9. Восприимчивость к гипнозу

Восприимчивость к гипнозу – основополагающая проблема. Многих людей интересует вопрос: все ли поддаются гипнозу? И еще: все ли люди способны гипнотизировать?

Начнем с первого вопроса. Прежде чем приступить к рассмотрению этой проблемы во всей ее сложности, необходимо сказать: с одной стороны, существуют субъекты, которые могут быть загипнотизированы всеми, это превосходные сомнамбулы, и, с другой стороны, субъекты, слабо поддающиеся гипнозу. Иногда встречаются абсолютно невосприимчивые субъекты, но это, как правило, не совсем психически здоровые люди.

Людей, которые убеждены, что их не загипнотизировать, часто легче прочих удается погрузить в транс. Если они даже осознанно дают выражение своей неспособности расслабляться, бессознательно они жаждут этого, вследствие чего легко поддаются внушению. Но если данный индивид самым решительным образом сопротивляется тому, чтобы быть загипнотизированным, то обычно ввести в транс его не удается.

Способность поддаваться гипнозу является нормальным свойством, и каждого человека – здорового, невротика или психотика – можно загипнотизировать, если он этого хочет и в состоянии сосредоточить свое внимание на предъявляемом ему индукционном раздражителе. Однако на практике удается загипнотизировать не более 90 % клиентов. Остальные в силу тех или иных причин противятся погружению в транс. Это сопротивление носит относительный характер, поскольку в отдельных случаях его можно преодолеть. Некоторые из моих клиентов вначале обнаруживали неуверенность в себе, однако когда в определенный момент они убедились в том, что мне можно доверять, оказалось, что их можно погрузить в гипнотическое состояние.

К наиболее распространенным причинам неподатливости по отношению к гипнозу относится следующее:

1) Неустойчивость внимания и рассеянность, которые не позволяют клиенту сосредоточиться на том, что говорит гипнолог.

2) Потребность противодействия приказам, что сочетается с невербализованным желанием бросить вызов гипнологу и победить его.

3) Боязнь того, что будут раскрыты неприглядные личные тайны и влечения.

4) Страх перед утратой собственной воли и независимости в сочетании с сильным желанием сохранить непрерывный контроль над собой.

5) Страх совершить ошибку в связи с уверенностью в том, что гипноз является испытанием способности к выполнению заданий.

Часто действуют не одна такая причина, а несколько.

Таким образом, податливости к гипнозу, являющейся нормальным свойством, противостоит один или большее количество мотивов устоять под его действием. Эти мотивы бывают неосознаваемыми. В качестве примера был проведен эксперимент. Нескольким высокогипнабельным испытуемым в состоянии транса внушили, что после выхода из этого состояния они не должны поддаваться влиянию никакого другого гипнолога, кроме меня. Вслед за этим им в трансе было внушено, что при выходе из транса они забудут содержание этого внушения. Мой коллега на следующий день принял этих клиентов вместо меня, сказав им, что я заболел и не могу проводить сеанс. Он спросил их, согласятся ли они подвергнуться гипнозу, если он заменит меня в роли гипнолога. Они охотно согласились на это, однако все его усилия, направленные на то, чтобы загипнотизировать их и погрузить в глубокий транс, ни к чему не привели, хотя казалось, что клиенты стараются сотрудничать с ним. Потом каждый из них сообщил, что он не мог сосредоточить внимание на том, что говорил гипнолог. Один из них сказал: "Миллион мыслей приходили мне в голову. Я не мог сосредоточиться на том, что мне он говорил". Другой испытуемый получил инструкцию, согласно которой никто, в том числе и я, уже не мог его загипнотизировать. Он испытывал соответствующие ощущения, хотя его сопротивление продолжалось несколько дней. Таким образом, неосознаваемый мотив противодействия гипнозу может быть сформирован искусственным образом, но он может возникать и спонтанно, блокируя все усилия, направленные на погружение в гипнотическое состояние.

Если сущность мотивации сопротивления удастся познать, то в отдельных случаях появится возможность действовать так, чтобы преодолеть его или избежать его появления с помощью соответствующим образом сформулированного внушения. Некоторые клиенты со склонностью к соперничеству, сопротивляющиеся воздействию моих обычных методов погружения в гипнотический транс, легко позволяли ввести себя в транс под влиянием брошенного им вызова. Внушающее высказывание: "Проверь, сможешь ли добиться того, чтобы твоя рука стала твердой и как бы окостеневшей, а когда я буду считать от единицы до десяти, посмотри, удастся ли тебе сделать руку в такой степени окостеневшей, что ты не сможешь ее согнуть" привело к возникновению такого спазматического сокращения мышц, которое ранее было недостижимым. В конце концов, формулируя внушающие высказывания так, чтобы клиент мог с ними согласиться, принять их, мне удавалось погрузить его в состояние гипнотического транса.

Общая закономерность заключается в том, что будущий клиент должен хотеть погрузиться в транс. Однако из этого правила есть исключения. К лучшим моим клиентам относились, в частности, те индивиды, которые утверждали, что никогда не поддадутся гипнозу, поскольку не в состоянии согласиться с тем, чтобы кто-то стал над ними доминировать. Если у индивида на бессознательном уровне имеется установка на погружение в транс, то его личное убеждение не поддаваться гипнозу совершенно не препятствует погружению его в гипнотический транс.

Один мой коллега, гипнолог, начисто отрицает возможность неудачи. Уговоры и убеждения растягиваются у него на долгие часы, пока он не утомит своего клиента и не сформирует у него установку на погружение в гипнотический транс. Само собой клиент должен быть готов подвергнуться столь длительным воздействиям. Если он отказывается от этого, даже самый искусный гипнолог не добьется успеха.

Необходимо помнить то, что можно загипнотизировать только тогда, когда привлекается внимание клиента.

Внимание – направленность и сосредоточенность сознания человека на определенных объектах при одновременном отвлечении от других. Различают непроизвольное, произвольное, послепроизвольное внимание.

факторы, способствующие привлечению внимания: характер раздражения (сила, новизна, контраст и т. п.), структурная организация деятельности (объединенные объекты воспринимаются легче, чем беспорядочно разбросанные), отношение раздражителя к потребностям (то, что соответствует потребностям, привлечет внимание прежде всего).

В основе непроизвольного внимания лежит врожденный ориентировочный рефлекс, метко названный И. П. Павловым рефлексом "что такое?". Если, например, кто-то с шумом откроет дверь, мы, помимо нашего желания (непроизвольно), обратим внимание на вошедшего. Точно так же, беседуя с кем-то, мы отвлекаемся на посторонние сильные или непривычные раздражители (внезапный громкий звук, необычная одежда, сильный дефект речи собеседника и др.). Люди, привыкшие выступать перед аудиторией, обычно знают приемы усиления непроизвольного внимания слушателей. Для этого они, например, усиливают голос (повышают интенсивность слухового раздражителя) или переходят на тихую речь (создают контраст раздражителей). Мастером по усилению непроизвольного внимания был Мил-ток Эриксон. В своей работе он часто подчеркивал это, говоря: "Ваше сознание (имея в виду произвольное внимание) может делать, что хочет, а ваше бессознательное (именно непроизвольное внимание) уже ищет способ, чтобы погрузить вас в гипнотический транс".

Произвольное внимание – это уже волевой акт, направленный на достижение поставленной цели, – восприятие собеседника. Чем интереснее, а главное – важнее информация, тем сильнее внимание, тем полнее восприятие. В каких же случаях информация интересна? Прежде всего в случаях, когда она несет элементы новизны и когда она важна. Произвольное внимание требует волевых усилий, что утомляет субъекта.

Навыки управления вниманием клиента или группы клиентов очень важны для гипнолога. Монотонность, шаблонность, стереотипность выполняемых операций (даже мыслительных) понижают устойчивость произвольного внимания, вызывают торможение, сонливость, что способствует погружению в гипнотический транс.

У каждого человека в силу индивидуальных врожденных и приобретенных свойств высшей нервной деятельности свои особенности (параметры) внимания: та или иная степень его интенсивности (сосредоточенности), переключаемости (с объекта на объект), направленности (вовне или на себя, на собственные мысли), распределения (возможность одновременно следить за несколькими объектами) и др. Гипнологу необходимо учитывать все индивидуальные характеристики внимания индивида. Для наведения гипнотического транса важно научиться управлять произвольным и непроизвольным вниманием субъекта.

В процессе своей работы я убедился в том, что податливость клиентов к гипнозу – это то, что меняется со дня на день и зависит от их настроения, особенностей их установок и чувств по отношению ко мне и, наконец, от того, что составляет предмет сегодняшних волнений и забот.

Более того, я убедился как на основании личных сообщений моих клиентов, так и информации, полученной от психотерапевтов, работавших с ними ранее, что определенные клиенты, которых их прежним врачам не удалось ввести в транс, погружались в него под моим влиянием. Однако делать вывод общего характера на основе только собственного опыта мы не вправе. Я склоняюсь к мнению, что податливость к гипнозу у людей, которые в силу тех или иных причин эмоционального характера обращаются к врачу, зависит от того, в какой степени они придают личности психотерапевта символическое значение и в какой мере готовы принять помощь, осуществляемую в рамках гипноза.

В этом утверждении нет ничего необычного, поскольку пациенты по-разному реагируют на личные особенности и образ действий своих психотерапевтов. Многие из этих реакций, естественно, представляют собой проекции (перенесение), но тем не менее они влияют на то, как клиент реагирует. Сопротивление по отношению к гипнологу может изменяться в зависимости от личности гипнолога, а это влияет на податливость к гипнотической индукции, глубину транса, активность или пассивность клиента, интенсивность высвобождающейся тревоги и различные явления, связанные с трансом.

Клиент, терзаемый сильным, хотя и неосознаваемым, страхом перед властью, который он прячет под маской твердости и неуступчивости, может поддаться влиянию гипнолога с внушающей уважение внешностью и репутацией, которому, как он чувствует, он не сможет противодействовать. Он подчиняется такому гипнологу, погружаясь в состояние глубокого и пассивного транса. Гипнологу же, который кажется ему человеком со слабым характером, он может оказать сопротивление, не верить и самостоятельно контролировать глубину транса. На «сильную» личность гипнолога женского пола, символизирующего мать, т. е. существо, очень близкое пациенту, он может реагировать сексуальными представлениями и страхом, что препятствует погружению в глубокое гипнотическое состояние. По отношению к женщине-гипнологу, которая представляется ему слабой и которой он не опасается, он может начать играть роль соблазнителя и реагировать погружением в глубокий транс как средством, ведущим к достижению своей цели. Кто бы ни был гипнологом, как глубина транса, так и другие связанные с ним явления, имеющие место у клиента, постоянно изменяются, подобно набегающим и отступающим волнам, которые, словно в калейдоскопе, изменяют и деформируют образ гипнолога. Изменчивы и стадии гипнотического состояния. Колебания и изменения глубины транса, прослеживаемые у одного и того же клиента в течение ряда дней и даже на протяжении одного сеанса, – это типичные явления.

В процессе моей работы я убедился, что у многих клиентов по мере повторения сеансов достигается все более глубокое гипнотическое состояние. К существенным факторам в этом случае относится преодоление сопротивления клиента, а также его убеждение в том, что он действительно находится в трансе. Я обнаружил, что когда удается убедить клиента в том, что под влиянием внушения его рука полностью утратила болевую чувствительность, мне легче удается добиться его погружения в несколько более глубокий гипнотический транс. Однако те клиенты, у которых стадии сомнамбулизма не удалось вызвать в достаточно раннем периоде, т. е. на протяжении первого или второго сеанса, в последующем чрезвычайно редко достигают этой стадии гипноза. В нескольких случаях клиенты, относившиеся к категории тех, кто легко вводится в легкий транс, достигли стадии сомнамбулизма после того, когда то или иное трагическое событие в их жизни лишило их чувства безопасности. Вместе с тем, после преодоления кризиса у них восстанавливается их прежний гипнотический «статус», что находилось в прямой связи с повторным формированием чувства безопасности и стабильности.

Вместе с тем, можно отметить периоды нежелания войти в состояние транса. Человек может с успехом противостоять гипнозу, подобно тому, как может заставить себя бодрствовать в то время, когда обычно спит. Усилия гипнолога могут блокироваться страхом клиента, равно как его соперничеством с гипнологом и желанием, чтобы у последнего ничего не получилось. Интересным обстоятельством, которое может обеспечить повышение податливости к гипнозу, является сенсорная депривация. Если какого-нибудь человека поместить в теплое и хорошо проветриваемое, но затемненное помещение, в котором он будет полностью изолирован от действия внешних раздражителей, с ним начнет происходить много любопытного. После краткого периода, когда он будет чувствовать себя отрезанным от мира, он станет испытывать тревогу, различные сенсорные расстройства и впадет в состояние депрессии. Вскоре он окажется неспособным в полной мере ориентироваться в своем положении, станет испытывать "сенсорный голод" и предпримет поиск стимулов, которые бы позволили ему сохранить состояние равновесия. Возможны даже галлюцинации, заключающиеся в том, что он слышит голоса, и в дальнейшем начинает вести с ними беседу.

В одном из экспериментов, проведенных в Мичиганском университете, Реймонд С. Сандерс и Иозеф Рейер поместили 10 пациентов, устойчивых к действию гипноза, в комнате, в которой они должны были находиться до момента появления признаков сенсорной депривации, но не более, чем в течение 6 часов. С помощью системы связи был проведен сеанс гипноза, причем испытуемые оставались в этой комнате. Увеличение податливости к гипнотическому внушению у членов этой группы было статистически выше, чем у представителей контрольной группы.

Другим способом увеличения податливости к гипнозу является соответствующий подбор групп индивидов, подвергаемых гипнозу. Если в группе есть высокогипнабельные субъекты, то восприимчивость к гипнозу у других членов группы резко возрастает.

Часто задается вопрос, существует ли связь между физическими и физиологическими характеристиками клиентов и их податливостью к гипнозу. И в этом случае мнения ученых расходятся. Однако, в общем, принято считать, что:

Пол: мужчины и женщины в одинаковой степени податливы к гипнозу.

Физические качества: каких-либо различий в степени податливости к гипнозу у людей разного роста и разного телосложения нет.

Возраст: маленькие дети чрезвычайно податливы к гипнозу и, в общем, в большей степени, чем взрослые люди.

Интеллект: не установлено существование какой-либо связи между коэффициентом интеллектуальности и степенью податливости к гипнозу.

Личность и проективные психологические тесты: еще не разработаны какие-либо надежные тесты, позволяющие точно оценивать податливость к гипнозу. В своей монографии "Неопознанное в психике человека" профессор Л. Шерток пишет, что для количественной оценки личностных особенностей испытуемых был взят тест Кэттелла (16 личностных факторов) и Гилфор-да-Циммермана, использующих структурный подход к анализу личности. Цель тестирования – установить связь между индивидуальными чертами личности и гипнабельностью.

Наиболее гипнабельными по тесту Кэттелла оказываются самые открытые и властные, а по тесту Гилфорда-Циммермана – самые общительные и пользующиеся достаточно сильным влиянием на окружающих.

По совпадению результатов, полученных с помощью этих двух тестов, следует, что человек, обладающий хорошей гипнабельностью, является одновременно человеком, легко контактирующим с окружением, открытым и вместе с тем умеющим сохранить свою личность в группе и выразить себя, что в свою очередь обеспечивает ему доминирующую роль.

Изложенные результаты выглядят парадоксальными на фоне бытующих предрассудков, изображающих гипнабельного человека как личность слабую и склонную к подчинению.

Однако они не так уж удивительны, отмечает Л. Шерток. Он считает, что установки человека в отношении к другому человеку или группе определяют тип отношений, в которые он может вступить с гипнологом в ходе сеанса. Если эти установки благоприятные, т. е. если испытуемый обладает открытым и общительным характером, значит, он не станет сопротивляться гипнотическому отношению и, следовательно, гипнозу.

Л. Шерток считает, что тест личности может служить косвенной мерой глубинных установок испытуемого в отношении гипноза, межличностных отношений и внушения. Установки испытуемого играют роль главного модулятора в наступлении гипнотического состояния. Для того, чтобы он был загипнотизирован, он должен пойти навстречу гипнотизеру и принять гипноз.

Уровень тревоги: чем выше уровень тревоги, чем в большей степени выражена потребность получения помощи, тем больше податливость к гипнозу. Так, например, солдаты легче погружаются в глубокое состояние транса в тех случаях, когда они утомлены сражением, нежели тогда, когда вызванный боем шок прошел, отмечает в своих исследованиях Вулберг. Индивидов, характеризующихся низким уровнем тревожности, можно без труда загипнотизировать, если они склонны к сотрудничеству.

Мотивация: отсутствие мотивации быть загипнотизированным снижает уровень внимания к соответствующим внушениям, а следовательно, и уровень податливости к гипнозу.

Религия: люди, следующие в тон или ином периоде своей жизни строгим религиозным кодексам и связанным с ними более или менее принятым образом действий, обычно обнаруживают большую податливость к гипнозу, даже если они уже не трактуют правила поведения и религии столь ортодоксально.

Черты личности и невротические комплексы: не выявлено какой-либо связи между податливостью к гипнозу, с одной стороны, и каким-либо типом личности либо же классифицируемым невротическим комплексом, с другой. Вместе с тем, люди, выполняющие во сне автоматические действия, или те, у которых бывают неожиданные провалы в памяти, нередко оказываются способными к достижению сомнамбулической стадии гипноза. Индивиды, наслаждающиеся тем, что они получают с помощью органов чувств, или же наделенные способностью к принятию на себя той или иной роли, как, например, артисты, отличаются большей податливостью к гипнозу. В экспериментах доктора Хил-гарда показано, что наиболее податливы к гипнозу те индивиды, у которых в детстве были воображаемые друзья, те, кто много читает, склонен к приключениям, а также те, которые наслаждаются природой. Он установил, что люди подозрительные, старающиеся сохранять определенную дистанцию или же обнаруживающие установку враждебности, характеризуются склонностью сопротивляться действию гипноза. Утверждение, что легче всего ввести в транс людей зависимого или истерического типа, не соответствует истине: некоторые из них поддаются гипнозу с большим трудом, хотя в литературе еще встречается мнение, что они очень податливы к гипнозу.

Податливость к внушению: многие свидетельствуют о том, что люди, в высокой степени податливые к внушению, являются вместе с тем в большей степени податливыми к гипнозу. Эксперимент, направленный на проверку правильности этой гипотезы, был проведен Г. У. Шаффером из университета Джона Гоккинса. Двадцать пять испытуемых были разделены на пять групп. В первую группу вошли психически больные; вторая группа была сформирована из врачей и профессоров, третья – из медсестер, четвертая – из бизнесменов, а пятая – из студентов. Обследовав испытуемых с помощью теста на податливость к внушению, Шаффер обнаружил, что 77 % испытуемых приняли не соответствующие истине внушения одного экспериментатора. В группах студентов, медсестер и больных результаты были идентичными, тогда как в двух остальных группах – чуть ниже. При этом оказалось, что индивиды, податливые к внушению, были загипнотизированы менее, чем за пять минут. Что же касается испытуемых, которые не приняли внушения, то лишь один из них в последующем оказался податлив к гипнозу, и то лишь по истечении довольно длительного времени. Когда Шаффер повторил этот же эксперимент, но с другими экспериментаторами, то обнаружил, что уровень податливости к внушению и гипнозу у испытуемых в значительной мере снизился. Особенно интересным в данном случае был факт, что уровень податливости к внушению изменился с изменением экспериментатора. Этот эксперимент свидетельствует, что человек склонен принимать внушение, исходящее от определенных лиц, и реагировать на него отрицательно в том случае, когда оно исходит от других людей.

Судя по результатам вышеуказанного эксперимента, обоснованным можно было бы признать положение, согласно которому более глубокий транс является более эффективным, чем транс легкий, поверхностный, и что эффективность терапевтических внушений оказывается наибольшей при достижении сомнамбулического транса. Однако клиническая практика не подтверждает правильности этого мнения. Когда мы имеем дело с решением той или иной эмоциональной проблемы, то вынуждены принимать во внимание и другие факторы, а не только глубину гипнотического состояния, в которое можно ввести пациента. В силу очень многих причин клиент может не хотеть избавиться от своего невроза или же от соответствующих симптомов, парализующих его психическую жизнь, независимо от того, насколько мучительны те или иные проявления. Внушение даже в глубоком гипнотическом трансе может оказать весьма незначительные корректировочные действия. Это сопротивление необходимо преодолеть, воздействуя на сознательный уровень психики; лишь после этого у пациента появятся те или иные признаки улучшения состояния здоровья. Л. Шерток и другие авторы также считают, что невротики, как правило, меньше поддаются гипнозу, чем здоровые люди. Больные с резко выраженной истерией не поддаются гипнозу. Повышение внушаемости и гипнабельности может быть показателем восстановления психического здоровья.

Многие ученые пришли к выводу, что глубокий транс не всегда обеспечивает сокращение периода лечения. Обобщая, можно сказать, что не существует никакой связи между глубиной транса и эффективностью терапевтических внушений. Так происходит потому, что мы имеем дело с рядом обстоятельств, которые либо противодействуют, либо усиливают друг друга, облегчая или препятствуя влиянию внушения.

Во-первых, степень податливости к внушению у отдельных клиентов различна. У некоторых индивидов в глубоком трансе она является большей, чем у других, находящихся в глубоком трансе. Податливость к внушению может изменяться и у одного и того же клиента, в зависимости от его актуального эмоционального состояния, интенсивности тревоги и типа защитных механизмов. Податливость к внушению также находится в зависимости от отношения клиента к гипнологу. Порой клиент сопротивляется внешне совершенно «невинному» внушению, исходящему от определенных гипнологов, тогда как внушение, идущее от других, принимает даже тогда, когда оно вызывает сильную тревогу и требует чрезвычайных физических и интеллектуальных усилий. Интересно, что хотя вполне возможно, что пациент будет принимать все более сложное внушение по мере погружения во все более глубокий транс, случается так далеко не всегда. Дело в том, что пациент может быть способен действовать в соответствии с внушением, которое требует изменения сложных установок внутреннего характера, но может также сопротивляться такому внушению или же выйти из транса, если оно приводит к конфликту. Действительно, клиент, погруженный в глубокий транс, может усмотреть в нем опасность для своих защитных механизмов. Вследствие этого в тот момент, когда он испытает пусть даже самую слабую тревогу, он может заблокировать дальнейшие внушения с тем, чтобы избежать опасности, поскольку боится того, что позже уже будет не в состоянии эффективно ей противодействовать. Поскольку в неглубоком трансе он чувствует себя в безопасности благодаря действию собственных защитных механизмов, он может позволить себе подчиниться внушениям, которые вызывают значительно более сильную тревогу, чем то внушение, которое он мог бы принять в более глубоком трансе.

Психология bookap

Во-вторых, существуют терапевтические процедуры, которые легче использовать в состоянии поверхностного, а не глубокого гипноза, в основном, тогда, когда не возникает потребность преодоления защитных механизмов клиента или же исследования зоны глубокого конфликта. Так, например, поверхностный или промежуточный по глубине транс оказывается наиболее эффективным в тех случаях, когда цель лечения заключается в расслаблении, освобождении от напряжения, восстановлении контроля над симптомами патологии, усилении мотивации, формировании чувства безопасности, преодолении чувства оправданности поведения защитного характера и направлении мыслей больного в другую сторону.

Сомнамбулический транс бывает необходим тогда, когда главным является достижение амнезии, как, например, в случаях формирования экспериментальных конфликтов для достижения исследовательских целей или же для передачи сложных постгипнотических внушений. Порой такой транс может быть полезен и при исследовании того или иного события, которое оказалось подавленным и вытесненным из памяти. В подобных случаях определенные гипноаналитические процедуры – такие, как регрессия и оживление мнестических энграмм или же автоматическое письмо, – требуют достижения очень глубокого гипнотического транса. Он бывает необходим и тогда, когда преследуются определенные диагностические цели, а именно – дифференциация симптомов органического и психогенного происхождения, избавление больного от опасных симптомов невроза в острых случаях или же для снятия боли органического происхождения. Однако в лечебной практике подобные случаи, требующие достижения глубокого транса, довольно редки.