ЧУДЕСНЫЕ ИСЦЕЛЕНИЯ

Все люди по своей природной восприимчивости к внушению и по уровню воображения сильно друг от друга отличаются. Есть люди с неразвитым воображением, сильной волей и малой внушаемостью, а есть люди супервнушаемые, с богатым воображением и слабой волей. Именно на таких людях и удаются «чудеса мгновенного исцеления».

Впервые в мире В.М.Кандыба в 1967 году установил, что секрет лечебного и иного воздействия на человека на 90 % зависит не от мастера – гипнотизера, а от особенностей реагирования на транс самого пациента («Главный секрет гипноза», В.М.Кандыба, 1967).

Раньше было принято считать, что эффект гипнотического воздействия зависит от таинственных природных данных человека-гипнотизера, ну в крайнем случае, от его загадочного профессионального мастерства, секреты которого не всем доступны и т. д. Да, признавалось, что внушаемость, тип нервной системы, уровень воображения, отношения «врач – больной», его вера и другие данные пациента серьезно влияют на эффективность, но не решающим образом. Решающее было в «тайне личности гипнотизера», а не пациента. Заслуга В.М.Кандыбы в том, что он сместил акценты на личность самого пациента, его психофизиологические особенности, эмоциональность, воображение, критичность ощущаемой ситуации и т. д. Если целитель Иисус думал, что секрет в нем самом, то уже Фрейд сместил акцент на отношении «врач – больной». И только В.М.Кандыба благодаря современным возможностям отечественной науки доказал, что главный секрет в пациенте.

Практика показала, что в СССР «чудеса исцеления» возможны на 3–5 % населения, иногда даже чуть больше, если использовать авторитет телевидения, газет и других средств массовой информации, формирующих мощную предсуггестивную установку на «феноменальные» (чудесные) лечебные возможности какой-либо религии, системы или конкретного человека.

А теперь расскажем чуть подробнее о физиологическом механизме воздействия на человека внушением и трансом и о технологии чудесных исцелений.

Явление транса попало в поле зрения западной науки лишь в середине XVIII века, когда великий врач Франц Антон Месмер, следуя распространенной тогда моде, пытался лечить больных «магнитами». Однажды он случайно заметил, что в тех же случаях, когда помогает «магнит» (а именно, при лечении некоторых нервных расстройств), успех получается и при простом прикосновении одних его рук. Месмер подумал, что это объясняется истечением из его рук «животного магнетизма» или «магнетического флюида». С тех пор учение Месмера быстро распространилось, и транс был назван «магнетизмом», а тех, кто вводил людей в это состояние, назвали «магнетизерами». В основном это были артисты и фокусники, так как ученые, в лице французской Академии наук, не признали открытие Месмера.

На сеанс одного из таких магнетизеров (или их еще называли «месмеристы») в английском городе Манчестере пришел местный хирург Джеймс Брэнд и подметил реальные интересные явления. Брэйд увлекся их изучением, стал экспериментировать и нашел им объяснение, как внешним проявлениям особого нервного сна, возникающего как естественное следствие утомления взора, длительно и пристально сосредоточенного на блестящем предмете. Он назвал это состояние «гипноз», что на греческом языке означает сон. Кроме того, Брэйд подтвердил лечебное действие гипноза при лечении ряда заболеваний из собственной практики. В 1843 году Брэйд опубликовал свой основной труд «Нейрогшшология», и с этого момента началась эра научного изучения транса. В 1855 году Брэйд опубликовал статью «Соображения о природе и лечении некоторых форм параличей», в которой обобщил свой опыт успешного лечения функциональных параличей с помощью гипноза. Брэйд утверждал, что мысли и чувства постоянно влияют на тело, поэтому существует немало заболеваний (в том числе и функциональные параличи), причиной которых могут быть испуг, долгие тягостные переживания, внезапное нервное потрясение, горечь разлуки и т. п. В течении таких заболеваний, не поддающихся иногда никаким лекарственным средствам, ценный и быстрый целебный эффект оказывает трансовый сон. Вскоре Брэйд обнаружил еще одну важную особенность транса: погруженный в это состояние человек становится повышенно восприимчивым к воздействию слова врача, и тогда это слово оказывается способным лечить.

После смерти Брэйда мировым центром по изучению транса стала Франция. Врач из города Нанси Август Амвросий Льебо стал использовать метод Брэйда в своей практике, усовершенствовав его.

Льебо вводит понятие внушаемости и говорит, что внушаемость присуща всем людям, но в разной степени, а транс только усиливает это естественное свойство организма. Мысли, высказанные гипнотизером (внушение), а также собственные мысли, чувства, желания (самовнушения) оказывают на человека, находящегося в трансе, особенно глубок™ влияние, изменяя его чувствительность, деятельность внутренних органов, самочувствие, поведение. В этом же городе метод словесного внушения в своей клинике начал применять профессор Ипполит Бернгейм. Вскоре он убедился в том, что при определенных условиях, а именно, когда оказывают сильное воздействие на воображение или чувства человека, его восприимчивость к внушению и наяву оказывается ничуть не меньше, чем в трансе. Бернгейму удалось расширить возможности лечебного внушения и прояснить «чудесные исцеления». Значит, не всегда дело в трансе, и когда распалено воображение, когда подавлены все чувства и желания, кроме единственного, волнующего все существо – избавиться от недуга, исцелиться, стать снова здоровым и сильным – тогда лишь одно слово человека, на которого возлагается исполнение этой надежды, одно лишь прикосновение к нему или к святыне, от которой ждут спасения, может силой самовнушения привести к желанному эффекту – снять болезненный симптом, облегчить самочувствие.

Другой врач, профессор Шарко, начал исследования транса в Парижской психиатрической клинике, где было много больных женщин, страдавших истерией. Выяснилось, что они легко впадают в транс при действии внезапных, сильных раздражителей: резкого удара гонга, пронзительного звука камертона, внезапной вспышки света, внезапно застывая, как каменное изваяние.

Шарко выделил три стадии транса.

В глубокой (сомнамбулической) стадии больную можно одним только внушением, что она находится, например, в зоосаде, заставить пережить полную гамму впечатлений от такой прогулки. Она станет разговаривать с воображаемым попугаем, улыбаться якобы видимым ею мартышкам и т. д. Вместе с тем, Шарко показывает, что повышенная внушаемость вообще составляет главную черту больных истерией.

Разнообразие внешних проявлений этого заболевания, способного имитировать почти все заболевания: слепоту, глухоту, параличи, контрактуры, полное отсутствие болевой чувствительности или, наоборот, резкое ее обострение, кожные язвы, кровотечения, расстройства пищеварительного тракта, сердечно-сосудистой деятельности и др. – все это давно удивляло врачей.

Истерия иногда очень тяжелое заболевание. Симптомы ее чаще всего психогенны, то есть возникают вследствие воздействий на психику.

Они вызываются различного рода потрясениями и переживаниями, а также в связи с внушением и самовнушением. Но эти же причины могут приводить и к обратному эффекту, т. е. к исчезновению болезненных проявлений, что и может наблюдаться при «чудесных исцелениях».

С девяностых годов прошлого века мировым центром изучения транса стала Россия. В 1891 году на IV съезде Общества русских врачей в Москве с докладом «Единство гипнотизма у человека и животных» выступил выдающийся физиолог Василий Яковлевич Данилевский. Он подвел итоги многолетних (с 1874 г.) исследований, проведенных им на разных животных: лягушках, ящерицах, змеях, тритонах, черепахах, крокодилах, вьюнах, камбалах, электрических скатах, на разных птицах и птенчиках, на речных раках, морских крабах, мангустах, омарах, каракатицах и др. Все эксперименты свидетельствовали: транс – вполне естественное явление, оно может быть вызвано не только у человека, но и у разных животных, а явления, наблюдающиеся у них, глубоко сходны с симптомами транса у человека. У них наблюдается окоченение тела, застывание конечностей в любой приданной им позе, полная нечувствительность к боли и т. п.

В.М.Бехтерев считал транс видоизменением нормального сна, поэтому самым эффективным приемом введения человека в транс он считал словесное внушение, дополненное действием слабых однообразных физических раздражителей.

И.П.Павлов развил мысль И.М.Сеченова о том, что объяснение психическим явлениям следует искать в понятии рефлекса и попробовал условно-рефлекторную теорию В.М.Бехтерева на собачках. Было установлено, что фундамент психической деятельности составляют два основных, взаимно противоположных и тем не менее тесно друг с другом связанных, нервных процесса возбуждения и торможения. Установлено, что органом высшей психической деятельности является кора больших полушарий головного мозга, именно в ней сосредоточено высшее управление жизнедеятельностью организма. Когда мы бодрствуем, в мозгу преобладает процесс возбуждения, а нервные клетки коры максимально активны. Когда мы отдыхаем и спим, то преобладает торможение, но это не состояние бездеятельности – внутри клеток идет усиленная работа по усвоению питательных веществ и обновлению.

Установлено, что все, что совершается внутри и вне организма, воспринимается органами чувств и многочисленными чувствительными нервными окончаниями, посылающими сигналы – информацию в высший отдел мозга.

Проанализировав и суммировав ее, сравнив с уже хранящейся информацией, мозг отсылает сигналы-распоряжения к исполнительным органам нашего тела. Свои управляющие и регулирующие способности мозг приобрел в ходе эволюции нервных клеток. Но чувствительные и реактивные нервные клетки отличаются большой ранимостью и утомляемостью, поэтому превышение предела их работоспособности приводит к истощению, болезням и разрушению.

Но охраняет мозг от разрушения барьер – процесс торможения как главный механизм саморегуляции мозга. Поэтому если действует чрезмерный раздражитель, то деятельность мозговых клеток автоматически угнетается. Вначале величина их ответов перестает соответствовать силе раздражителя, а затем они перестают реагировать, и развивается полное торможение.

Ослабляют и снижают работоспособность мозговых клеток утомление, плохое питание, перенесенная инфекция, отравление ядами или наркотиками, нервные потрясения, стрессы, систематические физические и психические перенапряжения, вредные экологические факторы, наследственность от пьющих и курящих родителей и др. Это объясняется тем, что для ослабленных нервных клеток раздражители, бывшие прежде просто сильными, становятся запредельными, превышающими предел их рабочих возможностей.

Торможение и возбуждение являются подвижными процессами, возникнув в одном участке коры, они быстро могут распространяться внутрь и вглубь, в нижележащие отделы мозга. Поэтому во время сна нервные клетки охвачены торможением и слабо отвечают или совсем не отвечают на раздражители: шум, свет и т. д. Во время сна восстанавливается работоспособность нервных клеток, поэтому проснувшись, мы чувствуем себя отдохнувшими и свежими. В жизни человека сон и бодрствование ритмично сменяют друг друга, поэтому без сна человек не может обходиться. Обычно мешают ему или собственные мысли и переживания, или внешние помехи – шум, яркий свет и др.

Физиолог Б.Н.Берман установил, что торможение во время сна может быть не полным, какая-то зона может оставаться активной, и тогда сигнал, поступающий на нее, активизирует и «будит» весь организм. А так как транс – это разлитое торможение, то активная зона воспринимает лишь сигналы от того лица, кто погрузил в транс.

Поэтому стали говорить о трансе как искусственном частичном сне, а активный участок коры получил название «зона раппорта».

Позднее установили еще одну важную особенность работы мозга. Сосредоточенный в каком-либо месте коры больших полушарий мозга процесс возбуждения вызывает вокруг себя торможение, и наоборот, сконцентрированное в данном пункте торможение вызывает возбуждение в своей округе, в ближайших к нему участках нервных клеток коры. Последнее в 1984 г. было нами названо «активным искусственным сном» или «СК». Стало ясно, что транс вызывается теми же, что и сон, факторами – действием внезапных, чрезмерных раздражителей; раздражителей средних и слабых, но длительное время однообразно повторяющихся и при отсутствии возбуждающих моментов в обстановке.

И.П. Павлов писал: «Процедура гипнотизирования людей вполне воспроизводит описанные условия у животных – пассы, т. е. слабые однообразно повторяющиеся раздражения кожи; повторяющиеся в минорном, однообразном тоне, слова, описывающие физиологические акты сонного состояния; действие на истеричных сильными, неожиданными раздражителями; увеличение числа сеансов».

Внушение представлений, связанных со сном, вызывает в организме ряд сдвигов, соответствующих тем, которые происходят при засыпании. Понятно, что транс легче развивается, когда кора ослаблена утомлением, отравлением, болезнью, операцией и т. д. – срабатывает охранительное торможение.

Установлено, что словом можно глубоко воздействовать на жизнедеятельность организма, на работу внутренних органов и систем, на чувствительность, обмен веществ и т. д. Для человека слово является реальным физическим раздражителем, на который мозг и организм обязательно реагируют, в том числе и в том случае, когда человек сам себе его произносит вслух или мысленно. Но особенно велика роль слова на человека, погруженного в ту или иную степень транса. А в глубоких степенях транса слово действует неодолимо и эффективно.

Различают три степени глубины транса – сонливость, гипотаксию и сомнамбулизм. При сонливости наблюдаются легкая дремота и общее расслабление. При гипотаксии, характеризующейся угнетением произвольных движений, имеет место каталепсия – воско-видная гибкость, т. е. такое состояние, когда тело или его часть сохраняют приданное им искусственное положение. В каталептическом состоянии можно внушить повышенный мышечный тонус – добиться «каталептического моста». При сомнамбулизме (снохожденип) можно внушить различные зрительные, слуховые, обонятельные и иные мнимые восприятия (галлюцинации): человек «видит» внушенные предметы, «слышит» звуки, имеет разные мнимые ощущения. В этом состоянии все приказы выполняются; можно изменить возраст (возрастная регрессия); изменить вкус (горькое на сладкое и т. д.), состав крови, температуру, любые физиологические сдвиги, психологические установки и поведение, привычки; вызвать пост-и пренатальные переживания, состояния сверхпамяти, творческого или психофизического подъема, изменять эмоциональное состояние; управлять посттрансовой физиологией и поведением (постсуггестнвный эффект); вызвать трансперсональные переживания; записать или стереть из памяти что угодно; выполнить «зомбирование»; развить любые способности; резко улучшить любые спортивные, музыкальные и иные возможности; вызвать физиологию «невесомости» или повышенного веса; можно кодировать по любой личностной программе, в том числе и на несколько личностей с разными способностями и профессией переключением на любую из них по установленному сигналу; быстро развивать биолокационные и иные способности и т. д.

Повышенная внушаемость больных истерией и других очень внушаемых лиц приводит к тому, что иногда даже незначительные неприятные ощущения в каком-либо внутреннем органе или чувство слабости в руках, ногах могут под действием самовнушения (или гетеровнушения) вызвать истерические параличи, припадки, немоту, глухоту, слепоту, заболевания внутренних органов и др.

Психология bookap

Такие болезни являются психогенными, и именно они излечиваются «чудесным» образом, удивляя людей «чудесным исцелением».

Следует добавить, что психогенные заболевания часто возникают под влияем нервных потрясении, переживаний, страха, горя, чьей-то ятрогенической установки, частых стрессов, неприятностей на работе или в семье, чрезмерного переутомления и т. д.