Упражнение 6


Я только что продемонстрировал еще пять методов наведения: (1) рычажное наведение; (2) разрыв шаблонов; (3) перегрузку; (4) силу личности; (5) наслоение реальностей. Через некоторое время я предложу вам разбиться на небольшие группы и испытать эти методы друг на друге.

Советую вам выбрать для себя что-нибудь новое. То, что вы уже знаете, вы знаете. Кое-кто из приходящих к нам в семинар заново учится тому, что уже умеет. Советую вам выбрать метод наведения, совсем вам неизвестный, или такой, о котором вы только слышали, но никогда его не применяли. Таким образом вы расширите свой репертуар. Чем больше у вас будет способов добиться некоторого результата, тем шире будет круг людей, с которыми вы сможете успешно работать. Некоторые методы весьма эффективны в применении к одним людям, но не к другим. Если у вас будет много способов наведения транса, вы сможете гипнотизировать всех.

Прошу вас снова разбиться на группы из трех человек. Член группы А выберет новый для него метод наведения и применит его, чтобы вызвать транс у Б. Третий человек, В, будет наблюдать реакции Б, указывающие на изменение состояния. Это будут изменения в расширении зрачков, цвете кожи, дыхании, мышечном тонусе и т.д. Задача В – обнаружить эти изменения.

Я попрошу А, после наведения транса, прибавить четыре следующие шага:

1) Установите какой-нибудь заметный сигнал, указывающий, когда Б стабилизируется на определенном уровне транса. «Продолжайте… углублять… ваш транс… до момента, когда вы почувствуете полную расслабленность… и тогда вы дадите указание… что вы достигли точки, где хотели бы остановиться… простым, честным и бессознательным кивком головы, или… подняв правую или левую руку… на несколько дюймов от бедра…»

2) Когда Б этого достигнет, предложите ему некоторый очень общий набор учебных внушений. «Теперь мне было бы очень приятно… заметить… как хорошо ваше подсознание выбирает некоторое особенно приятное переживание… о котором вы не думали уже много лет… и позволяет вам снова с удовольствием увидеть… и услышать… и снова почувствовать… радость этого забытого переживания… содержащего… некоторые из ваших лучших воспоминаний».

Или же вы можете сказать: «Я хотел бы, чтобы ваше подсознание подарило вам образ, или чувство, или звук… то, что вы бы с особенным удовольствием сделали для себя… в виде опыта… через несколько дней… как способ приготовиться… к тому, чему вы учитесь… на этом семинаре». Содержание безразлично. Избегайте содержания. Давайте общие внушения, чтобы он что-нибудь сделал в состоянии транса и испытал от этого переживания, несомненно свидетельствующие о том, что он был в новом состоянии сознания. У некоторых из вас могут быть особые пожелания, что вы хотели бы делать в трансе. Вы можете сказать об этом заранее членам вашей группы.

Делая общие учебные внушения, можно прибавлять нечто в таком роде: «И с каждым дыханием вы продолжаете… погружаться глубже, или останавливаетесь на самом удобном уровне транса… для вас и для ваших целей». Не включайте никакого содержания; пусть он сам выберет содержание. Дайте ему лишь общие внушения сделать бессознательный выбор и извлечь урок.

3) Какие бы вы ни делали общие внушения, прибавьте к ним какое-нибудь предложение, дающее вам обратную связь. «И когда ваше подсознание полностью выдаст вам это переживание, дайте об этом знать, позволив вашей руке, или обеим рукам, подняться честными, бессознательными движениями, или внезапно раскрыв глаза, с чувством свежести и удовольствия от того, что вы все исполнили, как нужно». Этим вы встраиваете сигнал, чтобы он мог вам сообщить, когда окончит свою небольшую работу в измененном состоянии.

4) Получив сигнал, вы должны устроить для него выход из транса. «Теперь я начну медленно считать в обратном порядке, с десяти до одного», или: «В определенный момент я протяну руку и коснусь вашего плеча». Это объясняет ему, что произойдет, и дает ему время приготовиться. «И когда я скажу „один“, ваши глаза широко откроются, и вы проснетесь, с чувством удовольствия от вашего переживания, освеженный и обновленный тем, что было, и готовый снова учиться».

В виде альтернативы, вы можете поднять его руку, которая будет в каталепсии, и сказать: «И ваше подсознание позволит этой руке опуститься, но не скорее, чем вы вернетесь обратно в эту конкретную действительность, принеся с собой чувство свершения, чувство освежения и обновления этим переживанием». Или еще: «Когда я дотронусь до вашего плеча, вы испытаете внезапный прилив спокойной энергии, который даст вам радостное чувство благополучия, когда ваши глаза откроются, и вы снова найдете свое место во времени и пространстве».

Есть ли вопросы?

Женщина: Вы дали нам слишком много!

Я дал вам много. Вы удивитесь, как много вещей вы вспомните, когда будете все проходить, шаг за шагом: наводить транс, делать общие учебные внушения, а затем возвращать его обратно. Итак, приступайте.


***

Инкорпорация(включение)

иработасабреакцией_

Поговорим теперь о другом важнейшем способе внушения, инкорпорации, или включении. Если происходит что-либо значительное – в сознании (например, неожиданно сильная реакция со стороны клиента), или извне (внезапно хлопнула дверь, или кто-нибудь прошел мимо и задел стул, на котором сидит клиент), – делать вид, что ничего не произошло – самый неудачный выход из положения. В результате вы теряете доверие клиента и выходите из раппорта с ним, – а между тем, клиент должен быть уверен, что вы способны заметить любое его переживание. Когда происходит что-либо подобное, вы должны немедленно инкорпорировать случившееся, то есть связать, объединить случившееся с тем, что вы говорили до этого, включить это в последующую вербализацию.

Одна из наших практиканток, Кэти, рассказывала, что когда она погружалась в транс, ей помешал гул голосов, раздававшийся позади нее. С чем у вас ассоциируется звук отдаленной беседы?

Женщина: С жужжанием пчел.

Отлично. Вы можете инкорпорировать жужжание голосов с помощью следующей фразы: «Звук отдаленной беседы в комнате, может быть, напомнит вам приятный, теплый летний день. Слушая, как жужжат пчелы, вы лежите в прохладной траве и чувствуете теплоту солнечного света на своем лице». Таков один из способов инкорпорации.

Женщина: А что, если кто-нибудь боится пчел?

Если вы внимательно наблюдаете за клиентом, то сразу заметите реакцию, свидетельствующую о том, что он страдает боязнью пчел.

Женщина: И что же все-таки следует делать в таких случаях?

Следует немедленно инкорпорировать такую реакцию: «Но вы прекрасно знаете, что пчел этих здесь и в настоящий момент нет, вы просто сидите в комнате, в удобном кресле…» Вы извлекаете клиента из опасной для него ситуации и переориентируете его в настоящее время и место действия. Или сделайте так, чтобы клиент сам представил себя пчелой. Пусть он сам немного пожужжит. Почему и не побыть пчелой «Каламбур автора: „to bee or not to bee“, буквально: „Быть пчелой или не быть“, по-английски созвучно известной фразе Гамлета. – Прим. перев.»?

Никогда нельзя знать заранее, как подействует на клиента та или иная метафора, примененная вами, тот или иной специальный прием. Что-нибудь вдруг может повлечь за собой фобию (боязнь), или какую-нибудь другую травматическую реакцию, переживание. Для того, чтобы узнать, правилен ли примененный вами способ внушения, вы должны использовать обратную связь. Постоянно и внимательно следите за клиентом, и вы сразу же заметите, что произошло нечто неприятное.

Вполне пригоден и другой метод инкорпорации, – например: «И громкий стук захлопнувшейся двери, который вы только что слышали, ничуть не мешает вам чувствовать себя еще свободнее и удобнее, сидя и слушая звук моего голоса». Сначала следует просто констатировать происшедшее, а затем связать это с той реакцией, которую вы хотите получить.

Выполнив предыдущее упражнение, один человек подошел ко мне и сказал, что, испытывая свое переживание, он ощущал уже, что входит в транс, но затем почувствовал, что его тело внезапно вздрогнуло, и это вытолкнуло его из транса. Теперь он может указать причину того, почему он вздрогнул: он сказал, что ему, по всей видимости, не хотелось погружаться в транс еще глубже. Его реакция была бы совершенно иной, если бы тот, кто говорил с ним, вовремя заметил такие непроизвольные движения и сказал ему: «Иногда, когда вы переходите в измененное состояние, ваше тело начинает непроизвольно вздрагивать, – так, как если бы вы очень устали и начали засыпать, и ваше тело слегка подергивается, прежде чем расслабиться полностью; это означает всего лишь, что вы как раз начинаете переходить в действительно глубокое измененное состояние». Вы видите, что в человеческих переживаниях нет ничего, что обязательно предполагало бы какой-либо определенный смысл – вы сами можете придать переживанию тот смысл, который согласуется с вашими намерениями.

Теперь о том, что касается сильных внутренних реакций. Каждый из вас, действующий в качестве гипнотизера, должен знать, что делать в случае возникновения абреакций – интенсивных негативных реакций, появляющихся у некоторых людей, когда они входят в транс. В связи с этим позвольте мне сделать отступление. Одно из бессознательных побуждений, заставляющих людей специализироваться в каком-либо одном состоянии сознания и по возможности избегать других, объясняется тем, что к системе представлений, вытесненной из сознания, относится большое количество неприятных или несовместимых переживаний.

Если вы специализируетесь в некоторых определенных состояниях сознания, единственный возможный способ защититься, отгородить себя от невыносимых для вас переживаний – отнести их к системе представлений, лежащей вне вашего сознания. Таким образом вы получаете хотя бы временное облегчение на сознательном уровне. Подсознание удерживает материал, потенциально угрожающий затопить ваше сознание. Такова одна из полезных функций подсознания.

Когда вы изменяете чье-либо состояние и, тем самым, делаете доступной систему представлений, хранящуюся в подсознании, может случиться так, что наиболее легкодоступный для вас материал будет представлять собой неразборчивый вздор. В гештальт-терапии такое явление обозначается термином «незавершенное действие» (infinished business). В терминах анализа взаимодействий это называется «материалом для пересмотра» (material for redecision). В истории традиционного гипноза факт повторного переживания болезненных, невыносимых воспоминаний наблюдался так часто, что получил специальное обозначение – «абреакция». С моей точки зрения, абреакция – просто наиболее естественная реакция на внезапное вскрытие системы представлений, содержащей невыносимый или мучительный материал из прошлого.

Что же делать в том случае, если у кого-либо возникает «абреакция»? Например, клиент внезапно разразился слезами. Если вы сохранили бдительность на сенсорном уровне, вы тотчас же заметите это. Но что делать в такой ситуации?

Джек: Вероятно, следует делать то же самое, что и в случае внешних разрывов (помех), о которых вы недавно говорили? Я бы немедленно начал подстройку к тому, что произошло.

Совершенно верно. Это как раз то, что стал бы делать и я. Сначала вы подстраиваетесь. Вы говорите: "Вы испытываете ощущения неудобства, стеснения, ощущения эти весьма неприятны для вас". В ходе подстройки вы замечаете реакцию клиента. Он не будет сопротивляться вам, так как вы всего лишь подтверждаете его собственное переживание. Вы продолжаете словесную подстройку с помощью утверждений, связанных с переживаниями клиента: "Вы плачете… и эти слезы говорят об огорчениях и неприятностях, пережитых вами в прошлом… все это очень огорчает вас… Но, если уж вы вспомнили… именно эти ощущения, и они снова вернулись и причиняют вам боль… я хотел бы напомнить вам о том… что каждый из нас в нашей личной жизни имел много, очень много переживаний, и некоторые из них можно назвать неприятными… Такие неприятные переживания часто становятся основой… для проявляющихся впоследствии способностей… и навыков… которых не могут развить в себе люди… никогда не отваживавшиеся на подобные переживания… Это даже приятно – иметь неприятные воспоминания… если они вполне реализованы… так, что вы вполне благополучно пережили все эти неприятности, и они составили солидную базу переживаний, с помощью которой вы можете развить в себе более успешное поведение в настоящем".

Итак, после подстройки я делаю то, что называю «переработкой содержания» (content reframe) «Буквально: „переприспособление, повторное вложение содержания“. – Прим. перев.». Все, что я сейчас говорил, изменило смысл того, что произошло. Даже если имеют место неприятные переживания, теперь они воспринимаются как основа для знаний и навыков.

Мужчина: После того, как вы произвели подстройку, вы даете клиенту «пересмотреть» ту часть его сознания, которая относится к происшедшему в прошлом событию?

Вот именно. Я говорю: "Я хочу, чтобы вы увиделисебя в том самом возрасте и почувствовали интерес, любопытство к тому, что тогда произошло… ваш слух, ваше зрение снова воспринимают пережитое тогда, и вы чувствуете себя уютно и удобно, зная, что вы уже пережили все это". Таким образом создается диссоциация с неприятным ощущением, а также переработка содержания. Этот процесс является основой нейролингвистического программирования, применяемого для лечения фобии и описанного подробно в книге «Из лягушек в принцы».

Мужчина: Человек, с которым я выполнял упражнение, очень быстро ощутил нечто подобное. Глаза его были закрыты, голова стала двигаться вперед и назад, рука зашевелилась, я увидел, что челюсти его крепко сжались. Я полностью растерялся. Я не знал, что это – неприятное переживание, сопротивление гипнозу, или что-нибудь другое. Я хотел бы знать, что вы думаете по этому поводу.

В связи с этим вопросом необходимо выявить различие между интерпретациями и наблюдениями, основанными на сенсорных впечатлениях. «Возросшее напряжение мускулов в области челюстей» и «движение головы взад-вперед» – это описания, основанные на сенсорных впечатлениях. Напротив: два последних ваших заявления представляют собой нечто другое. «Неприятное переживание» и «сопротивление гипнозу» – эти фразы в данном случае относятся к области галлюцинаций и предположений. Галлюцинации, без сомнения, вещь полезная, так как являются важной частью любого искусства. Однако необходимо, чтобы вы ясно представляли себе различие между использованием описаний, основанных на сенсорных впечатлениях, и галлюцинациями.

Вместо того, чтобы тратить время на внутренние попытки сформулировать подходящую интерпретацию, лучше просто начать вербализировать описания, основанные на сенсорных впечатлениях, доступных вашему зрению и слуху. Вы можете описать напряжение мускулов, слезы, положение тела и т.д. Это позволит поддерживать раппорт с клиентом с помощью подстройки и подтверждения его переживаний.

Вы можете, например, сказать нечто вроде: «Какое это было сильное переживание – вас это даже удивило, не так ли?» Или: «Внешние признаки, наблюдаемые мною у вас, тесно связаны с ярким внутренним переживанием, которое вы сейчас ощущаете».

В тех случаях, когда человек впервые переходит в состояние транса, часто наблюдается расслабление мускулов, сопровождающееся увеличением влажности глаз, даже некоторое количество слез. Не галлюцинируйте. Это в равной степени может означать, что клиент на самом деле испытывает огорчение, или же это просто явления, сопутствующие релаксации (расслаблению). Размышляя о том, что это такое на самом деле, вы навязываете свои собственные предубеждения и систему ценностей. Не пытайтесь проникнуть в конкретное содержание, подмечайте простые, очевидные факты: «И по мере того, как слезы стекают по вашим щекам, вы испытываете все большее чувство уюта и безопасности, сознаете, что находитесь под надежной защитой». Конечно, между слезами, стекающими по щекам, и ощущением безопасности и уюта нет никакой обязательной связи. Однако, начиная немедленно высказывать достоверное описание, основанное на сенсорных впечатлениях – «текут слезы» – и связывать его с той реакцией, которую вы хотели бы получить, вы используете происходящее для того, чтобы вести клиента в желательном для вас направлении.

Джоан: При работе с моим партнером я неумышленно использовала слишком сильное выражение. Я попросила его думать о своих руках как об «отделенных от тела». Он сразу же воспринял это таким образом, что стал водить вокруг себя очень тяжелой, расслабленной рукой. Как только выражение это сорвалось у меня с языка, я поняла, что совершила ошибку, но не знала, как ее исправить.

Прежде всего реорганизуйте ваши собственные представления. Здесь нечего исправлять. Видите ли, Джоан, в том, что касается коммуникации, связи, никаких ошибок не бывает. Вы всего лишь получаете те реакции или ответы, которые вызываете с помощью коммуникации. Реакция, которую вы получили, была не та, которую вы ожидали. Но в этом никакой ошибки – просто на следующей стадии следует вызвать именно ту реакцию, которая вам нужна.

Вы заметили, что, использовав выражение «рука, отделенная от тела», вы вызвали сильную, отчетливую реакцию. Используя принцип инкорпорации, что следует делать дальше? Вы сразу же говорите: «Это сильно расстроило вас». Таков один из возможных вариантов. Заметьте, что это утверждение не основано на сенсорном восприятии. Я делаю предположение, что вызванное мною переживание по своему содержанию относится к обширной категории «огорчений», «расстройств».

Если вы чувствуете себя достаточно уверенно, чтобы сделать подобное предположение, держитесь утверждений самого общего характера: "Сейчас вы прореагировали на это. В данной ситуации вы могли бы отреагировать и по-другому, ведь существует множество различных реакций". Вы даже не знаете, на что именно отреагировал клиент, и поэтому говорите: «в данной ситуации». Другой вариант: «Вы могли бы заметить, что ваш близкий друг отреагировал бы на подобную мысль совсем не так, как это только что сделали вы». В этом случае снова используется метод инкорпорации.

Если для вас удобнее придерживаться предельно общих выражений, можно сказать так: «У вас сильная реакция». Такая подстройка всегда достаточно удовлетворительна. Вы ничего не говорите о том, было ли данное переживание положительным или отрицательным – вы только констатируете факт наличия переживания. Придерживаясь весьма общих выражений, вы никогда не ошибетесь.

Если вы предполагаете, что клиент переживает нечто неприятное, то, после подстройки, вы говорите: «Как приятно, вспоминая неприятные переживания, ощущать удовлетворение от того, что все это уже в прошлом и не должно более никогда повториться». Или другой вариант: «Некоторые переживания очень неприятны… но понимание того, что такие неприятные переживания образуют основу… ваших возможностей в настоящем… делает очень приятным (тон голоса меняется)… воспоминания о том, как неприятны… были некоторые из ваших бывших переживаний».

Такой метод называется «переработкой содержания» (см. книгу «Переработка» («Reframing») «Буквально: повторное вложение. – Прим. перев.»). Вы воспринимаете реакцию и «вкладываете» ее в более широкий контекст, в котором и реакция, и само переживание становятся положительными переживаниями, на которых в дальнейшем могут быть построены другие реакции. Вы воспринимаете поведение в абсолютном виде. Оно таково, каково оно есть – и не следует вмешиваться, искажать его. Следует «вложить» его в такие рамки, которые позволят использовать поведение конструктивно.

Вы можете также принять предварительные меры к тому, чтобы любой первоначально выявляющийся материал носил положительный характер – так, чтобы можно было ассоциировать измененные состояния сознания с позитивными, положительными переживаниями. Позже вы сможете научиться работать и с другим возможным негативным материалом.

Удобный способ справиться с трудностями, возникающими при абреакции, заключается в том, чтобы многозначительно взглянуть на клиента перед началом фразы и сказать: «Ваше подсознание защищает вас – в этом его функция и обязанность – защищает вас в течение всей вашей жизни от материала, связанного с теми событиями вашего прошлого, которые, появившись на уровне сознания, были бы слишком мучительными, непереносимыми. Я хочу, чтобы ваше подсознание продолжало выполнять эту функцию так же, как оно это делало в прошлом. Когда вы изменяете состояние вашего сознания, то первые переживания, которые вы испытываете, специально предназначены для того, чтобы вспомнить, обнаружить и еще раз пережить некоторые позитивные, радостные события вашего прошлого. Негативный материал, относящийся к этой системе представлений, может быть отобран и отложен на неопределенное время таким образом, чтобы он не представлял опасности для вашего сознания. Когда вы приобретете некоторый опыт в изменении состояния сознания, материал можно будет обработать более удобным, действенным способом: ведь так называемые негативные переживания нашего прошлого часто образуют основу для широких возможностей в настоящем – если слышать, видеть и чувствовать эти переживания по-новому».

Действуя таким образом, вы достигнете необходимого активного, положительного раппорта с подсознанием клиента, так как вы подтверждаете своими действиями одну из важнейших функций подсознания – защиту – и требуете, чтобы оно продолжало выполнять эту функцию, пока вы работаете с ним. Вы должны будете выдвинуть специальное требование: чтобы появляющийся материал был материалом, порождающим на уровне сознания весьма позитивное чувство желания – это позволит продолжать исследование новой размерности переживания.

Итак, возникновение абреакции не означает, что вы действуете неправильно. Напротив, как я только что сказал, абреакция дает возможность выйти на мощные положительные переживания в самом начале наведения транса. Многие люди считают, что с изменением состояний связаны мучительные ощущения. Когда два человека зацепляют (якорями) друг друга, они сопротивляются изменению, потому что боятся мучительных ощущений. Но это не значит, что им не нравится изменение само по себе: им не нравятся мучительные переживания. Если провести четкую границу между изменениями и мучительным переживанием, клиент сможет измениться с большей легкостью. Вся ваша деятельность по изменению окружающих людей будет даваться вам значительно легче, если между изменением состояния и мучительным переживанием не будет обязательной связи.

Стэн: Говоря иными словами, то, о чем вы сказали, можно назвать «умственным дзюдо», с той лишь разницей, что приемы настоящего дзюдо используются против других, – вы же описываете приемы, помогающие другим.

Да, разумеется. Стэн, не могли бы вы сложить руки над головой? Так, а теперь толкните левую руку правой. Ширли, не могли бы и вы сделать то же самое? Сложите руки над головой и толкните левую руку правой.

Смотрите: в обоих случаях, когда я попросил их нажать с правой стороны, онинажалитакжеислевой! Это кинестетическая метафора того, что часто называют «сопротивлением». Вы можете нажать на человека, «толкнуть» его, и если вы это сделали, то вызвали сопротивление, и в дальнейшем вам придется работать с этим сопротивлением. Действуя по-другому, вы воспринимаете любую реакцию как лучший выбор, доступный клиенту в данном контексте. Вместо того, чтобы «нажимать» в ответ на реакцию (что требует значительного расхода энергии, времени и усилий обоих партнеров и не гарантирует получение конструктивной реакции в дальнейшем), вы можете воспринять реакцию и «повернуть ее наоборот», вызвать обратный эффект.

Если вы сравните, например, американский бокс и приемы восточной борьбы, вы заметите такую же разницу. Тот, кто пользуется приемами восточной борьбы, никогда не противостоит усилиям со стороны партнера – он лишь воспринимает усилие и использует его, изменяя его траекторию так, чтобы усилие продолжалось в любом желательном для него направлении. То, что я только что попросил вас сделать – очень точная кинестетическая метафора, отображающая разницу между некоторыми традиционными формами гипноза, использующими прямые, непосредственные команды, – и теми методами запечатления, которые мы вам преподаем.

Мужчина: Если вы замечаете, что происходит абреакция, просите ли вы при этом клиента раскрыть содержание переживания?

Нет. Выяснение содержания есть традиционный психотерапевтический метод. Я не нуждаюсь в содержании – и поэтому не выясняю его. Это мешает мне. Но каждый человек нуждается в обратной связи, а также в системе ценностей, указывающей, что правильно, что важно. Ваши клиенты могут быть приучены – вами или другими психотерапевтами – считать, что они должны рассказывать о содержании своих переживаний. Если что-либо подобное выяснится в процессе взаимодействия, вы должны будете включить содержание во взаимодействие для того, чтобы удовлетворить нужды клиента.

Мужчина: Выяснял ли когда-нибудь Милтон Эриксон содержание переживания?

Думаю, что Эриксону приходилось делать все. Я уверен, что в некоторых случаях, работая с некоторыми клиентами, он выяснял большое количество информации о переживаниях. В то же время, я видел, как он осуществляет «чистый» процесс, терапию, свободную от содержания – то есть, я знаю, что Эриксон владел всеми возможными методами. Если вы способны осуществлять «чистый процесс», работать, не прибегая к содержанию переживаний, вы тем самым знаете, как работать и с содержанием. Это позволяет вам выбирать в процессе гипноза любые необходимые методы.

Сегодня вы выполняли упражнения, относящиеся к двум методам из десяти, о которых мы говорили. Вы справились с ними хорошо и оказались способными наводить довольно успешный транс. Но вы не узнаете восьми других методов наведения, пока не овладеете ими на практике. Подумайте немного о вашем дальнейшем прогрессе в мире человеческих отношений. Я всего лишь гипнотизер, и могу лишь предлагать и советовать. В качестве коммуникаторов вы обязаны использовать множество различных способов достижения различных результатов. Договаривайтесь, уславливайтесь об этом с друзьями и коллегами, либо используйте свою частную практику для того, чтобы самим отчасти практиковаться; систематически переходите от одного метода к другому, стремясь к одной и той же цели. Овладев всеми десятью методами наведения транса, вы всегда достигнете желаемого результата. Используя мета-стратегию «высокого качества» «Буквально: „изящную, тонкую“. – Прим. перев.», вы будете начинать с одного метода наведения, и в том случае, если реакция не проявляется так быстро, как это нужно вам или вашему клиенту, вы совершите постепенный мягкий переход к наведению другого типа и используете один из методов этого второго типа. Если реакция не вырабатывается достаточно быстро и в этом случае, вы перейдете к еще одному, следующему методу наведения. Ваш клиент будет ощущать при этом, как вы постепенно безболезненно переходите от одной коммуникации к другой. Но он никогда не узнает, что вы испробовали один метод, решили, что он действует недостаточно быстро, и перешли к другому.

Напутствие_


Мы попытались сегодня привлечь ваше внимание с тем, чтобы показать, что каждый из вас несет в самом себе целые миры неиспользованных возможностей. Мы хотели помочь вам найти способы реализации этих возможностей. Мы рассмотрели значительное число шаблонов (методов запечатления), которые представляются нам важными в деле осуществления успешной гипнотической коммуникации и для успешной коммуникации вообще. Мы говорили также о нескольких классах методов техники наведения. Нам хотелось бы, чтобы вы прибавили рассмотренные методы техники наведения к своему подсознательному репертуару, в качестве альтернативных путей достижения тех результатов, которые вы уже умеете получать с помощью других методов.

Возможно, вам показалось, что мы продвигались слишком поспешно, предлагая больше материала, чем вы могли бы усвоить на сознательном уровне; я должен согласиться с этим – вы совершенно правы. Неотъемлемой частью техники, использованной нами в выбранном способе обучения, является понимание того, что ваше подсознание в будущем подскажет вам все, что вы пропустили на сознательном уровне. Мы благодарим ваше подсознание за оказанное нам внимание и надеемся, что ваше подсознание плодотворно использует естественный набор состояний, в которые позже, сегодняшней ночью, начнет переходить ваше сознание.

Рано или поздно, но сегодня вечером вы отправитесь спать. Все время, пока человек спит или находится в полусне, дремоте, в нем происходят весьма драматические и любопытные процессы естественной интеграции. Иногда вы помните содержание ваших снов, иногда нет. В том, что относится к интегрирующей, синтезирующей функции сна, это не имеет значения. Я хочу, чтобы в течение процессов естественной интеграции, во время сна и дремоты сегодня ночью, ваше подсознание использовало благоприятные возможности для распознавания и классификации переживаний сегодняшнего дня. Ваше подсознание способно разобрать на части все, что мы (или кто-то другой) делали сегодня, и выдавать информацию именно такими порциями, какие позволяют эффективно вызывать определенные реакции – те, которые вы хотели бы включить в свой репертуар.

Итак, ваше подсознание способно разобраться во всех переживаниях сегодняшнего дня – и в тех, которые воспринимаются вами сознательно, и в тех, которые прошли мимо вашего сознания, – подсознание хранит все эти впечатления в некоей удобной для использования форме, независимо от того, когда и как эта информация может стать ценным расширением вашего репертуара – пройдут дни, недели, месяцы, прежде чем вы обнаружите, что в вашем поведении заметен прогресс, прежде чем вы овладеете новыми методами, соответствующими вашим целям в данной конкретной обстановке, и сможете делать вещи, которым вы учились здесь, даже не сознавая этого.

Но, несмотря на то, что вы будете видеть столь причудливые и странные сны, мы хотим, чтобы ваше подсознание обеспечило вам спокойный, глубокий сон, чтобы вы проснулись отдохнувшими и обновленными, чтобы все мы собрались завтра утром на семинар, в этой же комнате.

На сегодня все, спасибо за внимание.

IV. Утилизация (использование)

Процессуальныеинструкции_

Сегодня утром мы будем говорить об утилизации (использовании). Если вы уже добились измененного состояния у клиента, то каков наилучший способ использования такого состояния? Сегодня я исхожу из предположения, что вы внимательно следите за клиентом и сохраняете раппорт, я предполагаю также, что клиент уже находится в измененном состоянии.

Основное полезное свойство измененного состояния сознания состоит в том, что вам уже не приходится бороться с системой ценностей клиента. Подсознание, если можно так выразиться, готово сделать все, что угодно, если оно организовано и проинструктировано надлежащим образом. Сознание же, напротив, постоянно вырабатывает предварительные суждения о том, что возможно, а что невозможно, вместо того, чтобы непосредственно пытаться с помощью действий определить, возможно это, или нет. Сознание, с его ограниченной системой ценностей, как правило, выносит чрезвычайно жесткие решения относительно того, что стоит попытаться сделать, а чего не стоит; набор возможных действий подсознания, напротив, чрезвычайно широк и разнообразен. В подсознании обычно отсутствуют ограничения такого рода.

Если клиент входит к вам в кабинет и говорит: «Я не могу этого сделать, но хочу» – наиболее вероятное предположение состоит в том, что этот клиент уже сделал все, на что был способен в рамках ограничений, диктуемых сознанием, – и всякий раз терпел неудачу. Наименее интересная для нас часть личности, с которой мы устанавливаем коммуникацию – его сознание. Единственный способ не бороться с личностью клиента, или, что то же самое, не испытывать «сопротивления» – просто оставить сознание без внимания и обращаться непосредственно к «боссу» (то есть, к подсознанию).

После того, как мы начали наши занятия, многие из вас задавали один и тот же вопрос: «Что мне делать после того, как я ввел кого-нибудь в состояние транса?» Простейший способ утилизировать любое поведение заключается в том, чтобы дать клиенту ряд свободных от конкретного содержания инструкций, суть которых сводится к следующим требованиям: «научись чему-либо», «теперь изменись, стань другим». Мы называем такие инструкции «процессуальными», так как подобные требования весьма точно определяют процесс, который должен произойти в личности (например, изменение, решение проблем), но весьма неопределенны во всем, что касается конкретного содержания. Остается неясным, что должно происходить, но точно определяется, как это должно происходить. Изложение рассмотренных нами ранее различных методов наведения мы сопровождали краткими процессуальными инструкциями.

Напутствие, которым мы закончили вчерашний семинар, в сущности, представляет собой процессуальную инструкцию. С помощью напутствия мы проинструктировали всех вас таким образом, чтобы вы заново пересмотрели все ваши переживания, отобрали те из них, которые могут быть для вас полезны, и использовали их в будущем.

Заметьте, что конкретное содержание при этом отсутствовало. Мы не говорили о том, на какие переживания следует обратить особое внимание, когда в точности использовать эти переживания, и длячего в частности. Все эти специфические подробности не проникли в сознание слушателей.

Такого рода инструкции имеют ряд важных преимуществ. Одно из преимуществ состоит в том, что вам нет необходимости знать, о чем в точности вы будете говорить. Нет необходимости узнавать подробности личной жизни клиента – вполне приемлемый набор свободных от конкретного содержания процессуальных инструкций можно сформулировать и без этого. Если клиент обращается к вам за помощью в решении какой-либо проблемы, вы можете дать ему такие процессуальные инструкции: «Переберите, просмотрите события вашего прошлого на подсознательном уровне, и через некоторое время вы обнаружите определенную способность, которая могла бы помочь вам в настоящем справиться с вашими проблемами». Вы не определяете точно, какая именно способность может быть найдена, вы утверждаете только, что клиент найдет в себе какую-либо способность. Вы не определяете точно, в чем состоит «проблема» – вам самому нет нужды знать, что это за проблема!

Другое важное преимущество состоит в том, что процессуальные инструкции весьма активно привлекают и занимают внимание слушателя, потому что слушатель наполняет их тем самым содержанием, которое вы опускаете. Третье преимущество процессуальных инструкций заключается в том, что полностью сохраняется целостность личности клиента. Вы никак не сможете нечаянно ввести неприемлемое для клиента содержание именно потому, что вообще не вводите никакого конкретного содержания.

Тем из вас, кто знаком с Мета-моделью (Meta-model), легко будет понять, что гипноз с помощью словесных шаблонов, включающий в себя процессуальные инструкции, есть процесс, обратный Мета-модели. С помощью Мета-модели точно определяется содержание переживания: если клиент входит ко мне и говорит – «Я боюсь», мой ответ, согласно предписаниям Мета-модели, должен быть таков: «Чего вы боитесь?». Я задаю этот вопрос для того, чтобы получить более точную информацию о содержании, которое опущено в заявлении клиента.

Формулируя процессуальные инструкции, я сознательно придерживаюсь неопределенности; я, так сказать, изымаю куски, несущие содержание, из своей вербализации, с тем, чтобы предоставить клиенту максимально благоприятную возможность заполнить эти пустоты наиболее осмысленным, с его точки зрения, способом.

В тех приемах наведения, которые мы демонстрировали ранее, можно найти примеры такой вербализации. Мы произносили фразы типа: «Вы позволяете вашему подсознанию вызвать из памяти те воспоминания, которые доставят вам удовольствие…» Я надеясь, что вы уже представляете себе, в общих чертах, что такое процессуальные инструкции. (Если вы хотите изучить специфические словесные шаблоны, применяемые в процессуальных инструкциях, их можно найти в приложении II).

Один из типов словесных шаблонов, «пресуппозиция», «предварительное предположение», настолько важен, что я хотел бы упомянуть о нем. Джейн, могу я вас попросить уделить мне одну минуту? Как вы думаете, были ли в вашей жизни моменты, когда вы находились в состоянии глубокого транса?

Джейн: Не уверена. Думаю, что были.

Какой метод наведения глубокого транса вы предпочитаете – словесный или несловесный?

Джейн: Словесный.

Отлично. Предпочитаете ли вы, чтобы я сразу приступил к наведению транса, или вам хотелось бы, чтобы я попросил кого-нибудь описать то, что я делаю, прежде чем начать наведение?

Джейн: Пусть сперва кто-нибудь опишет то, что вы делаете.

Какую технику я применил только что по отношению к Джейн?

Мужчина: Вы дали ей возможность выбора.

Я дал ей возможность выбора. Однако, для всех возможностей, которые я ей предоставил, характерно нечто общее. Что именно?

Мужчина: Все они предполагают, что она перейдет в измененное состояние.

Вот именно. Все возможности выбора предполагали тот конечный результат, который мне нужен. «Какой метод наведения глубокого транса вы предпочитаете – словесный или несловесный?» – это не имеет отношения к тому, что сказала Джейн. Тем самым она уже находится накануне перехода в состояние транса, она уже готова к такому переходу. «Предпочитаете ли вы, чтобы я сразу приступил к наведению транса, или вам хотелось бы, чтобы я попросил кого-нибудь описать то, что я делаю, прежде чем начать наведение?» – опять же, налицо предварительное предположение о том, что она вот-вот перейдет в состояние транса, вопрос только в том, произойдет ли это сразу же или немного спустя. Я создал то, что Эриксон называл иллюзией выбора – ложное чувство альтернативы. Конечно же, она могла на самом деле выбирать между словесным и несловесным методами наведения, между тем, сразу же я приступаю к наведению, или после того, как закончу объяснение. Но, так или иначе, всепредоставленныемноюальтернативыподразумевалиодинитотжежелательныйдляменярезультат, а именно – переход в состояние транса. Если вы внимательно следили за происходящим, вы поняли, что Джейн начала переходить в состояние транса еще раньше, чем я начал что-нибудь делать. Потому что я вошел в доверие к Джейн, заключил с ней соглашение. Она уже была в измененном состоянии, когда пришла сюда и села.

Пример1. Теперь я стану продолжать начатое и приведу вам простой пример процессуальной инструкции. Наряду с другими гипнотическими словесными шаблонами я продолжу использование пресуппозиций, предварительных предположений. Джейн, не могли бы вы представить себе по-настоящему яркий, живой образ какого-нибудь места, где вам хотелось бы отдохнуть – например, какое-нибудь место, где вы когда-то очень приятно провели отпуск. Я надеюсь, что ваше подсознание способно уловить разницу между… (Гипнотизер поворачивается к Джейн) теми словами, которые я обращаю непосредственно к вам… (Гипнотизер поворачивает голову к аудитории) и теми словами, с которыми я обращаюсь к кому-нибудь другому… И я прошу ваше подсознание… воспринимать только часть того… что я говорю непосредственно вам… ту часть, которая соответствует вашим желаниям… отвечает вашим потребностям таким образом… что это не противоречит тем целям, которые вы поставили перед собой в связи с нашей ближайшей задачей.

И между тем, как вы… Джейн… продолжаете наслаждаться образами того самого момента, видите его таким, каким оно было тогда… я был бы очень рад, если бы ваше подсознание… выбрало… из этого увлекательного переживания… некий фрагмент… деталь… о которой вы забыли… так, чтобы за те несколько мгновений, пока я, с вашего позволения… протягиваю руку… и касаюсь вашего правого плеча… вы внезапно… вспомнили нечто любопытное и увлекательное… о чем вы не вспоминали многие годы… (Гипнотизер касается плеча Джейн)…приятное… (Джейн широко улыбается; аудитория смеется). И в самом деле, это нечто радостное! Переживания нашего прошлого… – постоянный источник удовольствия. И, раз уж вы на самом деле пережили… нечто приятное… продолжайте, двигайтесь дальше… позвольте себе перейти в устойчивое состояние покоя и уюта… Когда у вас появится это чувство обновленности, бодрости… прошу вас, начните постепенно возвращаться, почувствуйте снова связь с настоящим, с окружающими вас людьми… чтобы ваше сознание… так же, как и ваше подсознание… снова могли приступить к процессу обучения… (Выражение голоса гипнотизера становится обычным). Благодарю вас, Джейн.

Понятно ли вам, каким образом я только что использовал процессуальные инструкции, работая с Джейн? Сперва я попросил ее думать о каком-нибудь месте, где, по ее мнению, можно было бы хорошо отдохнуть, затем я попросил ее думать о пережитом в прошлом приятном ощущении. Но, если бы я выражался так просто, как выразился сейчас, мне не удалось бы получить ту интенсивную реакцию, которую вы наблюдали, когда у Джейн изменилось выражение лица. Как мы уже говорили раньше, гипноз, в некотором смысле, всего лишь процесс усиления переживаний.

Пример2. Теперь я приступаю к демонстрации несколько более сложного процесса. Предположим, что я подхожу к Лиз, говорю: «Привет, меня зовут Ричард Бэндлер», и протягиваю ей свою руку. (По мере описания гипнотизер делает то, о чем говорит). В тот момент, когда она протянула свою руку навстречу, я уже получил бессознательную реакцию. Теперь мне нужно отыскать способ усиления этой реакции и последующего использования (утилизации) ее. Например, я могу взять ее за запястье и повернуть ее ладонь так, чтобы она оказалась у нее перед глазами, а затем сказать: «Посмотрите на вашу руку». Таким образом, она получила новую программу взамен той, которую я прервал.

Следите за тем, как изменяется направление вашего взгляда… по мере того, как вы видите… что кончики ваших пальцев постепенно опускаются… перед вашими… глазами… но не раньше, чем вам захочется мигнуть. Пусть это займет у вас столько времени, сколько вы пожелаете – но дайте вашей руке опуститься не раньше… чем вы почувствуете, что вы полностью расслабились… расслабились так, как вы привыкли это делать. Не имеет значения, как быстро опустится ваша рука. Важно только то, что ваша рука опускается… и в то же время… с той же скоростью… другая ваша рука… начинает…подниматься.

Так как это как раз то, чему вы хотите научиться… и, на самом деле, неважно, знает ли кто-нибудь, кроме вас, о том, что происходит обучение, и в чем именно оно заключается… потому что ваше подсознание воспринимает все… что происходит… и если вы уже начали обучаться этому, важно, чтобы… медленнее!.. вы учились этому постепенно, уравновешенно… И ваше подсознание знает, какая именно уравновешенность имеется в виду… Так оно и должно быть…

На самом деле, так полезно, и настолько важно… позволить вашему подсознанию… предоставить вам… благоприятные возможности… и отыскать в нем ваше собственное понимание… изменения состояний, пережить процесс обучения.. и приобрести его новое понимание… которое вы могли бы использовать… каким-либо образом… для своих собственных целей… так, чтобы это благотворно воздействовало на вашу индивидуальность…

Разумеется, мне неизвестно… можете вы или нет… начать видеть сон… который содержит в себе решение, известное вашему подсознанию… решение, которое даст вам то, чего вы желаете. Но мне известно, что когда вы начинаетевидетьэтотсон, вы не испытываете вообще никаких чувств… И то, что вы это понимаете, не имеет значения… Важно только то, что вы учитесь… вы учитесь… именно тому, что вы хотели узнать…

Каждую ночь… Лиз… вы погружаетесь в естественный процесс сна… Некоторые из ваших снов вы сознаете… а некоторые не сознаете… Так оно и должно быть… И теперь я дотрагиваюсь до вас… и начинаю поднимать вашу руку… и я не скажу вам, чтобы вы ее опустили… прежде чем… пройдет все необходимое для вас время… все время, необходимое для того, чтобы возникло сознательное понимание… понимание того, каким образом… плодотворно использовать свое подсознание. И когда ваша рука слегка коснется бедра, вы медленно проснетесь… и это новое понимание останется в вашем сознании. Между тем… нет необходимости прислушиваться к чему-либо… еще… Но так приятно подслушать то, что поможет вам научиться…

А теперь, не могли бы вы рассказать мне, какие из движений Лиз были сознательными движениями, а какие нет? Когда вы работаете с измененными состояниями, очень важно уметь распознавать и различать эти вещи. В начале у Лиз наблюдалось огромное множество различных движений тела. Некоторые из этих движений она делала в связи с тем, что ее сознание реагировало на происходящее, но многие движения не были сознательными.

Женщина: Когда она поворачивалась на стуле, мне показалось, что это были сознательные движения.

Отлично. Когда ее левая рука отделилась от бедра и поднялась, было ли это сознательным движением?

Мужчина: Мне кажется, нет.

Что привело вас к этому заключению? Что особенного было в этом движении?

Мужчина: Оно было плавным, будто бы мягким.

Разве нельзя точнее определить, что именно вы наблюдали? Когда Лиз пошевелила ногой, это было очень плавное, мягкое движение – но это было в высшей степени сознательное движение. Лиз, знаете ли вы о том, что ваша рука начала подниматься?

Лиз: Я в этом не уверена. (Рука Лиз непроизвольно поднимается, реагируя на скрытую команду, «вставленную» в вопрос).

Подействовало! Ее рука поднялась, причем это было совершенно бессознательное движение. Как вы могли заметить, одной из характерных черт бессознательного движения является то, что в самом начале такого движения заметна нерешительность, колебание, оно очень слабое, небольшое.

Поднимите руку вверх – умышленно поднимите вашу руку. Поднимая руку сознательным движением, разве вы начинаете движение с запястья?.. Нет, вы не начинаете с запястья. Вы начинаете с локтя, может быть, с предплечья. Мастера спортивной борьбы начинают свои движения с живота – из центра. Но все это не имеет ничего общего с тем, чтобы начать движение с запястья.

Даже если бы Лиз начала движение с локтя, между сознательным и бессознательным движением все равно была бы огромная качественная разница. Я предпочел бы охарактеризовать бессознательное движение как «судорожное», «толчковое». В каком-то смысле, это, конечно, более изящное движение, но в то же время оно более неуверенное; оно прерывистое, в нем множество мельчайших остановок. Сознательное же движение скорее напоминает некую цельную программу – когда оно начинается, вы сразу можете сказать, где оно кончится. Оно единообразно.

Между теми движениями, которые клиент совершает в измененном состоянии, и движениями, которые совершаются в обычном состоянии, имеется существенная разница. Когда ее рука отделилась от бедра и поднялась после того, как я дал ей инструкцию в состоянии транса – это было одно; когда я попросил ее умышленно поднять руку – это было уже совсем другое. Если клиент решит про себя, что ему нужно достать носовой платок и достанет его, это будет выглядеть совершенно иначе, чем если бы я потребовал, чтобы носовой платок достал клиент, находящийся в состоянии транса.

Если вы хотите знать, какое состояние переживает ваш клиент, очень важно уметь распознавать такие различия. Когда я поднял руку Лиз и сказал ей, чтобы она позволила руке опуститься и так далее, – рука начала двигаться вниз очень медленно и с небольшими остановками, подобно листу, падающему с дерева. Это было настоящее бессознательное движение. Затем рука начала опускаться более плавно и быстрее. Вмешалось сознание Лиз. Ее рука снова начала приобретать вес. Я сказал: «Медленнее!» – и рука как будто натолкнулась на что-то, повисла так, как если бы ее поддерживала невидимая нить. Рука остановилась, повиснув на невидимой нити, и затем начала опускаться вниз тем же самым движением, которым двигалась вначале. Способность распознавать различие между двумя типами движения позволила мне усилить одно движение и ослабить другое. В результате мне удалось все дальше и дальше подталкивать Лиз к измененному состоянию.

Теперь о том, что касается движения при рукопожатии. Когда я подошел и протянул свою руку, каким движением Лиз отреагировала на это? Когда люди вовлечены в автоматические бессознательные программы, такие, как рукопожатие, или, например, когда кто-нибудь достает пачку сигарет – движения эти больше напоминают сознательные, чем те движения, о которых мы говорили раньше. Движения эти имеют определенную направленность. Существуют способы отличить и такой тип движения от сознательного движения, и если вы внимательно следили за обоими примерами, вы понимаете, что я имею в виду. Когда люди вовлечены в автоматические бессознательные программы, такие, как пожатие рук, они выполняют моторные действия легко и плавно, но не фокусируют свое внимание на этом движении. Оно выглядит автоматическим, машинальным.

Хорошо. Все, что я только что проделал с Лиз, представляет собой еще один пример процессуальной инструкции, правда, с некоторыми дополнительными моментами. Сперва я затратил некоторое время на то, чтобы развить состояние транса, усиливая подсознательные реакции. Затем я начал инструктировать ее, требуя, чтобы она приобрела «новое понимание» и использовала его «плодотворно». Я не сказал, что за «новое понимание» я имею в виду, не сказал даже, к чему такое новое понимание должно относиться, и не пояснил, какой именно способ использования считается «плодотворным». Я не объяснял этого хотя бы потому, что не имею ни малейшего представления о том, что бы это могло быть. Целиком и полностью я предоставил все это на усмотрение ее подсознания.

Затем я попросил ее увидеть сон, в котором она научилась бы тому, что значит конструктивно, плодотворно использовать подсознание. Опять же, я не сказал ничего такого, что несло бы в себе хоть какой-нибудь определенный смысл. Я предоставил ей самой извлечь из сказанного смысл, наиболее приемлемый для нее. Потом я приравнял завершение задачи к позволению опустить руку.

При формулировке процессуальных инструкций используется множество слов типа: «понимание», «способность», «любопытство». Мы называем такой способ выражаться «номинализацией», «обобщенным обозначением». В действительности это процессуальные выражения, используемые в качестве имен существительных. Если вы скажете: «Вы приобретете понимание…» вместо того, чтобы сказать: «Вы поймете…», выяснится, что при этом теряется значительная часть информации. Вы поймете, что? Когда кто-нибудь, разговаривая с вами, применяет номинализацию, это заставляет вас обратиться к самим себе в поисках приемлемого осмысления сказанного. Если клиент говорит вам: «Я чувствую неудовлетворенность», вы можете превратить слово «неудовлетворенность» в глагол и спросить: «А как вы пытаетесь удовлетвориться?», или «А как бы вы хотели удовлетвориться, каким образом?». Если же вы не сделаете этого, вам придется самим заполнять пустоты в содержании подобного заявления. Большинство терапевтов отвечают подобным образом на заявления своих клиентов, – они галлюцинируют, пытаясь представить себе, что имеет в виду клиент. Когда я говорю: «Мне нужна поддержка», и больше ничего не уточняю, вам приходится строить свои собственные внутренние предположения о том, что в данном случае может означать поддержка одного человека другим.

Я всегда выбираю такие словесные шаблоны, которые не имеют прямого отношения к сенсорным переживаниям. Тем самым я предоставляю вам самим осуществлять процесс осмысления таких шаблонов. Каждый раз, когда вы это делаете, вы совершаете процесс, который мы обозначаем непонятным термином «трансдеривационный поиск» «Буквально: „поиск с обращением к источнику словообразования“. – Прим. перев.». Люди воспринимают слова, которые вы произносите, и связывают их со своими собственными переживаниями. В качестве гипнотизера я использую тот факт, что для собеседника естественно именно такое поведение. Я формулирую выражения, изобилующие номинализациями. У меня нет никаких предположений относительно смысла таких номинализаций, но мой клиент заполняет их содержанием, наиболее естественным для него самого (более подробно об этом см. в Приложении II).

Женщина: Формулируя процессуальные инструкции, вы несколько раз употребили выражение: «Так оно и должно быть». Что вы подразумевали под этим?

Использование выражения «Так оно и должно быть» – один их простейших способов усилить любую появляющуюся реакцию. Например, если я формулирую процессуальные инструкции, требующие от клиента научиться чему-нибудь, и вижу, что происходит быстрое движение глаз клиента или какие-либо другие изменения, свидетельствующие, что идет внутренняя переработка материала, я говорю: «Так оно и должно быть», «Все правильно», то есть даю клиенту инструкцию еще более активизировать этот процесс. Это позволяет осуществлять подстройку к любому переживанию, позволяет усилить реакцию клиента, не описывая ее специально.

Пример3. Теперь развлечемся немного. Энн, позвольте мне попросить вас кое-что сделать. Закройте глаза. Прежде всего, я хочу, чтобы вы представили себе яркий, ясный, четкий, зримый образ стены; я хочу, чтобы вы представили себе стену, в которой есть двери. Какими вы представили себе эти двери – одинаковыми, или разными?

Энн: Да, между ними есть разница.

Разница есть. Отлично, продолжим. Крайняя справа дверь приведет вас в некое очень привычное для вас место. Продолжайте рассматривать эти двери. А крайняя слева дверь приведет вас в такое место, которое покажется вам совершенно необычным, но, когда вы попадете туда, вы обнаружите, что уже бывали там прежде. Но существует и третья дверь, не правда ли? Теперь почувствуйте, что вы приближаетесь к этой третьей двери и беретесь за дверную ручку, но неоткрываетеэтудверь.

Энн: Но я не чувствую… чтобы у этой двери была ручка. Это вращающаяся дверь.

Вы недостаточно внимательно рассмотрели ее. Ищите еще, ищите лучше. Может быть, эта дверь открывается не так, как вы открывали все остальные двери… Вы не находите, что в этой двери есть нечто необычное?..

Энн: Да, есть.

Пройдите вперед и напрасно попытайтесь открыть ее… Еще раз осмотрите дверь… ищите… до тех пор, пока не обнаружите некую необычную особенность… которая будет означать для вас, для вашей личности… что у вас все же есть возможность открыть эту дверь… но таким способом, каким вы никогда еще дверей не открывали…

Энн: Все, я нашла.

Теперь очень медленно… начинайте входить туда, но прежде, чем вы откроете эту дверь настежь, я хочу, чтобы вы поняли, что вы переходите в переживание… для которого характерны следующие особенности:…в этом переживании будут детали… которые не вызовут у вас никаких чувств… и у вас не найдется слов для обозначения этих деталей. Но эти детали будут важнее всего остального… и они будут самым осмысленным образом связаны… с изменением вашей личности… но вы не поймете до конца природу этой взаимосвязи; но, когда вы заметите эти детали, обратите на них самое пристальное внимание. В этом переживании будут и некоторые другие детали, которые станут для вас приятной неожиданностью… как если бы вы обернулись и заметили, что двери больше нет…

Теперь я хочу, чтобы вы рассмотрели то, что вас окружает… рассмотрели внимательно… и в подробностях… потому что там, где вы находитесь, есть нечто… что вы еще никогда не видели. Нечто, что лично для вас имеет значение. И, по мере того, как ваш взгляд перемещается вверх и вниз… разглядывая то, что окружает вас, вы не узнаете места, в котором находитесь, и узнаете его только тогда, когда покинете это место… Так оно и должно быть. Да, когда вы будете возвращаться, так или иначе, все это изменится. Но когда вы возвращаетесь, вы воспринимаете окружающее вас как благоприятную возможность… как напоминание… о чем-то, что вам нужно было узнать все это время.

Я знаю, что в то время, пока вы это делаете сознательно… на подсознательном уровне вы совершаете кое-что еще… и это «кое-что еще» гораздо более важно, чем то, что занимает ваше сознание… потому что на подсознательном уровне… вы уже начинаете строить основание… для некоего представления. Основание, которое явится надежной основой… – на ней можно будет построить новое… и более удовлетворительное поведение в будущем.

И по мере того, как ваше сознание продолжает изучать то, что окружает вас… поразительно, в самом деле поразительно то… что начинает делать подсознание… – что структура выстраивается полностью за то время… пока вы вовлечены в происходящее. Это надежное основание… послужит вам таким же базисом… как и то основание, которое вы построили еще тогда… когда вы впервые встали на свои ноги… потому что до этого ваши переживания были связаны только с ползанием… до тех пор, пока кто-то не поднял вас… и на какое-то мгновение… вы ощутили, что удерживаете равновесие на своих ногах.. при поддержке извне… Но даже этот краткий миг… позволил вам построить подсознательное основание… которое позже послужило базисом… с помощью которого вы ходите… бегаете… стоите и сидите.

И это представление… есть начало основания… для целого ряда новых переживаний… И я знаю… что ваше подсознание способно построить такое основание быстро… или оно будет строить его медленно, но в любом случае оно должно построить его полностью… так, что оно не сможет исчезнуть через некоторое время… Потому что возможности, которые вы хотите осуществить в вашем будущем поведении… должны нести в себе все необходимые составляющие, доступные… на подсознательном уровне… и для того, чтобы быть доступными, они должны иметь надежную, приемлемую для понимания структуру… и все необходимые элементы… делающие такое поведение возможным… для вас, для вашей личности.

Теперь, в данный момент времени… вы находитесь перед дилеммой… которую не представляли себе сознательно… но теперь вы уже начинаете представлять ее… Вы вернетесь, отыщете дверь и выйдете… и оставите что-нибудь в незавершенном состоянии… или же вы позволите подсознательным процессам, происходящим в вас, завершиться. Или вы останетесь там, где находитесь… и сами… покинете все, что окружает вас… и затратите все время, необходимое… для этого, чтобы построить структуру, которая содержит в себе все составляющие… необходимые для вашего будущего развития… которое, как вы знаете… должно будет благотворно воздействовать на вас… на вашу личность…

И это решение… будет исходить от вас… как результат работы вашего подсознания… Нет необходимости, чтобы оно исходило откуда-нибудь еще… Пока вы сидите здесь… процессы, происходящие в вашем подсознании… заставляют биться ваше сердце… поддерживают ваше дыхание… заставляют кровь течь по вашим венам и делают еще сотни тысяч вещей, о которых даже не подозревает ваше сознание… Смысл этого в том, чтобы понять… что вы можете вполне положиться на процессы, протекающие в вашем подсознании… они оберегают вас. Когда вы идете по людной улице… и заняты своими мыслями… вы автоматически останавливаетесь, когда зажигается красный свет… и, несмотря на то, что вы вовлечены во внутреннюю деятельность, когда красный свет гаснет… вы знаете, что уже можно продолжать движение…

Вы всегда можете положиться на процессы, протекающие в подсознании… когда делаете что-либо плодотворное… и полезное… если у вас есть внутреннее побуждение это делать. И на самом деле не важно, почему это не произошло в прошлом. Важно только понимать, что… это возможно в будущем.

Когда-то, давно, еще до того, как я вообще занялся терапией, я сидел в ресторане и наблюдал за одним человеком. Меня заинтересовала в нем одна любопытная особенность… он был совершенно пьян… и все же… каждый раз, когда муха садилась ему на руку… он бессознательно вздрагивал… и муха взлетала с его руки. Это повторилось еще раз… и еще раз… и еще раз… несмотря на то, что его сознание… не следило за тем, что происходит… его подсознание действовало организованно… методически… и оберегало его…

Когда вы ведете машину по шоссе, иногда бывает и так, что дорогу затянуло льдом; в других случаях льда нет. Иногда вы сосредотачиваете свое внимание на том, что происходит… но в других случаях ваши мысли далеки от происходящего. Ваши мысли уводят вас все дальше, и одна из важнейших вещей, которой вы можете научиться с помощью этого переживания… заключается в том, что когда что-либо внезапно потребует от вас сознательного внимания, вы сразу же заметите это…

Теперь я хочу, Энн, чтобы вы затратили все необходимое вам время на то… чтобы закрепить в себе… полученные навыки и понимание того, что наиболее приемлемо для вас, для вашей индивидуальности. И на самом деле не важно… представляет ли ваше сознание все, что происходит. Важно только то, что ваше подсознание… уже сейчасначинает демонстрировать вам… новые формы поведения… огромные потенциальные возможности изменения вашего сиюминутного поведения… и теперь, и в будущем.

Через некоторое время я возвращусь назад и буду говорить с вами. Я буду задавать вопросы… на некоторые из них вы станете отвечать охотно… на некоторые вопросы вам не захочется отвечать. Не отвечайте на такие вопросы, это не нужно. Прежде чем заговорить с вами, я буду разговаривать с другими… вы всегда сможете узнать, что я говорю другим… по тому, что звук моего голоса будет направлен в другую сторону. Вы сможете использовать это время, чтобы сделать все, что посчитаете нужным… а также то, чего вы непонимаете, но что вам так необходимо. Так оно и должно быть. И будьте при этом настолько сознательны, насколько это вам нужно.

Теперь поговорим о том, что я делал с Энн. Ни в одной из инструкций, которые я ей давал, не было конкретного содержания. На уровне процесса имел место подробный набор инструкций, суть которых, в основном, сводится к двум требованиям: 1) заставьте работать ваше подсознание; и 2) решайте свои проблемы.

Заметьте, что, обучая вас методам утилизации, мы используем лишь те приемы, которым уже научили вас раньше. Я начал с подстройки ко всему, что, как я видел, происходило с Энн, а затем, по мере того, как ее состояние начало медленно изменяться, я стал вести ее посредством постепенного изменения моих внешних каналов. В частности, я приспосабливал темп моей речи к ее дыханию таким образом, что потом, когда уже я начал… замедлять темп… своей речи… она, в свою очередь, последовала за мной и замедлила свое дыхание. Я внимательно следил за тонусом кожи, за цветом кожи, за дыханием, за частотой пульса, за движениями век и так далее. Такие несловесные признаки обеспечивали мне обратную связь, – я знаю, как выглядят люди, погружаясь во все более глубокие измененные состояния, процесс этот сопровождается также физическим расслаблением, релаксацией.

Энн, ощущаете ли вы на сознательном уровне, что подобного рода переживание повлияло на вас, продвинуло вас?

Энн: Да.

Итак, я применил множество различных механизмов подстройки и закинул петли обратной связи. Я превратил себя в искусную биологическую машину обратной связи с Энн. Я наблюдал за цветом ее кожи, и когда цвет ее кожи изменился, я начал оченьмедленно изменять выражение моего голоса до тех пор, пока не достиг совершенно другой интонации. Первоначально я изменял выражение голоса в том же темпе, в каком происходило изменение Энн. Затем, изменяя интонацию еще дальше в том же направлении, мне удалось вести ее все дальше и дальше к измененному состоянию.

Осуществляя несловесное наведение, я давал ей также и словесные инструкции – и то и другое как на сознательном, так и на подсознательном уровне. В частности, некоторые из вербализаций предназначались для того, чтобы с помощью обратной связи проверить, следует она за мной или нет. Я рассказал о том, как пьяница вздрагивает, когда муха садится ему на руку, а затем проследил, вздрогнет ли рука Энн, или нет. Ее рука вздрогнула.

Энн: Так вы использовали мое сопротивление…

В этом случае могло и не быть сопротивления.

Энн: Хорошо. Когда вы сказали мне, чтобы я представила себе три двери, я вообразила две двери по краям и одну, в виде арки, посередине. Почти сразу после того, как вы начали давать мне инструкции, относящиеся к первым двум дверям, я поняла, что подойду к третьей двери, о которой вы, однако, ничего не говорили. Вы знали об этом?

Разумеется. Весь вопрос был в том, как повернуть дело таким образом, чтобы вы подошли только к этой двери?

Энн: В таком случае еще один вопрос. Как вы узнали о том, что я не подойду к первой двери?

Чем отличались друг от друга мои описания всех трех дверей – если следить не за словесным содержанием этих описаний, а «читать между строк»? Я сказал (тон голоса понижается, выражение легкого отвращения): "Если вы войдете в эту дверь, все, что вы увидите за ней, покажется вам привычным". Следите за интонацией! Теперь вы понимаете, почему я в любом случае знал заранее, в какую дверь вы войдете?

Если бы я сказал иначе: "Есть только одна дверь, вы можете войти в нее, и все, что вы за ней увидите, будет привычным для вас", ваше лицо отобразило бы воодушевление, покрылось бы румянцем, вы слегка вздохнули бы, и я узнал бы нечто другое. Мне пришлось бы подстроить все остальные коммуникации к тому, что произошло.

Энн: Каким образом вы перестроили бы ваши коммуникации в том случае, если бы я выбрала первую дверь?

Слово «выбирать» в данной ситуации представляется мне неподходящим. Если бы вы отреагировали на первую дверь, если бы я подсознательно уловил признаки того, что вы желаете испытать привычное для вас переживание, я позволил бы вам войти в эту дверь, причем вы ожидали бы встретить только привычные для вас вещи.

Но даже в том случае, если бы вы начали с этого, я все равно добился бы своего! Потом я смог бы преобразовать обстановку в нечто непривычное! – «Вы вошли туда, где предполагали нечто увидеть, и удивлены тем, что…», «Случалось ли вам разбить яйцо и обнаружить, что из него выскочил маленький симпатичный кролик?»

Моя задача заключается только в том, чтобы давать Энн ряд инструкций, которые помогут ей осуществить подсознательные изменения. Поэтому поддержка ее подсознательных реакций – наиважнейшее правило, которое требует от меня только одной способности: знать, какие из реакций сознательны, а какие подсознательны.

Заметили ли вы, какую структуру я придал переживанию, связанному с третьей дверью? Что именно я попросил ее сделать с этой дверью? Я сказал, чтобы она "напрасно попыталась" открыть ее. Если я говорю: «Я попытался открыть дверь», то это совсем не то же самое, чем если бы я сказал: "Я напрасно попытался открыть дверь". Если бы я сказал: «Я попытался открыть дверь», это означает, что я могу попытаться еще раз. Но если я говорю: «Я напрасно попытался открыть дверь», такой возможности больше нет. В одном случае возможность остается; в другом случае возможности нет.

Но почему я произнес именно такую фразу?.. Когда Энн подходит к двери, за которой ожидает увидеть непривычные вещи, лучший способ создать необычную обстановку состоит в том, чтобы начать с самой двери: уже дверь должна вызывать непривычную реакцию – пусть это будет дверь, открывающаяся необычным способом. Таким образом, и дверь, и ожидаемое переживание приводятся в соответствие друг с другом.

Я тщательно структурирую мою речь. Например, если я говорю вам (Гипнотизер обращается к одной из присутствующих): «А теперь попробуйте поднять руку», под этим подразумевается, что вы, может быть, и не способны это сделать, но, в любом случае, такая возможность у вас есть. Но если я говорю: "Вы напрасно попытаетесь не поднимать вашу руку… Это очень глубокое переживание… И теперь вы начинаете удивляться, почему рука незахотела сразу подняться… ведь вы думали, что она поднимется".

Теперь вы можете заметить, что эта женщина находится в полном оцепенении. Между прочим, неподвижность – одно из явлений, сопутствующих трансу. В данном случае «сопротивление» было утилизировано (использовано) с помощью множества отрицаний. Я предложил ей прореагировать на нечто, затем выяснил, какова была ее реакция на подсознательном уровне, и усилил подсознательную реакцию. Ее подсознательной реакцией была неподвижность, а требование двигаться все больше и больше было способом увеличения этой неподвижности. Чем больше я просил ее двигаться, тем более неподвижной она становилась. Деловтом,чтореакция«сопротивления»такжепредсказуема,какилюбаядругаяреакция, если только вы достаточно чувствительны на сенсорном уровне, чтобы распознать и выделить подсознательную реакцию.

Главное качество, в котором нуждается человек для того, чтобы успешно функционировать в коммуникации – сенсорная чувствительность. Если вы способны уловить разницу между сознательным и подсознательным, а затем усилить подсознательные реакции, вам удастся изменить состояние сознания вашего клиента. Один из способов – его применял Фриц Перлз – следующий: вы спрашиваете: «Что вы осознаете?». Если клиент отвечает: «Ну, я сознаю, что вы со мной разговариваете, например, и что мои мышцы в области рта напрягаются», вы говорите в ответ: «Но вы не осознаете теплоты прикосновения вашей руки к вашему лицу, вы не осознаете прикосновения ваших ног к полу и ваших локтей к бедрам, вы не осознаете вашего дыхания, того, как поднимается и опускается ваша грудь». Вот и все, что нужно сделать. Клиент начинает переходить в измененное состояние, потому что вы сосредоточили внимание его сознания на том, чего оно не учитывает в нормальной обстановке. Таков один из способов усиления подсознательных реакций.

То, что сознание клиента вовлечено в этот процесс, не имеет значения. Наоборот, очень выгодно отвлечь сознание, занять его чем-нибудь сравнительно неважным – например, размышлением о том, в какую из трех дверей следует войти. Какая разница в том, какую из дверей выберет клиент? Важно только то, что мы изменяем состояние его сознания. Изменив состояние сознания, мы уже можем приступать к созданию переживаний, с помощью которых клиент высвободит свои подсознательные ресурсы. Клиент постоянно сосредоточивает свое внимание на том, в какую из дверей он войдет, и как он это сделает, – но в действительности это не имеет значения, потому что как только он войдет в одну из дверей, он окажется в обстановке, описание которой зависит только от меня, а я могу говорить все, что сочту нужным! Все дело в том, какое переживание испытывает клиент, входя в дверь. Переживание это состоит в том, что клиент выходит из обычного для него состояния сознания и переходит в измененное, по сравнению с нормальным, состояние сознания. После того, как клиент переступил этот порог, я даю его подсознанию процессуальные инструкции, программу позитивного развития.

Формулируя такую программу, я применяю очень неопределенные выражения – о причинах этого мы уже говорили ранее. Очень важно, чтобы вы хорошо понимали, почему в одних случаях нужно применять неопределенные выражения, а в других случаях – нет. Когда вы даете процессуальные инструкции, лексика вашей речи должна быть очень неопределенной. Однако, если вы хотите, чтобы ваш партнер сделал что-нибудь весьма определенное, – например, испек пирожное или излечился от фобии, – необходимо дать ему очень точные, определенные инструкции, чтобы он мог понять, как это сделать. Если вы хотите, чтобы ваш партнер испек пирожное, и при этом говорите: «Возьмите из холодильника все необходимые ингредиенты, смешайте их самым удовлетворительным образом…» – и так далее, то вполне возможно, что вы не получите именно такое пирожное, какое вам нужно.

Мне часто приходится слышать, как люди применяют неопределенные выражения, используемые нами в процессуальных инструкциях, пытаясь достичь взаимопонимания с собеседником в каком-либо отдельном вопросе, то есть войти в определенную коммуникацию. При этом ни у одного из них не возникает мысли, что собеседник не имеет возможности понять говорящего, так как не высказывается никаких указаний на этот счет. Например, в разговорах, касающихся психотерапии, часто упоминают о том, насколько важно иметь большое самоуважение, то есть положительное внутреннее представление о самом себе, и как плохо иметь отрицательное «самопредставление». Но ничего не говорится о том, как именно создать такое самоуважение, или как узнать, что оно у вас уже есть.

Сэлли: Это можно узнать, сравнивая собственные переживания.

Сравнивая – что, с чем?

Сэлли: Ну, например, человек сравнивает свои детские представления с тем, как он, будучи взрослым, воспринимает и понимает происходящее.

Отлично, – и когда человек произвел такое сравнение, что же он делает с полученным результатом?

Сэлли: После этого улучшается его внутреннее представление о себе, повышается самоуважение.

Каким образом?

Сэлли: С помощью представлений. Видите ли, иногда люди испытывают недовольство собой только потому, что помнят, как они были плохи раньше; недовольство собой заключено в их памяти. Но если человек представит себе свои нынешние переживания и познания и сравнит их с переживаниями прошлого, это само по себе поможет ему в его развитии. Он сможет пересмотреть свои представления, и выработать другие…

Позвольте задать один вопрос. Понимаете ли вы, что во всем, что вы мне описываете, нет ничего, что позволило бы мне понять, о чем вы говорите? Я не пытаюсь критиковать вашу мысль, потому что, как я полагаю, вы знаете, о чем говорите. Но ваш способ выражаться не позволяет мне понять вас.

Сэлли: Может быть, я чего-то еще не умею. Наши коммуникации не совсем одинаковы.

О нет, здесь вы неправы – ведь на самом деле я знаю, что вы имеете в виду. Я это знаю, потому что мне уже много раз говорили об этом. Но меня интересует сейчас несходство между тем, как вы со мной говорили, и тем, как вам нужно было бы говорить для того, чтобы ваше понимание проблемы передалось мне – это различие важно для того, чему мы теперь учимся.

Видите ли, употребленные вами способы описания те же самые, какие используются в гипнозе. Если я хочу, чтобы вы научились чему-либо, вышли из обычного для вас состояния и начали галлюцинировать, я буду использовать такие же неопределенные лингвистические структуры, какие вы только что употребили.

Однако если я хочу, чтобы вы сделали что-либо определенное, я должен буду сказать вам нечто определенное. Если я хочу проинформировать вас о том, как что-либо сделать, я должен быть уверен, что вам станет известна каждая деталь этого процесса. Например, если я захочу вложить в вас определенную смысловую программу, которая, как я надеюсь, поможет возрасти вашему самоуважению, я могу выразиться следующим образом: «Хорошо. Я хочу, чтобы вы извлекли из вашего прошлого одно из неприятных воспоминаний – воспоминание о таком событии, когда вы поняли, что сделали наихудшее из всего, что могли сделать… И когда вы вспомните это событие и почувствуете опять то, что чувствовали тогда, вы поймете, наконец, что без неприятных воспоминаний, таких, как это, вы никогда в жизни не смогли бы научиться чему-нибудь действительно важному. Если бы вы не пережили боль от ожога, вы совершенно не боялись бы огня».

Эта инструкция содержит минимум определенных выражений. Она требует от вас, чтобы вы вспомнили некое неприятное событие, снова пережили чувства, связанные с ним, и определенным образом переоценили это воспоминание. Хотя эта инструкция не несла в себе определенного содержания, в ней точно определялось, какого рода событие вы должны вспомнить, и что вы должны с ним сделать.

Если же меня не беспокоит, как именно вы будете изменяться, я сделаю мою речь еще более неопределенной и стану употреблять множество номинализаций. Закройте на минуту глаза и попытайтесь кое-что сделать. Я хочу, чтобы вы поискали и нашли в себе два, три или четыре приятных воспоминания, которые, как вам кажется, не были бы связаны между собой… но ваше подсознание никогда не выбирает ничего совершенно случайно… потому что вы учитесь вещам, имеющим большое значение для вашей индивидуальности… Я знаю, что ваше прошлое богато переживаниями… все эти переживания и каждое из них в отдельности… составляют основу, на которой строится обучение… или понимание себя… которое связано только.. с вашими взрослыми представлениями… и не связано с вашим детством… но оно может послужить основой… на которой вы построите то, чему научитесь. Теперь подождите немного… чтобы это новое понимание обрело форму… кристаллизовалось… Может быть, вы уже начинаете видеть образ… еще неясный… непонятный для вас… И чем дольше вы видите этот образ… тем яснее вы представляете, сколь многого вы еще не понимаете… и на подсознательном уровне вам ясно… что вы могли бы построитьэтопонимание… осмысленным способом… Осмысленность построения вашего понимания… представляет собой нечто… что вы сможете оценить сознательно… только когда это построение завершится… а затем вы внезапно… почувствуете… что идея… и понимание того, как изменить себя… начинает проникать… в ваше сознание… но вам неизвестно, что делать с этим новым пониманием… потому что когда такая мысль приходит вам в голову… если это действительно подсознательная мысль… она всегда вызывает смущение…

Итак, коммуникация, с помощью которой я только что связался с Сэлли, почти такая же, как та, с помощью которой она раньше пыталась связаться со мной. Но существует огромная разница между попыткойзаставитьсознаниепонятьчто-нибудь и попыткойзаставитьподсознаниесделатьчто-нибудь. Наоборот, описания того типа, которые применяла Сэлли, я мог бы использовать, если бы хотел, чтобы клиент сделал что-нибудь, но это совсем не то, что я бы счел нужным сказать клиенту, если бы хотел, чтобы он понял что-нибудь.

Такие вещи всегда понятнее извне, тому, кто не вникает в подробности, чем изнутри, тому, кто решает задачу. Это правило верно почти во всех случаях и для любых ситуаций – «со стороны всегда виднее». Мой друг, выдающийся инженер, рассказал мне, что он был занят некоторое время решением сложнейшей технологической проблемы. Он так усердно работал, что целый месяц почти не спал.

Пока он безвыходно занимался в своей лаборатории, его мать жила вместе с ним и заботилась о его детишках. Однажды она принесла ему в лабораторию чашку кофе и спросила: «Ну, как дела?». Он ответил: «О, все идет отлично». Мать спросила: «А чем ты, собственно, занимаешься?», и он стал объяснять ей, в чем состоит его проблема, и как трудно ее решить. Она выслушала его и заметила: «Я в этом ничего не понимаю. Но на твоем месте я бы уже справилась». У этой женщины не было высшего образования, но этот ее ответ послужил основой для создания одной из сложнейших современных вычислительных машин.

Вникая в подробности какой-либо задачи, рассматривая ее «изнутри», вы сосредотачиваете внимание на одних вещах за счет того, что забываете о других – такова ваша внутренняя программа. Конечно, в этом есть свои преимушества, но это налагает и свои ограничения. Когда я только начинал заниматься терапией, мне говорили: «Для того, чтобы стать хорошим терапевтом, вам нужно научиться только одному – точно и живо представлять себе, что именно нужно вашим пациентам». «Помогайте им улучшить самооценку, их представление о себе – и они будут чувствовать себя лучше, жизнь их станет богаче». Я ответил: «Как это делается?», «Как вы улучшаете самооценку пациента?». И мне говорили: «Мы даем своим пациентам увидеть вещи такими, какие они есть». Я не согласен с этим: я думаю, что для созидательной деятельности гораздо полезнее самообман, чем то, что имели в виду эти люди. Я не знаю, что такое «вещи, как они есть».

Все дело в том, что многие слова выглядят осмысленно, но в действительности таковыми не являются. Номинализации всегда выглядят осмысленно, но на самом деле не значат ничего. Если вы хотите, чтобы чье-либо подсознание сделало что-нибудь, номинализация – это как раз то, что вам нужно, чтобы успешно достичь цели.

Теперь позвольте мне обобщенно сформулировать метод формирования процессуальных инструкций, для того, чтобы вы могли не только копировать инструкции продемонстрированного нами типа, но и создавали свои собственные шаблоны. Формулируя процессуальную инструкцию, прежде всего следует придумать какую-либо последовательность, приводящую в конце концов к обучению. Вот одна из таких последовательностей: 1) «Извлеките из вашего прошлого какое-либо значительное переживание», 2) «Попробуйте заново увидеть и услышать, во всех подробностях, все, что тогда произошло, чтобы научиться чему-то новому, не замеченному ранее в этом переживании» и 3) «Пусть ваше подсознание использует такое понимание во всех соответствующих ситуациях в будущем».

Когда вы учитесь чему-либо, вам необходимо знать способ обучения, знать, когда и где применить полученные знания. Составляйте последовательности, содержащие перечисленные компоненты. Представляя себе в общих чертах, из каких этапов состоит такая последовательность, и используя гипнотические словесные шаблоны, вы сможете составлять такие инструкции, которые предоставят клиенту достаточно времени для реакций.

«Порождающее»изменение:

гипнотическийсон_

Теперь я хотел бы изложить принципы техники наведения «порождающего» изменения. Это пригодится и тем из вас, кто хотел бы изменить собственную личность, и тем, кто занимается терапией. «Порождающее» изменение неподразумевает, что вы хотите бросить курить, сбавить вес или преодолеть свои недостатки. Это было бы уже «исцеляющим» изменением. «Порождающее» изменение предполагает, что вы хотели бы усовершенствоваться в чем-либо или научиться чему-то новому, что не поможет вам измениться в том, что вы делаете плохо, но поможет усовершенствовать то, что вы делаете хорошо.

Когда я был начинающим терапевтом, ко мне зашел мой шестой или седьмой пациент, я испытал поразительное переживание. Клиент этот начал, как обычно. Он сказал: «Я хотел бы кое в чем измениться». Я спросил: «В чем именно?». Он ответил: «Я хотел бы научиться сходиться с людьми и нравиться им». Так как я был запрограммирован определенным образом, моя реакция была следующей: «До сих пор вам это не удавалось?». Он ответил: «Почему же, у меня это превосходно получается».

Это сбило меня с толку. Все мои пресуппозиции – предварительные предположения – не оправдались. Я спросил его: «Так в чем же ваша проблема?». «У меня нет проблем, – говорит он, – у меня все получается, но я хочу, чтобы получалось еще лучше, мне хотелось бы нравиться окружающим в два раза больше». Я перебрал в уме все известные мне терапевтические приемы – и не нашел ничего подходящего! В большинстве терапевтических дисциплин подобная ситуация не описывалась.

Не ограничивайте себя привычными, ненадежными рамками. Вы умеете что-то хорошо делать – прекрасно! Вы могли бы без особого труда делать это еще лучше. Изменения такого рода не налагают никаких ограничений. Когда в человеке происходят «порождающие» изменения, он незаметно для себя справляется и с теми проблемами, которые требуют «исцеления». Сосредоточившись на самоусовершенствовании в той области, где вы уже достигли успеха, вы, как правило, тем самым избавляетесь от «недостатков» другого рода.

Хотел бы особо отметить интересную технику наведения «порождающих» изменений, использующую гипнотический сон. Насколько я знаю, гипнотический сон не слишком отличается от обычного сна, с той лишь разницей, что во время гипнотического сна никто не храпит.

Можно по-разному и в различной степени использовать сны для изменения вашей личности и поведения. Прежде всего, всегда нужно хорошо себе представлять, какого именно результата вы хотите добиться. Например, вы хотите научиться выполнять строго определенное действие "Х" еще лучше, или же вы хотите, чтобы ваш клиент мог выполнять лучше такое действие "Х". Предположим, что ваш клиент уже умеет выполнять действие "Х", но вы хотите, чтобы он делал это лучше.

Тогда вы спрашиваете себя: «Что именно может помочь кому-либо делать что-нибудь еще лучше?». Отвечайте себе на этот вопрос весьма обобщенно, в очень расплывчатых формулировках. Не забывайте, что речь идет о гипнозе, и вы находитесь в «стране номинализаций». Итак, как вы отвечаете на этот вопрос?

Женщина: Здесь может помочь более развитая наблюдательность.

Мужчина: Энергия.

Будьте осторожнее со словом «энергия». Применяя некоторые выражения, широко используемые в других контекстах, следует соблюдать максимальную осторожность. Энергетический кризис породил чудовищное количество гипнотических призывов экономить энергию. Если вы используете слово «энергия» в качестве метафоры, обозначающей большую внутреннюю активность, живость, это может повлечь за собой неожиданные и неприятные последствия – не забывайте о влиянии массовой пропаганды. По всей стране, по радио и телевидению людям напоминают о необходимости экономить энергию – и, тем самым, призывают их быть вялыми и медлительными.

Один известный терапевт в качестве метафоры, способствующей развитию личности, использовал выражение «внутреннее брожение». И на одном из его семинаров я обнаружил, что у женщин из его группы развилась грибковая инфекция! Слово «брожение» ассоциировалось у них с дрожжами. Между прочим, это явление первостепенной важности, и оно было обнаружено еще гипнотизерами старой школы. Они выяснили, что определенная часть человеческого сознания воспринимает всякое высказывание буквально, – в частности, это происходит и в состоянии транса. Любая фраза, имеющая идиоматический смысл, воспринимается двояко. С идиоматической точки зрения выражение «протянуть ноги» означает, что кто-то умер, но в нем есть и буквальный смысл. И когда бы вы ни употребили такое выражение, слушатели воспримут его в обоих смыслах, и вы сами тоже придадите ему двоякое значение.

Если вы часто произносите фразу «Мои дети – сущее наказание!», то вам на самом деле есть за что себя наказывать, уверяю вас, и вы как-нибудь себя накажете – например, у вас начнутся головные боли. Люди, пережившие много несчастий и горя, говорят обо всем так, как будто это причиняет им боль, как если бы они несли целый мир на своих плечах. Мы уже говорили об этом явлении. Оно называется «органически согласованным языком» и представляет собой мощное средство внушения.

Что еще могло бы помочь клиенту лучше выполнять какое-либо действие?

Женщина: Знания, опыт, практика.

Превосходно. Приобретение новых знаний, дополнительного опыта в чем-либо – это как раз то, что нужно. Если клиент уже умеет что-то хорошо делать, он сможет практиковаться в этом и в дальнейшем, ведь у него уже есть опыт. Если же у клиента нет достаточного опыта, ему будет только полезно попрактиковаться.

Теперь я приступаю к построению тождества. Я знаю, что многим из вас не нравится слово «тождество», но оно вам понравится. Чем сильнее вы будете стараться оттолкнуть от себя это слово, тем более привлекательным и чарующим оно вам покажется…

Психология bookap

Я только что применил способ построения тождества, который всегда хорошо действует. Учтите, что это один из возможных способов работы с абреакцией. В случае абреакции применяется также тождество: «Так приятно учиться с помощью неприятных воспоминаний. И чем неприятнее ваши ощущения, тем приятнее приобретать новое понимание». Подразумевается, что чем дальше клиент переходит в негативное состояние, тем успешнее он выйдет из него. "Чем больше "Х", тем больше "Y", – запомните, что это лучший способ формулировки тождества.

Сегодня мы приступим к построению тождества, и при этом будем использовать сон. Когда мы говорим: «Все, что порождает такие вещи, как новое понимание, опыт или более развитую наблюдательность, тем самым помогает человеку делать что-нибудь лучше», – мы применяем такое же тождество; но мы нуждаемся в чем-то, что будет порождать это новое понимание и т.д. Для этого используем сон.