ЧАСТЬ II. СТРАТЕГИИ ЛЕЧЕНИЯ ВЗРОСЛЫХ

Глава 8. Тревога


...

Глава 9. Боль

Облегчение боли или умение с ней справляться — это одна из самых древних областей применения гипнотических техник. Хилгард и Ле Барон (Hilgard, Le Baron, 1984, p. 1) описывают историю безболезненного удаления опухоли, пережитую в детстве Якобом Гриммом. Менее драматичный эпизод такого рода произошел в жизни одного из авторов. Его трехлетний сын однажды упал на кухонный бойлер и обжег ягодицы, после чего отыскал отца в саду и потребовал: “Папа, поцелуй покрепче”. Отец подчинился, после чего ребенок перестал плакать и объявил, что боль прошла. Покраснение кожи проходило на глазах и исчезло в течение нескольких мгновений.

Многочисленные официальные отчеты об использовании гипноанестезии можно обнаружить в ранних публикациях. Самой известной является работа, представленная Джоном Исдейлом, который за время работы в Индии в середине XIX века провел множество важных операций без химической анестезии, причем его пациенты, по-видимому, не испытывали никакой боли. Отчеты показывают, что среди его пациентов количество выживших на каждые 10 человек превышало обычное для того времени число. В Англии сообщения Исдейла были отвергнуты коллегами-медиками, посчитавшими его пациентов слишком примитивными, несмотря на то, что в число последних входило несколько британских чиновников. Приблизительно в то же время другие хирурги проводили перед коллегами показательные сеансы, в ходе которых основные хирургические действия выполнялись без боли и неудобства для пациента, но эти сообщения также не получили признания.

Собственный опыт авторов показывает, что на сегодняшний день (то есть больше века спустя после появления первых статей на эту тему) признание хирургами гипнотической анестезии в целом остается редким явлением: реакции на предложения ввести гипнотические техники в практику довольно часто повторяют реакции их коллег в прошлом веке. Чуть больше внимания уделяется сегодня увеличивающемуся потоку публикуемых отчетов о клинических испытаниях в этой области.

Мы не утверждаем, что гипноз мог бы занять место химической анестезии (особенно принимая во внимание тот факт, что отнюдь не все способны использовать гипноз в этой области), однако применение гипноза для управления болезненными процедурами может давать успешные результаты. Особенно расширяется его применение в стоматологии — как в Британии, так и в других странах, — а в акушерской практике эта техника уже широко распространена, хотя обычно обозначается по-другому и называется релаксацией, или “нервно-мышечным рассогласованием”. Гипнотические техники широко применяются без формальной процедуры введения и без признания сущности этой деятельности. Отвлечение, переключение внимания и схожие техники часто применяются во время второстепенных медицинских процедур, таких как прививки, или других болезненных процедур, например физиотерапевтических манипуляций.

Тем не менее, официальное и структурированное применение гипноза достаточно информированными и опытными практикующими врачами может повысить эффективность самоиндуцируемой анальгезии или анестезии до того уровня, на котором гипноз станет основным клиническим методом. Для всех способов применения гипнотической техники характерен тот факт, что снижение боли происходит спонтанно и без соблюдения каких-либо правил. Например, есть сообщения о солдатах, получивших ранения во время боя, или о спортсменах, сильно травмированных в ходе важной игры, которые не замечали своих ранений и даже не чувствовали боли, пока не спадали волнение и общий уровень возбуждения. Но как только сражение или игра заканчивались и субъект понимал, что он ранен, боль чувствовалась немедленно и сильно. До этого момента нервные импульсы боли не проникали в сознание.

Применение какого-либо ритуала, который, как ожидается и верится, даст облегчение, может быть высокоэффективным, особенно для детей. Родитель, “целующий покрепче”, отлично знает, что такой жест, хотя и не имеет доказуемого физиологического воздействия, может быть более эффективным, чем любой обычный химический анальгезирующий препарат. Наложение пластыря на порез или царапину имеет схожие свойства. Большинству из нас известно, что боль, с которой мы приходим к врачу, имеет тенденцию проходить, как только мы оказываемся в приемной и убеждаемся в том, что получим помощь.

Отвлечение внимания также широко применяется для снятия боли: ребенок, умело занятый какой-нибудь игрушкой или картинкой, пока врач вводит иглу в его руку, не поймет, что ему что-то сделали. Конечно, как только он осознает, что его “надули”, он, скорее всего, начнет уверять, что это на самом деле было больно, но боль, несмотря на его заверения, была в момент отвлечения вне сознания.

Такого же рода техниками и стратегиями можно пользоваться как для усиления анестезии при болезненных хирургических и других процедурах, так и для контроля над хронической или периодической болью, имеющей другие причины. В этой главе сначала будет подробно рассказано об основных процедурах, при которых рекомендуется применять гипноз, а потом — о различных специфических обстоятельствах, в которых используются гипнотические техники.

Гипнотическая анестезия

Когда пациент находится в трансе (независимо от того, достигнут ли он спонтанно или с помощью большей или меньшей формальной индукции), чувствительностью можно управлять и ограничивать ее степень. Это очень похоже на механизм, лежащий в основе определенных симптоматических изменений, таких как истерическая слепота и глухота, или локальных анестетических состояний, которые обычно описывают как анестезию в виде “перчатки”. Можно относительно легко обеспечить гипнотическую анестезию кожи и подкожных тканей, но гораздо труднее достичь с помощью гипноза временной потери зрения или слуха. Обычно намного легче обеспечить такую анестезию для периферических частей тела, чем для туловища или головы. Многие находят, что уменьшить боль или чувствительность в определенной части тела в результате прямого внушения с использованием или без использования образов трудно, а то и невозможно. Однако те же люди, возможно, способны вызвать полную утрату чувствительности в руке. Далее они могут перенести потерю чувствительности на другую часть тела и только таким способом уменьшить боль в голове и туловище.

Существуют исключения из общего правила, когда боль, причина которой — мышечное напряжение, например в нижней части спины, — можно уменьшить или устранить внушением ощущения расслабленности и тепла, но этот метод существенно отличается от внушения анестезии или анальгезии. Такая боль вызвана чрезмерным и длительным мышечным напряжением и зависит от продолжения действия этого напряжения. Таким образом, как только нужные мышцы расслабляются и их кровоснабжение увеличивается за счет расширения сосудов в ответ на внушение ощущения тепла, боль уменьшается и может исчезнуть.

Использование гипнотической анестезии требует блокирования или прерывания сложных физических процессов, начинающихся, когда повреждение тканей или стресс порождает сигналы, со временем вызывающие возбуждение в коре, интерпретируемое как боль, и ее источник и местоположение осознаются и определяются субъективно. Текущие сигналы продолжают возникать после осуществления гипноанестезии, по крайней мере, до того участка нервной цепи, где она была прервана или блокирована гипнотическим внушением; тогда как при гипнотерапии, осуществляемой для снятия головной боли или боли в пояснице, эти сигналы ослабляются или устраняются.

В целом, если требуется уменьшить испытываемую боль и последующий дистресс, возникающий из-за повреждения или заболевания части тела, успех чаще достигается при помощи индукции анестезии или анальгезии в одной руке и переноса нечувствительности на нужный участок, чем при непосредственном обращении к этому участку. Например, при постоянной боли, причиной которой является дегенерация межпозвонкового диска, внушается — с использованием образов, — что в одной из рук пациента снижается чувствительность до тех пор, пока он не сообщит о достижении заметного уровня анестезии. Затем можно проверить с помощью прикосновения, пощипывания кожи или других стимулов, достигнута ли достаточная степень потери чувствительности. Далее эта рука кладется на то место, где локализована переживаемая боль, и внушается, что нечувствительность должна перейти с руки на больное место. Руку следует держать до тех пор, пока боль не снизится до терпимого уровня. Этот метод перенесенной анальгезии может также применяться в тех случаях, когда необходимо выполнить болезненную процедуру с частью тела, которая оказывается необычайно чувствительной к непосредственному внушению анальгезии.

Степень, до которой человек может терпеть определенную боль, зависит кроме реальных показателей интенсивности и продолжительности еще и от двух основных характеристик испытываемого ощущения: локализации боли и субъективной оценки размеров ее охвата. Чем ближе локализована боль к центру тела или чем больше площадь или объем части тела, которую она охватывает, тем менее терпимой эта боль становится.

Эксперименты, в которых использовались либо идеомоторные сигналы, либо автоматическое написание, показали, что субъект на самом деле продолжает осознавать боль, но на том уровне сознания, который отделен и не соприкасается с основной сферой осознания. Например, вызвав анестезию в одной руке гипнотизируемого человека, можно затем внушить, что более глубокие уровни его личности должны поддерживать связь с терапевтом при помощи письма, но так, чтобы эта деятельность оставалась за пределами его сознания. Если кольнуть анестезированную руку субъекта иголкой, то он не только не осознает болевое ощущение, но еще и докажет впоследствии свое неведение относительно этого случая. Однако в момент укола он может сообщить о своем ощущении боли письменно 50.


50 Детальное описание одного из таких экспериментов описывается Блиссом (Eugen L. Bliss, 1986, p. 103).


Следовательно, если внушается, что определенную боль необходимо полностью блокировать и что никакая боль не должна ощущаться, пока сохраняется ее причина, создается внутренний конфликт. На одном уровне боль существует и переживается, в то время как на другом — отрицается. Такой конфликт может оказаться невыносимым для субъекта или настолько стрессовым, что рано или поздно блок будет нарушен и восприятие боли вновь станет доступно полному осознанию. Тем не менее, у хорошо гипнотизируемых субъектов такую блокаду любого осознания боли установить вполне реально.

Здесь необходимо сделать важное предупреждение. Есть возможность полного блокирования всех болевых ощущений от определенной зоны или части тела (для тех субъектов, которые способны действительно эффективно пользоваться гипнозом). Если случится какое-то ухудшение или усиление патологии или травмы, которая вызвала боль, но на текущий момент является подавленной, пациент не осознает произошедшего изменения. Это может быть опасным. Поэтому, за исключением последних стадий неизлечимых заболеваний, пациент обязательно должен быть подготовлен к таким изменениям. Есть три принципиальных способа это сделать.

1. Допускается, что частично боль сохраняется и достигает сознания, так что воспринимается любое ее изменение.

2. Небольшой участок или объем нужной части тела остается чувствительным, для того чтобы любое изменение было замечено пациентом.

3. Делается особое внушение, что какое-либо изменение боли, осознание которой блокируется, повлечет за собой ощущение боли в полной мере, то есть блок прекратит действовать.

Более эффективным способом обращения с хронической или трудноизлечимой болью, а также с болью, вызванной постоянной и неустранимой причиной, скорее является внушение постоянного осознания боли, но в более терпимой форме или в более сносном месте. Этот подход можно проиллюстрировать случаем из практики одного из авторов — лечением обширного периферического неврита, связанного с расстройством, причина которого — злоупотребление алкоголем. Женщине, сильно выпивавшей в течение долгого времени, потребовалось использование гипноза для контроля над этим процессом. К моменту первого сеанса она уже была помещена в госпиталь с диагнозом “умеренно тяжелая степень цирроза”. Она была не в состоянии даже держать газету из-за постоянной сверхчувствительности своих рук и не могла пройти больше чем несколько шагов из-за боли в подошвах ног. Эта пациентка в состоянии гипноза была обучена представлять боль в руках в виде покрывающих ее пальцы и ладони тонких перчаток. Затем она воображала, что скатывает эти перчатки, начиная с запястья, пока контакт между ее руками и перчатками не ограничивался только кончиками средних пальцев. На этом этапе ее руки, в соответствии с образом, были свободны от боли, за исключением кончиков средних пальцев, которые продолжали ощущать такую же боль, как и раньше. Этот ограниченный участок болезненности был терпим и не мешал тем видам деятельности, которыми пациентка хотела заниматься. Тот факт, что она чувствовала некоторую боль, исключал возможность внутреннего конфликта, и она сохраняла способность самостоятельно сдерживать боль в этих областях. В результате ей удалось значительно сократить участок, на который оказывалось болевое воздействие, и таким образом дистресс, вызванный болью, переносился легче.

Другая полезная стратегия управления постоянной болью состоит в том, чтобы перенести эту боль на ту часть тела, где ее терпеть легче, чем в первоначальном местоположении. Как было отмечено ранее, боль в туловище обычно причиняет больше страданий, чем боль в конечности. Боль в животе, спине или груди, если перенести ее на палец, станет меньше досаждать и в то же время останется достаточно осознаваемой, чтобы избежать вышеупомянутого когнитивного диссонанса. По-видимому, смещение в пространстве легче когнитивно согласовывается, чем логическое противоречие. Кроме того, сохранение у пациента некоторой осведомленности о боли позволяет терапевту быть уверенным в том, что любые ее изменения осознаются без задержки или трудностей, и предпринимать соответствующие действия, когда это необходимо.

Исключением из общего правила является постоянная боль, вызванная состояниями, которые не требуют той осторожности, о которой говорилось ранее. Например, боль, причиной которой является давление на нерв со стороны дегенеративных межпозвонковых дисков, смещение тазовых костей или какое-либо неизлечимое заболевание, необязательно контролировать таким образом. В этих случаях правильнее блокировать осознание боли полностью, а для того чтобы избежать конфликта “нет боли — есть боль”, эффективнее всего установить временный блок (см. сценарий 9.1). Так, можно внушить, что на несколько часов пациент будет совершенно свободен от боли, но по истечении этого времени боль постепенно вернется. “Боль есть, но в настоящее время блокирована” — вот, видимо, формула, которая не приводит к вызывающему беспокойство когнитивному противоречию.

Сценарий 9.1. Внушение потери чувствительности (1)

(Индукция и погружение выполнены. Обычно создается хотя бы один “гипнотический феномен”, такой как левитация руки, для подготовки к модификации сенсорного контроля или для его проведения.)

Я хотел бы, чтобы вы сейчас обратили внимание на свою правую руку. Ощутите, насколько она расслаблена, безвольна и свободна, как тяжело она покоится на ручке кресла. Почувствуйте давление в том месте, где она опирается на подлокотник, и то ощущение, которое дает вам фактура тканевой обивки кресла. Теперь представьте, какие ощущения у вас возникнут, если я сделаю блокирующую нерв инъекцию в ваше запястье (прикасайтесь к коже в разных местах воображаемого кольца вокруг запястья кончиком карандаша и в то же время продолжайте говорить) таким образом, что с каждой инъекцией вы постепенно будете терять чувствительность в этой руке. Сначала вы почувствуете, что она охлаждается и, может быть, немного дрожит, а затем, как только она станет холоднее, вы ощутите, что она немеет все больше и больше. Скоро она потеряет всякую чувствительность, и вы не сможете ощущать эту руку вообще. Это будет переживаться так, как если бы ощущение руки целиком остановилось у запястья, там, где была введена инъекция, блокирующая нерв. Когда вы дойдете до этого этапа, дайте мне знать.

(Когда пациент даст понять, что контакт с этой рукой потерян, вы можете проверить глубину анестезии, ущипнув кожу или легонько ее уколов и попросив пациента рассказать обо всех ощущениях, а затем, в случае необходимости, сделать дополнительное внушение усиливающегося онемения, пока требуемая степень интенсивности не будет достигнута. Заметьте, что большинство пациентов нуждаются скорее во времени, чем в дополнительном внушении, чтобы потеря чувствительности могла проявиться. Когда необходимая стадия будет достигнута, продолжайте.) Хорошо 51. Теперь положите эту руку на свое правое колено, именно на ту его часть, которая причиняет боль. Я помогу вам 52. Сейчас вы можете чувствовать коленом тяжесть покоящейся на нем руки. Пусть ощущение холода и онемения в вашей руке постепенно распространится на ваше колено, чтобы оно стало холодным и онемевшим, холодным и онемевшим. Когда вы больше не будете чувствовать никакой боли в колене, дайте мне знать. Когда колено станет холодным и нечувствительным, вы обнаружите, что боль уходит, а потом она уйдет совсем, и вы вообще перестанете ее ощущать. Когда это случится, дайте мне знать.


51 Не боясь повториться, подчеркнем важность одобрения пациента и ответной реакции по поводу его выступления. Помните, что необходимо добавлять “Хорошо”, как только представится возможность.

52 Как только выработается анестезия, пациент перестанет чувствовать свою руку и обнаружит, что ему очень тяжело ею двигать. Следовательно, нужно взять его руку в запястье выше предела анестезии. Если вы будете держать ее далеко от этого места, пациент, вероятно, не почувствует вашего прикосновения, и устрашающее ощущение того, что его рука двигается по воле невидимого прикосновения, может разрушить процесс.


Если анестезию необходимо применить во время болезненной процедуры, например при уколе в вену, вскрытии нарыва или другой хирургической операции, тогда внушение онемения и потери чувствительности будет предшествовать боли. В таких случаях процедура, альтернативная описанной выше, может быть более успешной, поскольку, прежде чем хирургическая процедура будет начата, в интересующей части тела останется мало или вообще не будет ощущений. Можно заменить образы из предыдущего сценария подлинным ощущением, вызванным поглаживанием того места, где должна проводиться предстоящая процедура (см. сценарий 9.2). Очевидно, что эту технику можно применять только в том случае, если пациент соглашается на физический контакт в области, связанной с процедурой, без тревоги или другого неприятного чувства.

Сценарий 9.2. Внушение потери чувствительности (2)

Сейчас я собираюсь прикоснуться к вашей левой руке и легко-легко ее погладить. Вы это чувствуете? Хорошо. Теперь, в то время как я продолжаю осторожно и медленно гладить ее, позвольте, чтобы ощущение от прикосновения постепенно ослабло, и довольно скоро вы, возможно, обнаружите, что совсем не чувствуете моих прикосновений. Когда это случится, дайте мне знать.

(Когда пациент даст понять, что ощущение исчезло, продолжайте, прикасаясь к руке более настойчиво.)

Теперь я собираюсь коснуться вас сильнее, и поэтому вы вновь ощутите поглаживание. Вы чувствуете? Хорошо. Теперь пусть это ощущение начнет исчезать, пока вы не перестанете чувствовать, что я притрагиваюсь к вам. Дайте мне знать, когда ощущение полностью исчезнет. (Когда пациент сообщит о потере чувствительности, продолжайте.) Хорошо. Сейчас вы потеряли всякую чувствительность в этой части левой руки, вы совсем ничего там не чувствуете.

(Иногда полезно установить границу анестезированного участка с помощью прикосновений к руке пациента в разных местах, так как эта процедура убеждает и пациента, и того, кто будет выполнять запланированную хирургическую операцию, в истинности анестезии на отмеченном участке.)

Если чувствительность у пациента не исчезает, процесс можно усилить. Перед началом внушения оцепенения рука должна находиться в состоянии левитации. Поскольку пациент подтвердил “невесомость” своей руки, дальнейшее изменение, включая и потерю чувствительности, ему признать уже легче. Ведь если рука ни с чем не контактирует, нет и тактильных ощущений, которые можно утратить.

В некоторых состояниях, вызывающих периодические приступы боли, например в спине или конечностях из-за проблем с позвоночником, боль сама по себе, возможно, не является основным объектом внимания. В таких случаях следует нацеливаться, скорее, на искоренение ее причин, как, например, при боли, вызванной мышечными спазмами. Необходимо достичь расслабления спазма, а уже за этим последует уменьшение, и даже исчезновение боли. Лечение мигрени с помощью биологической обратной связи с целью повышения температуры в ладонях и руках часто применяется без обращения к формальному гипнозу и описывается в большинстве работ, посвященных техникам изменения поведения. Тот же подход можно применять в гипнотическом состоянии — либо в форме прямого внушения, либо с использованием образов, таких как погружение рук в горячую воду. Эффективность этой методики происходит за счет уменьшения диаметра сосудов мозга и давления в них в результате заметного расширения кровеносных сосудов рук. Как бы там ни было, пациенты, которые могут вызвать ощутимые изменения температуры в своих руках, действительно освобождаются от боли, связанной с мигренью.

Особой ситуацией, связанной с управлением болью, является ситуация “иглофобии” или боязни агрессивных, причиняющих страдание и боль лечебных процедур, которые необходимо выполнять неоднократно. “Иглофобия” встречается в основном у детей с такими заболеваниями, как лейкемия, почечная недостаточность, диабет и т. д. Когда ребенок позволяет врачу осуществить венопункцию или взятие спинномозговой жидкости, может быть достаточно анестезии или анальгезии, но довольно часто дети настолько страдают, что выполнение процедуры становится практически невозможным. Ребенок может так пугаться и сопротивляться, что его трудно даже поместить в больницу для проведения следующей процедуры. В таких случаях применяется десенсибилизация вместе с отвлечением внимания путем тщательно подготовленного обращения к любимому месту или виду деятельности. По этой теме Хилгардом и Ле Бароном (Hilgard, Le Baron, 1984) даются настолько исчерпывающие сведения, что мы не будем пытаться детально рассматривать здесь соответствующие техники, а посоветуем читателю обратиться к этой превосходной книге.

Боль в нижней части спины является эндемическим заболеванием, по крайней мере, в западных культурах. Специалисты в области ортопедии, физиотерапии или остеопатии будут в основном сосредоточивать свое внимание на структурных факторах, участвующих в возникновении такой боли: давлении на нервные корешки из-за уменьшенного межпозвонкового диска, плохой осанки и так далее, но очень часто проблема усложняется психологическими факторами. Такое состояние, даже при наличии несомненного физического источника, обычно оказывается формой протеста или средством избегания стрессовой жизненной ситуации. Испытываемые ощущения могут преувеличиваться пациентом под воздействием таких факторов, как понижение настроения или тревога по поводу причины боли и ее прогноза. Влияние могут оказывать и абсолютно не связанные с этими ощущениями сферы жизни пациента, такие как особенности его взаимоотношений в браке, карьерные перспективы или любая другая эмоционально насыщенная сторона его жизни. Несомненно, интенсивность боли и ее роль в ограничении деятельности зачастую связаны с тем, что происходит в данный момент в жизни пациента.

В других случаях появление боли не имеет ничего общего с текущей жизнью пациента. Поэтому, когда речь идет о возможности гипнотического вмешательства, необходимо оценить сложные, а иногда и противоречивые, функциональные и мотивационные аспекты боли и ее восприятия, прежде чем браться за лечение.

Если боль выполняет важную и субъективно “полезную” функцию, все терапевтические попытки, вероятно, будут бесплодны, как бы настоятельно ни искал пациент помощи. Участие, которое боль принимает в его жизни, реакции, которые она вызывает у его социального окружения, и ее роль в формировании и поддержании представлений пациента о самом себе должны быть выяснены и включены в стратегию лечения. Довольно часто, например, боль, особенно лишающая трудоспособности, может защищать пациента от сексуальных домогательств или от тех видов деятельности, которые ему неприятны. Боль может служить мерой самонаказания или карой. С другой стороны, она может являться наказанием для супруга, ребенка или родителя. Пользуясь терминами транзактного анализа, боль становится “деревянной ногой”: “Я бы мог играть на пианино / готовить еду / победить в марафоне / получить ученую степень / работать, если бы не моя спина” (Берн, 1964). Во всех подобных случаях существует вероятность, что за симптоматическим лечением, если оно полностью побеждает сиюминутную боль, последует новая проблема, которая будет способствовать дальнейшему развитию заболевания или постоянному возвращению к первоначальным жалобам, пока не выяснится и не изменится установка, лежащая в основе симптома.

Однако в неотягощенных случаях симптоматическое лечение действительно имеет быстрый и стойкий эффект. Однажды на конференции, посвященной вопросам гипноза, к одному из авторов этой книги обратился за помощью его коллега. Оказалось, что он проснулся в тот день с резкой болью в пояснице, из-за чего был согнут в три погибели и не мог выпрямиться. Он был не в состоянии уменьшить причинный мышечный спазм и боль как его следствие с помощью самогипноза. Усаженный в неудобной позе на металлический стул, он без труда был введен в транс и затем перемещен на летний луг, по которому шел не спеша, наслаждаясь теплом солнечных лучей, падающих на его спину. Не далее чем через две минуты он сообщил, что боль и одеревенение тела уменьшаются. Транс был завершен, и дано внушение, что чувство тепла и расслабления сохранится. Он встал совершенно прямо, радостно объявил, что освободился от боли, и оставался таким на протяжении всего дня.

Данная стратегия лечения уместна и эффективна в тех случаях, когда ясно, что источник или причина боли не требует отдельного внимания, когда нет признаков значительных психопатологических процессов, лежащих в ее основе, и когда соответствующие физические процедуры уже проведены. Боль, возникающую при артрите и ревматизме или остающуюся после незначительных хирургических операций, можно уменьшить или устранить с помощью релаксации, внушения и образов-представлений ситуаций и ощущений, которые переживаются как успокаивающие.

В сценарии 9.3 подробно описывается процедура, использованная в отношении пациентки, страдавшей от частых и очень сильных головных болей и болей в шее, происходивших, в соответствии с заключениями ортопеда и психотерапевта, от поврежденных суставов верхней части позвоночника, вызывавших смещение позвонка в ответ на напряжение.

Сценарий 9.3. Обезболивание с помощью тепла

(Уже было установлено, что тепло помогает облегчить боль. Индукция и погружение выполнены. Затем пациентка отправилась в свое “личное прибежище” и провела там короткое время, наслаждаясь картиной.)

Сейчас вы чувствуете себя вполне уютно и расслабленно, за исключением того, что все еще осознаете боль в голове и шее. (Пациентка выражает согласие.) Я хочу, чтобы сейчас вы сосредоточили внимание на своих руках. Вообразите, что опускаете их в чашу с горячей водой именно такой температуры, которая вам приятна. Держите их там, пока они не станут действительно теплыми. Обратите внимание, что, в то время как они разогреваются, вы можете чувствовать увеличение притока крови к ним и в них самих. Ваши руки становятся все теплее и теплее и даже как-то мягче. Когда они действительно нагреются и станут достаточно горячими, положите их по обе стороны шеи, а затем продвигайте вверх, так, чтобы они охватывали голову с двух сторон, именно там, где боль сильнее всего. Хорошо. (Пациентка передвинула руки так, как было указано.) Теперь почувствуйте, что тепло ваших рук постепенно проникает внутрь и распространяется по вашей шее. Тепло проникает в голову, и приток крови к вашей шее и коже головы усиливается, так что они становятся все теплее и теплее. Какое приятное и успокаивающее чувство! В то время как ваша шея нагревается, сухожилия и мышцы расслабляются и освобождаются от нагрузки, делаясь мягкими и ненапряженными, а приток крови становится свободнее и теплее, свободнее и теплее. Сейчас, как только ваши руки охватят голову, тепло распространится на нее, постепенно успокаивая боль, грея и успокаивая, грея и успокаивая.

Когда боль в вашей шее и голове успокоится полностью и вы ощутите там только тепло и комфорт, вновь опустите руки. (Подождите, пока руки вернутся в положение отдыха и, если нужно, мягко направляйте их, заранее предупредив об этом пациентку.) Теперь пусть к вашим рукам вернутся обычные ощущения, но голова и шея все еще продолжают ощущать тепло и комфорт, полный комфорт и свободу от всякой боли, в такой степени, что это ощущение будет длиться и после того, как вы выйдете из транса. Хорошо. Теперь снова медленно и постепенно подоприте голову, без какого-либо напряжения или неловкости, просто спокойно избегая откидываться на спинку кресла, медленно и постепенно, безо всякого напряжения, неловкости или неудобства. (Пациентка поднимает голову выше и поддерживает ее в таком положении.) Хорошо. Сейчас, когда вы будете готовы, вернитесь из транса в свое собственное время, к своему обычному состоянию бодрствования, забирая с собой ощущение тепла и комфорта в области шеи и головы. Полная свобода от боли и спокойствие.

Эта женщина и другие пациенты со сходными проблемами, которые лечились подобным образом, смогли применять эту технику в процессе самогипноза уже после одного подготовительного занятия и обрели способность предотвращать таким образом болевые “атаки”. Управление болью во время зубоврачебных и других хирургических процедур, таких как венопункция, затрагивает не только болевой компонент, реальный и ожидаемый, но также тревогу и даже явный страх. Введение в состояние анестезии может до такой степени успокоить пациента, что тревога уменьшится, но чаще необходимо принимать дополнительные меры для успокоения и устранения тревоги.

В большинстве ситуаций, где боль является объектом гипнотических техник, полного расслабления пациента уместно и полезно добиваться как части общего управления переживанием. Это не относится, однако, к родам, где мышечная активность необходима и неизбежна. Сокращения матки, ведущие к изгнанию плода, следовательно, нельзя подвергать каким-либо процедурам, внушающим расслабление, а следует фактически усиливать. Техника под названием “нервно-мышечное рассогласование”, пропагандируемая Эрной Райт (Erna Wright, 1979), заключается в обучении пациентки сокращать некоторые мышцы, расслабляя в то же время остальные. Чаще всего она осуществляется следующим образом: пациентка, лежа на полу и подняв руку и ногу с одной стороны, удерживает эти конечности в негнущемся положении, в то время как другие рука и нога расслабляются. Это упражнение позволяет пациентке на первой стадии родов расслабить скелетную мускулатуру и в то же время чувствовать маточные сокращения, а в начале второй стадии — расслабить тазовое дно и вагинальную мускулатуру. В программу обучения, предложенную Райт, не входит никакое явное введение в состояние гипноза, хотя наблюдение за пациентками, проходящими такое обучение, не оставляет никаких сомнений относительно рассеянного и отрешенного состояния, достигаемого посредством релаксации и концентрации внимания на указаниях и комментариях преподавателя.

Использование явного гипноза может облегчить рассогласование, необходимое роженице для расслабления всех мышц, не вовлеченных в процесс родов, при непроизвольном сокращении других, а также уменьшить дискомфорт и боль. В дополнение к этому тревогу и опасения, испытываемые многими женщинами перед родами и во время родов, можно легко развеять теми способами, которые уже были разъяснены относительно других ситуаций. Однако необходимо констатировать, что обучение применению гипноза в процессе родов должно выполняться только практикующим специалистом, обладающим опытом родовспомогательной тренировки и способным установить связь между техниками и образами, обязательными для анатомии и процесса родов.

Особый случай: звон в ушах

Состояние, называемое “звон в ушах”, является не менее продолжительным и вредным переживанием, чем боль. Субъективное ощущение неприятных звуков в голове может быть столь же стрессовым и выбивающим из колеи, как и интенсивная и постоянная боль. Литературы по вопросу лечения этого состояния при помощи гипноза немного. Красильнек и Холл (Crasilneck; Hall, 1985) сообщают об одном исследовании, в котором было высказано предположение, что некоторая степень контроля может быть достигнута у “сомнамбулических” пациентов. Кроджер (Kroger, 1977) упоминает несколько исследований отдельных случаев. Вот результат самого обширного исследования (Marks; Onisiphorou and Karle, 1985), проведенного с четырнадцатью пациентами: лишь один из них сообщил об ослаблении воспринимаемого шума, другие пять отметили улучшение, проявившееся в виде более спокойного состояния души и большей толерантности к такому звону, но без какого-либо изменения громкости звука.

Звону в ушах обычно подвержены люди в относительно поздние периоды жизни, когда они менее восприимчивы к гипнотическим техникам. К тому же это состояние, по-видимому, связано с обсессивными и ипохондрическими чертами личности. Это делает отчасти проблематичным подавление симптома или уменьшение его проявления, так как жалоба часто становится центральным объектом внимания пациента и нередко превращается в его главный интерес в жизни. Общее расслабление, освобождение от напряжения и фрустрации может оказать благотворное воздействие, но уменьшение уровня воспринимаемых шумов достигается редко, за исключением тех случаев, когда пациент особенно поддается гипнозу, то есть (предположительно) является одним из тех пациентов, которых Красильнек и Холл называют “сомнамбулистическими”.

Работая с таким пациентом, стоит попытаться добиться контроля. Как только установлено, что пациент действительно является “хорошим объектом гипноза”, его внимательно расспрашивают о природе и характеристиках шума, и, если возможно, эти характеристики уточняют и сравнивают с каким-либо объективным источником звука. Например, звон в ушах может иметь сходство со звуками, которые издают высокочастотное радио между станциями, газ, вырывающийся из баллона, вода, несущаяся через пороги, или с какими-то другими тривиальными шумами. Можно попросить пациента, чтобы он представил себе эти образы, а потом сделать внушение, которое либо отдалит от него источник звука, либо уменьшит его силу. Так, можно убавить громкость воображаемого радио или покрутить ручку настройки, пока не отыщется приятное музыкальное произведение, или завернуть кран на газовом баллоне.

Психология bookap

В качестве альтернативы пациент может представить себя удаляющимся от источника звука. Иногда пользуются другим типом образа: сосредоточиться на прохождении нервных сигналов, подобно описанному ранее прохождению сигналов, связанных с болью. Слуховой нерв можно представить в виде многожильного кабеля, ведущего к устаревшему телефонному коммутатору, на котором все штепсели вставлены в свои гнезда. Затем штепсели поодиночке вынимаются, до тех пор, пока звон в ушах субъективно не уменьшится. Электрические выключатели могут служить той же цели.

Такие образы действительно порой вызывают улучшение в состоянии пациента. Однако основную пользу большинству пациентов приносит повышение их устойчивости к стрессу с помощью релаксации и усиления Эго. По всей видимости, образы, хотя и не влияют на воспринимаемый шум, уменьшают переживаемое стрессовое воздействие.