного аргумента, связанного со словом «правы» (то есть правы в чем?) (88) В.: About what? В чем? Психотерапевт просит сообщить ему опущенный именной аргумент.

(87) В.: If I let them know when I feel pushed around or want something, then maybe they would be more sensitive.

Если я дам им знать, когда я чувствую, что мною помыкают, или чего-нибудь захочу, тогда они, может быть, будут более чуткими ко мне.

Пациентка сообщает недостающий материал, показывая тем самым, что она понимает, как разрушение ее генерализации может помочь ей самой и ее подругам.

Здесь психотерапевт переходит к применению одной из техник, яе связанных с Метамоделью, стремясь создать для Бэт возможность интегрировать то новое, чему она научилась, и связать новые репрезентации с собственным

опытом. Дальнейшая работа с Бэт позволила психотерапевту увидеть, имеется ля что-либо еще, что препятствует Бэт сообщить о своих желаниях и нуждах своим подругам.

Психология bookap

В данной главе мы дали два транскрипта, по которым можно увидеть, как психотерапевты применяют в своей работе техники Метамодели, причем показано было применение только 208 этих техник. Однако и при этих искусственных ограничениях очевидны богатые возможности техник Метамодели. Метамодель представляет в распоряжение психотерапевта богатый выбор в любой момент психотерапевтического сеанса. Глобальным следствием этого является четкая и ясная стратегия психотерапевтического вмешательства: обогащение и расширение ограничительных частей модели пациента.

Метамодель не предназначена для использования в качестве самостоятельного метода: скорее, это инструмент, который следует сочетать с другими мощными как вербальными, так и невербальными техниками, разработанными в разнообразных формах психотерапии. К рассмотрению этой темы мы обратимся в следующей главе.