ГЛАВА 5.. Мастер Управления Эмоциями

История Мастера среди мастеров

Многие люди блистали в истории благодаря умению размышлять. Сократ был мастером сомнения. Платон был исследователем социально-политических отношений. Гиппократ, отец медицины, был исследователем человеческого тела. Конфуций был философом чувствительности. Сиддхартха Гаутама, основатель буддизма, изучал внутреннюю гармонию. Моисей был посредником в процессе освобождения народа Израиля, руководил им в поисках Земли Обетованной. Мохаммед в своем пророческом паломничестве объединил разрозненных людей, которые не имели самоидентичности, — арабов.

Было много других людей, которые расширили мир идей в духовной, философской, социальной, психологической и физической областях: Фома Аквинский, св. Августин, Юм, Фрэнсис Бэкон, Спиноза, Кант, Декарт, Галилей, Вольтер, Руссо, Шекспир,

Гегель, Маркс, Ньютон, Максвелл, Ганди, Фрейд, Эйнштейн, Виктор Франкл и т. д. Такие люди прославили свой разум, сеяли идеи, разрушали концепции, расширяли горизонты и повлияли на целые поколения.

Но был один человек, чьи идеи не только повлияли на поколения, но и произвели самую большую революцию в истории. Его рождение разделило историю на два периода. Он стал самым читаемым автором в мире, хотя не написал ни слова. Его больше других изучают в настоящее время, хотя Он окружен тайной и мало изучен. Бесчисленные люди на всей планете разделились на тысячи религий, созданных во имя Его, хотя во вратах смерти он умолял самых близких друзей любить друг друга, невзирая ни на какие различия.

Большая часть ученых глубоко восхищалась Им, но наука никогда не изучала Его и никогда не знала Его наиболее сложных мыслей. Миллионы преподавателей питают к Нему огромное уважение, но мир образования никогда серьезно не знал Его, так же как не понимал принципов Его педагогики и психологии Он был наиболее совершенным Мастером Эмоций. Все, что было написано до сих пор об эмоциональном обучении, Он пережил и воплотил во всей полноте и привел к этой практике людей даже без особой интеллектуальной квалификации.

Везде, куда бы Он ни пришел, Он удивлял всех — и тех, кто любил Его, и тех, кто Его отвергал. Его враги не знали, как точно определить Его суть. Они были взволнованы Его жестами и мыслями, но их тянуло к Нему, и они выстраивались рядами, чтобы Его слушать.

Его друзья также не могли бы описать Его. Он не обещал им ни неба без бурь, ни путей без вихрей, тем не менее они не могли не следовать за Ним. Его слова делали жизнь осмысленной, а Его жесты учили навигации на территории эмоций.

Многое из того, что мы думаем о жизни, социальных отношениях, любви, уважении к правам человека и тайнах бытия, связано с учением, которое Он распространял. Он перевернул мир вверх тормашками. Даже самый ретивый атеист, если он свободен от предубеждений, не сможет не восхититься Его учением.

Он пошел против религиозной логики своего времени. Многие религиозные лидеры ждали Его благородного Рождения. Это было бы самое великое рождение в истории. Они ожидали, что кто-то очень великий будет рожден в огромном дворце, в среде самых просвещенных людей того времени. Но Он был рожден в хлеву, Он вошел в мир простейшим способом. Его легкие открылись, чтобы вдохнуть аромат забродившего навоза.

Он отказался от школы культурных людей и предпочел Школу Жизни. В этой школе Он был Мастером мастеров. Он знал, как с чарующей мудростью пройти через социальный хаос, боль, отвержение и нужду. Когда Он начинал говорить, всех поражали Его интеллект, красноречие и способность аргументировать. Он не имел никакого желания сидеть на удобном троне и не избегал работы. Он скрывался в обличье плотника.

В то время как палящее солнце жгло его лицо и слышались звуки ударов молотка, Он создавал карту человеческой души. Он мог заглянуть за занавес поведения и понять то, что кроется за реакцией каждого человека. Никто не превзошел Его в знании переулков души и тропинок эмоций. По способности интерпретации человека Он намного превзошел великих мыслителей-психологов. С мастерством плотника, творящего жизнь, Он своими руками вырезал по дереву и высекал на камне человеческих эмоций.

Он пошел также против общепринятой политической логики. Он полностью изменил привычное представление об отношении человека к власти и могуществу. Он продемонстрировал, что обладает могуществом, как никто другой во все времена, но не любил показывать это. Он совершал удивительные чудеса, ослепительные с точки зрения современной медицины, но, к удивлению людей, которым Он помог, просил их не сообщать никому о том, что Он сделал. Его этика противоречила нашим парадигмам. Мы любим хвастаться нашими подвигами, Он же предпочитал скрывать их.

Власть имущий всегда хотел стать Богом, но Этот единственный, Который мог бы считаться богом, настаивал, чтобы Его называли «сын человеческий». Мастер Эмоций желал оставаться незамеченным, ценил друзей, а не поклонников, аплодирующих Ему. Он унимал боль у всех на Своем пути, но не у Себя. Величие этого Мастера было не в Его могуществе, а в том, что Он не использовал этот дар для собственной выгоды. Можно было ожидать, что человек, обладающий такой силой, будет заставлять людей идти за ним. Но вопреки логике власти. Он никогда никем не управлял. Он демонстрировал, но не навязывал свои идеи, В атмосфере того времени обычные красноречивые призывы звучали как: «Изучайте меня...», «Придите ко мне...» Если кто-то хотел следовать за кем-то, он был обязан принять его приглашение и с этого момента полюбить его. Только некто очень великий и знающий себе цену был способен оставить людям полное право любить или отвергать его. Мастер Эмоций жил и преподавал людям самые возвышенные уроки свободы.

Всякий раз, когда мы заставляем следовать за нами даже наших детей, когда мы управляем их поведением, мы не учим их принимать сознательные и свободные решения. Сильный воспитывает свободу, а слабый морит ее голодом. Мастер Жизни обучил человека свободе эмоций и способности сознательно принимать решения.

Он пошел и против социальной логики. Человеку хочется, чтобы весь мир оказался у его ног. Даже те, кто чувствует себя униженным, подсознательно скрывают гордость под личиной покорности. Они стремятся к тому, чтобы чувства их притупились и унижение не приносило им столько страданий.

Он пошел против болезненной погони за славой. Его необычные жесты и вызывающие речи делали Его все более известным. Это нельзя было скрыть. Но Он презирал известность, поскольку искал поддержки простых людей и удовольствия в малых вещах.

Он не был неприкосновенным. Его можно было критиковать, и Он терпеливо выслушивал критику. Его могли оскорблять, Он не осуждал противников, но и не отказывался от Своих представлений. Люди могли бы считать Его врагом, но Сам Он не имел врагов. Он не забивал Свою душу социальным мусором. Он был свободен в той сфере, в которой мы легко попадаем в заточение.

Мастер Жизни знал, как защитить Свои эмоции, поскольку никогда не реагировал без размышления. Он давал блестящие ответы в запутанных ситуациях. Там, где Он подвергался риску смерти и только отчаянная реакция могла Его спасти, Он реагировал с предельным спокойствием. Страх не входил в словарь Его жизни.

Все университеты используют тысячи философских, психологических и социологических идей, чтобы воспитать учеников в духе солидарности, терпимости и безоговорочного уважения к правам человека, но не всегда преуспевают в этом. Мастер мастеров, используя феномен молчания, тренировал эмоции учеников так, чтобы они смогли понять то, что редко удается преподать словами.

Он мог бы пожелать, как все римские императоры, чтобы люди распростерлись у Его ног. Но Он сам преклонялся перед людьми. Он брал полотенце, чашу с водой и молча начинал мыть ноги своих необразованных и упрямых учеников. Его уникальный жест означал много больше, чем просто скромное поведение: Он выражал высшую степень эмоционального обучения. Одной такой процедурой Он заменял тысячи уроков.

Никогда еще не было другого человека, который обладал бы такой же способностью проникнуть в глубины человеческой души и изменить маршруты эмоций. С Его помощью необразованные люди становились поэтами жизни.