Кто помогал моему восстановлению

Многие спрашивают меня «Как Вы справились с восстановлением?» Мне исключительно повезло иметь правильных людей, работавших со мной в правильное время. В два года у меня были типичные аутичные симптомы. В 1949 г. большинство врачей не знали, что такое аутизм, но к счастью мудрый невропатолог назначил «нормальную терапию» вместо госпитализации меня направили к речевому специалисту, которая вела специальную школу у себя дома. Самым главным профессионалом в моей жизни был речевой специалист. Когда мне было три года, мама наняла гувернантку, которая держала меня и мою сестру в постоянной занятости. Мой день состоял из такой структурированной активности, как катание, качание, рисование. Занятия были структурированы, но у меня были ограниченные возможности для выбора. К примеру, я могла выбрать между лепкой снеговика и катанием на санках. Она по-настоящему принимала участие в занятиях. Она руководила и музыкальной активностью и маршировали вокруг пианино с игрушечными барабанами. Мои сенсорные возможности (проблемы) не учитывались. Мне бы помогло действительно, если бы у меня был терапевт по занятости, специализированный в сенсорной интеграции. Я ходила в нормальную начальную школу, где были опытные старые учителя и маленькие классы. Мама была другим важным лицом, помогавшим моему восстановлению. Она работала очень тесно со школой. Она использовала техники, которые применяются нынче в самых успешных, основополагающих программах, чтобы интегрировать меня в класс. За день до того, как я пошла в школу учитель и она объяснили другим детям, в чем они нуждаются для помощи мне.

Психология bookap

Как уже обсуждалось раньше, пубертат был действительно сложным временем. Меня выгнали из средней школы из-за сопротивления (борьбы). И тогда я поехала в маленький сельский пансион для одаренных детей с эмоциональными проблемами. Директор был новатором и считался среди коллег психологов «одиноким волком». Там я встретила м-ра Карлони. Другим исключительно помогающим человеком была тетя Энн. В течении лета я гостила на ее ранчо.

В средней школе и колледже те, кто помог мне больше всего, были креативными, безусловными думателями. Наиболее традиционные профессионалы, вроде школьного психолога, были по-настоящему опасны. Они были слишком заняты попытками моего психоанализа и тем как забрать мою сжимающую машину. Позже, когда я заинтересовалась мясообрабатывающими фабриками, управляющий местного завода, Том Рорер, проявил интерес ко мне. Я посещала этот завод в течение трех лет один раз в неделю и изучала производство. Моя самая первая проектная работа была на этой фабрике. Я хочу подчеркнуть важность постепенного перехода от мира школы к миру работы. Эти визиты на фабрику происходили, хотя я еще была в колледже. Люди с аутизмом нуждаются в постепенном введении в работу до окончания их учебы. Те аутисты, о которых я рассказывала раньше, могли бы иметь настоящую карьеру, если бы у них рядом был деловой человек, проявивший к ним интерес.