В каких фирмах невротическая обстановка сильнее: в успешных, менее успешных, отечественных или зарубежных?


В России последних лет происходил экономический подъем. Рентабельность большинства компаний в результате достигла очень высокого уровня, что не мешает им обманывать персонал, рассказывая про убытки и тем самым идеологически прикрывая невротический режим работы. Есть, конечно, проекты разной степени успешности, но управленческая методика в них принципиально не отличается. Психотравмирующие факторы изобилуют и там, и там. Проблемный бизнес стремится наверстать упущенную прибыль, а успешный - добиться новых финансовых побед. Первый готов платить меньше, второй - больше, привлекая наиболее опытный персонал. Больше всех стремится выжать из людей малый бизнес, хотя в нем встречаются и исключительно дружные коллективы. Но доля маленьких компаний в "офисном сегменте" на сегодня не велика.

Вне зависимости от масштабов рентабельности бизнеса люди рассматриваются в нем не как "человеческий капитал" - главная составляющая успеха. В сотрудниках видят материал, из которого нужно побольше выжать. Всюду умышленно создается аврал, объемы работы превосходят физические и психические возможности людей. В результате перенапряжения невроз охватывает все звенья офисной цепи, в меньшей мере поражая только наиболее равномерно трудящихся служащих.

"Национальный парадокс" офисного невроза состоит в том, что не западные фирмы приносят в Россию хороший "европейский стандарт", а наоборот "русский стандарт" менеджмента перенимается ими в полной мере. Считается, что возможности российского рынка в плане получения прибыли так велики, что любой способ управления сгодится. С другой стороны, обслуживание западных инвестиций осуществляют в значительной мере отечественные кадры. Но те, кого большие боссы присылают из "третьего мира" поруководить в России, редко оказываются лучше. Поэтому в офисах иностранных компаний хаоса ничуть не меньше. Неврозов у сотрудников они создают также не меньше, чем российский бизнес.