Личность

Андрей Мирзаянц.

Исследуя свою личность, я выяснил, что одну часть зовут Андрюшенька, а другую — Галина Ивановна (по имени мамы).

Основные характеристики : сомнение, расчёт до упора, как бы не потерять своё, внутренний диалог, фатализм, неверие в свои силы, котёнок, которого нужно тыкать в свои нечаянности, тупость и беспамятство.

Моя Личность состоит из нескольких основных субличностей:

1) «Страдающая бедняжка», обиженная и оскорблённая в лучших чувствах. Основана на стереотипе: во взаимоотношениях с людьми нужно быть в подчинённом, униженном состоянии. Подпитывается качествами обиды, трусости, безответственности.

2) «Мыльный пузырь» — крутой, всезнающий, более развитый. Он следует стереотипам: чтобы быть значимым — людям надо это доказать. Людей надо «продавить» и убедить, что они не правы. На людях надо самоутверждаться, избегая ровных и открытых отношений.

Субличность построена на страхе, что пузырь проткнут, отсюда и боязнь искренних отношений. Потому что в системе личностных отношений есть волки и овцы. Боязнь быть овцой.

«Мыльный пузырь» любит много рассуждать, советовать и оценивать; испытывая напряжение в отношениях с людьми. Субличность питается чувством собственной важности, закрытостью, самолюбованием, неуверенностью в себе и зависимостью от чужого мнения, агрессией и комплексом неполноценности.

3) «Душка-парень», который может подвезти, помочь, поболтать. «Душка-парень» придерживается стереотипов: надо, чтобы люди хорошо ко мне относились; чтобы так было, надо угодить людям; чтобы угодить людям, надо сделать то, что они хотят. Такие выводы «Душка-парень» делает в состоянии холуйства, неуверенности в себе и при отсутствии чёткой цели в жизни.

4) «Непризнанный гений» считает, что везёт всегда другим; со мной поступают несправедливо; вот если бы мне дали возможность, я бы всем показал, какой я (развитый, бизнесмен и т. д.); таланту не суждено реализоваться…

«Гений» не испытывает радость от общих дел и достижений, а ощущает чувство отстранённости, апатии и вины. У «Гения» отсутствует чёткая цель в жизни, зато присутствует непонимание Божественного предназначения, самоуничижение, неуважение к себе и важность.

5) «Дамский угодник» стремится привлечь к себе женщин, и чем больше, тем лучше. Женщины нужны только для «этого». Женщины должны быть яркими и сексуальными. Демонстрирует заинтересованность и кокетничает со всеми женщинами. Любая женщина, оказавшаяся в сфере досягаемости, становится объектом «глубокого» интереса. Оценивает перспективы. Увлекается. Строит планы, иллюзии. Разочаровывается, но всё равно идёт вперёд, подмигивает, общается полунамёками. Чего-то хочет… «А не соизволите ли Вы… Не соизволите? Ну, и ладно». Есть повод погрустить, посомневаться в своих силах и нереализованных возможностях. Эта субличность перекрывала понимание Сути и необходимости взаимодействия мужского и женского начала.

Субличность «Дамский угодник» усиливала качества эго: потребительство, трусость, ханжество, мазохизм, инфантилизм, комплекс неполноценности, а также закрепляла инцестные связи.

6) «Сынок» поддерживал ненормальные отношения с родителями как непосредственно, так и опосредованно. Для этой субличности всегда имеет значение мнение родителей. «Сынок» задаёт вопросы: «А что скажет папа? А кто, собственно, они такие? Родители должны делать то, что мне надо». «Сынку» свойственны инфантилизм, важность, подлость, наглость, зависимость.

Энергии этой субличности я трансформировал в усиление Духа в теле и выстраивание сердечных отношений с родителями.

7) «Дармоед, халявщик, бездельник» стремится поспать, забыться, уделить время каким-то незначащим делам, увильнуть, найти новое дело и т. д. Любит сравнивать свой труд с чужим на предмет — не переработал ли? «Дармоед» мыслит стереотипами: а зачем мне это надо; это тяжело, требует напряжения, сделать это — геройство; ну ладно, в следующий раз обязательно сделаю, хотя очень стыдно и больно, что не сейчас.

«Дармоед» состоит из важности, потребительства, лени, самооправдания, чувства вины и личностной выгоды, он постоянно ощущает состояние отделённости от живого движения, самоуглублённости, апатии, раздумья.

Энергии «Дармоеда» я трансформировал в осознавание того, что реальная жизнь — в активности, ответственности и усилении Божественного.