Месмеризм


...

Магнетическое лечение опасно для нравов

Во втором «Секретном докладе» Байи также оспаривает пользу животного магнетизма, но упор делает на его безнравственность. Он обращает внимание короля на опасность, которую животный магнетизм представляет для морали, и в особенности указывает на опасность прикосновений магнетизера к различным частям женского тела.

Академик Байи сообщает об интересном феномене: «Магнетизируют неизменно мужчины женщин; разумеется, завязывающиеся при этом отношения — всего лишь отношения между врачом и пациенткой, но этот врач — мужчина; как бы тяжела ни была болезнь, она не лишает нас нашего пола и не освобождает нас полностью из-под власти другого пола; болезнь может ослабить воздействие такого рода, но она не способна совершенно его уничтожить… Женщины достаточно привлекательны, чтобы воздействовать на врача, и в то же время достаточно здоровы, чтобы врач мог воздействовать на них, следовательно, это опасно и для тех, и для других. Длительное пребывание наедине, неизбежность прикосновений, токи взаимных симпатий, робкие взгляды — все это естественные и общеизвестные пути и средства, которые испокон веку способствовали передаче чувств и сердечных склонностей. Во время сеанса магнетизер обыкновенно сжимает коленями колени пациентки: следовательно, колени и другие участки нижней половины тела входят в соприкосновение. Его рука лежит на ее подреберье, а иногда опускается ниже, в область придатков…

Нет ничего удивительного, что чувства воспламеняются… Между тем криз продолжает развиваться, взгляд больной мутнеет, недвусмысленно свидетельствуя о полном смятении чувств. Веки больной прикрываются, дыхание становится коротким и прерывистым, грудь вздымается и опускается, начинаются конвульсии и резкие стремительные движения конечностей или всего тела. У чувственных женщин последняя стадия, исход самого сладостного из ощущений, часто заканчивается конвульсиями. Это состояние сменяется вялостью, подавленностью, когда чувства как бы погружены в сон… Поскольку подобные чувства — благодатная почва для увлечений и душевного тяготения, понятно, почему магнетизер внушает столь сильную привязанность; эта привязанность заметнее и ярче проявляется у пациенток, чем у пациентов, ведь практикой магнетизма занимаются исключительно мужчины. Разумеется, многим пациентам не довелось пережить описанные аффекты, а некоторые, испытав их, не поняли их природы; чем добродетельнее женщина, тем меньше вероятности, что подобная догадка в ней зародится. Немало женщин, заподозрив истину, прекратили магнетическое лечение; тех же, кто о них не догадывается, следует от этого оградить» [Rapport secret… С. (de Bailly), 1784, p. 512–513].

Вывод содержал сенсационное утверждение: «Магнетическое лечение, безусловно, опасно для нравов» (ibid, р. 514). Кроме уже известных нам ученых этот доклад подписали Пуасонье, Кай, Модюи и Андри.

Итак, в докладе недвусмысленно подчеркивается эротическая опасность и то, что пациенты осознают возможность эротических реакций и чаще всего сами их провоцируют. Если иметь в виду, что в те времена врач был обязан обращаться к пациентам на латыни и ему не разрешалось не только обнажать для осмотра части тела пациента, но и прикасаться к ним голыми руками52, то нетрудно представить всю мощь обрушившихся на Месмера обвинений в аморальности, собственно, в Вене было то же самое. Отсюда понятна причина месмеровского сопротивления: дескать, не чувства, а флюид влияет на человека. Исследователи месмеровской практики расценили эту позицию Месмера как защиту от нападок Байи. Месмер говорил: «Какой-то иной принцип заставлял действовать магнит, не способный сам по себе действовать на нервы, следовательно, мне оставалось сделать всего несколько шагов, чтобы прийти к имитационной теории, которая была предметом моих поисков» (Mesmer, 1779). Являются ли эти слова признанием психологической или относительной стороны «магнетических» феноменов и считал ли Месмер, что в их возникновении большую роль играют воображение пациента и его доверие к магнетизму, понять трудно.


52 Пройдет более ста лет, и Фрейд по-прежнему вынужден будет осматривать венских женщин в одежде.


Пуританские нравы бытовали во всех странах, исповедовавших христианство. Не только прикосновения и совместные купания мужчин и женщин, но и значительно меньшие прегрешения преследовались. Так, в США, в штате Миннесота, до сих пор существует закон, в силу которого за развешивание дамского и мужского белья на одной веревке полагается штраф.