ЧАСТЬ I. ОСНОВНЫЕ ТЕХНИКИ

Глава 2. Индукция


...

Глава 3. Погружение

Как и большинство аспектов гипноза, понятие глубины транса является предметом развернутой дискуссии и разногласий между авторами. Накопленный практический опыт показывает, что существуют различия в качестве гипнотического переживания на разных этапах сеанса. Наиболее четко они выражены в глубине транса, аналогично различиям в глубине сна или релаксации. Во время индукции человек испытывает нарастающую релаксацию (чувствуя “все большую расслабленность”), пока не наступает момент, когда субъективное состояние ощущается качественно изменившимся. Большинство людей осознают это как вхождение в состояние, которое мы называем “трансом” или “гипнотическим состоянием” и которое переживается как постоянно меняющееся по мере проведения дальнейших процедур или суггестии.

Считается, что на ранних стадиях гипноза некоторые явления могут быть вызваны достаточно легко, другие же представляются спорными и воспринимаются реципиентом как невозможные. Например, левитация руки (переживание чувства, когда собственная рука кажется невесомой и непроизвольно поднимающейся вверх) становится возможной на очень ранней фазе гипноза и поэтому используется как часть гипнотизации (см. сценарий 2.7). Если же требуется достичь нечувствительности к боли или даже полной анестезии некоторых частей тела, необходимо более сильное внушение нарастающей глубины гипнотического состояния. Еще большая подготовка требуется для внушения амнезии (кроме случаев с наиболее внушаемыми). Понятие “глубина” кажется удачным, поскольку соответствует ощущениям реципиента, возможно, из-за аналогии со сном (в описании которого этот термин прочно утвердился), а также потому, что использование этого слова достаточно эффективно. Внушение пациенту, что он должен “погружаться все глубже и глубже в транс”, принимается большинством реципиентов и дает им возможность достигнуть такого состояния, которое требуется для более сложных процедур.

Пациент может войти в транс такой глубины, которая необходима для определенной процедуры, при помощи одной из индукций, описанных выше. Иногда встречаются реципиенты, которые входят в глубокое гипнотическое состояние после короткой индукции и без дополнительной суггестии глубины. Они достигают анестезии и даже амнезии без трудностей и задержек. Такой талант встречается довольно редко. Большинству людей требуется длительное внушение с упоминанием определенных образов-представлений — это дает им возможность закрепиться и почувствовать себя комфортно в состоянии транса.

Так же как понятие глубины соответствует переживаниям реципиента, образы, связанные с движением вниз (спуск на лифте или эскалаторе, по ведущей вниз лестнице или тропинке и т. д.), способствуют желаемому эффекту. Для реципиента это одновременное представление и ощущение себя физически спускающимся переживается как внутреннее погружение на все более глубокие уровни.

Прежде всего, необходимо выяснить у пациента, приятен ли ему планируемый образ-представление. Очевидно, что внушенный на ранней стадии образ спуска на лифте пациенту, для которого этот образ является пугающим, нарушит его внимание и концентрацию. (Безусловно, как только пациент достигнет достаточного уровня транса, можно довольно успешно использовать образ фобического стимула для лечения либо десенсибилизацией, либо имплозией.)

Некоторые пациенты спонтанно и успешно справляются с подобными ситуациями, как в упомянутом ранее случае с пожилой дамой, которая после своего первого сеанса гипноза сказала: “Простите, доктор, но когда вы произнесли: "Двери лифта открываются", — я решила, что лучше спуститься по лестнице. Понимаете, я ненавижу лифты!” Многие пациенты, скорее всего, будут менее уверены в себе и менее снисходительны, чем эта дама, и могут даже выйти из транса, потеряв доверие к процедуре и к психотерапевту.

Эффекты неприемлемого образа-представления могут быть деструктивны, а использование, например, образа летнего луга может спровоцировать подлинный приступ сенной лихорадки у страдающего ею пациента. Поэтому в предварительной беседе нужно провести проверку всех образов, которые будут использованы психотерапевтом для гипнотизации и погружения.

Погружения можно достигнуть и без образа-представления, применяя внушение нарастающей глубины релаксации и транса с увеличивающейся отрешенностью от “здесь и сейчас” (см. сценарий 3.1). Подобная процедура наиболее удачно последует за гипнотизацией по сценарию 2.5.

Сценарий 3.1. Релаксация и внушение

Просто позвольте себе расслабляться все глубже и глубже, по мере того как вы будете слушать мой голос. Ваши руки и ноги становятся все тяжелее, все более расслабляются, становятся все более и более тяжелыми и мягкими, тяжелыми и мягкими; ваша спина расслабляется все глубже и глубже, вы чувствуете, как все глубже и глубже утопаете в кресле, и, по мере того как все больше и больше расслабляется шея, голова все больше тяжелеет и поэтому опирается на спинку кресла. Мышцы щек расслабляются все больше и больше, так что вы чувствуете их вес. Мышцы лба расслабляются все больше и больше, они становятся мягкими и ненапряженными. Мышцы вокруг глаз расслабляются все больше и больше. Мышцы вокруг рта становятся вялыми и мягкими, расслабляясь все больше. Вы погружаетесь глубже и глубже, глубже и глубже, расслабляясь все больше и больше, все больше и больше, и, по мере того как вы расслабляетесь все больше и больше, вы чувствуете, как погружаетесь все глубже и глубже внутрь себя, все глубже и глубже внутрь себя.

Сценарий с подобными образами, повторениями и дополнениями, которые напрашиваются сами, может быть продолжен до тех пор, пока психотерапевт не будет уверен в том, что пациент достаточно закрепился в состоянии транса, что он отрешен от всего, кроме его голоса, и что можно приступать к запланированной работе.

Однако чаще все-таки используют образ-представление, для того чтобы усилить ощущение нарастающей глубины и отрешенности (см. сценарии 3.2, 3.3).

Первая стадия сеанса обычно является приятной и способствует исчезновению первоначальных опасений и тревог. Использование приятных образов, связанных с достижением гипнотического состояния, облегчает знакомство пациента с образами-представлениями и добавляет доверия к ним. Пациент начинает чувствовать субъективную реальность и способность вызвать у себя образ-представление, с большей готовностью реагирует на него, что помогает терапевту в осуществлении следующей психотерапевтической стратегии.

Сценарий 3.2. Терраса и ступеньки

Вы представляете себя стоящим на краю старой террасы. Возможно, за вашей спиной — дом. Терраса вымощена плитами, между которыми пробиваются трава и цветы. Вокруг террасы — каменная балюстрада, заросшая вьющимися растениями и цветами. Возможно, на них есть пыль, так же как и на растениях, выросших тут и там между плитами террасы. Вы видите проем в балюстраде и спускающиеся с террасы ступеньки. Немного погодя 29 я попрошу вас подойти к верхней ступеньке и затем медленно спуститься по лестнице. По мере того как вы будете спускаться, вы почувствуете, что оставляете обычный, реальный мир далеко-далеко позади и уходите глубоко внутрь себя. Но сначала почувствуйте, как солнце согревает вас своими лучами. Вы чувствуете, как теплый, легкий ветерок нежно овевает вас, принося аромат цветов. Насладитесь этими ощущениями. А теперь подойдите к верхней ступеньке и посмотрите сверху на луг. У лестницы десять ступенек, между которыми тоже растут цветы. Сейчас я буду считать медленно от одного до десяти, а вы в это время будете спускаться по ступенькам, на каждый счет по одной, и по мере спуска вы будете погружаться все глубже и глубже в транс. Хорошо. Теперь начнем спускаться по ступенькам. Один... Два... Глубже и глубже. Три... Погружаемся все глубже и глубже в транс. Четыре... Пять... Задержитесь здесь на мгновение, на полпути вниз, и почувствуйте, как вы оставляете повседневный мир все дальше и дальше позади себя, по мере того как погружаетесь глубже и глубже в состояние транса. Теперь продолжайте, еще глубже. Шесть... Семь... Восемь... Почти спустились. Девять... Десять... Хорошо. Глубоко внутри себя, глубоко в трансе, чувствуя себя очень глубоко расслабленным и спокойным, расслабленным и отрешенным. Глубоко-глубоко внизу. Хорошо.


29 См. ссылку 26. Как уже подчеркивалось в обсуждении индукции, психотерапевту нужно предусмотреть все неожиданные моменты. Кроме того, существует элемент установления ожидания, который особенно ценен в связи со следующим сложным процессом.


Сценарий 3.3. Эскалатор

Представьте себе, что вы стоите наверху длинного эскалатора. Посмотрите, как он медленно двигается вниз. Посмотрите на лампы, размещенные на потолке через интервалы, — их десять. Глубоко внизу вы видите дверь. Сейчас я попрошу вас встать на эскалатор и начать спускаться вниз. В то время как вы будете спускаться все глубже и глубже, я буду считать лампы, и, когда я дойду до десятой, вы достигнете конца эскалатора и сойдете с него перед дверью. По мере того как вы будете спускаться вниз, вы сможете погружаться все глубже и глубже в транс. Теперь встаньте на эскалатор и спускайтесь все глубже и глубже. Один... Два... Глубже и глубже... Три... Четыре... Оставляйте повседневный мир все дальше и дальше позади себя. Пять... Шесть... Глубже и глубже. Семь... Глубоко-глубоко вниз. Восемь... Девять... Почти спустились. Десять. Хорошо. Вы сходите с эскалатора и встаете перед дверью. В следующий миг я попрошу вас войти в дверь и оказаться в любимом месте, полностью отрешенным от повседневного мира, глубоко внутри себя, в своем особом “личном прибежище”. Хорошо. Теперь откройте эту дверь, войдите в нее и затем закройте ее за собой.

Сходная процедура используется для образа-представления лифта. Описание начинается с того момента, когда пациент стоит перед дверями лифта, и, когда они откроются, он войдет внутрь. После того как двери закроются, лифт начнет спускаться. Психотерапевт будет отсчитывать этажи, однако в этом случае счет пойдет наоборот, скажем с десяти.

При использовании этого образа-представления может быть очень полезно внушить пациенту, что есть еще подвальные этажи, и, таким образом, помочь ему спуститься еще глубже вниз.

Это может быть эффективным для пациентов, которым сложно “абстрагироваться”: неожиданный дальнейший спуск делает их несколько менее бдительными, что облегчает введение их в состояние транса. В каждом из случаев, будет ли это лестница, эскалатор или лифт, счет должен идти в такт с дыханием пациента и, при необходимости, способствовать снижению частоты дыхания.

Вместо глубины можно использовать образ расстояния. Например, вы можете попросить пациента представить, что он удобно устроился на плоту или в маленькой лодке, плавно плывущим вниз по реке. Пусть он почувствует, как течение уносит его все дальше и дальше (от повседневного мира), река становится все шире и шире, так что он все больше и больше отдаляется от берегов, ощущая легкое покачивание, по мере того как медленно подплывает к идиллическому внутреннему миру.

Любой такой образ-представление при необходимости может быть расширен. Пусть, например, пациент, спустившись с террасы, побродит по лугу, наслаждаясь ароматом травы и цветов, а потом направится к лесу, чтобы сесть и помечтать, или к берегу ручья — посмотреть на текущую воду. Дверь часто является пограничной чертой, переступив которую, пациент входит в заранее определенное “личное прибежище”, как было показано в сценарии 3.3. Другой подход — использовать феномен гипноза, для того чтобы дать пациенту “почувствовать” гипноз и этим обеспечить более полное вхождение в гипнотическое состояние. На этом в основном и построены индукции такого типа (см. сценарии 3.4-3.6).

Сценарий 3.4. Левитация руки

Сосредоточьте внимание на правой руке. Почувствуйте, как она расслаблена, когда лежит на подлокотнике кресла. Ощутите ее вес и фактуру материала под ней. Дайте ей еще больше расслабиться — так, чтобы она ощущалась достаточно не зависимой от вас. Теперь представьте себе, что она становится все легче и легче, теряя ощущение веса, легче и легче, пока не станет совершенно невесомой, легкой как перышко, легкой как воздушный шарик. Если вы полностью отпустите ее, то почувствуете, как она начнет подниматься в воздух, легче и легче, она поднимется в воздух сама по себе. Хорошо. Позвольте ей самой подниматься, легкой как воздушный шарик, и, по мере того как она поднимается все выше и выше, вы погружаетесь все глубже и глубже в транс. Выше и выше, глубже и глубже. Хорошо. Теперь пусть она остановится, и вы можете постепенно вернуть ей ощущение веса. Пока она медленно опускается, вы чувствуете, как погружаетесь еще глубже, так что, когда она снова коснется подлокотника кресла, вы сможете легко и мягко впасть в транс нужного уровня глубины. Хорошо. Теперь она окончательно вернулась в нормальное состояние, а вы находитесь в глубоком-глубоком трансе 30.


30 Нельзя забывать о важности соблюдения всех предложенных феноменов, таких как чувства релаксации, комфорта и т. д. Во время подготовки пациентки, которая страшно боялась выходить на работу, один из авторов использовал образ бетонного блока, упавшего на ее ноги. В конце сессии, когда пациентка собиралась уходить, она сказала, что одна нога все еще ощущает его тяжесть. Чтобы удалить блок полностью, психотерапевту пришлось вернуть ее в состояние транса.


Читатели столкнутся с тем, что психологи и другие специалисты злоупотребляют неологизмами и не всегда правильно пользуются языком. К сожалению, полностью избежать этого нельзя. Техника, известная как “фракционирование” (разбивка на части) и не имеющая ничего общего с процедурами в дифференциальной дистилляции (гипнотизации капля за каплей), может быть очень удачно использована для пациентов, которым трудно войти в транс и которые невольно “сопротивляются”, особенно для тех, кто тревожен и, в то же время, искренне желает применения гипноза. Этот термин используется для описания процесса, при котором наблюдаются повторяющиеся изменения в глубине транса, когда пациент неоднократно почти или даже совсем выводится из транса, а затем вводится в него снова, каждый раз все глубже. Таким образом, создается чувство замешательства, которое ослабляет противостояние пациента, непроизвольно задерживающегося в реальном мире. Очень эффективно будет применить метод “фиксации глаз” (см. сценарий 2.6).

Сценарий 3.5. Открывание и закрывание глаз

Сейчас я попрошу вас открыть глаза 31. Мне бы хотелось, чтобы вы открыли их всего лишь на мгновение, когда я скажу вам об этом, а затем немедленно закрыли снова. Каждый раз, открывая и закрывая их по моей просьбе, вы будете погружаться все глубже и глубже в транс. После нескольких повторений вы настолько глубоко расслабитесь, что ваши глаза приоткроются лишь чуть-чуть, и, когда вы снова их закроете, вы погрузитесь в транс настолько глубоко, насколько нужно для работы, которую мы запланировали. Хорошо. Теперь первый раз откройте и закройте глаза и сразу же погружайтесь глубже и глубже. Хорошо. Теперь снова откройте и закройте глаза и немедленно дайте себе погрузиться глубже и глубже, глубже и глубже. Хорошо 32. Теперь еще раз откройте и закройте глаза и тут же позвольте себе погрузиться еще глубже, глубоко-глубоко... Глубже и глубже... Глубже и глубже... Глубоко-глубоко. Хорошо.


31 Если индукция возникла от глазной каталепсии, добавьте такую фразу: “Когда я попрошу вас открыть глаза, вы обнаружите, что они отлично открываются”.

32 Полезно менять темп так, чтобы после каждого закрытия глаз вы говорили довольно быстро, а затем, по мере того как пациент все глубже проваливался в транс, постепенно снижали скорость.


Сильнодействующий вариант этой процедуры — полностью вывести пациента из транса и ввести снова. Возможно, для начинающих будет полезно перед тем, как применять процедуру “вживую”, попрактиковаться в выработке и установлении нужного ритма, несколько раз записав ее на магнитофон, для того чтобы говорить свободно и без запинок.

Сценарий 3.6. Счет по возрастающей и убывающей

Скоро я начну считать в обратном порядке, и, по мере того как я буду делать это, мне бы хотелось, чтобы вы вернулись из транса к обычному состоянию бодрствования. Когда я дойду до одного, вы откроете глаза и проснетесь, а затем, когда я попрошу, немедленно закроете их и опять погрузитесь в транс, пока я буду считать от одного до десяти. Мы повторим это несколько раз, чтобы вы могли погрузиться еще глубже, так что довольно скоро вы будете в действительно глубоком и приятном трансе, совершенно расслабленным и раскрепощенным, расслабленным и отрешенным. Итак, теперь вернитесь к полному бодрствованию. Пять... Четыре... Три... Два... Один 33. Глаза открыты, бодрствуйте, теперь опять закройте глаза. Один... Два... Три... Четыре... Пять... Шесть... Семь. Хорошо. Теперь снова. Пять... Четыре... Три... Два... Один... Глаза открыты, вы бодрствуете, потом закрываете глаза и погружаетесь очень глубоко. Один, два, три, четыре... Пять... Шесть... Семь... Восемь... Девять. Хорошо. Хорошо. (Повторите, если это необходимо, используя большее количество цифр. Ритм варьируется в соответствии с реакцией пациента: с возрастающей скоростью и настойчивостью, по мере того как пациент выходит из транса, а затем с постепенным замедлением и нарастающей расслабляющей интонацией после начала обратного отсчета.)


33 Здесь снова меняется скорость, чтобы подчеркнуть природу переживания. При ведении обратного отсчета следует начинать медленно, но постепенно увеличивать скорость. Если же вы считаете от одного и дальше и пациент погружается в транс, начните довольно быстро и постепенно замедлите темп. На последней цифре, когда пациент явно опустился в удовлетворительный, глубокий транс, позвольте себе делать все более длинные паузы между последними несколькими цифрами. Меняйте степень интенсивности и звук подачи, снова подчеркивая пробуждающийся процесс, в то время как вы отсчитываете назад, к единице, и переход к тишине, спокойствию и миру, когда снова отсчитываете вперед. Таким образом, слово “бодрствующий” будет сказано по-настоящему живо, а фраза “глубоко-глубоко вниз” —тихо, медленно и глубоким голосом.


Молодой пациент разработал для себя интересный вариант этой методики, когда оказалось, что и гетеро-, и самогипноз трудны для него. Он был увлечен подводным плаванием и представлял, как снова и снова ныряет в море, для того чтобы достичь большей глубины, то есть он как будто возвращался на поверхность и погружался снова. Таким образом, он, к своему удивлению и удовольствию, смог очень эффективно использовать гипноз с помощью этого образа — как самостоятельно, так и в работе с психотерапевтом.

Считается, что либо психотерапевт интуитивно знает, когда пациент должен войти в достаточно глубокий транс для содействия планируемому лечению, либо он может оценить эту глубину лишь приблизительно. В некоторой степени оба эти наблюдения верны, и не существует действительно объективного и легко проводимого теста, который бы позволял по ходу гипнотизации и погружения измерять глубину транса.

Говорят, что Эриксон, когда его спросили, как можно определить, достаточно ли пациент погружен в транс, ответил, что он спрашивает собственное подсознание и наблюдает, какой палец на руке пациента непроизвольно шевельнется: если большой, то это значит, что он находится в еще недостаточно глубоком трансе; если мизинец — то транс настолько глубок, насколько нужно! Опытом подобного рода, хотя и не буквально таким же, может пользоваться любой психотерапевт. Мы считаем полезным внушить пациенту, что, когда он почувствует себя достаточно глубоко загипнотизированным для того, чтобы начать работать, один из его пальцев поднимется.

Иногда, несмотря на показатели адекватности транса, лечебная стратегия или образ не приводит к желаемому результату. Пациента инструктируют, чтобы он сообщал психотерапевту о том, что нужный результат не достигнут. Тогда перед тем, как двигаться дальше, можно будет провести дальнейшее погружение или отвести больше времени для пребывания в “личном прибежище”.

Трудности, встречающиеся наиболее часто

Во время индукции, погружения и периода транса могут наблюдаться определенные явления, которые обеспокоят начинающего практика. Например, некоторые пациенты в какой-то момент погружения в транс демонстрируют различные тревожащие элементы поведения, такие как удушье или плач. Другие ведут себя подобным образом всякий раз, когда входят в транс, однако эта реакция всегда сходит на нет или полностью исчезает при дальнейшем погружении. Конечно, подобные явления не могут игнорироваться и последующая индукция нацелена на их постепенное угасание. Подобные феномены сами по себе не являются противопоказанием к использованию гипноза при работе с такими пациентами. Естественно, что после конца сеанса гипноза выясняются причины и значение таких реакций — как правило, они являются не более чем выходом напряжения.

Начинающих практиков беспокоят также те пациенты, которые в течение гипнотизации и дальнейших процедур открывают глаза (иногда неоднократно) и комментируют то, что они переживают или — еще хуже — не переживают. Это чаще всего случается с детьми, у которых глаза иногда остаются широко открытыми на протяжении всего сеанса, даже несмотря на то что они находятся в глубоком трансе.

Одна пациентка неоднократно возвращалась из глубокого транса в полное сознание, пока переживала опыт возрастной регрессии (см. главы 16 и 17). Она воспроизводила в трансе событие раннего детства, которое когда-то ее сильно травмировало. Впечатление настолько ярко переживалось вновь, что она пугалась. Впоследствии она объяснила, что была настолько поражена реалистичностью, с которой чувствовала себя четырехлетней и переживала давно прошедшие события, что временами ощущала непреодолимую потребность проверить — действительно ли она взрослая женщина, а не маленькая девочка. Каждый раз, открывая глаза, она убеждалась, что все хорошо, и снова возвращалась в транс.

Психотерапевту не следует тревожиться по поводу этих или других помех. Иногда становится ясно, что тревоги пациента по поводу гипноза или терапии недостаточно сняты или что предложенные ему объяснения оказались неудовлетворительными.

В некоторых случаях процедуры гипноза следует отложить или даже прекратить, но чаще спокойное и уверенное использование других видов гипнотизации приводит к желаемому эффекту.

Другой крайностью являются случаи, когда пациенты засыпают. Самая первая пациентка одного из авторов этой книги вызвала тревогу именно подобным образом. Пациентка злоупотребляла алкоголем на протяжении многих лет и была направлена в больницу для того, чтобы справиться с алкогольной зависимостью. Одним из последствий этой привычки был тяжелый периферический неврит, и снятие сопровождающей его боли являлось одной из целей психотерапии. В ходе первого сеанса ее обучали совладанию с болью, после чего попросили вернуться в состояние бодрствования. В тот момент, когда пациентка должна была открыть глаза, она начала громко храпеть и продолжала вести себя подобным образом на протяжении пятнадцати минут. Психотерапевт был совершенно обескуражен тем, что пациентка крепко спала, несмотря на его все более и более усердные попытки разбудить ее. Когда, в конце концов, она действительно проснулась, то выразила радость по поводу освобождения от боли и сообщила, что она впервые за многие месяцы нормально и спонтанно заснула.

Некоторые пациенты отказываются возвращаться из транса, и это может весьма обеспокоить начинающего терапевта. Первая проблема заключается в том, чтобы завершить сеанс, а вторая, — чтобы выяснить причины нежелания пациента выходить из транса. Правильным будет сказать пациенту, что вы уходите из комнаты, чтобы дать ему насладиться этим ощущением чуточку дольше и вернуться в состояние бодрствования, когда ему это будет удобно. После этого пациента можно оставить одного, и обычно он быстро возвращается в нормальное состояние.

Кроджер (Kroger, 1977) полагал, что иногда с этим можно справиться, разрешая пациенту оставаться в трансе столько, сколько тот считает нужным, но, напоминая ему о том, что за каждую минуту будет взиматься плата. Неудивительно, что результат был следующим: такие пациенты возвращались из транса почти сразу! В рамках Государственной системы здравоохранения данный метод, конечно нее, не практикуется, однако пересказ этой истории пациенту, когда он не находится в состоянии транса, как правило, исключает подобные реакции.

Психология bookap

В отдельных случаях встречаются сильные эмоциональные реакции, вплоть до значительной абреакции (освобождения от напряжения, вызванного подавляемыми эмоциями, при помощи проигрывания конфликтной ситуации или некоего травматического события; освобождения от ранее диссоциированного и неосознаваемого аффекта). При проведении гипнотерапии ни в коем случае не следует применять методики, для осуществления которых психотерапевт не имеет достаточной квалификации. Это утверждение в особенности справедливо в отношении техник раскрытия. Выход подавляемого материала должен профессионально контролироваться психотерапевтом, который умеет обращаться с такими эмоционально наполненными переживаниями и подводить их к удачному разрешению.

Иногда пациенты освобождаются от напряжения, вызванного подавляемыми эмоциями, спонтанно, безо всяких стратегий, проводимых для вскрытия травмы. Но чаще это все-таки происходит на сеансе гипнотерапии. Гипнотерапевт, который не имеет соответствующей психоаналитической подготовки и опыта, должен понимать, что заверение в его постоянном присутствии и внушение, постепенно снимающее болезненный аффект, — в безопасности “личного прибежища” и без какого бы то ни было изучения вскрытого материала — снизят дистресс и страх и сведут эпизод на нет. После этого правильным будет отправить пациента к психотерапевту, имеющему соответствующую квалификацию.