ЧАСТЬ I. ОСНОВНЫЕ ТЕХНИКИ


...

Глава 5. Первая беседа

Если известно, что практикующий психотерапевт применяет гипноз, то к нему, скорее всего, будут обращаться за помощью те люди, которые считают гипнотерапию предпочтительным лечением. Однако даже в этом случае пациентам нужна подготовка, потому что сравнительно мало людей имеют реалистические представления о сущности этой техники или о навыках, приобретаемых вследствие ее использования. Когда же лечение с помощью гипноза не предлагается ни направившим на лечение, ни самим пациентом, психотерапевт должен предложить этот метод, если существует вероятность того, что он окажется полезным в ходе лечения. Правильнее будет упомянуть о такой возможности заранее, во время первой или второй беседы. Во-первых, у пациента возникают более позитивные ожидания, если о гипнозе упоминается сразу, чем если вопрос поднимается позднее, когда пациент может справедливо интерпретировать предложение психотерапевта как показатель того, что он теряет надежду на успешное лечение. Во многих случаях гипнотерапия предлагается уже тогда, когда все остальные методы лечения не имели успеха.

Во-вторых, это дает психотерапевту возможность перед тем, как приступить к использованию этого метода, определить, приемлем ли он для данного пациента. С этой целью он проводит пробную гипнотизацию. Если пациент демонстрирует достаточную склонность к гипнозу и существует высокая вероятность того, что этот метод будет применяться в ходе лечения, можно воспользоваться случаем и научить пациента реагировать на краткую или почти моментальную гипнотизацию (см. конец этой главы, а также раздел главы 2 по краткой гипнотизации).

В-третьих, если при пробной гипнотизации достигается некоторая степень транса, пациент ощущает чувство освобождения от тревоги, депрессии или другого негативного аффекта и поэтому покидает кабинет в более оптимистичном и позитивном расположении духа, чего не случается, если встреча проходит иначе. И, наконец, в случаях с ярко выраженными симптомами (особенно соматическими) возникает некоторое облегчение, вероятно, в результате чрезвычайно благотворного воздействия на отношение пациента к планируемому лечению и его ожидания.

Очень часто пациенты начинают тревожиться при упоминании гипноза. Например, молодой человек, который обратился к терапевту по поводу психосексуального расстройства, считал первое ознакомительное интервью интересным и приятным до тех пор, пока его не спросили, как он относится к использованию гипноза в целях содействия запланированной терапии. Он сразу же потерял самообладание, испугался и, что интересно, обнаружил до сих пор скрываемое, сильное нежелание раскрыть себя. Его амбивалентность по поводу самораскрытия или изменения своего поведения, отношений и стиля жизни стала очевидна, и в этом смысле реакция на предложение применить гипноз имела большую клиническую ценность. Обычно, не имея сомнений по поводу психотерапии как таковой, пациент рассматривает подобное предложение более или менее спокойно, и если он уверен в психотерапевте, то соглашается на пробную гипнотизацию.

Первично мы проводим достаточно стандартизованное оценивающее интервью с каждым пациентом, независимо от того, был ли упомянут гипноз в направлении. Сначала мы пытаемся удостовериться в том, что проблема, по поводу которой пациент обратился, входит в нашу профессиональную компетенцию как психологов и психотерапевтов, то есть мы оцениваем наличие связи физического состояния и видимых психологических проблем, наличие тяжелых психиатрических заболеваний и т. д. Так, в случаях, описываемых как “депрессия”, мы стремимся различить депрессию настроения, обусловленную чем-либо (горем, связанным с потерей кого-то из близких, реакцией на изменения в жизни, например увольнение с работы и т. д.), невротическую или реактивную депрессию и эндогенное аффективное расстройство.

Затем мы устанавливаем, какой метод психотерапии является наиболее подходящим, после чего определяем объем и форму психотерапии, которые рекомендованы при данных расстройствах, а также при особенностях личности пациента, его личностных ресурсов эмоциональной устойчивости и гибкости, личного и социального окружения.

Например, почти любая форма индивидуальной психотерапии, проводимая с пациентом, связанным брачными узами, как-то повлияет на его брак, и это влияние должно обсуждаться с ним, чтобы он со всей ответственностью мог решиться на лечение. Правильным будет побеседовать с супругом(й) или с пациентом и супругом(й) вместе, и, кроме того, супруг(а) может в какой-то мере принимать участие в лечении.

Вопрос о том, кто именно нуждается в лечении, также не должен оставаться без ответа. Так, в случаях с детьми и молодыми людьми, находящимися в определенной степени под контролем родителей, наблюдается, что лечение и жажда перемен — это желание родителей, а не самого пациента. Действительно, иногда вместо того, чтобы самим отправиться к психотерапевту, родители ведут к нему своих детей. В таких случаях у психотерапевта возникает вопрос: “Вот клиент, а кто заказчик?” Заказчик (то есть человек, который настаивает на изменениях) не всегда является клиентом (человеком, который должен измениться), и важно идентифицировать обоих.

Вопрос об использовании гипноза может возникнуть позднее, например когда существует некоторая вероятность, что посредством гипноза можно ускорить излечение или помочь пациенту эффективно справляться со своими проблемами на протяжении периода лечения (улучшением сна или смягчением мешающих симптомов), а также когда гипноз рассматривается психотерапевтом как наиболее подходящий метод лечения. Конечно же, намного проще, если пациент ожидает или требует именно гипнотерапии. Однако даже в таких случаях необходимо принять взвешенное решение.

Достаточно часто пациенты направляются на гипнотерапию по очевидно простым и узко очерченным проблемам, таким как звон в ушах, боль в спине (пояснице) или какая-либо вредная привычка. Однако очень быстро обнаруживается, что это лишь вершина айсберга и что помощь в действительности требуется по несколько другим, более сложным, проблемам. Нередко у пациентов, которых направляют на “релаксацию под гипнозом” по поводу легких стрессовых реакций, даже при поверхностном исследовании обнаруживаются депрессия или более серьезные расстройства.

В определенный момент оценочного интервью мы спрашиваем пациента, как он относится к использованию гипноза в курсе предполагаемого лечения. При этом непринужденность, участие и уверенность психотерапевта являются решающими. Если предлагать использование гипноза, опасаясь, что предложение, вероятно, встревожит и взволнует пациента или ему покажется, что психотерапевт прибегает к хитрости или обману, то пациент, имея на то достаточные основания, откажется. Если же вы точно решили, что возьметесь за лечение пациента, и он принимает ваше предложение, поскольку верит в возможности психотерапии, продолжайте беседу с ним в соответствии со сценарием 5.1.

Сценарий 5.1. Подготовка пациента

Я считаю, что при наличии трудностей подобного рода использование гипноза будет очень полезным. В данный момент я еще не могу сказать, будет ли применение гипноза наиболее подходящей формой лечения для вас, но многим людям это помогло. Интересно, что вы понимаете под словом “гипноз”?

Каждый психотерапевт находит свой способ ознакомления пациента с необходимостью применения гипноза. Зачастую для пациента это является неожиданностью, но даже когда он готов к обсуждению этой темы, нужно задать вопрос: “Каковы ваши предубеждения?”

Следующим шагом будет рассеивание неправильных представлений и ознакомление с более точными и реалистичными, а также обсуждение этого вопроса в целом (см. главу 2). Затем пациента нужно попросить определить время и место в прошлом, в котором он чувствовал себя абсолютно здоровым, расслабленным, счастливым и защищенным.

Некоторые пациенты, особенно те, которые в большей или меньшей мере подавлены, столкнутся с трудностями в определении такого опыта и могут даже заявить, что никогда не чувствовали себя хорошо. Большинство таких пациентов будут счастливы, когда благодаря “возрастной регрессии” обнаружат, что такие хорошие моменты были в их жизни (см. главы 15 и 16). Однако некоторые могут оказаться неспособны даже при использовании техники регрессии отыскать счастливый момент в своем прошлом. В таких случаях психотерапевт может сконструировать подобное переживание из элементов и намеков, данных пациентом, или создать его de novo (с нуля). Очевидно, что подлинное переживание из жизни пациента будет более эффективным, чем любое придуманное психотерапевтом. Иногда, использовав придуманную психотерапевтом ситуацию, пациент, к своему удивлению, вспоминает собственные счастливые мгновения.

На этом этапе можно перейти к пробной гипнотизации. Некоторые психотерапевты предпочитают использовать ту или иную из шкал для оценки внушаемости, но мы полагаем, что проще и логичнее исходить из первого опыта гетерогипноза пациента. Это служит нескольким целям, первой из которых является оценка потенциала пациента к гипнозу. Формальные шкалы оценки внушаемости или восприимчивости к гипнозу (например, шкала Барбера 35, Стенфордская 36 и Гарвардская 37 шкалы) определяют количественно, насколько человек восприимчив к суггестии, образам-представлениям и так далее, что имеет ценность для любого исследования гипноза; но самый надежный способ оценки восприимчивости пациента в клинической практике — это эксперимент. Если это вообще первый опыт официального гетерогипноза пациента, эксперимент даст ему возможность избавиться от любого сохранившегося опасения и тревоги и убедит в том, что гипноз сам по себе приятен и полезен.


35 Т. Барбер и его коллеги придумали серию тестов, состоящих из специфических указаний, таких как “поднять руку”, “сохранять неподвижность” и т. д. Ответы пациентов подсчитаны: шкала цитируется в различных публикациях, в том числе и у Барбера (Barber, 1969).

36 Стенфордская шкала, которая содержит много пунктов, аналогичных пунктам шкалы Барбера, вероятно, более широко используется в клинической практике. Ее можно найти в Weitzenhoffer и Hilgard (1959; 1962; 1963).

37 Гипнотическая шкала Гарварда была придумана Р. Шором и E. Opном (Shorn, Orne, 1962).


Первая гипнотизация, возможно, не является абсолютно надежным индикатором последующей реакции пациента на гипноз, но она дает некоторое представление о приемлемости самой процедуры, о готовности и способности пациента к использованию определенной техники, а также помогает определить виды гипнотизации, погружения и образа-представления, которые следует использовать в дальнейших сеансах. Кроме того, даже если был достигнут лишь очень неглубокий транс, пациент уходит с сеанса в значительно улучшенном настроении: он становится намного спокойнее и оптимистичнее, чем до гипноза.

Большинство пациентов в той или иной степени поддаются влиянию гипноза. Авторы расходятся во мнениях по поводу определения “коэффициента успешности”.

Некоторые считают его равным 95% (Edelstien, 1981). Кроджер (Kroger, 1977), например, считает, что “...неспособность достичь некоторой степени гипноза встречается редко”. Наш опыт и опыт других практикующих специалистов Великобритании, с которыми мы обсуждали этот вопрос, показывает, что, возможно, существуют культуральные различия. Например, в Великобритании доля пациентов, положительно реагирующих на гипноз, ниже, чем в США.

Мы считаем, что в среднем один из трех пациентов удовлетворительно реагирует на первую индукцию и достигает удовлетворительных значений по шкале оценки. Но они скорее демонстрируют признаки полезной релаксации или того, что отдохнули, а не настоящей реакции на внушение.

Когда пробная индукция проведена, а программа, описанная выше, завершена, психотерапевт должен решить, достаточна ли продемонстрированная в этой пробной индукции внушаемость пациента для воплощения рассматриваемой программы лечения. Если она неадекватна, то ее можно развить посредством самогипноза для управления тревогой и снятия стресса, несмотря на то, что этого недостаточно для намеченных психотерапевтических процедур.

Договорившись с пациентом попробовать метод гипноза, психотерапевт должен выбрать гипнотизацию, соответствующую личности пациента. Некоторые факторы, влияющие на выбор, уже обсуждались в главе 2. Например, чем более “контролирующим” и, возможно, упрямым является пациент, тем желательнее избегать индукций, содержащих ограничения его самодетерминации, то есть тех, в которых используются такие феномены, как каталепсия (неспособность выполнять некоторые обычные действия). Чем тревожнее и настороженнее пациент относится к гипнозу, тем в большей мере следует придерживаться очень мягкой и спокойной гипнотизации. Со временем психотерапевт сможет быстрее определить, что подходит данному пациенту, используя как интуицию, так и более формальные когнитивные решения.

Иногда первый выбор оказывается неподходящим для пациента. Намного чаще проявляется осознанное или неосознаваемое сопротивление, выражающееся в том, что пациент начинает хихикать или прерывать психотерапевта. В этом случае могут быть представлены альтернативные индукции, для того чтобы учесть любые специфические трудности, с которыми сталкивается пациент, до тех пор, пока не будет достигнута определенная степень транса или не возникнет взаимное согласие закончить эксперимент. Следует избегать излишней настойчивости, которая лишь обнаруживает тревогу психотерапевта перед пациентом, но в то же время не стоит отвергать идею в целом, если первая гипнотизация оказалась неудачной.

Многие пациенты, по-видимому, нуждаются в повторных попытках, при которых они действительно добиваются нужного эффекта. Повторение приводит к ослаблению, а зачастую и прекращению сопротивления, вероятно благодаря обретенной уверенности пациента в том, что он может успешно противостоять индукции.

Большинство пациентов достигают минимального уровня транса, и это используется по-разному. Во-первых, можно внушить пациенту легче и глубже поддаваться гипнотизации в будущем. Во-вторых, следует включить внушение о важности регулярного упражнения — как для совершенствования умения пациента использовать гипноз, так и для того, чтобы добиться освобождения от напряжения, тревоги и других страданий. В случае с физическими симптомами и болью суггестия должна быть направлена на применение самогипноза для овладения контролем над этими симптомами. Проведя индукцию, сопровождающуюся погружением, когда пациенту удается достичь нужного уровня транса (что можно определить по проявлениям одного или двух феноменов, заимствованных из той или иной шкалы), продолжайте действовать в соответствии со сценарием 5.2.

Сценарий 5.2. Постгипнотическое внушение, направленное на последующую индукцию

Хорошо. Сейчас вам очень комфортно, вы расслаблены, беззаботны и спокойны. Впредь вам будет все легче и легче входить в это состояние глубокой расслабленности, и каждый раз, слушая меня, как вы это уже делали, вы будете все легче и быстрее погружаться в транс настолько глубоко, насколько нужно 38. Вы обнаружите, что по мере накопления опыта в самостоятельном погружении в транс вам будет все легче делать это и вы будете получать все больше и больше пользы от регулярного применения самогипноза.


38 Если пациент погрузился в глубокий транс очень быстро, то это указание, конечно, можно выпустить.


Следующий шаг — обеспечение пациента техникой самогипноза. Самогипнотизация может проводиться по тому сценарию индукции, который уже использовался на сеансе. Для быстрой гипнотизации необходимо выбрать модель, которую пациент сможет использовать как дома, так и вне его.

Например, если проблема, с которой обратился пациент, заключается в приступах паники, начинающихся вдали от дома, можно использовать двойственный подход.

Во-первых, лучше всего предложить пациенту проводить сеансы самогипноза ежедневно или дважды в день, для того чтобы систематически работать над ликвидацией панических реакций на различные более или менее специфические пусковые стимулы. Во-вторых, для пациента будет очень полезно освоить технику торможения развития таких приступов, которую он мог бы применять независимо от местонахождения и даже с открытыми глазами. Различные виды самоиндукции, включающие как более продолжительные модели, используемые для регулярного самостоятельного лечения, так и “мгновенные” техники, освещались в главе 4.

Теперь перейдем к эго-укреплению. На эту тему существует множество сценариев, например сценарии Хартленда (Hartland, 1971). Самовнушение обретения душевного спокойствия или сглаживания симптоматики кажется совершенно бессмысленным при обычном прочтении соответствующего сценария, однако в состоянии транса может иногда оказываться удивительно полезным и эффективным (см. сценарий 5.3).

Сценарий 5.3. Внушение пользы самогипноза

Упражняясь в самогипнозе каждый день, вы обнаружите, что все больше и больше испытываете ощущение спокойствия и безмятежности, пока находитесь в состоянии транса, и что, когда вы открываете глаза и возвращаетесь в обычное состояние бодрствования, это ощущение покоя, благополучия и безмятежности продолжается все дольше и дольше. Регулярно упражняясь, вы убедитесь в том, что получаете все больше и больше пользы от времени, проведенного в состоянии самогипноза, и постепенно научитесь справляться с проблемами, которые мешали вам в жизни. Вы все более и более будете способны рассеять чувство тревоги, полностью освободиться от него и поднять свое настроение. Для того чтобы помочь вам в этом, мы сейчас проведем небольшой эксперимент.

В этот момент вводится понятие “личного прибежища”. Принцип, лежащий в основе этого упражнения, таков: пациент должен вспомнить хорошие моменты своей жизни, когда он чувствовал себя счастливым, сильным и жизнерадостным или переживал чувство уверенности в своих силах. Пережив эти чувства заново, пациент будет способен противостоять владеющим им в настоящее время чувствам тревоги, безысходности, отчаяния и т. д. Эти три подхода проиллюстрированы в сценариях 5.4—5.7.

Сценарий 5.4. Возрастная регрессия (“личное прибежище”)

Теперь мне бы хотелось, чтобы вы вернулись назад, в то время и то место, о которых мы говорили раньше. В то время, когда вы чувствовали себя совершенно счастливым и расслабленным, когда все было хорошо. Вы возвращаетесь к моменту, когда впервые сели верхом на лошадь (лежали на пляже на Крите, стояли на вершине Сноудон). Вернитесь в то время, к той лошади (пляжу, горе); ощутите, как лошадь двигается под вами (лучи солнца на вашем теле, ветер, овевающий вас); услышьте стук копыт (плеск волн о берег, тишину в горах). Еще немного насладитесь пребыванием там, в прошлом, — на лошади (на пляже, на горе Сноудон); почувствуйте себя совершенно спокойным, счастливым и довольным, зная, что все хорошо. Впитайте все хорошие ощущения того времени, чтобы, вернувшись в обычный мир, продолжать чувствовать себя точно таким же здоровым, расслабленным и счастливым, как сейчас, совершенно безмятежным, расслабленным и полным сил 39.


39 Если вы хотите сделать паузу, чтобы дать пациенту время продвинуться дальше, предупредите его, что вы собираетесь замолчать, а через некоторое время снова начнете говорить. Вы можете также повторять указания медленнее и тише, делая короткие паузы между фразами.


Сценарий 5.5. Возрастная регрессия (поиск “счастливого момента”)

Вернитесь в прошлое. Почувствуйте, как вы проходите сквозь свою жизнь, просто возвращаетесь, становитесь моложе и моложе, для того чтобы оказаться в прошлом и пережить некоторые приятные моменты, произошедшие в то время. Вернитесь назад, к тому моменту, который был особенно приятным. Ко времени и месту, когда вы чувствовали себя действительно хорошо, счастливо и беззаботно. Вы можете не говорить мне о нем, если не хотите. Возвращайтесь во времени до тех пор, пока не найдете такой момент, и затем остановитесь там; дайте мне знать, когда доберетесь туда, а затем наслаждайтесь теми приятными чувствами, которые вы переживаете, с тем чтобы, когда вы снова вернетесь в настоящее время, эти приятные чувства остались с вами 40.


40 Если вы хотите сделать паузу, снова предупредите пациента.


Сценарий 5.6. Возрастная регрессия (альбом с фотографиями) [41]

Мне бы хотелось, чтобы вы сейчас представили, будто перед вами лежит альбом с фотографиями. Этот альбом — коллекция всех приятных моментов вашей жизни, всех тех моментов, когда вы были счастливы, довольны собой и уверены в себе. Это альбом с фотографиями только приятных мгновений; он содержит все приятные события, которые случались с вами, начиная с тех пор, когда вы были очень маленьким, вплоть до настоящего времени. Переворачивайте страницы альбома, пока не дойдете до одного из тех моментов, на котором вам хотелось бы сосредоточиться сегодня. Перелистывайте не спеша, пока не дойдете до особенно приятного момента, и дайте мне знать, когда вы найдете тот, о котором вам хотелось бы подумать сегодня 42.


42 С этого момента и до тех пор, пока пациент не даст сигнал, что он нашел правильный образ, указания даются медленнее, с более длительными паузами и более тихим голосом, просто, чтобы предложить помощь, если пациент испытывает сложность, и дать ему время для работы.


Может быть, момент, когда вы были один... или с другими людьми. Возможно, особый случай или то, что случалось регулярно или на протяжении какого-то периода вашей жизни. Может быть, дома или где-то за городом. Просто не спеша просматривайте свою жизнь, пока нужное — давным-давно прошедшее время или время, близкое к настоящему, — обнаружится, а затем дайте мне знать 43.


43 Если пациент еще не дал сигнал, повторите, что он может выбрать любое время, пролистывая страницы альбома и ожидая, пока воспоминание не привлечет его внимания.


(Когда пациент подаст знак, переходите к следующему этапу.) Хорошо. Теперь мне бы хотелось, чтобы вы воссоздали то событие и тот период вашей жизни так, как будто это происходит прямо сейчас. Дайте этому образу полностью овладеть вами и обратите пристальное внимание на все цвета и предметы вокруг вас, звуки, связанные с этим местом... Теперь вы, возможно, захотите рассказать мне об этом периоде вашей жизни или сохранить его в секрете. Вы хотите рассказать мне о нем? 44


44 Если пациент согласен, попросите его описать в деталях обстановку и событие, которое он вспоминает. Чтобы усилить непосредственность переживания, сами используйте настоящее длительное время, побуждая таким образом пациента к тому же. Подчеркните все пять сенсорных модальностей с каким-либо указанием, например: “Возможно, есть какой-то особенный запах, который вы ассоциируете с этим местом” или “Почувствуйте солнце/ветер/воду на теле и берег/скамейку/песок, на котором вы лежите/сидите/стоите”. Если пациент не хочет сообщать вам о содержании образа, скажите: “Ничего, все в порядке. Просто уделите особенное внимание всему, что вы чувствуете, видите, слышите, ощущаете и, может быть, даже пробуете. Заметьте температуру воздуха на вашей коже и ощущение поверхности, на которой вы стоите, сидите, лежите”. Пациенты, конечно, очень редко рассказывают о пустом альбоме, просто им нужно достаточно времени, чтобы дать образу материализоваться. В таких случаях иногда обнаруживается, что восстановленный образ смешал эмоциональные ассоциации. Например, у одной женщины таким воспоминанием стал день ее свадьбы, хотя она только что подала на развод. Ее настоящие обстоятельства, однако, не снизили ценности использования этого воспоминания.


Теперь, когда вы можете полностью пережить вновь этот момент вашей жизни (пикник на берегу озера, летние каникулы, день рождения), проведите здесь несколько мгновений для того, чтобы испытать все чувства, связанные с этим местом 45.


45 Психотерапевт должен проявить изобретательность, чтобы идентифицировать и усилить позитивные эмоциональные реакции, на которые указывает пациент. Если у психотерапевта нет ни малейшего понятия о содержании воссозданного пациентом воспоминания или о природе его переживаний, то ему потребуется гораздо больше общих фраз, таких как: “Заметьте, как хорошо вы себя чувствуете, как вы счастливы, как вы себе нравитесь, как вы уверены и сильны”.


По мере того как эти чувства будут становиться все сильнее и сильнее, позвольте себе насладиться ими, насладиться ощущением силы, уверенности и согласия с миром.

Вы чувствуете себя так, как будто долго сидели в здании электростанции и не могли выйти, потому что потеряли ключи. Теперь вы нашли ключи и можете использовать эти внутренние источники силы и разума. Вы также можете почувствовать, что способны управлять своей жизнью, способны действовать и принимать решения, которые принесут вам удовлетворение и радость достижения цели. Вы можете наслаждаться чувством уверенности в своих силах и в то же время чувством растущей свободы. Почувствуйте, как приятны эти переживания. В будущем, чем чаще и регулярнее вы будете приходить сюда, тем сильнее сможете переживать эти чувства и тем в большей мере они начнут проникать в вашу повседневную жизнь, что принесет вам радость и удовлетворение.

Сценарий 5.7. “Личное прибежище”, смоделированное психотерапевтом

Помните, вы говорили мне, что чувствуете себя спокойно и расслабленно, когда находитесь в лесу. Мне бы хотелось, чтобы вы мысленно представили себе то, что я буду описывать. Представьте, что вы идете через поле к лесу. Вы идете по траве, ощущая лучи солнца на спине, по-настоящему теплые и приятные, и теплый, нежный ветерок, овевающий вас. Возможно, вы почувствуете запах сена. Вы подходите ближе к лесу... Вы видите, насколько в лесу темнее... Пятна солнечного света падают на землю тут и там... Теперь вы входите в лес... Здесь прохладнее... Как здесь тихо! Обратите внимание на дикие цветы, растущие тут и там... Возможно, некоторые из них вам знакомы: папоротники и подлесок, или кусты ежевики, или просто ровный ковер листьев, хвои и веточек. Может быть, на стволах деревьев растет мох... Какие-то старые пни... Плющ, вьющийся тут и там... Молодые деревца пробиваются между большими деревьями... Вы видите нежную зелень листьев с солнечными бликами, падающими на них тут и там... Чувствуете запах деревьев... Землистый запах лиственной плесени... Мне бы хотелось, чтобы вы представили прямо перед собой старое, большое буковое дерево. Прислонитесь к его стволу или присядьте рядом на некоторое время, возможно на солнышке, и отдохните. Прислушайтесь к тишине, нарушаемой только тихим шуршанием листьев и редкими скрипучими звуками, когда одна ветвь соприкасается с другой. Впитайте в себя спокойный, тихий, невозмутимый, теплый мир этого места. Слейтесь с деревьями и покоем так, чтобы напряжение и тоска, которые вы ощущаете, начали оставлять вас. Пусть все эти неприятные чувства покинут вас, исчезнут, и, вернувшись в обычный мир, вы сохраните приятные чувства, обретенные здесь. Вы сможете воссоздавать эти приятные чувства всякий раз, когда будете погружаться в транс и снова оказываться в этом лесу.

Иногда оказывается полезным включение образов-представлений, способствующих снижению негативных переживаний. Эмоция может изображаться грузом или бременем, от которого пациент освобождается или избавляет себя. Например, депрессия сравнивается с темной, тяжелой, маслянистой жидкостью, наполняющей тело, делающей его тяжелым и вялым. Затем эта жидкость представляется вытекающей из тела, возможно, сквозь пальцы рук и ног, по мере того как она вытекает, тело становится более легким и свободным. Или тревоги и страхи пациента могут быть представлены написанными на множестве маленьких кусочков бумаги, которые затем нужно бросить одну за другой в ручей или реку.

Даже используя такие, несомненно безобидные образы, можно столкнуться с неприятностями. Один из авторов использовал этот образ с молодым человеком, любимым развлечением и самым счастливым воспоминанием которого была рыбалка на реке в Северной Шотландии. Внушение выбрасывания своих бед в воду в виде клочков бумаги, хранящихся в кармане, казалось достаточно подходящим, однако после окончания сеанса пациент объяснил, что он начал делать это, но затем с ужасом осознал, что клочки бумаги загрязняют его любимую реку, и поэтому перестал бросать их. Такая мотивировка, несмотря на очевидную рациональность, раскрывала некоторые важные аспекты нежелания пациента расставаться со своими проблемами и его амбивалентность по отношению к психотерапии.

Этот пример иллюстрирует, что используемый образ следует выбирать очень осторожно, поскольку он должен привести не к усилению стресса и чувства тревоги, а к их ослаблению.

Трудно надеяться на то, что пациенты (особенно со значительной амбивалентностью к изменениям) сами изменят образ или суггестию, которые они находят неподходящими.

Другой образ (в значительной степени соматосенсорной природы), который мы обычно используем, — это тепло в центре тела, довольно похожее на ощущение грелки, лежащей на животе, распространяющееся по всему телу, сочетающееся с чувствами покоя и безмятежности и снижающее напряжение и тревогу. Повторяйте суггестию улучшающегося самочувствия после каждого сеанса самогипноза, помня, что оно будет глубже воспринято в то время, когда пациент на самом деле ощущает то, что вы внушаете.

И, наконец, нужно также включить суггестию о последующем использовании гипноза в лечении. Естественно, детальное содержание такой суггестии будет зависеть от плана лечения. Если подразумевается, что лечение в значительной степени основано на гипнозе, суггестия должна быть целенаправленной и касаться определенных проблем (сценарий 5.8).

Сценарий 5.8. Постгипнотическое внушение пользы транса (1)

Вы обнаружите, что, когда мы начнем использовать гипноз так, как договорились, для того чтобы справиться с вашими трудностями, вам будет легко погружаться в транс настолько глубоко, насколько нужно, и, когда вы вернетесь в обычный повседневный мир, вы почувствуете себя расслабленным и уверенным, с легкостью в голове и теле. Вы будете каждый раз по чуть-чуть преодолевать трудности, пока не достигнете желаемого результата и не сможете делать все необходимое, чтобы чувствовать себя хорошо.

Если пробная гипнотизация проводилась лишь как подготовка к последующему использованию гипноза, то следует придерживаться сценария 5.9.

Сценарий 5.9. Постгипнотическое внушение пользы транса (2)

Вы поймете, что, используя технику самогипноза каждый день или когда вам нужно, вы скоро сможете успокоиться и на некоторое время уйти от своих проблем. Кроме того, в любое время, когда я и вы согласны использовать гипноз для решения ваших проблем, вы сможете погружаться в состояние транса легко, спокойно и настолько глубоко, насколько нужно в данный момент. Каждый раз при использовании гипноза на наших сеансах вы будете считать его полезным и приятным и чувствовать себя действительно расслабленным, спокойным и уверенным.

Этого обычно достаточно для первого сеанса гипноза, за исключением специфических внушений, которые могут быть оговорены вначале. Затем — с необходимыми внушениями благополучия, уверенности и расслабления — пациента можно вывести из транса. Любой, кто находился хотя бы лишь в поверхностном трансе, нуждается в некотором времени, чтобы подготовить себя к возвращению в состояние бодрствования. Поэтому каждому пациенту следует выделить немного времени после того, как он откроет глаза, прежде чем продолжить сеанс. Выход из транса обычно сопровождается глубоким вздохом и широкой улыбкой, которые, надо отметить, очень радуют психотерапевта.

Таким образом, нужно осуществить на практике программу самоиндукции, изученную в течение периода пребывания в трансе, или апробировать сокращенную гетероиндукцию. Затем весь опыт следует достаточно подробно обсудить. Завершающая дискуссия очень важна, так как пациент может нуждаться в том, чтобы поговорить об этом. Это связано с тем, что полученный опыт для него является волнующим и неожиданным переживанием. Более того, обсуждение часто выявляет необходимость внести поправки в процедуру по одному или нескольким пунктам, для того чтобы сделать технику более приемлемой или эффективной для пациента.

Психология bookap

Как говорилось в главе 2, полезно также разработать и осуществить на практике сокращенную гипнотизацию для использования в последующих сеансах. На начальной стадии это осуществимо лишь с пациентами, которые легко и хорошо поддаются гипнотизации, то есть быстро погружаются в достаточно глубокий транс. Менее внушаемым пациентам нужно повторить полную гипнотизацию перед тем как они смогут удовлетворительно реагировать на сокращенную или “мгновенную” гипнотизацию.

Если пациент и в дальнейшем реагирует должным образом на такую гипнотизацию, то ее сокращенная форма предъявляется вместе с подходящей суггестией в то время, когда он находится в трансе, а после пробуждения его снова возвращают в транс с частичным использованием “мгновенной” гипнотизации, прежде чем приступить к завершающему разбору.