НАРКОТИЧЕСКИЙ ПСИХОАНАЛИЗ

Наиболее интересные исследования измененных состояний сознания, вызываемых приемом психоделических препаратов и применением дыхательных нефармакологических методов глубинной психотерапии выполнил американский исследователь Станислав Гроф. Признание среди специалистов получили его работы: «Области бессознательного» (1975), «Встреча человека со смертью» (1977), «ЛСД-терапия» (1980), «За пределами мозга» (1985), «Приключение самооткрытия: измерения сознания и новые перспективы психотерапии и внутреннего исследования» (1986), «Области бессознательного: данные исследований ЛСД» (1988) и др. По результатам своих почти 30-летних психоделических исследований Гроф попытался описать картографию трансперсонального сознания, соединив свои теоретические подходы с психоаналитической западной психологией и восточной вульгарной мистикой. 25 лет Гроф принимал лично наркотики, выполнив за это время свыше полутора тысяч наркосеансов. Гроф на личном примере смог описать измененные состояния сознания, которые возникают в результате приема наркотиков, что для науки бесценно. Главный вывод Грофа, психиатра, доктора медицины, что ЛСД может быть использован за рамками медицины – для самосовершенствования человека. Однако, учитывая негативную реакцию чиновников от медицины на ЛСД-терапию, Гроф изменил своим взглядам и стал искать иные, нефармакологические методы приведения сознания в особое измененное состояние, которое может служить «рабочим фоном» для воздействия на психику и физиологию человека. Со временем собственная психика Грофа стала «подводить» талантливого ученого, и он стал «путать» воображаемое с реальным. В результате его научные взгляды сильно трансформировались, он увлекся Пранаямой. Безграмотно вырвав из нее учащенное глубокое дыхание и объявив возникающий транс панацеей от всех болезней и главным условием духовной самореализации (нечто похожее на теорию и практику «метода Бутейко», который также вырвал из Пранаямы одно упражнение и объявил его панацеей и авторским методом оздоровления).

Свои методы оздоровления Гроф назвал «холотроп-ным дыханием», «ребефингом» и «трансперсональной психологией». Став руководителем созданной им Международной трансперсональной ассоциации, Гроф занялся околонаучной «деятельностью» по созданию методов «выхода в астральный мир», «реинкарнации», «духовной самореализации» и т. п. психоаналитического бреда, правда, без фрейдовской сексуальной озабоченности.

Тем не менее, Гроф все-таки был когда-то настоящим исследователем, и хотя он часто ошибался, но все равно необходимо об этом периоде его жизни кое-что рассказать. Это будет полезно знать не только моим ученикам, но и любому исследователю «феномена человека»: антропологам, изучающим туземные культуры и шаманские практики, обряды инициации и церемонии целительства; танатологам, исследующим смерть и предсмертные состояния и переживания; СК-терапевтам, психотерапевтам и психоаналитикам; ученым, занимающимся лабораторными исследованиями измененных состояний сознания и использующим для этих целей сенсорную изоляцию, эмоциональные перегрузки, биообратную связь, холофоническое звучание, специальные позы и дыхательные упражнения, различные психотехники устойчивой концентрации внимания и техники двигательного рассредоточения внимания, техники «кружения» и иных трансгенных движений; психиатрам-клиницистам, работающим с пациентами, переживающими измененные состояния сознания в острой форме; парапсихологам, экстрасенсам, гипнотизерам, физикам, юристам, тренерам к т. д.

Гроф считал, что древние духовные системы и первобытные мифы кажутся странными и бессмысленными только потому, что их научное содержание либо неизвестно, либо искажено антропологами и филологами, не владеющими простейшими физическими, медицинскими или астрономическими знаниями. Поэтому Гроф считал, что современной науке в ближайшем будущем придется построить новую концепцию реальности и «феномена человека», в которой будут учтены результаты мистических достижений древних цивилизаций и современные исследования сознания. При этом Гроф ссылался на исследования нейрохирурга Пенфилда и его книгу «Тайна сознания» (1976), в которой автор, подводя итог всей своей исследовательской деятельности, выразил глубокое сомнение в том, что сознание является продуктом мозга и его можно объяснить в терминах церебральной анатомии и физиологии.

Гроф не соглашался с современной научной парадигмой, обвиняя ее в механистичности и ньютон-картезианстве. Смоделированная по Ньютону и Декарту, но без концепции Бога, современная наука разработала картину Вселенной в виде комплекса механических систем из пассивной и инертной материи, развивающегося без участия созидательной разумности. От «большого взрыва» через изначальное расширение галактик до рождения солнечной системы и ранних геофизических процессов, создавших нашу планету, космическая эволюция управлялась исключительно слепыми механическими силами. С этим Гроф принципиально не соглашался, ты как по этой модели жизнь зародилась в первозданном океане случайно в результате беспорядочных, нецеленаправленных и хаотических химических реакций. Точно так же клеточная организация материи и эволюция к высшим формам жизни возникли механически, без участия разумного принципа, в результате случайных генетических мутаций и естественного отбора, обеспечивающего выживание более приспособленных, что в конце концов привело к разветвлению филогенетической системы иерархически организованных видов во все возрастающим уровнем сложности.

Затем, по дарвиновской генеалогии, когда-то, очень давно, произошло необъяснимое событие бессознательная материя стала осознавать себя и окружающий мир.

Гроф считал, что механизм этого необъяснимого события по трансформации мертвой материи в сознание находится в полном противоречии даже с наименее строгими научными рассуждениями. Правильность такой трансформации материи считается сама собой разумеющейся, а отсутствие прямых фактов и доказательств переадресовывается к будущим научным исследованиям. Гроф не согласен, что сознательность присуща только живым организмам и что она требует высокоразвитой центральной нервной системы и является эпифеноменом физиологических процессов в головном мозге. Гроф считал, что вероятность того, что человеческая разумность развилась из химического ила первобытного океана благодаря всего-навсего случайной последовательности механических процессов, равна вероятности того, что вихрь, пронесшийся над помойкой, случайно соберет «Воинг-747».

Гроф считал, что современная наука, насколько он с ней знаком, не может объяснить некоторые эксперименты с гипнозом, сенсорной изоляцией и перегрузкой, сознательным контролем внутренних состояний, биообратной связью и акупунктурой, различные восточные и шаманские практики и др. В этих рассуждениях Гро-фа, как и у всех западных психоаналитиков, наблюдается элементарная профессиональная безграмотность. Совершенно не зная работ Бехтерева, Ухтомского, Лу-рии, Кандыбы, Казначеева, Гуляева, Ромена, Инюшина, Меделяновского, Судзуки, Йогенды, Шульца, Ло-занова, Годика и др., Гроф самым бессовестным образом утверждает что-то насчет современной науки, с которой он, как мы видим, совершенно не знаком. А ведь мы упомянули только самых крупных ученых мира, кроме них есть тысячи добросовестных исследователей, работы которых «доктор медицины» должен знать, например, исследования Кирлиан, Охатрина и др.

Во многих рассуждениях Грофа отсутствует понимание работ собственных «учителей»: Фрейда, Юнга, Адлера, Фромма и др.

Уровень научного мышления Грофа, как только он пытается теоретизировать, показывает отсутствие строго экспериментального материала во всех случаях, кроме исследований с психоделическими препаратами.

Гроф считает, что данные психоделических исследований позволяют утверждать, что аналогичные измененные состояния сознания возникают в современных видах западной психотерапии и телесной терапии, не использующих психоделики: в юнгианском анализе, психосинтезе, неорайхионизме, гештальной практике, модифицированных формах первичной терапии, в управляемом воображении с использованием музыки, рольфинге, различных техниках «второго» рождения, техниках «возвращения к прошлой жизни», модернизированной сайентологии, холотропной терапии, пара-психологических исследованиях Раина, Мерфи, Эйзен-бада, Криппнера, Тарта, Грина, Хастингса, Тарга, Пат-хофа и др., а также в танатологии и ЛСД-терапии.

Гроф считает, что психоделики являются катализаторами ментальных процессов. Вместо того, чтобы вызывать типичное медикаментозное состояние, они активизируют предшествующие матрицы или потенциалы человеческого ума. Под действием этих препаратов человек переживает не «токсический психоз», по существу никак не связанный с функциями психики в нормальном состоянии, а фантастическое внутреннее путешествие в собственное бессознательное. Эти препараты раскрывают и делают доступным непосредственному восприятию широкий диапазон обычно скрытых явлений, относящихся к неотъемлемым способностям человеческого ума и играющим важную роль в нормальной психической деятельности.

Поскольку психоделической спектр охватывает весь диапазон человеческих переживаний, он включает и все упоминавшиеся ранее феномены не медикаментозных методов – церемоний туземцев, духовных практик, эмпирической психотерапии, лабораторных экспериментов, парапсихологических исследований, биологически экспериментальных и предсмертных состояний и др. В то же время усиливающие и катализирующие свойства психоделиков позволяют добиваться необычных состояний сознания экстраординарной интенсивности и ясности в контролируемых условиях и с высоким постоянством. Поэтому Гроф с 1954 года провел более 3000 ЛСД-сеансов и просмотрел отчеты о более 2000 сеансов, проведенных в США и Чехословакии.

За многие годы клинической работы с психоделиками с использованием психолитической и психоделической терапии на различных больных и здоровых людях у Грофа создалось впечатление, что многочисленные наблюдения в ходе психоделической терапии невозможно адекватно объяснить в терминах современной науки и в контексте существующих на Западе нейрофизиологических моделей мозга. Гроф считает, что «не осталось сомнений в том, что современное понимание Вселенной, природы, реальности и человека является поверхностным, неверным и неполным». Для доказательства своей правоты Гроф приводит краткое описание характеристик полученных им измененных неординарных состояний сознания.

В психоделических и иных сеансах необычных переживаний можно испытать драматические эпизоды самого разного рода, причем с живостью, реальностью и интенсивностью, сравнимыми с обычным восприятием материального мира или превосходящими его. Хотя зрительный аспект этих эпизодов стоит, пожалуй, на первом месте, надо сказать, что вполне реалистичные переживания могут быть и во всех других сенсорных областях. Иногда отдельные мощные звуки, голоса людей или животных, целые музыкальные последовательности, интенсивная физическая боль и другие соматические ощущения или отчетливые вкус и запах могут доминировать в переживании или играть в нем важную роль. Способность к формированию понятий может подвергаться при этом сильному воздействию, а интеллект может создавать интерпретации действительности, не свойственные данному человеку в обычных состояниях сознания. Кроме того, необычные состояния сознания сопровождаются мощными эмоциями в разных диапазонах.

У многих психоделических переживаний есть одно общее качество присущее и повседневной жизни с ее последовательными событиями, происходящими в трехмерном пространстве и линейном времени. Однако также типичны и доступны дополнительные измерения и эмпирические альтернативы. Психоделическое состояние несет в себе многоуровневое и многомерное качество, и ньютон-картезианские последовательности внутренних событий кажутся произвольными вставками в сложном континууме беспредельных возможностей. В то же время они обладают всеми характеристиками, которые ассоциируются с восприятием материального мира объективной реальности. Гроф считает, что психоделические состояния сопровождаются видениями, ощущениями по всем рецепторам и эмоциональными переживаниями, включая механизмы памяти, намного глубже, объемнее, чем в реальном мире. Причем переживания и видения могут идти многомерно, многозначно и одновременно в нескольких измерениях, но в одном времени. То есть, одновременно «идут» несколько «фильмов» с разными сюжетами, и сознание эйдетически нормально все это воспринимает. | Гроф уверен, что эта внутренняя реальность является частью единой общей Реальности, в которой внешняя реальность и наш опыт и знания занимают лишь самую малую часть. Это – суфийская точка зрения на природу человека и природу Реальности и Бога, жаль, что Гроф с нею незнаком и выдает ее за свою, хотя суфии об этом говорят уже тысячи лет, начиная со II тысячелетия до н. э. (Саади Ширази, Фаридуддин Аттар, Джала-луддин Руми, Ибн аль Араби, Мухаммед, Ибн Рушд, Раймонд Луллий, Роджер Бэкон, Аль-Газали, Абу Бакр, Тубан Абд аль-Файз, Джами, Мисри, Худжвири, Омар Хайям, Аль-Тургаи, Калабаджи, Нури и др.).

Гроф утверждает, что участники ЛСД-сеансов часто говорят об образах, но у этих образов нет качества застывших фотографий. Они находятся в постоянном динамическом движении и обычно передают некие драматические события и действия. Но и термин «внутреннее кино», который так часто возникает в отчетах по ЛСД-сеансам, не вполне верно описывает их природу.

Психоделические видения действительно трехмерны и обладают всеми качествами обыденного восприятия. Они кажутся происходящими в определенном месте и могут восприниматься с различных направлений и углов при достаточно четком параллаксе. Возможны укрупнение изображения и выборочный фокус на различных уровнях и планах эмпирического континуума; восприятие или реконструкция тонкого строения; зрение через прозрачную среду представляемых объектов, таких как клетка, тело эмбриона, части растения или драгоценного камня.

Произвольный сдвиг фокуса является только одним из механизмов стирания и прояснения образов. Картины также могут проясняться, когда устранены искажения, вызванные страхом, защитой и сопротивлением, или когда содержанию позволено развиваться в континууме линейного времени.

Важной характеристикой психоделического переживания является, по Грофу, трансцендирование пространства и времени, когда линейный континуум между микрокосмическим миром и макрокосмом, который кажется абсолютно обязательным в обычном состоянии сознания, как бы не принимается во внимание. Размер воспринимаемых объектов покрывает весь возможный диапазон – от атомов, молекул и отдельных клеток до гигантских небесных тел, солнечных систем и галактик. Явления из «зоны средних измерений», непосредственно ощущаемые нашими органами восприятия, оказываются в том же эмпирическом континууме, что и те, для восприятия которых обычно требуется такая сложная технология, как микроскопы и телескопы. С эмпирической точки зрения, различие между микрокосмом и макрокосмом произвольно: они могут сосуществовать в одном и том же переживании и взаимозаменяться.

По утверждению Грофа, участник ЛСД-сеанса может ощущать себя единичной клеткой, эмбрионом и галактикой, и эти три состояния могут возникнуть одновременно или поочередно из-за простого сдвига фокуса. Следует заметить, что описание «размерных» субъективных переживаний Гроф дает правильно, но вот выводы он делает алогичные, что, мол, человеку доступно в ощущениях восприятие микро-и макромира.

Собственно, почему мы считаем, что психика Грофа «поехала»? Как раз поэтому, так как он начинает путать внутренние субъективные ощущения с реальными объективными. Однако продолжим очень важное для науки изучение личного опыта Грофа как ЛСД-исследователя.

Гроф сообщает, что подобным же образом в психоделических и иных состояниях трансцендируется линейность временных последовательностей. В одно и то же время могут возникать сцены из разных исторических временных контекстов, они могут выглядеть значимо связанными между собой по эмпирическим характеристикам. Так, травматические переживания из детства, болезненный эпизод биологического рождения и то, что представляется памятью трагических событий, как считает Гроф, «предыдущих воплощений», могут возникнуть одновременно как части одной сложной эмпирической картины. И снова у человека есть выбор избирательного фокусирования; он может остановиться на любой из этих сцен, переживать их все одновременно или воспринимать попеременно, открывая для себя смысловые связи между ними. Линейный временной интервал, господствующий в повседневном опыте, не имеет здесь значения, и события из различных исторических контекстов появляются группами, если в них присутствует один и тот же тип сильной эмоции или интенсивного телесного ощущения.

Гроф считает, что психоделические и иные аналогичные состояния содержат в себе множество эмпирических альтернатив линейному времени и трехмерному пространству. Гроф утверждает, что события из недавнего и отдаленного прошлого или из будущего могут переживаться в неординарных состояниях с такой живостью и такой сложностью, которые обычное сознание способно фиксировать только в настоящем моменте. В некоторых психоделических переживаниях время кажется замедленным или необычайно ускоренным, а в других течет в обратную сторону или полностью трансцендируется и прекращает течение.

Оно может выглядеть идущим по кругу или кругообразно и линейно сразу, может следовать по спиральной траектории или по своеобразным рисункам отклонения и искажения. Часто время трансцендируется как самостоятельное измерение и приобретает пространственные характеристики: прошлое, настоящее и будущее накладываются одно на другое и сосуществуют в настоящем моменте. Иногда люди под действием ЛСД переживают различные формы путешествия во времени, возвращаясь в исторические времена, проходя через временные петли или выскакивая из временного измерения вообще и вновь попадая в другую точку истории.

Гроф утверждает, что восприятие пространства может претерпевать аналогичные изменения: измененные состояния сознания показывают узость и ограниченность пространства трех координат. Пространство может ощущаться искривленным, замкнутым на себя; могут восприниматься миры, имеющие четыре, пять и больше измерений. Некоторые чувствуют себя безразмерной точкой сознания. Некоторые видят пространство как произвольную конструкцию, как проекцию ума, не имеющую объективного существования вообще. При определенных обстоятельствах любое число взаимопроникающих вселенных различных порядков может быть увидено в холографическом сосуществовании. Как и в случае путешествия во времени, можно пережить ментальное пространственное путешествие с линейным переносом в другое место, прямое и немедленное перемещение через пространственную петлю или полный выход из пространственного измерения и появление в другом месте.

Как мы видим, описание Грофа полностью совпадает с аналогичными описаниями мистических переживаний древних исследователей, но у Грофа описано современным языком психиатра, и в этом большая ценность его личного опыта. Не секрет, что многие древние ученые не находили слов, чтобы описать эту внутреннюю реальность, и иногда утверждали, что это описать вообще невозможно. Только суфийская традиция кое-что смогла выразить в стихах, притчах и музыке.

Гроф считает, что еще одной важной характеристикой психоделических состояний является трансцен-денция различия между материей, энергией и сознанием. Внутренние видения могут быть настолько реалистичными, что успешно имитируют явления материального мира, и наоборот, то, что в повседневной жизни представляется твердым и осязаемым «материалом», может рассыпаться в паттерны энергии, в космический танец вибраций или в игру сознания. Вместо Мира отдельных объектов и индивидов может появиться недифференцированное вместилище энергетических паттернов или сознание, в котором различные виды и уровни разграничений условны и произвольны. Гроф утверждает, что тот, кто изначально видит в материи основу существования, а в разуме – ее производное, способен впервые открыть для себя, что сознание есть независимый принцип в смысле психофизического дуализма, и принять его в конечном счете за единственную реальность. В этих состояниях трансцендируется сама дихотомия между существованием и не существованием; форма и пустота предстают эквивалентными и взаимозаменяемыми.

По мнению Грофа, важным аспектом психоделических состояний являются возникающие комплексные переживания с конденсированным или составным содержанием. Некоторые переживания можно расшифровать как многозначные символические образования, в которых связанные эмоционально и тематически элементы из самых разных областей сочетаются наиболее созидательным способом.

Прослеживается фрейдовская параллель между динамическими структурами и образами сновидений. Другие сложные переживания оказываются более однородными: вместо того, чтобы отражать множество тем и уровней смысла (включая и противоречивые по природе), такие явления представляют множественность содержания в унифицированной форме за счет суммирования различных элементов.

Переживания дуального единства с другой личностью (то есть ощущение собственной тождественности и одновременно единения, нераздельности с другой личностью), сознания группы индивидов, всего населения страны или всего человечества принадлежит именно к этой категории. Также следует упомянуть архетипические переживания Великой и Ужасной Матери, Мужчины, Женщины, Отца, Любовника, Космического человека или всеобщности Жизни как космического явления.

Тенденция создавать составные образы проявляется не только во внутреннем контексте психоделического опыта. Она ответственна за еще один распространенный феномен – иллюзорную трансформацию физического окружения или людей, присутствующих на психоделическом сеансе, при высвобождении бессознательного материала у человека, испытывающего действие ЛСД с открытыми глазами. И в этом случае переживания представляют собой сложные напластования, в которых восприятие внешнего мира сочетается с проекцией элементов, образующихся в бессознательном. Врач может одновременно восприниматься и в обыденном облике, и в роли родителя, палача или архетипического существа.

Помещение, где проходит сеанс, может иллюзорно трансформироваться в детскую спальню, разрешающуюся родами матку, тюрьму, камеру смертников, публичный дом, хижину туземца и т. д., в то же время, сохраняя на другом уровне свой обычный вид строф, указывает и на трансценденцию различия между Эго и элементами внешнего мира или, говоря обобщенно, между частью и целым.

В ЛСД-сеансе возможно переживание себя кем-то или чем-то другим – либо с сохранением исходной идентичности, либо без таковой. Переживание себя в качестве бесконечно малой частицы Вселенной вовсе не кажето несовместимым с ощущением себя в то же самое время любой другой ее частью или же тотальностью всего существующего. Возможны переживания одновременно или попеременно различных форм идентичности.

Одна крайность – полное отождествление с отдельным, ограниченным и от всего отчужденным биологическим существом, обитающим в материальном теле или действительно являющимся этим телом.

Индивид отличен от всего остального и представляет собой только бесконечно малую и в конечном счете ничтожную частицу целого. Другой крайностью является полная эмпирическая идентификация с недифференцированным сознанием Универсального Разума или Пустоты и, таким образом, со всей космической сетью и с тотальностью существования.

Этот опыт обладает парадоксальным свойством: он бессодержателен и одновременно всесодержателен; ничто не существует в нем в конкретной форме, но в то же время все существующее кажется представленным или предстает в потенциальной, зародышевой форме.

Анализируя содержание ЛСД-явлений, Гроф разделил их на четыре типа переживаний:

1) абстрактные или эстетические переживания;

2) психодинамические или биографические;

3) перинатальные или дородовые;

4) трансперсональные или психогенетические.

Гроф считает, что в сфере сознания нет четких пределов и разграничений, тем не менее можно выделить четыре отдельных уровня или четыре области психики и соответствующего им опыта:

1) сенсорный барьер;

2) индивидуальное бессознательное;

3) уровень рождения и смерти;

4) трансперсональная область.

Гроф считает, что большинству людей вполне доступны переживания на всех четырех уровня. Эти переживания можно наблюдать: во время сеансов с психоделическими препаратами; в экспериментальной психотерапии с использованием музыки, дыхания, танца, специальных движений тела; в лабораторных методах изменения сознания с помощью биологической обратной связи, лишении сна, сенсорной изоляции или сенсорной перегрузки, разнообразных кинестетических устройств; с помощью религиозных обрядов древности; восточных духовных практик; при спонтанных эпизодах неординарных состояний сознания; в шаманских процедурах; в ритуалах перехода-инициации; в церемониях целительства; в мистериях смерти-возрождения; в трансовых танцах; в экстатических религиях и др.

Гроф утверждает, что в измененных состояниях сознания исследователи часто ощущают себя утробным плодом и способны переживать различные аспекты биологического рождения с очень специфическими и достоверными подробностями, при этом родовая травма составляет, видимо, самую суть процесса. Поэтому Гроф называет эту сферу бессознательного «перинатальной». Гроф считает, что для теории и практики глубинной эмпирической работы весьма полезно постулировать существование гипотетических динамических матриц, управляющих процессами, относящимися к перинатальному уровню бессознательного, и назвать их «базовыми перинатальными матрицами» (БПМ). Помимо того, что эти матрицы несут свое собственное эмоциональное и психосоматическое содержание, они действуют еще и как принципы организации материала на других уровнях бессознательного, Гроф приводит следующий краткий обзор биологической основы отдельных БПМ (базовых перинатальных матриц):


ris5.jpg



ris1.jpeg

Гроф предложил дыхательный вариант эмпирической психотерапии, заключающийся в активизации бессознательного гипервентиляцией (глубоким и частым дыханием), разблокировании «энергии», сдерживаемой в эмоциональных и психосоматических симптомах, и в обращении сложившегося «энергетического баланса» в поток переживаний. Этот метод отреагиро-вания (катарсиса) Гроф рекомендует для лечения самых разных заболеваний.

Метод Грофа основан на сочетании интенсивного дыхания, интроспективной ориентации, изменяющей музыки, непредвзятого подхода с расширенной картографией психики.

Пациента просят принять положение полулежа с закрытыми глазами, сосредоточиться на дыхании и удерживать режим дыхания более быстрый и эффективный, чем обычно. После 40–60 минут напряжения в теле скорее всего образуют стереотипную схему мышечной брони и в конце концов с продолжением гипервентиляции высвободятся. Кольца сильного сжатия могут развиваться вдоль позвоночника, они приобретают форму «чтенсивного опоясывающего давления или ца-же боли во лбу или в глазах, сжатия горла с напряжением и странными ощущениями вокруг рта и со сведением челюстей, тугих поясов в области груди, пупа и низа живота. Кроме того, в кистях и руках, а также в ступнях и ногах обычно происходят характерные сокращения, иногда болезненные.

В клинической практике сдавливание и напряжение бывает только в определенном месте. Карпопедальные спазмы (сокращения мышц кистей и ступней) являются обязательными физиологическими ответами организма на учащенное интенсивное дыхание и называются „синдромом гипервентиляции“. Синдром часто сопровождается тревожным состоянием (у невротиков, склонных к истерии), тогда с ним справляются при помощи транквилизаторов, инъекций кальция или с помощью бумажного пакета, надетого на лицо. При продолжении дыхания области сжатия, как и карпопедальные спазмы, чаще всего релаксируют, и в конце концов человек достигает чрезвычайно мирного, безмятежного состояния с видениями света и ощущением любви и единения.

Во время гипервентиляции по мере нарастания напряжении н их постепенного исчезновения полезно представлять усиление давления при каждом вдохе и освобождение при выдохе. В это время у пациента (испытателя) могут возникать различные мощные переживания – детства, рождения и др.

Эффект гипервентиляции усиливается специальной музыкой и другими звуковыми эффектами, а также наличием других испытателей, особенно при работе в паре попеременно. На первом сеансе, в течение часа, треть достигает стадии трансперсонального опыта.

В идеале не нужно ничего, кроме поддержания определенной схемы дыхания и полного раскрытия всему, что бы ни происходило.

Иногда глубокое дыхание может спровоцировать элементы отреагирования – крики, кашель, рвоту. В этих случаях нужно дать этим абортивным реакциям выразился и как можно скорее вернуть испытателя к контролируемому дыханию.

Необходимо убедить испытателя полностью отдаться возникающим ощущениям и эмоциям и искать подходящий способ их выражения (звуками, движениями, позами, гримасами, сотрясениями и т. д.), главное, что-бы ничего не анализировать. Функция врача – следить за потоком энергии и сдавливаниями и помогать усиливать проявляющиеся процессы и ощущения, способствовать их полному переживанию и выражению. При этом пациент должен в течение всего процесса кратко сообщать о том, что происходит в его теле: места блокировок и сжатий, избыточные заряды в определенных областях, давление, боль, спазмы, холод, тепло, а также психологические реакции – тревога, чувство вины, гнев, удушье, тошнота, давление в мочевом пузыре и т. д.

Когда пациент сообщает о давлении в голове или в груди, врач подчеркивает давление именно в этих областях, просто положив туда руку. Аналогично, различные виды мышечной боли должны быть усилены глубоким массажем. Если пациент ощущает, что он толкается во что-то, врач обеспечивает сопротивление. Ритмичным надавливанием или массажем врач должен способствовать рвоте или спазматическому кашлю, переходящему в рвоту или в выделение слизи.

Ощущения удушья и сдавливания в области горла следует сопроводить надавливанием на нижнюю челюсть, ключицу или лестничную мышцу.

Основной принцип помощи врача – поддержать и усилить конкретный начавшийся процесс, ни в коем случае не навязывая свои представления о том, что „должно“ быть. Все должно быть автоматически и естественно, как в лучших аналогичных восточных практиках. Музыку следует слушать влюбленно, полностью ей отдаваясь и позволяя ей резонировать во всем теле с возникновением эмоции любви или слез, смеха, различных звуков, движений руками, ногами, головой, дрожи и т. д. Кстати, музыка должна быть красивой („космической“) и громкой, чисто написанная и качественно звучащая.

Итак, мы видим, что после всех своих рассуждений, Гроф взял обычные в России и на Востоке методы воздействия на человека: дыхание, музыку, концентрацию внимания на ощущениях и движение.

Гроф, как и вся западная психоаналитическая наука, начиная с Фрейда, так и не поняли роль транса в психотерапии. А ведь транс – это главный профессиональный секрет России и Востока, поэтому Гроф, как талантливый любитель, многое сделал в ЛСД-терапии, но вот когда он хочет заняться эмпирической психотерапией, то выглядит смешно.

Тем не менее мы уважаем прошлый исследовательский талант Грофа и уделили ему много времени в своей книге в надежде, что он начнет рано или поздно учиться своей профессии всерьез, хотя и на сегодня он на Западе – лучший.

А теперь приведем, чуть подробнее, современную суфийскую психотехнику интуитивных озаренных переживаний.

Техника состоит из следующих последовательных этапов:

1. Предсуггестия.

2. Вход в глубокое СК.

3. Переживание озарения.

4. Кодирование.

5. Посттрансовое программирование.

6. Выход из СК.

Предсуггестия. – Выполняется перед сеансом. Цель этой процедуры – сформулировать и написать лично крупными печатными буквами на листе чистой бумаги, что Вы хотите от предстоящего сеанса саморазвития и саморегуляции. Писать следует, четко формулируя свои мысли в виде отдельных коротких предложений и каждое предложение – с новой строки. Лист бумаги закрепить, чтобы было его видно, перед собой и выучить содержание наизусть.

Приказать себе и запомнить, что вы автоматически откроете глаза и выйдете из транса после выполнения этой программы.

2. Вход в глубокое СК. Необходимо стоять, ноги на ширине плеч, руки – вдоль туловища, свободно опущены вниз. Неподвижный и немигающий взгляд на середину листа с предсуггестивной установкой.

Смотреть 15–20 секунд до утомления) и, закрыв глаза, расслабиться, слегка качнувшись всем телом вперед-назад 2–3 раза.

Выполнить повороты опущенной вниз головы влево-вправо до упора и максимально расслабить мышцы шеи (необходимо обязательно добиться этого эффекта, чтобы кровь свободно поступала в мозг).

Затем, положив руки на затылок сверху, согнуть туловище головой вниз максимально, сохраняя при этом устойчивую позу. 1–2 минуты выполнять расслабленные раскачивания в стороны всем туловищем (при этом голова почти болтается и наполняется кровью за счет того, что она опущена вниз). Затем, строго индивидуально (у всех это время разное) выполнить в прежней позе с опущенной головой столько кружений (вращений вокруг вертикальной оси), пока не наступит легкое затуманивание и „суфийское опьянение“.

После того разогнуться, открыть глаза, опустить руки и посмотреть на лист предсуггестии и громко вслух его прочитать три раза с паузами.

Включить громкую медитативно космическую ритмическую музыку и, продолжая оставаться расслабленным и пьяным, начать круговые вращения головой, вновь закрыв глаза и усиливая ощущение „опьянения“ и эйфории. Почувствовав полное „пьяное“ расслабление, лечь на заранее подготовленный к сеансу коврик или мат. Максимально расслабившись, начать мощное и глубокое, без пауз, дыхание, удерживая свое устойчивое внимание вначале на вдохе, а затем, успокоив дыхание, на музыке и имитации руками и головой танца, строго в такт музыке. Необходимо влюбиться в музыку и самому стать музыкой… Ничего нет: ни тела, ни отмщений только музыка, которая все больше успокаивается и становится религиозно-философской, вызывая сильную эмоцию всепрощения, раскаивания и любви ко всему…

3. Если сеанс выполняется в группе и в присутствии духовного Учителя, то на этом этапе следует энергетическое упражнение с гетеросуггестивной помощью Учителя, и затем Учитель вызывает у учеников сильнейшую, почти невыносимую, экстатическую эмоцию Любви и слияния с Единой Реальностью изнутри-наружу.

4. Если есть Учитель, то он выполняет запрограмми рованное или лечебное кодирование, а если Учителя на сеансе нет, то ученик мысленно посылает себе самоприказы строго по тексту листа, несколько раз с паузами.

5. На этом этапе необходимо рассредоточить свое внимание на тех процессах и ощущениях, которые возникают в организме и психике, а затем постараться растворить контроль своего сознания в эмоции Любви.

Необходимо теперь дать организму отреагировать на возникающий и углубляющийся суфийский транс. Постепенно в работу включаются интуиция и бессознательное. Начинается чисто автоматическое „отреагирование“: визуально-интеллектуальное, экстатически-эмоциональное, физическое, энергетическое и физиологическое. Желательно, чтобы кто-то присутствовал на самостоятельном сеансе.

6. Выход из СК. Следует автоматически. Глаза сами открываются, и вы выходите из транса. Отдохните 5-10 минут, насладитесь и запомните ваше состояние. Проанализируйте, что вы помните, что с вами произошло, что теперь чувствуете…

Несколько замечаний. Во время озарения возможны различные реакции организма:

1. Эмоциональные – в виде экстатических эмоций любви, радости, счастья, блаженства, грусти, одиночества, горя, страха, желания плакать и слез и др.

2. Интеллектуальные – в виде различных мыслей, биографических воспоминаний, символов, драматической последовательности каких-то сложных во времени и пространстве событий, знаний и др.

3. Визуально-образные – в виде картины и видений микромира и макромира, сложно пространственных картин, образов и символов, сложно объемных и многомерных видений, космических видений, одновременных во времени разных ситуационно развивающихся последовательностей образов и картин, иногда с общей доминирующей эмоцией и др.

4. Физические – различные движения руками, ногами, головой, туловищем и т. д.; имитация каких-то занятий, например, игра на скрипке; крики, связная речь, стихи, непонятные звуки; различные ощущения – вкуса, запаха, боли, тепла, холода, мышечного напряжения и др.

5. Энергетические – легкая дрожь, легкий тремор, ощущения покалывания и озноба, легкие судороги и подергивания, ощущение пьянящей невесомости, ощущение наэлектризованности и др.

6. Физиологические – преднатальные, роды и постнатальные ощущения; ощущения травм в местах, где они были; ощущения физического единения с разными отдельными объектами и субъектами или со всей Реальностью; ощущения голода, жажды, половые, висцеральные и др.

7. Парапсихологические – это различные интуитивные эмоции, озарения, очень сложные видения и ощущения, не имеющие аналогов в обычном восприятии и не поддающиеся описанию вербально аналитическим методом, их можно только переживать (кто пробовал, тот знает, о чем идет речь).

Для того, чтобы подготовить ученика к восприятиям седьмого пункта, необходимо специально готовить его сознание и мышление к необычным восприятиям, алогичному мышлению, эйдетически образному способу познания по специальной психотехнике аллегорий и притч с 3, 4, 5, 6, 7 и более планами смысла. В суфийской традиции развитие восприятия Реальности осуществляется по притчам о Насреддине, высказываниям великих мастеров, стихам поэтов-суфиев и по специальным китайским стихам-коанам.

На суфийские сеансы не допускаются лица с психическими заболеваниями, неврозами, гипертонией, астмой, инсультом, беременные, дети до 12 лет, пьяные и лица, не прошедшие предварительное обучение.

Психология bookap

В случае возникновения напряжений в отдельных участках тела следует нажать на них руками. При горловом спазме – закричать, при непроходящей сильной общей дрожи – приподнять ученика за локти.

При напряжении в пахе – растянуть или сжать ногу с сопротивлением. В случае резко отрицательной физиологической ситуации следует самостоятельно выйти из транса или вывести ученика принудительно.