Глава семнадцатая. Практика гипнотических внушений[7]

Внушение на практике. – Совет Молля. – Удобные и простые приемы. – Постгипнотические внушения. – Признаки загипнотизации. – Гипнотические пассы и их значение. – Нездоровые психологические зависимости.


ВНУШЕНИЕ НА ПРАКТИКЕ. Чтобы вызвать состояние восприимчивости, мы прибегаем к внушению и, смотря по обстоятельствам, изменяем последнее, для того, чтобы вполне использовать это состояние. Если пациент уснет – все равно, естественным или искусственным сном, то это не должно тревожить или заботить оператора. Сон не может принести пациенту ничего, кроме пользы; притом, в случае необходимости, пациента всегда легко вернуть в состояние бодрствования посредством нескольких спокойных и энергичных внушения. Будет ли это «сон нервов», или такой, который ничем не отличается от обыкновенного сна, – это здоровый, успокаивающий, целительный и абсолютно безопасный сон.

* * *

СОВЕТ МОЛЛЯ. Принимаясь за гипнотизацию, не мешает вспомнить слова Молля, одного из пользующихся наибольшим успехом гипнотизеров, а именно:

«Всякое легкое ощущение тяжести и неловкости, которое иногда появляется непосредственно после гипноза, искупается без сравнения всеми предоставляемыми им выгодами».

Следует избегать неправильных методов и не быть чересчур нетерпеливым в ожидании результатов; во всех случаях оператор должен прежде всего не терять уверенности и спокойствия. Иногда нервные пациенты делаются как будто еще нервнее, но это зависит не столько от самого гипнотизма, сколько от страха перед чем-то, дотоле неизведанным, а также объясняется влиянием разных «бабьих сказок», которые могли в свое время произвести на пациента известное впечатление.

Оператор не должен стремиться получить во что бы то ни стало те или другие результаты, не должен заставлять пациента чрезмерно долго смотреть на блестящий предмет, или не в меру возбуждать в нем какое-то из чувств. Ему не следует также стараться преждевременно развивать у своего пациента психические силы, в смысле необычного их проявления, как то ясновидение, «слышание голосов» и т. д., и в конце каждого сеанса он должен нейтрализовать все внушения, прежде чем разбудить пациента; наконец, нужно позаботиться, чтобы переход последнего в нормальное состояние совершился вполне, и не был бы ему неприятен.

Эти замечания нужно особенно иметь при различного рода исследованиях и опытах над пациентом в состоянии гипноза. Нейтрализация целительных внушений, конечно, не нужна, – все равно, имеют ли они своей целью непосредственный или постгипнотический эффект. Все, что необходимо сделать в тих случаях – это спокойно, твердо и ласково разбудить пациента. Если последний будет испытывать при этом какие-либо неприятные ощущения, то оператор всегда может легко удалить их.

* * *

ПРОСТЫЕ И УДОБНЫЕ ПРИЕМЫ. Мы зайдем теперь в приемный покой гипнотизера и проследим некоторые удобные и простые приемы, употребляемые им для наведения гипноза. Во всех случаях мы заметим три неизбежных стадии:

1. Наведение состояния восприимчивости;

2. Подачу целительных внушений;

3. Пробуждение пациента.

Мы сосредоточим пока наше внимание на первой из этих стадий, так как навести гипноз не совсем просто. Это действие предполагает уже известную опытность в операторе и обыкновенно является камнем преткновения для всех начинающих.

Пациенту предлагается занять удобное место или лечь на кушетку спиной к свету (который должен, однако, освещать лицо гипнотизера). Его приглашают устроиться как можно удобнее, ни думать особенно ни о чем, относится к происходящему возможно равнодушнее, и просто, насколько это зависит от него, следовать даваемым указаниям. Хорошо, если при гипнотизации присутствует кто-нибудь, пользующийся доверием пациента (в особенности, если на прием пришла женщина). Это доверенное лицо, в обязанность которого входит внимательное наблюдение за всем происходящим, не должно, однако, находится в поле зрения пациента. Если пациент находится в кресле, оператор может занять удобное положение, например, справа от него. Если же пациент лежит на кушетке, то гипнотизер может сесть рядом на стул, но во всех случаях его положение должно быть таково, чтобы субъект, смотря на него, держал свои глаза слегка поднятыми. Все свои мышцы пациент должен слегка ослабить, все члены сделать вялыми и податливыми, рукам придать какое-нибудь удобное положение.

Гипнотизер же должен в это время должен представлять собой полную противоположность своему пациенту. Его мускулы напряжены, и он, соответственно этому, деятелен, подвижен, уверен в себе, между тем как пациент находится, или по крайней мере должен находиться, в состоянии пассивности и восприимчивости.

Следующая задача оператора заключается в том, чтобы незаметно возбудить пациента, и затем поддерживать его. Некоторые люди, слушая музыку, проповедь, или поддаваясь религиозному или иному возвышенному настроению, или наконец, желая просто сосредоточиться на чем-нибудь, находят весьма удобным для своей цели закрывать глаза. Во многих случаях это происходит бессознательно. Когда человек хочет заснуть, он также, задолго перед тем, как потерять сознание, закрывает глаза. Гипнотизируя, мы стараемся возбудить внимание пациента и находим полезным, если его глаза будут закрыты.

Вообразим, что пациент находится в кресле, а гипнотизер стоит, выпрямившись, на небольшом расстоянии от него и говорит с спокойным, ласковым, но твердым и решительным голосом, внушающим пациенту доверие и действующим на него успокаивающе.

Гипнотизер держит первые два пальца своей правой руки на расстоянии в пятнадцать сантиметров от глаз пациента и немного выше их уровня. Он просит пациента смотреть на пальцы, не сводя глаз; и в короткое время он (пациент) почувствует гипнотическое влияние. Если результатом этого является сонливость или состояние дремоты и восприимчивости, то пациенту советуют не бороться с этим чувством, дать ему тихо овладеть собою, – и все будет хорошо.

Все это время, пока гипнотизер своими тихими и ласковыми словами приготовляет почву для дальнейших внушений, пациент продолжает смотреть на пальцы оператора, которые, не будучи сами по себе блестящими предметами, как, например, ланцет или другие металлические вещи, часто употребляемые при гипнотизации, не раздражают особенно его зрения. Теперь гипнотизер начинает свое «убаюкивание», и по мере того, как он продолжает говорить, его голос постепенно делается все более и более глухим и монотонным.

«Вы чувствуете себя спокойно, удобно, чувствуете вялость и сонливость; вы чувствуете себя спокойно и удобно, и вас клонит ко сну», – все это проговаривается медленно, несколько раз.

«Ваше зрение затуманивается», – это и происходит на самом деле, если пациент смотрел на пальцы более или менее продолжительное время.

«Ваше зрение затуманивается, веки ваши тяжелеют, Вы чувствуете себя сонным, сонным, Вы не в состоянии держать глаза открытыми; Вы чувствуете себя сонным, сонным, сонным, сонным; Вы чувствуете себя сонным, сонным, сонным, со-о-о-н-н-ы-м…» – повторяется несколько раз с небольшими вариациями.

«Вы засыпаете, засыпаете, засыпаете, крепко, крепко засыпаете, засыпаете, крепко засыпаете, крепко засыпаете, крепко засыпаете…» – повторяется несколько раз.

«Вы засыпаете, засыпаете, крепко, крепко засыпаете, засыпаете, крепко засыпаете, крепко засыпаете, засыпаете крепко, крепко засыпаете. Вы спите, крепко спите, крепко спите, спите, спите… Вы уже крепко спите, Вы спите крепко, крепко спите…» – произносится несколько раз; последние слова – более уверенно, но не громче, чем предыдущие.

Между тем веки пациента опустились, задрожали и сомкнулись, дыхание слегка изменилось, показались и другие симптомы сна.

Теперь нужно лишь немного повысить тон голоса и слегка видоизменять и повторять последнюю фразу; пациентом овладевает при этом легкая дремота, а затем и более глубокий сон.

Первоначальной дремоты достаточно в большинстве случаев достаточно для лечебных целей. Впрочем, лучше зайти немного дальше. Гипнотизер, слегка возвысив голос, повторяет свои внушения сна, и в это самое время тихо и нежно проводит пассы над лицом и телом пациента. «Вы крепко спите, – говорит он, – спите крепко, спите, крепко спите, спите, спите, спите, спите, крепко спите, спите, спите, крепко спите, спите крепко».

Затем следует посмотреть, в каком состоянии находится пациент: спокойное выражение лица, более тяжелое дыхание – говорят в пользу сна; но если является какое-либо сомнение, то оператор осторожно поднимает веко пациента. Тут может случиться одно из двух: пациент или проснется, или останется по-прежнему неподвижен, причем будут видны только белки его глаз. Он находится в гипнотическом состоянии. Теперь ему можно делать целительные внушения, соответственно его болезни. эти внушения воспринимаются его подсознательным «я», приобретают особенную силу и влияние, и неизменно производят свое действие.

Гипнотизер никогда не должен отвечать на вопрос пациента: «Можете ли вы загипнотизировать меня?» – «Я попробую», или что-нибудь в этом роде. Это внушает сомнение в его силах. Мало найдется пациентов, которые в своих поисках здоровья и врачебной помощи не были бы впечатлительными или не могли бы быть сделаны таковыми. Ответ должен быть уверенным и вполне утвердительным: «Да, я смогу», или «О, конечно, в самое короткое время», – «Можете вы вылечить меня?» – «Безусловно, с небольшим лишь вашим содействием. как только вы войдете в надлежащее состояние восприимчивости, Ваше выздоровление сразу продвинется вперед»,

* * *

ПОСЛЕГИПНОТИЧЕСКИЕ ВНУШЕНИЯ. Как восприимчивость к гипнозу, так и действенность целительных внушений могут быть усилены постгипнотическим внушениями. Последние делаются примерно так:

Непосредственно перед концом сеанса внушите пациенту и с уверенностью заявите ему, что он глубже впадет в гипнотическое состояние при следующем сеансе. Что касается целительных внушений, то они приобретают особенную силу, если пациенту в состоянии гипноза внушается действовать «так-то и так-то» в его повседневной жизни и указывается, что подобного рода режим будет для него благотворным. Такие внушения называются постгипнотическими, так как действие их обнаруживается не во время сна, а в последующие периоды.

Теперь мы рассмотрим другой случай:

Оператором является медик. Он сидит у кушетки, на которой лежит пациент. Он смотрит на лежащего перед ним пациента, предлагает ему лечь поудобнее, и не думать ни о чем, кроме сна. Доктор держит свой правый указательный перед глазами пациента и немного выше их уровня и просит его смотреть на этот палец, смотреть на него пристально. Говоря все это, доктор незаметно двигает свой палец взад и вперед, приближая его на расстояние приблизительно пятнадцать сантиметров от глаз пациента. Это производит легкое движение глазных яблок с периодическим скашиванием глаз, но пациент не замечает всего этого. У него мало-помалу прекращаются активные мысли. Это именно то, что нужно. Монотонным и глухим голосом доктор начинает внушать пациенту идею о сне.

«Ваши глаза утомляются и тяжелеют; они начинают слезиться; Ваши глаза утомляются; Ваши веки начинают тяжелеть, тяжелеть; Вы чувствуете сонливость и вялость во всем теле. Вас клонит ко сну; Вы засыпаете; Вы засыпаете крепким, крепким, крепким сном. Отдайтесь ему вполне. Вам хочется спать, спать; крепко спите, спите, крепко спите, крепко спите, спите, спите, Вы крепко засыпаете, засыпаете», и так далее, повторяя все это со спокойной уверенностью.

Замечая изменения дыхания, небольшую разницу в пульсе, дрожание век и прочие признаки, доктор убеждается, что его пациент находится в состоянии покоя и восприимчивости, и затем, не производя никаких опытов, вроде поднимания рук или заявление пациенту, что он не может открыть глаза, доктор приступает к целительным внушениям, которые произносятся уже не монотонно, но голосом ясным, внятным, обнадеживающим и выразительным.

* * *

ПРИЗНАКИ ЗАГИПНОТИЗАЦИИ. Если гипнотическое состояние вызвано, то у загипнотизированного можно заметить следующие признаки: по мере того, как гипнотизм производить свое действие, глаза становятся тусклыми, а веки постепенно опускаются и наконец совсем смыкаются. Глаза закатываются, как это бывает в обыкновенном сне, или во сне более или менее приближающемся к последнему. Иногда появляется дрожь в сомкнутых веках, причем бывает также, что глаза закрываются не вполне, но только отчасти. В последнем случае они не имеют никакого выражения. Черты лица застывают, как у маски. Все тело точно немеет; руки и ноги оцепеневают. Дыхание, смотря по обстоятельствам, может быть то спокойным, то тяжелым, а пульс обыкновенно замедлен и ровен. Сознание варьируется со степенью глубины гипноза: пациент может припомнить все, что ему было сказано, или может ничего не помнить, – все это в зависимости от того, находился ли он только в состоянии дремоты или еще более глубоких степенях транса.

Иногда в начале сеанса пациент слабо реагирует на целительные внушения, как бы не слыша, не вполне понимая их, или не интересуясь ими, но затем он их принимает, соглашается с ними и в точности следует им.

Выражение лица может изменяться моментально, сообразно эмоциям. В особенности это имеет место в экспериментальном гипнотизме. Иногда на лице замечается интерес к лечению, но вообще говоря, оно почти всегда спокойно и маловыразительно, хотя и обнаруживает до известной степени внимание. Руку можно поднять, и она падает обратно; или ее можно поднять, и внушить, что она останется протянутой. Она так и застынет в этом положении, причем пациент, по-видимому, не ощущает никакой усталости. Можно ускорить пульс, повысить температуру тела и т. д., хотя и не всегда в той степени, какая наблюдается у некоторых индивидуумов при их сознательном усилии в этом направлении, в нормальном состоянии. Нечувствительность к боли нельзя еще считать за такой безусловно верный признак гипнотического состояния, как например, непроизвольное вращение глазных яблок с закатыванием глаз и анемией сетчатки.

Прежде чем переходить к наведению дальнейших стадий гипнотизма, следует вспомнить, что единственная цель гипнотизера – вылечить болезнь, а главная цель пациента – выздороветь; и что достаточно уже совокупности мысленных энергий этих двух однородных желаний, чтобы получить сначала улучшение болезненного состояния, а затем и полное выздоровление. Все должно быть подчинено этой главной идее – здесь нет места экспериментированию.

Оператор приступает к работе. так как пациент находится в состоянии гипноза, то внимание его не отвлекается, а его ум временно отдыхает до тех пор, пока все соединенные его силы не будут энергично направлены по новой колее. Получающиеся результаты иногда граничат чуть ли не с чудесами.

Итак, пусть у пациента (скажем, у жертвы хронических головных болей) наконец вызвано, хотя и с некоторым трудом, состояние гипноза. Оператор кладет свою руку на голову больного и говорит:

«Я держу руку на вашей голове и вы начинаете чувствовать себя лучше; головная боль как бы поднимается вверх и проходит. Вот я тру вам виски, – тут употребляются легкие контактные пассы сверху вниз и назад, – и вы чувствуете, как она исчезает; вы чувствуете, как она исчезает; вы чувствуете, как боль исчезает… Она проходит, она проходит. Она поднимается вверх и исчезает; она уже прошла. Ваша головная боль прошла. Ее у вас больше нет. Она прошла и не вернется вновь. Она совершенно прошла. Ваше общее самочувствие улучшается, уныние и страх прошли. Вы становитесь сильнее и здоровее, сильнее и здоровее; и когда вы проснетесь, вы не будете чувствовать ни малейшей боли, ни малейшей боли. Вам становится лучше. Вы уже теперь чувствуете прилив здоровья и силы, каких не ощущали давно. Вам уже теперь лучше; вам теперь уже лучше. Нет головной боли; нет никаких болей; вам теперь гораздо лучше. Нет головной боли, нет никаких болей; вам теперь гораздо лучше. Когда вы проснетесь, вы не будете чувствовать ни малейшей боли».

* * *

ПАССЫ. Действие внушений усиливается еще легкими и нежными пассами, направляющими внимание пациента в те места его тела, где он испытывает наиболее сильные боли. Нервные силы находят туда себе дорогу, и так как идея выздоровления приятна пациенту и не вызывает сопротивления с его стороны, то боль действительно уменьшается или даже совсем исчезает к концу сеанса. Все эти словесные внушения и пассы должны продолжаться мигнут десять-пятнадцать. После этого пациенту велят отдохнуть и оставляют одного на две-три минуты, а затем будят – или просто одним приказанием проснуться, или, кроме того, еще несколькими отрывистыми пассами снизу вверх.

Гипнотизер говорит:

«Теперь я разбужу вас. Когда я скажу „три“, вы проснетесь и будете чувствовать себя совсем хорошо. Итак: раз, два, три, – проснитесь!»

И пациент встает, бодрый и освеженный, и с удивлением замечает, что его головная боль прошла.

Впрочем, если пациент выражает опасение, что она может опять вернуться, или заявляет, что все же чувствует себя не вполне здоровым, хотя ему теперь гораздо лучше, – то оператор не начинает всей процедуры сначала, но приглашает пациента прийти на сеанс еще раз, например завтра, в таком-то часу. Во время этого сеанса нужно прилагать особенные старания к тому, чтобы гипноз хорошо удался, а что касается целительных внушений, то их следует производить тщательно, обдуманно и уверенно.

Этот метод применяется во всех случаях обыкновенной частной практики. Если же предстоит что-либо очень серьезное, например, хирургическая операция, то гипнотизер должен лишь подготовить к ней пациента, вызвав у него анестезию, но сам не оперировать. Даже если гипнотизер – сам хирург, то все таки лучше, если он будет лишь гипнотизировать, а производство операции предоставит другим.

Теперь возьмем еще один пример хронической болезни, вроде тех, о которых упоминалось раньше:

Пациента лечили лучшие медицинские силы, но все их усилия приносили лишь временное облегчение, а затем болезнь возвращалась с прежней силой. Нервы его совершенно расшатаны. У него сильный налет на языке, расстроенное пищеварение, головокружения, нервные вздрагивания во сне; по временам настоящие конвульсии; руки и губы с синевой, конечности холодны; кроме того, он подвержен меланхолии, чувствует сильные боли в левом боку, временами невралгию поясничных нервов; желудок работает совершенно неправильно, сон плох, аппетита никакого, семья, жизнь потеряли для него всякий интерес, а по временам у него бывает такое душевное состояние, что ему хотелось бы умереть. Нам незачем прослеживать всю историю его жизни и болезни, достаточно лишь заметить, что наш больной интеллигентный человек лет сорока пяти, но выглядит на целых пятьдесят пять и притом выглядит плохо даже для такого возраста.

Уже пять или шесть лет, как он почти калека. Больной надоел себе и своему доктору, и только любовь и терпение его домашних удерживают их от того, чтобы единогласно не признать его помехой и обузой для всех.

Кто-то посоветовал больному испробовать гипноз Он не верит в гипнотизм, но в конце концов принужден прибегнуть к нему, как к последнему средству. И вот он, в сопровождении одного из своих друзей, является к гипнотизеру.

«Ему делается все хуже и хуже, боли становятся нестерпимыми», – говорит за пациента его спутник.

Тут пациент рассказывает сам свою историю и гипнотизер довольно долго выслушивает его. Это немного облегчает пациента и вместе с тем внушает ему доверие к гипнотизеру, в обращении которого важны сочувствие, твердость и решительность. Последний же за это время может более или менее изучить своего пациента и обдумать, как лучше всего приступить к лечению. Оператор решает, например, что пациент едва ли будет в состоянии сосредоточить свое внимание на каком-нибудь одном предмете, поэтому он прибегает к старому методу месмеристов, с примесью гипнотизма.

Пациента просят сесть в кресло, как можно удобнее, расслабить все мускулы, откинуться назад, насколько это позволяют ему боли, и думать о сне. Как только пациент уселся надлежащим образом, оператор говорит твердым, решительным голосом: «Смотрите на меня!», и в то же время занимает такое положение, что оказывается немного выше пациента, который вынужден поэтому смотреть на него снизу вверх.

Минуту или две сохраняется молчание, а затем гипнотизер начинает производить гипнотические внушения, которые он повторяет до тех пор, пока веки пациента не начнут опускаться, дрожать, и не закроются совершенно. Оператор знает, что его внушения пока оказывают свое действие и знает, что направленные сверху вниз пассы способствуют сну, – и старается с их помощью углубить только что вызванное состояние дремоты. Он осторожно кладет свои руки на голову пациента, медленно и легко опускает их на лоб, затем поглаживает веки, слегка нажимает их пальцами, и затем начинает произносить свою обычную формулу усыпления: «Вы спите, крепко спите…» и т. д. – и пациент засыпает. Он лежит спокойно, дыхание правильно, но, возможно, немного громче обыкновенного; пульс замедлен, а выражение лица безмятежно.

Теперь можно уже приступить и к целительным внушениям и уделять внимание всем болезненным симптомам в порядке их относительной важности:

«Вы были очень больны, очень больны, но вы скоро поправитесь, совсем поправитесь. вы проснетесь после этого сна здоровее, чем когда-либо за последние месяцы. Вам делается лучше, делается лучше, вы проснетесь здоровым…», и тому подобное.

Произнося эти слова, гипнотизер прикасается руками к различным частям тела или очень легко, или, наоборот, со значительным трением, – в зависимости от рода болезни. Так, например, нежными пассами, в соприкосновении с телом он слегка потирает виски пациента, доводя руку до затылка и шеи, внушает пациенту, что тяжесть в голове проходит, что он не будет больше страдать головокружением и снова повторяет: «Вам теперь лучше, вам становится гораздо лучше, вам будет еще лучше, когда вы проснетесь».

Другие же части тела, как, например, живот, гипнотизер трет довольно сильно и при этом говорит пациенту, что его пищеварение улучшается, что он будет в состоянии есть с удовольствием, что язык очистится от налета, что весь организм сделается сильнее и здоровее.

«Вам становится лучше, вам будет гораздо лучше, когда вы проснетесь, вам теперь уже лучше…» – говорит гипнотизер.

Положив одну руку на спинной хребет немного выше лопаток, а другую на область середины живота, внушает пациенту, что его кровообращение улучшается, что руки и ноги согреваются, что губы приобретают здоровую окраску и что весь он весь начинает выглядеть лучше.

«Вам лучше, вам гораздо лучше, через несколько дней вы будете чувствовать себя совсем хорошо; вы заметите громадную перемену в себе, когда проснетесь».

Либо гипнотизер кладет одну руку на лоб пациента, а другую немного ниже затылка, и, слегка сжимая его голову, говорит уверенным тоном, что желудок и сердце начнут функционировать правильно, и что нервы больного окрепнут.

«Вы не будете таким нервным, у вас не будет больше судорог; по ночам вы будете крепко спать, а по утрам будете просыпаться свежим и бодрым. вы чувствуете себя лучше, лучше во всех отношениях. Вам делается лучше, вы ясно чувствуете, как вам делается лучше. Ваше расположение духа улучшится, и со дня на день вы будете становиться спокойнее, жизнерадостнее и здоровее».

Что касается области кишечника, то она осторожно растирается ладонями и массируется легкими нажимами кулаков, и одновременно с этим оператор внушает пациенту, что все боли проходят, и что наступает общее улучшение физической и духовной деятельности.

«Вы поспите еще минут пять, – говорит гипнотизер, – а когда я проведу над вашим лицом несколько пассов снизу вверх, вы проснетесь освеженным, будете чувствовать себя лучше, и в самом непродолжительном времени сделаетесь более сильным и счастливым человеком».

Заметим, что в то время, как пассы, направляемые сверху вниз и сопровождаемые словами оператора и его намерением вызвать гипноз, действительно вызывают и углубляют гипнотическое состояние, то пассы снизу вверх, сделанные с намерением разбудить пациента, – выводят его из этого состояния. Это безошибочный метод.

Пациент просыпается и в изумлении осматривается вокруг. Он чувствует себя как-то странно и старается собраться с мыслями. Гипнотизер напоминает, что больной явился к нему на лечебный сеанс.

«Да, да, я припоминаю теперь…»

«Чувствуете ли вы какую-нибудь боль в боку?»

«Нет, ничего не чувствую…»

То же самое гипнотизер спрашивает относительно других симптомов, и получает схожие ответы, – пациент не чувствует или е замечает их. Он еще не вполне уверен, что эти результаты будут прочны, но он рад и тому, что сделано хорошее начало. Ему дается несколько практических указаний относительно его образа жизни и диеты на некоторое время вперед, а затем его приглашают прийти опять на сеанс, чтобы посредством повторных внушений предотвратить возможность возвращения болезни.

И вот в течении двух-трех недель, или даже целого месяца пациента приводят через день в гипнотическое состояние, причем особое внимание уделяется теперь желудку и внутренним органам. Туда направляются подсознательные силы ума и нервная энергия пациента, и он в конце концов выздоравливает.

В консультационной комнате пациент должен всегда встречать полное внимание и уважение к себе. Что же касается самих внушений, то они должны сопровождаться определенным намерением со стороны оператора, и поэтому представляют собой могущественную силу, которая увеличивается в десятки раз в том случае, когда производимые внушения не вызывают неприязни пациента и принимаются без сопротивления его подсознанием, что является главным фактором исцеления.

Хотя не всякого удается привести в состояние глубокого гипноза, эта последняя стадия не является безусловно необходимой для успешного применения внушения. Говоря о косвенном внушении, приведем один или два случая, из которых видно, что внушения могут применяться с полным успехом и без всякой попытки вызвать гипноз.

Но для начинающего врача-гипнотизера наведение гипноза наиболее целесообразно; кроме того, в большинстве случаев он, по видимому, представляется существенно необходимым для лечения истерии, неврастении, дипсомании (запоя), различных видов наркомании, страсти к азартным играм и т. д.

* * *

НЕЗДОРОВЫЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ЗАВИСИМОСТИ. Коснемся некоторых случаев, когда медицинские средства оказываются бесполезными, и когда только мозг в состоянии с успехом бороться с болезненным состоянием, с различными видами нездоровых пристрастий и зависимостей.

Существует целый класс людей, жизненный успех которых целиком зависит от их силы воли, ума, характера. Таковы, например, представители творческих профессий, духовенства, адвокаты, врачи, коммерсанты, учителя и т. д.

Зачастую они (оправдывая то большими нервными нагрузками и необходимостью «расслабиться в свободное время) становятся жертвами той или иной „привычки“ или „страсти“, возможно, и скрытой от глаз публики, но тем не менее причиняющей горе их семьям, а иногда им самим. с этими привычками нужно бороться как можно энергичнее, так как они безусловно расстраивают умственные способности и ослабляют силу воли человека, а следовательно, и его общественную деятельность и ее результаты.

Нет нужды перечислять все эти слабости. Это могут быть разные зависимости, например, страсть к алкоголю, удовлетворяемая тайком или открыто, к тем или иным наркотикам, к извращенным сексуальным удовольствиям и т. п.

Привычка мало-помалу делается неодолимой страстью, и в какой бы форме она ни выражалась, она всегда представляет собой род потворства самому себе, которое, не будучи сдерживаемо в должных границах, неизбежно приводит к гибели, – и, к сожалению, ее не всегда удается предотвратить, так как одержимые нездоровыми привычками люди зачастую действуют очень хитро и осторожно в деле удовлетворения своих инстинктов. Эти несчастные жертвы, нередко с кое-какими остатками интеллекта, чувства стыда, какого-то голоса со стороны своего подсознательного «я», хотели бы остановиться на время, и в лучшие свои минуты стараются сделать это, но «привычка» оказывается чересчур сильна. Беспомощные, они лишь замечают, что страсть периодически возвращается все с большей и большей силой, и сопротивление ей все слабеет. Их усовещивают, их умоляют, но все остается без результата.

Однако каждый раз, когда в этих случаях применялось гипнотическое воздействие и пациента приводили в надлежащее состояние гипноза и делали ему соответствующие внушения, то затем, при небольшой лишь нравственной поддержке своих друзей и близких, пациент становился вполне нормальным и здоровым.


ris6.png

Рис. 6. Результат постгипнотического внушения: проснувшийся пациент решительно отказывается от спиртного.


Когда алкоголик в бессознательном гипнотическом состоянии дает слово не пить, он не нарушает его и в своем нормальном состоянии, хотя в это время он и не знает, что когда-либо давал это слово. Правда, иногда нужно затратить значительное время и труд, чтобы вызвать состояние гипноза. Что же из этого? Попытаться стоит. Время, терпение и расходы – ничто по сравнению с получаемыми результатами. Все равно, состоит ли дурная привычка в страсти к наркотикам, пьянству или курению; раз она оказывается непреодолимой, она безусловно вредна и сможет иметь только один результат.

Гипнотизм излечивает алкоголизм также успешно, как и всякую другую вредную привычку; и в тех случаях, когда пациент более или менее интеллигентен и действует заодно с оператором, он безусловно выздоравливает.

* * *

ИЗЛЕЧЕНИЕ ДУРНЫХ НАКЛОННОСТЕЙ У ДЕТЕЙ. К сожалению, в обществе господствуют самые превратные понятия о гипнотизме. Многие дети – нервные, чересчур чувствительные, заики и прочие, – вполне могли бы быть вылечены в своем впечатлительном детском возрасте от всех этих болезней, если бы не невежественность и предубежденность их родителей. Некоторые возражают против лечения их детей гипнотизмом на том основании, что они боятся опасности, связанной с этим состоянием, что их дети якобы сделаются просто автоматами, или окажутся жертвами какого-либо злоупотребления.

Но нужно заметить, что при правильно поставленном лечении пациентов (неважно, детей или взрослых), у них усиливается побуждение и склонность не только к добру, но также и воля в надлежащем направлении. Кроме того, к гипнотизму вообще не прибегают в таких случаях, когда таких же, и даже лучших результатов, можно достигнуть иными путями. Но в ряде случаев почти преступно со стороны родителей и опекунов пренебрегать гипнотизмом, несмотря на очевидность всей пользы, которую он может принести.

Профессор Бернхейм осмеивает предполагаемую «свободу воли» детей, которых внушение уже столько раз спасало от различных видов извращенности и прочих моральных дефектов, и у которых после лечения замечался во всех отношениях переход к лучшему:

«Этот факт быстрой перемены к лучшему всего нравственного облика и характера пациента ясно показывает, что применение гипнотизма к педагогии совершенно не является иллюзией. Неужели можно считать посягательством на свободу действий ребенка подавление его дурных инстинктов?»

Как иллюстрацию метода искоренения дурных приведем примеры из практики доктора Берильона, гипнотизировавшего за годы своей деятельности тысячи детей.

Например, ребенок подвержен нервной привычке грызть ногти. Его усаживают в кресло, так что его руки покоятся на подлокотниках. Доктор берет одну из рук ребенка и, крепко придерживая ее своей, говорит:

«Попробуй-ка положить руку в рот и грызть ногти. Ты видишь, что не можешь этого сделать. Давление, которое я произвожу на руку, представляет собой сопротивление, которое ты не в силах преодолеть. Когда у тебя появится вновь желание грызть ногти, ты будешь испытывать такое же впечатление, как и теперь, и оно будет препятствовать исполнению твоего желания».

Вышесказанное дает в кратких словах лишь смысл и сущность делаемых внушений. Конечно, методы и способы можно варьировать в зависимости от каждого конкретного случая.

Возьмем теперь случай клептомании в детском возрасте. Такие дети крадут автоматически и в действительности не сознают, и не понимают, что делают что-то нехорошее. Спросите их, почему они крадут и что заставляет их делать это. Они вам ответят, что не знают… они не могут не украсть. Такого ребенка сначала гипнотизируют, а затем велят подойти к столу, на котором лежит какая-нибудь монета.

«Ты видишь эту монету, тебе хочется положить ее себе в карман»,

Ребенок прячет ее, и тогда доктор говорит:

«Ты сейчас положишь эти деньги обратно, откуда ты взял их, и впоследствии всегда будешь поступать так же. Если ты когда-нибудь уступишь соблазну, то тебе будет стыдно, что ты совершил кражу, и ты будешь гореть желанием положить предмет на прежнее место».

Психология bookap

Такие простые слова, повторяемые несколько раз и видоизменяемые в зависимости от обстоятельств, навсегда уничтожают в ребенке всякую склонность к воровству.

В этих двух случаях, как и во всех прочих, применяется метод так называемого непосредственного внушения. пациента сначала приводят в состояние восприимчивости и сна, а затем ему даются те или иные наставления. Эти внушения пробуждают совесть пациента и принимаются им беспрекословно и без всякого сопротивления.