СУГГЕСТИЯ И ВНУШЕНИЕ

Суггестия – это феномен, лежащий в основе сложноорганизованных общекосмических информационных процессов. Так как физическая природа проявленного и непроявленного Космоса – это информация, то суггестия есть высшее состояние наиболее высокоорганизованной и развитой космической материи.

Суггестию следует понимать как общекосмический феномен всеобщей взаимосвязи, взаимозависимости и взаимообусловленности любого пространственно-временного проявления материи с любой другой пространственно-временной точкой Вселенной. Поскольку материя существует только в виде изменяющегося процесса, то плотность и сложность именно информационных процессов и определяет уровень развития материи, то есть ее конкретную форму и способ существования.

На уровне столь высоко организованного способа существования материи, как феномен человека, во Вселенной появляется и наиболее сложный вид высокоорганизованной общекосмической суггестии, то есть общекосмического информационного взаимодействия – феномен внушения. Таким образом, явление внушения – это лишь частное проявление общекосмических информационных процессов. В то же время именно с появлением и развитием жизни, как общекосмического феномена, характер общекосмнческих информационных процессов приобретает новый качественный эволюционный скачок, и в нем появляются признаки общекосмической суггестии. Но только с появлением мозга человека – этого сильнейшего источника наиболее сложных информационных излучений – информационные процессы во Вселенной приобретают все более высокоорганизованный характер со все возрастающими и усложняющимися признаками общекосмической суггестии. В известном смысле происходит постоянное диалектическое взаимодействие между отдельным локализованным информационным процессом и всеобщим космическим информационным взаимодействием. Это значит, что вершиной такого диалектического взаимодействия частной и всеобщей информации являются отношения „внушения“ и „суггестии“. Здесь „внушение“ – это наиболее развитый способ существования материи (информации) на уровне человека, а „суггестия“ – это наиболее развитый способ информационного существования всего материального Космоса.

В известном смысле, если сильно упростить вышесказанное, то можно говорить об отношениях между отдельным сознанием и постепенно все более себя осознающей Вселенной или, как говорит Ведическая древнерусская традиция, об отношениях „человек – Бог“ („индивидуальное“ и „всеобщее“).

Так как в этой работе мы исследуем резервные возможности мозга человека, то в дальнейшем мы, в основном, будем говорить о проявлении феномена общекосмической суггестии только на уровне человека, то есть будем исследовать только феномен „внушение“.

Закон внушения, понимаемый в философском смысле как закон всемирного отражения, является одним из основных законов Вселенной. Материя при переходе в проявленное состояние начинает свое существование в мире форм с поиска устойчивого информационного взаимодействия со всеми объектами Вселенной. Частным случаем этого общего закона является взаимодействие человека со Вселенной, со всеми ее объектами и субъектами. Как всякий атом Вселенной оказывает влияние на человека через механизм „суггестии“, так и любой человек влияет на каждый атом Вселенной через механизм „внушения“.

Таким образом, каждый человек постоянно находится под прямым или косвенным (опосредованным) воздействием других объектов и субъектов, то есть все люди постоянно подвержены прямой общекосмической суггестии и многочисленным частным внушениям от других людей, прямым и опосредованным. Можно говорить, что каждый человек днем и ночью как бы загипнотизирован реальностью, взаимодействует с ней в силу своего объективного существования.

В обычной обстановке на человека сильнее воздействуют внешняя и внутренняя среда и в меньшей степени – Космос. Но в измененных по специальной психотехнике СОСТОЯНИЯХ мозга, ОТКЛЮЧИВШИСЬ ОТ ВЛИЯНИЯ близкой среды, можно хорошо прочувствовать общекосмическую суггестию – космическое внушение. В нашей Вселенной только человек может освободиться от закона всемирного внушения.

Упрощая некоторые положения, можно сказать, что человек испытывает внушения со стороны окружающей среды (леса, море, небо, погода, обстоятельства жизни, люди, друзья, врачи), окружающих предметов (камни, телевизор, утюг, потолок, ковер, обувь), собственных мыслей, настроения и т. д.

С учетом тематики нашей книги рассмотрим коротко некоторые закономерности внушающего воздействия одного человека на другого.

Наиболее эффективным является мысленное силовое внушение через бессознательное. В этом случае сознание обучающего и ученика переводится в особый режим работы по специальной психотехнике, которая рассматривается в разделе о телепатии. В случаях, когда ученик или группа слушателей не владеют необходимой психотехникой, следует при помощи специальных приемов психологического воздействия добиться у них заторможенного, максимально суженного сознания. Такое сознание достигается при СК. Наличие суженного сознания отмечается у астеников, у некоторых глубоко религиозных и суеверных людей, у лиц, ослабленных соматическими заболеваниями и др., а также у лиц, находящихся в удобной, располагающей ко сну позе, особенно если усилить эффект вызыванием чувства глубокого внутреннего покоя и умиротворения, приятной тяжести и тепла во всем теле, спокойного дыхания, сопровождаемого мерным звуком, утомлением глаз и т. д. Способствует сужению сознания и утомление, наступающее в вечернее время, а также пасмурная или дождливая погода, слабая освещенность (полумрак или свет синей лампы).

Технической основой внушения является умело выстроенная игра на развитом воображении и чувстве веры, поэтому внушаемость выше у тех, кто живо и активно включается в предлагаемую игру и старательно разыгрывает предлагаемую роль. Благодаря эмоциональной поддержке воображение разыгрывается настолько, что легко удается внушить установку на любой психофизиологический сдвиг в работе организма отдельного человека или целой группы людей. От развитости воображения зависят достоверность и качество внушения, особенно если оно обеспечено устойчивым вниманием, достаточно хорошо работающей памятью и необходимым некритическим уровнем восприятия.

Внушение эффективнее, когда оно имеет эмоционально-смысловую насыщенность и сопровождается соответствующей мимикой, жестами и интонацией. Причем ключевые слова внушающий должен произносить четче, резче, напряженнее, эмоционально насыщеннее и обязательно в повелительной форме.

Классическим примером эффективного внушения может служить манера древнерусских жрецов произносить заклинания.

Непрямое внушение с отставным эффектом сильнее прямого, если внушаемые представления или действия не встречают сопротивления или даже поддерживаются и усиливаются учеником благодаря его опыту.

Поэтому косвенное внушение с отставным эффектом, к тому же потенцированное по ходу ожидания результата подтверждающими воздействиями, очень эффективно. Так например, если ученик знает, что при помощи магнита можно снять боль в коленном суставе, то внушение типа „сейчас я прикладываю к колену лечебный магнит, и через 2 мин он снимет боль“ срабатывает лучше, чем внушение „сейчас я сосчитаю до 5, и боль в колене пройдет“. Таким образом, надо снижать порог противодействия, используя психологические приемы, незаметно включающие в игру с целенаправленным сценарием личность конкретного ученика (его взгляды, опыт и мироощущение), как бы подыгрывая ему.

Внушаемость выше у детей в возрасте 6-12 лет, особенно у девочек, причем внушающее воздействие будет сильнее, если оно усилено уже имеющимися представлениями. При этом следует отметить, что внушаемость будет повышена к тем представлениям, которые приняты или желательны для данного ученика. И, кроме того, чем полезнее и более ожидаема внушаемая информация, тем авторитетнее для ученика личность обучающего.

Природа феномена внушаемости лежит в предсо-циальной жизни древнего человека (архантропа), который унаследовал свою биологическую зависимость от стадного чувства и чувства автоматического подчинения более опытному вожаку в стаде предлюдей, которые жили обычно по 20–30 особей с жестко установленным вожаком.

Усиливает внушаемость вера и могущество тех или иных воздействий или вера в могущество лица, осуществляющего эти воздействия. Поэтому предварительная демонстрация „чудесных“ явлений значительно усиливает веру в ожидаемое внушение.

Повышают степень вербального внушения и соответствующие прикосновения к ученику – пожатия, поглаживания, легкий массаж и др. Последовательная, целенаправленная многократность воздействий также способствует повышенной внушаемости.

Действенности внушения служит придание внушаемой информации оттенка сугубой фактичности и подлинности, для чего постоянно делаются ссылки на авторитеты, печать, телевидение, приводятся яркие, убедительные факты, сообщаются фамилии, адреса и т. д.

Замечено, что внушаемость повышается в состоянии эмоционального возбуждения и страстного ожидания чуда. Чем выше вера и доверие, тем сильнее внушаемость. Внушение через чувства сильнее, чем через логические умозаключения.

Внушение намного эффективнее, когда воздействие оказывают не на одного человека, а на большую массу людей. Причем, если аудитория собралась не в первый раз и эмоционально возбуждена, то внушение более действенно. Таким образом, внушаемость в группе повышается, и чем больше группа, тем лучше, так как начинают работать взаимовнушаемость и подражание, особенно если в группу внедрены „специальные“ люди. В большой массе людей происходит психологическое заражение, причем признаки внушаемых ощущений ярче, когда именно однородные ожидания достигают крайнего напряжения. При коллективном внушении внушаемость отдельного человека часто больше зависит от реакции коллектива на оказываемые воздействия, чем от его собственных психофизиологических способностей. Общность однородных переживаний большинства людей в аудитории обладает сильным дополнительным внушающим зарядом, причем психическое заражение усиливается, если оно переплетается с подражанием, особенно когда аудитория сама становится участником опытов. Сила внушения в этом случае увеличивается за счет естественного проявления различных телесных явлений – пульсации сосудов в височных областях, сердцебиения, ощущения жжения в кистях рук, тепло магнитного поля и т. д., особенно если внушающий специально указывает на эти признаки, как подтверждающие цель внушения.

Повышает внушаемость аудитории и специально подстроенный „неумный вопрос-сомнение“, и убедительный „умный ответ“ с фактической демонстрацией 100 % доказательства, а также привнесение в психотехнику внушения элементов тайны или чуда. Так, иногда сообщение о мистических, чудесных фактах биографии и родословной внушающего лица усиливает его воздействие на аудиторию.

Правильное построение информации, позволяющее лучше ее понимать и усваивать, повышает ее внушающий эффект.

Часто успех внушения во многом зависит от профессиональной подготовки, личности и поведения внушающего лица, а также от присутствия в аудитории доброжелательных, хорошо внушаемых, эмоциональных зрителей, поэтому при необходимости надо осуществлять перестройку подсознательных установок зрителей с целью повышения их готовности и желания к восприятию внушаемой информации, так как предварительная установка имеет огромное значение для достижения успеха. Таким образом, от внушающего лица требуется понимание аудитории, ее особенностей, необходимо хорошо ощущать контакт, отлично владеть техникой внушения, быть уверенным во всем – в голосе, манерах, жестах, движении, действиях и т. д. СК-специалисту необходимо умение быть и выглядеть искренним, но при этом соблюдая определенную дистанцию.

Необходимо заметить, что внушаемость можно потенцировать специальными внушениями с постэффектом. Часто ее удается усилить психоэнергетической активностью и намеренным подавлением психологического сопротивления аудитории; эта техника является психоэнергетической и относится к разделу силовой (высшей) психотехники, так как построена не на законе внушения.

При индивидуальном внушении для повышения эффективности можно изучить ощущения, которые испытывает ученик, и вызывать в дальнейшем их у него специально, причем внушение будет сильнее, если целенаправленно изменять сознание, активизируя бессознательное. Это достигается настойчивым вызыванием повторяющихся представлений иллюзорного феномена, в результате чего возникает обострение чувствительности и памяти, что повышает силу внушаемых представлений.

Повышению внушаемости способствуют мечтательность, установка на последующий рассказ о происходящем, а также пассивный тип воображения, так как в этом случае все противоречащие желаниям доводы разума тормозятся или полностью устраняются эмоциями. Усиливает внушение использование психотехники и приемов успешного образования условных рефлексов.

Особое внимание хочется обратить на существование особого сверхвнушаемого состояния, иногда называемого „очарованием“.

Возникает оно при специальном настрое на ожидаемый суггестивный сеанс или при неожиданном воздействии, или когда сознание и внимание человека чем-то сильно заторможены или сужены, например внимательным чтением книги, т. е. когда имеется предварительная устойчивая концентрация суженого сознания, резко снижающая порог критического восприятия информации. У человека в состоянии сверхвнушаемости или „очарования“ могут наблюдаться спонтанные или произвольно вызванные гипнотизером провалы памяти и сознания, когда „очарованный“ действует автоматически, не понимая, что делает, и не помня о некоторых своих действиях.

Аналогичные „очарованию“ состояния могут возникать у людей во время массовых иллюзий и галлюцинаций, а также в так называемых „аффективных“ состояниях – во время стихийных бедствий, катастроф, пожара, сильного страха или гнева, религиозного экстаза, „строительства демократического общества“ и т. д.

Итак, внушаемость, как считал и Бехтерев, есть явление, свойственное всем и каждому. Оно глубоко коренится в природе человека и основано на прямом или опосредованном влиянии слова и других внушенных психических импульсов на ход мыслительных процессов, на действия и поступки, а также на все другие многочисленные физиологические и психические функции организма.

В современной медицине под внушением понимают подачу информации, воспринимаемую без критической оценки и оказывающую императивное влияние на течение нервно-психических процессов. Путем внушения могут вызываться ощущения, представления, эмоциональные состояния и волевые побуждения, а также оказывается воздействие на вегетативные функции без активного участия личности, без логической переработки воспринимаемого.

Внушение – это процесс воздействия на психическую сферу человека, связанный со снижением сознательности и критичности при восприятии и реализации внушаемого содержания, с отсутствием целенаправленного активного его понимания, развернутого логического анализа и оценки в соотношении с прошлым опытом и данным состоянием субъекта. Содержанию сознания, усвоенному но механизму внушения, в дальнейшем присущ навязчивый характер, оно с трудом поддается осмыслению и коррекции, представляя собой совокупность внушенных установок (Д.Узнадзе).

Любое внушение должно обязательно быть уверенным, максимально искренним л правдивым. Любые признаки неуверенного внушения полностью снимают весь внушаемый эффект.

Содержание внушения всегда социально детерминировано, так как оно определяется идеологией, моралью и общественной ситуацией того общества, в котором находятся все участники процесса внушения. Человек – существо общественное, а не только социально-биологическое, поэтому следует обязательно знать общественные, политические и иные взгляды, симпатии и антипатии внушаемого лица, чтобы не вызвать психологическое сопротивление, повышение активности сознания и, как следствие, полный выход из состояния суженного сознания, то есть состояния повышенной внушаемости.

Поэтому многие СК-специалисты вообще избегают в беседе с внушаемым личных оценок общественной ситуации, вопросов политики, экономики, нравственности и т. д. Но в любом случае следует помнить о влиянии социального окружения внушаемого, так как в случае отставного внушенного эффекта его результативность будет во многом определяться контрвнушаю-щей ситуацией среды обитания внушаемого, и в случае обнаружения „помех“ СК-специалист обязан предпринять необходимые меры.

В момент любого общения, как прямого, так и опосредованного, возникают четыре сложнейших психофизиологических процесса – внушение, согласие, сопротивление и контрвнушение. Как мы уже говорили, внушение – это абсолютное некритическое восприятие информации прямо в подсознательные структуры мозга. Согласие – это способность внушаемого в моменты активных вспышек сознания согласиться с внушением. То есть в те моменты общения внушение не проникает прямо в подсознание внушаемого, и для обработки воспринимаемой информации у внушаемого включаются и активизируются ранее суженные зоны сознания, возникает временный режим активного нормального восприятия, и тогда мозг внушаемого, в основном, реагирует только на логические умозаключения и эмоциональный фон общения. В этом случае верификационный и, следовательно, результативный эффект внушения зависит от того, согласится или не согласится внушаемый с истинностью и доказательностью приводимой аргументации.

В случае, если СК-специалист не знаком с психотехникой рациональной психотерапии и методом „психоаналитического“ убеждения, то у внушаемого происходит процесс активации деятельности всей коры головного мозга, и он полностью выходит из состояния суженного сознания. То есть возникает обычное нормальное критическое восприятие любой информации, и таким образом возникает реальная угроза срыва всего процесса внушения.

Сопротивление – это существующая у каждого человека биологическая способность к устойчивому поддержанию и сохранению так называемого „психофизиологического гомеостаза“. Здесь речь идет о том, что в процессе восприятия информации у каждого человека существует определенный биологический порог, предохраняющий организм от засорения избыточной, повреждающей и неверной информацией. Это то, что СК-специалисты называют „психологическим сопротивлением“ или „психологическим барьером“ человека, которые надо обязательно преодолеть, если вы хотите что-то кому-то внушить.

Контрвнушение – это объективно существующие свойства личности, которые в процессе любого общения стремятся осознанно или неосознанно влиять на процесс общения с целью влияния на партнера по общению. Это естественное свойство личности в норме позволяет сохранять личность в социуме. Но у очень многих людей контрвнушаемость развита настолько, что они всегда, в любой обстановке и при любых обстоятельствах, стараются навязать и внедрить в сознание своего партнера по общению только свои мысли, идеи, аргументы и т. д., при этом совершенно игнорируя ту информацию, которую пытается навязать противник. Иногда такие люди, как правило, склонные к лидерству и навязыванию своих мыслей всем и каждому, причем в любом удобном случае (как только найдут свободные уши), в процессе общения могут игнорировать не только любую важную для себя информацию, но и действовать явно во вред себе, лишь бы „навязать свое“. Люди с сильной, почти патологической, контр-внушаемой „зацикленностью“ часто встречаются среди различных религиозных сектантов-фанатиков, среди экстрасенсов-психотерапевтов, среди убежденных коммунистов и демократов, среди идейных экстравертов разных специальностей и др.

Как правило, активность таких людей постоянно направлена „во вне“, то есть они все пытаются переделать, причем по-своему. В явлении психологического сопротивления и контрвнушаемости выделяют четыре составляющих: физиологическую, эмоциональную, волевую и неосознаваемую. О физиологической составляющей я уже говорил, здесь речь идет о естественном биологическом барьере по механизмам гомеостаза. А вот эмоциональная составляющая очень интересна. Оказывается, что сопротивление и контрвнушаемость (то есть желание сохранить свои убеждения и навязать их собеседнику) на 60 % (В.М.Кандыба, 1983) зависят именно от эмоциональной составляющей, а именно: на сколько симпатичны или несимпатичны друг другу участники общения. С древних времен люди научились использовать эту закономерность, например, участником „общения“ подставляли красивую девушку без комплексов, и „противник“ не мог „сопротивляться“. Или, например, еще более сильный способ снижения эмоциональной устойчивости личности и автоматического появления чувства взаимной симпатии – совместный прием алкоголя.

Выпили вместе…, и все „вопросы“ решаются, в том числе и те, с которыми „противник“ никак ранее не соглашался. И наоборот, можно загубить любые переговоры, если „партнер“ вызывает явную антипатию. Поэтому во всем мире при общении принято улыбаться, следить за своей привлекательностью, внешностью и как-то стараться понравиться, иначе никакие другие последующие аргументы не сработают.

Но самой сильной эмоциональной „зажигательной смесью“ является совместное использование обоих стресс-факторов – „девушки“ и „вина“; редко кто сопротивляется такому аргументу.

История знает немало тому примеров, когда великие императоры, цари, полководцы, мудрецы и т. д. не устояли перед такого рода „аргументами“ и проигрывали „вещи“, о которых потом могли сильно сожалеть и которые каким-либо другим способом, включая пытки (!) добиться от них было невозможно… Умные, сильные, опытные – а „проигрывали“. А уж если „симпатия“ перерастет в „любовь“, или выпивка „выполнена“ несколько раз, то с „противником“ можно делать вообще все, что угодно…

Волевая контрвнушаемость действует на сознательном уровне психики и выражается в анализе внушаемой информации, сопоставлении ее со своими установками, социальным и иным опытом, убеждениями, взглядами, принципами, возрастными особенностями психики, характером, темпераментом, волевым тонусом и др.

Неосознаваемое сопротивление и контрвнушаемость вызываются неосознанными чувствами исходного сомнения, недоверия и критичности, изначально присущими участникам „общения“ как свободным личностям (подчеркиваю, свободным!), и которые начинают действовать автоматически в той или иной степени выраженности.

Групповое сопротивление и контрвнушаемость во многом зависят от состава группы, степени единства ее целей, установок, мотивов, эмоционального фона, интересов, уровня образования, уровня исходной внушаемости, чувства симпатии к выступающему и его высказываемым мыслям, общего социального фона и т. д. Например, если общий социальный фон социума негативен, то любая группа людей к любому выступающему будет заранее относиться чуть более скептично, чуть более критично и т. д., поэтому выступающий сразу должен стать на сторону социальных взглядов аудитории, иначе весь последующий материал аудиторией не будет воспринят, и наоборот, если в аудитории нет единства социальных взглядов, то нельзя категорически их касаться вообще…

Иногда специалисты выделяют общую и специальную контрвнушаемость. Общая контрвнушаемость основывается на критичности и „сопротивлении“ в отношении общей внешней информации и общих внешних воздействий. Она отличается широким диапазоном проявлений, но, как правило, небольшой степенью и интенсивностью проявлений. А специальная контрвнушаемость имеет более узкую сферу действий, вплоть до „установки“ на конкретного человека (врача) или предварительной негативной установки на конкретную информацию. Так как „сопротивление“ и готовность „оспаривать“ какую-то конкретную информацию могут быть слишком велики, то „партнер“ обязательно (!) должен „согласиться“ с этой „установкой противника“, но зато выиграть всю „программу“.

Продолжая исследование факторов, влияющих на эффективность процесса внушения, следует сказать несколько слов о таком важном факторе, как вера. Вера это способность многих людей воспринимать определенную информацию и почти все, что с ней связано, как абсолютно достоверную и истинную, без всяких сомнений и трезвого логического анализа. Например, некоторые люди ВРПЯТ в бога, некоторые верят в науку, некоторые верят в разные вымыслы, например, в духов, телепатию, левитацию, посмертное существование, энергетических вампиров, инопланетян и т. д. Термином „вера“ обозначают также непоколебимую уверенность некоторых людей в истинность какого-то их личного опыта или научного вывода, или неизбежного наступления какого-то события или явления и т. д. Так вот, в этих случаях для успеха внушения следует „подыграть“ на вере человека, и только в этом случае можно будет добиться успешной цели внушения. Кроме того, опытные гипнотизеры давно заметили, что на свете существуют просто очень легковерные люди, которые верят всему, даже таким невероятным чудесам, как „коммунизм“, „рыночная экономика“, „помощь Запада“, „второе пришествие Христа“… В науке это известно как „эффект американского антрепренера Барнума“, который говорил: „Ежеминутно на Земле рождается один простофиля, готовый верить во все, что ему непонятно или малоизвестно“.

Например, психолог Стагнер раздал 68-и начальникам отделов кадров разных крупных фирм характеристики, которые, якобы, составила на каждого его исследовательская группа. На самом деле Стагнер всем 68 человекам раздал абсолютно одинаковые характеристики, которые он составил из общих фраз разных гороскопов. Затем Стагнер попросил всех участников семинара оценить верность данных им характеристик, используя пять оценок: „поразительно верно“, „довольно верно“, „серединка на половинку“, „скорее, ошибочно“, „совершенно неверно“. Так вот, „эффект Барнума“ (легковерность) заключается в том, что 35 % испытуемых в опыте Стагнера сочли, что их психологические портреты написаны „поразительно верно“; 40 % —„довольно верно“;

20 % – „серединка на половинку“; 5 % – „скорее ошибочно“, и никто, ни один человек (!) не счел характеристику „совершенно неверной“. А ведь в эксперименте участвовали люди, опытные в оценке личных качеств, а если взять обычных людей, то проценты „легковерия“ будут еще выше.

В опыте Стагнера две фразы завоевали доверие 90 % испытуемых. Вот они:

1. Вы предпочитаете некоторое разнообразие в жизни, определенную степень перемен и начинаете скучать, если вас ущемляют различными ограничения ми и строгими правилами.

2. Хотя у вас есть некоторые личные недостатки вы, как правило, умеете с ними бороться.

Наоборот, наиболее неверными оказались фразы:

1. В вашей сексуальной жизни не обходится без проблем.

2. Ваши надежды бывают довольно нереалистичными.

Стагнер делает вывод, что „эффект Барнума“ (легковерие) лучше срабатывает на положительных и приятных для внушаемого утверждениях.

Легковерными могут быть и мужчины, и женщины, особенно в „смутные времена рыночной морали“, когда появляется много людей несчастных, запуганных, неуверенных в завтрашнем дне, находящихся в состоянии социальной неопределенности и готовых верить хоть кому, лишь, бы он предлагал что-то „хорошее“, не требующее личных усилий, „приятное“… и „эффект Барнума“ наверняка сработает. Кстати, потом очень трудно избавиться от внушенной информации, а иногда и невозможно. Несмотря на обнаруженный обман эти люди не только не возмущаются тем, что их обманули, а, наоборот, будут даже бороться за того, кто их обманул, считая, что они действительно сделали то, о чем говорили и что обещали, хотя все реальные объективные факты против. Но на веру этих легковерных людей никакие реальные факты совершенно (подчеркиваю, совершенно!) не влияют, в этом-то и заключается „эффект Барнума“. Последнее время некоторые исследователи указывают на влияние космических факторов на психику и внушаемость человека.

Утверждается, что расположение планет влияет на солнечную активность, которая, в свою очередь, влияет на магнитное и другие поля Земли и человека. Это влияние порождает в организме отдельного человека и во всем обществе достаточно устойчивые космобиологические циклические процессы и ритмы. Это перекликается с утверждениями древних ученых, что внушаемость большинства людей резко повышается в дни „солнечных бурь“, в полнолуние, ровно в 24°°, с 0 часов до 4 часов, в момент захода и восхода Солнцами т. д. Поэтому разные древние обряды, праздники и действия имели астрономическую привязку, то есть выполнялись в определенные дни, которые выбирались из „астрономических соображений“. Но я, лично, такого рода исследований о связи внушаемости с астрономической ситуацией не проводил, поэтому мне трудно однозначно высказаться на эту тему, так как вопрос этот очень сложный и объемный.

Русские ученые (Бехтерев, Павлов и др.) о механизмах внушения пишут следующее:

Внушение есть наиболее упрощенный типичнейший условный рефлекс человека… Слова гипнотизера концентрируют по общефизиологическому закону раздражение в определенной зоне коры головного мозга гипнотика, одновременно развивая процесс общего торможения остальных зон коры. Тем самым исключается какое-либо конкурирующее воздействие всех других наличных и старых следов раздражений.

Отсюда большая, почти неодолимая сила внушения как раздражителя во время гипноза и некоторое время после, него. Слово и потом, после гипноза, оказывает свое действие, оставаясь независимым от других раздражителей, неприкосновенным для них, так как никак с ними не связано… Поэтому внушением в гипнозе можно вызвать в человеке много самых разнообразных действий, направленных как на внешний, так и на внутренний мир человека…

Внушаемость призвана повышать приспособляемость организма к меняющимся условиям существования и является одним из механизмов программирования состояния и поведения человека. На основе внушаемости организм получает возможность строить программу поведения с учетом не только индивидуального опыта, но и воспринимаемого пассивного опыта других индивидов и группы в целом. У истоков этого свойства организма лежит филогенетически закрепленный рефлекс подражания. У человека он осуществляется как на основе информации от органов чувств, так и на основе информации, содержащейся в словах. Поэтому внушение, в отличие от убеждения, проникает в психическую среду без активного внимания, входя без особой переработки непосредственно в общую сферу и укрепляясь здесь, как всякий предмет пассивного восприятия. Внушение и убеждение различаются тем, что если убеждение сопровождается неизбежным верификационным анализом, то внушение входит в сознание, минуя мозговые верифицирующие аналитические центры…

При более или менее длительном внушении сна обязательно наступает гипнотическое состояние в его парадоксальной форме, при которой именно слабые раздражители являются доминирующими и могут вызывать сильный эффект у внушаемого…

Внушение есть концентрированное раздражение определенного района больших полушарий в форме определенного раздражения, ощущения или следа его представления, то вызванное эмоцией, т. е. раздражением из подкорки, то произведенное экстренно извне, то произведенное посредством внутренних связей, ассоциаций, – раздражение, получившее преобладающее, незаконное и неодолимое значение. Если сновидение есть следовое и притом большей частью давнее раздражение, то внушение есть раздражение наличное. Даже гипноз представляет меньшую степень торможения, чем сон, следовательно, внушение вдвойне по раздражающей силе больше сновидения. И, наконец, внушение как раздражение – коротко, изолированно и цельно, а потому и сильно; сновидение обыкновенно представляет цепь разнообразных и противоположных следовых раздражений.

Явления внушения, самовнушения и взаимовнушения широко распространены и наблюдаются у всех людей с детских лет.

Маленьким детям свойственно восприятие без критической переработки, и в этом возрасте это биологически целесообразно. Лишь в дальнейшем, по мере накопления ими жизненного опыта и развития логических способностей, воспринимаемое начинает подвергаться ими критической переработке. Дети, по мнению Л.Толстого, всегда находятся, и, тем более, чем моложе, в том состоянии, которое называют легкой степенью гипноза. И учатся, и воспитываются дети благодаря именно этому состоянию.

Так что учатся и воспитываются всегда только через внушение, совершающееся сознательно и бессознательно.

Внушение эффективно, когда у внушаемого затруднена возможность верификации информации, например, при неожиданности сообщения, а также в тех случаях, когда недостаточно развиты или ослаблены критические способности: при астении, суженном сознании, в гипнозе и др. Поэтому мы наблюдаем повышенную внушаемость у лиц суеверных, отсталых, истощенных, наркоманов, больных импотенцией, астени-зированных соматогенными заболеваниями или психогенными воздействиями, у некоторых психопатов, находящихся в состоянии аффекта, и др.

Внушающее влияние раздражителя будет сильнее, если вызываемое им действие усилится уже имеющимися представлениями.

Таким образом, внушаемость может оказаться избирательно повышенной лишь в отношении определенного круга представлений. – Внушение, производимое действием или каким-либо процессом, называют реальным внушением. Если же внушающее лицо пользуется речью, то говорят о словесном или вербальном внушении.

Различают внушение прямое и косвенное. При прямом внушении осуществляется непосредственное влияние речью на внушаемого.

Прямое внушение может реализовываться либо непосредственно вслед за приказом, либо при условии действия добавочного раздражителя (становящегося условно-рефлекторным благодаря произведенному внушению), после произнесенного внушения и действия заданного раздражителя. При прямом внушении внушаемый всегда четко понимает и определяет источник информации, то есть хорошо понимает, кто ему говорит. А вот в глубоком пассивном СК или во сне наступает вначале частичная, а затем, по мере развития глубины СК, и полная амнезия (забывание) самого акта восприятия речи и источника речи. Гипнотику кажется, что наступившее действие является самостоятельно спонтанно возникшим явлением, мотивы которого ему не ясны.

При косвенном (или опосредованном) внушении воздействие на внушаемого осуществляется не прямо, а опосредованно, через добавочный раздражитель, наделяемый новым информационным значением благодаря выполненному прямому внушению со ссылкой на этот добавочный раздражитель. Например, внушаемому говорят, что он избавится через 10 минут от головной боли всегда, когда примет одну таблетку предлагаемого „лекарства“. Человек берет от врача лекарство и идет домой, а если у него через несколько дней заболит голова, то он принимает данное ему „лекарство“ (плацебо), и голова через 10 минут действительно перестает болеть. Это и есть действие косвенного внушения, которое следует строить так, чтобы представления внушаемого совпадали с выполняемым внушением. Следует заметить, что выписывание рецепта лекарства без внушающего разъяснения его действия значительно снижает его эффективность.

А теперь рассмотрим вопросы внушения и внушаемости в СК.

Внушаемость – это степень восприимчивости к внушению, определяемая способностью подчиниться внушающему воздействию.

Противоположное внушаемости свойство – это критический анализ. Внушаемость – это готовность изменить свое поведение не на основании разумных, логических доводов, а по одному лишь предложению, которое может исходить от любого человека, группы людей или иных прямых или опосредованных суггесторов.

При этом внушаемый не отдает себе ясного отчета в анализе ситуации. Подчиняясь внушению, он продолжает считать свой образ действия как бы результатом собственной инициативы и собственного решения.

Внушаемость зависит от особенностей внутренней и внешней среды внушаемого и является изменчивой характеристикой личности индивида, зависящей от состояния психофизиологии внушаемого в данный момент и величины внешних суггестирующих факторов.

К числу свойств личности, коррелирующих с феноменом внушаемости, следует отнести: впечатлительность, покорность, доверчивость, слабость аналитического и логического мышления, развитое воображение, медленный темп психической деятельности, низкую самооценку, неуверенность, неопределенность, чувство собственной неполноценности, робость, стеснительность, тревожность, повышенную эмоциональность, экстра-вертивность, подавленность и угнетенность, склонность к мистицизму, религиозность, восторженность, искренность, стремление к новым впечатлениям и авантюрность, одиночество, повышенную сексуальность, влюбчивость, истеричность, чувство опасности и незащищенности, коммуникабельность, сенсорный голод и т. д.

Повышенной внушаемости способствуют и определенные психофизиологические состояния, а именно:

1. Пассивное состояние сознания, отсутствие активной мыслительной деятельности.

2. Наличие СК или иных видов нормальных или патологических изменений или суженных психофизиологических состояний.

3. Просоночные состояния и сон (в активной фазе).

4. Длительное отсутствие нормальных сенсорных раздражителей (у спелеологов, полярников, рыбаков, космонавтов и др.) „сенсорный голод“

5. Глубокое психологическое состояние умиротворенности, внутреннего покоя.

6. Мышечная релаксация (локальная и общая).

7. Эмоциональный стресс (положительный или отрицательный).

8. Состояния эмоциональной эйфории и экстаза (религиозного, творческого, мистического и т. д.).

9. Состояния легкого эмоционального возбуждения или эмоционального утомления.

10. Комфортная, удобная поза, помогающая состоянию внутренней комфортности и гармонии.

Повышению внушаемости способствует и ряд внешних обстоятельств:

1. Мягкая, приятная, негромкая музыка.

2. Отсутствие иной, кроме внушения, информации.

3. Мягкое полутемное фиолетовое освещение.

4. Наличие в воздухе небольшого количества трансгенных ароматов.

5. Внушительный и авторитетный вид и голос внушающего.

6. Ситуация полной неосведомленности и некомпетентности для внушаемого в обсуждаемой информации.

7. Неопределенность самой ситуации.

8. Внезапное действие суггестивных факторов с дефицитом времени для принятия решений (например, паника).

9. Разнополость и привлекательность участников внушения, особенно СК-специалиста, который выполняет внушение.

10. Привлечение к совместному „обсуждению“ и других легковнушаемых лиц, которые своим поведением способствовали бы успеху внушения.

11. Совместный с внушаемым прием алкоголя или пищи. Или хотя бы совместное участие в каком-либо мероприятии, эмоционально положительно окрашенном.

12. Многократное касание тела внушаемого, особенно кистей его рук, головы, плеч, талии (можно в танце).

13. Прямой взгляд в глаза внушаемого.

14. Уверенное „игровое“ поведение внушающего.

15. Выраженная превосходящая физическая и нервная сила внушающего.

16. Профессионализм и общая эрудиция внушающего.

17. Безвыходность положения внушаемого.

18. Удобное время суток для внушения (вечер, ночь).

19. Использование внушающим направленных магнитных полей, „расшатывающих“ психику и волевые качества внушаемого.

20. Использование внушающим направленных электромагнитных излучений СВЧ 5–7 мм диапазона, изменяющих исходную внушаемость человека или группы людей.

21. Использование внушающим направленных электростатических полей, вызывающих ощущение непреодолимого страха, почти безумия, и делающих психику человека сверхуправляемой и податливой любым командам.

22. Использование внушающим незаметных жидких (испаряющихся), аэрозольных и воздушных на правленных психотропных препаратов, вызывающих у внушаемого на заданное время (например, на время беседы) резкое сужение сознания, выключение памяти и самосознания и делающих процесс внушения на 100 % эффективным и безопасным, с незаметным для внушаемого возвращением его психики в норму через заданное внушающим время.

23. Применение по отношению к внушаемому специальных процедур, резко „ломающих“ его волю и вызывающих особое сверхсуггестивное состояние сознания (длительное лишение сна, двигательная фиксация и сенсорная изоляция, уколы специальными препаратами и т. д.).

Кроме вышеперечисленных существует очень много самых разных факторов, использование которых влияет на внушаемость.

Каждый человек в определенных жизненных ситуациях может оказаться внушаемым, кроме того, я уже ранее отметил, что естественная внушаемость любого человека все время разная в ЗАВИСИМОСТИ от состояния эмоций, состояния дознания, состояния соматики, состояния психофизиологии, времени суток, времени года, окружающих обстоятельств и т. д. Внушаемость – это естественное нормальное свойство человеческой психики, но вот гипервнушаемость или сверхвнушаемость дезорганизует поведение человека и может приносить некоторые неудобства. Например, мне трудно общаться со многими „экстрасенсами“, „магами“, „психотерапевтами“ и т. д., так как они производят впечатление „странных“ каких-то людей, неадекватно ведущих себя и „что попало“ говорящих. Причем самые хитрые или умные из них все равно как-то действуют во вред себе, хотя неплохо могут обмануть кого угодно, но в итоге все равно вредят себе. У меня много такого рода „учеников“, что-то хитрят вокруг меня, что-то выгадывают, какие-то деньги, а главное, учиться у меня не могут. В результате – время проходит, они стали богатыми, но профессионально ничему не научились, а научились у меня только организовывать курсы, лекции, шоу и т. д., как будто в этом и есть обучение профессии гипнотизера или СК-терапевта. И вот ситуация – и сотой доли своих профессиональных знаний передать никому не удалось. Нет ученика, который бы захотел освоить именно профессию гипнотизера, а не умение хорошо зарабатывать.

Такая же проблема с учениками возникла и у отца и, насколько мне известно, у большинства крупных ученых с мировым именем.

Деньги – это большой искуситель, и редко кому удается его преодолеть, остановиться на достигнутом материальном благополучии и полностью сосредоточиться на любимой профессии. Ну что ж, думаю, что все-таки дождусь своего ученика и сумею передать ему многие секреты моей профессии, о которых в книге не напишешь…

Итак, если рассмотреть снижение внушаемости в зависимости от состояния здоровья, то эта цепочка выглядит так: истерики, соматически больные, здоровые, больные неврозами, психопатические личности, психически больные, хулиганы (члены КПСС и демократы).

А теперь рассмотрим внушаемость и вопросы восприимчивости СК.

Разные люди по-разному реагируют на их погружение в СК. Одни люди входят в СК медленно и неглубоко, а другие – быстро и глубоко. Есть люди, которые ведут себя недисциплинированно, разговаривают, открывают глаза, говорят, что ничего не чувствуют, что, мол, с ними ничего не происходит. Бывают просто психически больные люди, и тогда, как и в случае с хулиганами, СК не возникает.

Итак, по СК-восприимчивости все люди делятся на шесть категорий.

1. Невосприимчивые – 10 %.

2. Медленно восприимчивые – 3–5 %.

3. Нормально восприимчивые – 80 %.

4. Быстро восприимчивые – 5-15 %.

5. Чудесно восприимчивые – 1–3 %.

6. Парадоксально восприимчивые – 5-10 %.

Элемент СК-техники „всплытие правой руки“ является одновременно и тестом – контрольным упражнением, по которому можно определить степень СК-внушаемости (или СК-восприимчивости).

Тест „всплытие руки“ впервые создал и применил мой отец в 1967 году, поэтому этот тест во всем мире называется „Тест Кандыбы“.

Это самый лучший и самый наглядный тест и одновременно элемент техники, позволяющий определить качество СК и индивидуальные психофизиологические особенности реагирования человека на СК. Раньше, до изобретения моим отцом этого теста, все гипнотизеры чаще всего пользовались тестами „сжатие пальцев рук“, „падение вперед или назад“, „запах“ и др.

Итак, что нам говорит тест. СК-специалист просит пациента сесть с ровной спиной и положить руки на бедра ладонями вниз или вверх (как удобнее пациенту), приказывает закрыть глаза и наблюдать, как правая рука сама начинает шевелиться и „всплывать“ вверх. Если рука не „всплывает“, а пациент открывает глаза и разговаривает, то он считается невосприимчивым к СК, таких людей около 10 %. Если же пациент сидит молча и послушно, но рука не становится легкой и не „всплывает“, а наоборот, наливается тяжестью и кровью (что видно по набухшим сосудам кисти и их легкому покраснению), то такой тип реакции классифицируется как парадоксально восприимчивый (тормозной или гипнотический), таких людей бывает до 10 %. Если рука не сразу и очень медленно, но все-таки слегка „всплывает“, то такой тип реакции называется медленно восприимчивым, и таких людей встречается до 5 %.

Если же рука за первые 5 секунд плавно „всплывает“ на 20–25 см от бедер, то такая реакция считается нормальной, и таких людей большинство, 80 % и больше, в зависимости от состава публики. Но встречаются и люди, у которых руки быстро поднимаются над головой, таких людей бывает до 15 %. Некоторые же люди при одном взгляде на СК специалиста оказываются в СК-2, то есть в глубоком трансе с открытыми глазами. Они что-то говорят или делают, но полностью подчиняются всему, что скажет СК-специалист. Они галлюцинируют, говорят странные слова и странно себя ведут. Таких людей мало, всего 1–3 %, но по отношению именно к этим людям удаются разные чудеса и трюки, в том числе и феномен мгновенного чудесного исцеления от любого заболевания от единого взгляда или прикосновения или вообще без всякой видимой причины.

В некоторых случаях, когда пациент уже подвергался гипнотическому воздействию или лечению, у него при встрече с СК-специалистом автоматически, в силу уже сформировавшихся представлений и трансового опыта возникает пассивное СК.

Пассивное СК следует применять и по отношению к лицам с парадоксальной восприимчивостью. В этих обоих случаях можно применить для тестирования и одновременного повышения исходной внушаемости следующий тест.

Пациента усаживают на стул в свободной расслабленной позе и просят положить обе руки на свои бедра ладонями вниз. Затем пациента просят внимательно смотреть на свою правую кисть и прочувствовать, как она тяжелеет и тяжелеет. Затем следует внушение, что вся правая рука стала очень тяжелой, словно налилась свинцом. Спустя 20–30 секунд следует потрогать правую руку на подъем и слегка приподнять. По ощущению тяжести и сопротивлению можно судить о степени внушаемости. Чувство тяжести легко вызывается, поэтому тест беспроигрышный, и любой пациент убеждается в „влиянии“ врача, что в дальнейшем способствует эффективному лечению, особенно в тех случаях, когда рука пациента „приклеивается“ к коленям. А теперь рассмотрим физиологический механизм внушения в СК. В СК между врачом и пациентом образуется связь или „раппорт“. Раппорт как специфический вид внутренней зависимости заключается в готовности выполнять внушения СК-специалиста, развивается и стабилизируется с углублением СК. Физиологически раппорт объясняется наличием в коре головного мозга легкого общего торможения и совершенно незаторможенным слуховым анализатором. В пассивных СК раппорт носит изолированный характер, а в активных СК – генерализованный, с активной деятельной корой. Как мы уже отмечали, СК делят на пассивные СК и активные СК. В начальной фазе в обоих видах СК характер психофизиологических изменений почти одинаков, но с углублением СК отмечается разный характер дальнейших изменений. В принципе, отличие сводится к тому, что в пассивных СК все успокаивается и отдыхает, а в активных СК все активизируется. Углубление пассивного СК ведет к засыпанию и сну, а углубление активного СК ведет к новому режиму специфической работы организма. Это новая естественная форма работы организма. Природа пассивных СК по характеру физиологических и психологических реакций почти тождественна природе естественного сна, а вот природа активного СК – это совершенно самостоятельный, неизвестный ранее человечеству, открытый мною нормальный „третий“ способ разумного существования человека. Напомню, первый способ – это обычное состояние здорового бодрствующего человека, а второй – это состояние обычного сна. Пассивное СК физиологически почти напоминает некое переходное состояние искусственного засыпания, которое развивается от обычного бодрствования и до обычного сна. А вот активное СК – физиологически совершенно отличается как от бодрствующего состояния и сна, так и от пассивной переходной формы. Активное СК-2 – это ранее неизвестный вид активного бодрствующего состояния человека, а СК-3, 4, 5 и т. д. – это вообще „терра инкогнито“ – совершенно неизвестный нам мир и способ существования „хомо сапиенс“. Чем глубже СК, тем сильнее его воздействие на психические и физиологические функции организма. Значительному изменению подвергаются сознание, восприятие, ощущения, представления, воля, память, внимание, личностные характеристики, творческие способности, эмоции, мышление и речь, а также физиологические параметры – дыхание, пищеварение, трофические функции, рефлексы, газообмен, водный обмен, потоотделение, тепловой обмен, углеводный обмен, сердечно-сосудистая система, нервная система, половая система, мышечно-связочный аппарат, иммунная система, выделительная система, информационно-биологическая система, энергоинформационная система, суставы и т. д.

О величине способности организма физиологически реагировать на СК говорит тот факт, что в СК удается „филиппинское чудо“, т. е. безобидные манипуляции, имитирующие хирургическую операцию руками и удаление „причины болезни“, действительно дают настоящее исчезновение из организма „удаляемых“ органов, опухолей и т. д. И наоборот, в СК можно получить внушением настоящий ожог, синяк, опухоль и т. д., можно даже получить мнимую беременность (и даже у мужчины, как это ни смешно!).

Можно сделать один вывод, что в глубоких СК в физиологии человека можно вызвать любые изменения (в этом смысле СК-терапия не знает неизлечимых заболеваний). Нашими исследованиями установить какие-то физиологические пределы влияния на болезни в СК пока не удалось. Видимо, действительно, возможности организма человека фантастичны. Пока, в медицинском смысле, есть лишь одна трудность – получение глубокого СК в конкретной ситуации, на конкретном человеке, в быстрые сроки, а само лечение – это уже дело техники со 100 % гарантированным успехом. Мой отец, например, развил свои способности настолько, что любое известное современной науке заболевание лечит, как правило, за один сеанс длительностью 15–20 минут. Это настолько удивительно для незнакомых с СК-5, что кажется настоящим чудом.

Но так как мы с вами психологи, то нас, конечно, интересуют возможности действия СК на сознание и психику человека. Итак, начнем с ощущений и восприятий, которые позволяют нам получать информацию о внешней и внутренней среде через наши рецепторы и органы чувств. Следует сказать, что в СК можно добиться любых изменений в деятельности любых рецепторов и любых органов чувств. Можно убрать любое восприятие и любое ощущение, можно их исказить или изменить в любую сторону. Можно внушить любое мнимое ощущение или восприятие по любому органу чувств и любому рецептору (например болевому или температурному). Это значит, что в СК человеку можно внушить, чтобы он ничего не видел, ничего не слышал и т. д., и наоборот, чтобы видел, что угодно, слышал, что угодно, ощущал, что угодно. В пассивном СК, если нет суггестивной команды, то происходит автоматическое понижение общей чувствительности, в том числе и снижение чувствительности к прикосновению, боли (аналгезия), температурным раздражителям (например к огню), вплоть до полной нечувствительности любого заданного участка кожной поверхности.

Происходит исчезновение некоторых рефлексов, например глоточного со слизистых оболочек (онемение – анестезия, например в трюке „огнеглотание“), и др. В активном СК, если нет специально внушенной физиологической реакции, то есть если нет суггестивной программы, то автоматически общая чувствительность и ощущение у каждого человека резко обостряются.

Наблюдается легкая гиперестезия, когда человеку легкое прикосновение иглой уже кажется уколом, а прикосновение, например, огнем кажется нестерпимым ожогом. L Так как оба вида СК повышают управляемость, то можно отметить уже в средней глубине СК (СК-2) способность полностью отключить зрение, слух, обоняние и т. д. или, наоборот, резко обострить зрение, слух, обоняние и т. д.

Можно просто исказить или изменить характер ощущений и восприятий, например, можно отключить одно ухо, один глаз, можно внушить, что человек будет видеть все, кроме определенного предмета, можно внушить, что он будет видеть, слышать и трогать (ощущать) свою голову, „снятую“ с плеч и „положенную“ на собственную ладонь, и вообще что угодно – потоп, дождь, жар, холод, благоухание, неприятный запах, сладкий вкус, горький и т. д. – по любому органу чувств. В СК можно внушить и любые комплексные (сложные) ощущения общего, организменного плана, например, ощущение свежести, силы, отдыха, бодрости, легкости, невесомости или слабости, утомления, тяжести; хорошего общего самочувствия или плохого, повысить или убрать жажду, вызвать или убрать зуд, вызвать или убрать тошноту, вызвать или убрать половое желание, вызвать или убрать желание алкоголя, курения и т. д. Более того по любому ощущению или восприятию можно получить любую полную или частичную иллюзию. Можно внушить видение и ощущение присутствия Бога, духов умерших, инопланетян и т. д. На этих возможностях СК построены эстрадные шоу моего отца, когда он всех, подчеркиваю, всех желающих (а не только отобранных по тесту свер-хвнушаемых) приглашает на сцену, и они ложатся на стекла, на гвозди, ударяют шпагами, ножом, топором, прокалывают себе сами насквозь руки и грудь, ходят по огню, запоминают и умножают огромные цифры и т. д. (Кстати, в июле показывали по ЦТВ фильм об отце, и это шоу, которое называлось „И невозможное возможно!“). Продолжив рассказ о влиянии СК на ощущения, восприятия и представления, можно сказать, что в СК удается вызвать любые представления, любые воображенные галлюцинации. Находящемуся в СК человеку можно внушить, что он певец, и он запоет, внушить, что он на охоте, и он начнет охотиться или рыбачить, плясать на свадьбе и т. д.

При необходимости СК – позволяет подчинить волю самому себе и врачу. Действие врача на волю СК-пациента позволяет регулировать его мышечные движения, поведение и профессиональную деятельность. Врач может внушить СК-пациенту режим неподвластности собственными движениями и поведением. Врач может зафиксировать любую часть тела СК-пациента и сделать ее неподвижной в любом положении у туловища, руки, ноги, языка, шеи и др. или, наоборот, автоматически выполняющей какое-либо движение, например, маятникообразное покачивание туловищем или вращательное движение головой, автоматическое письмо, автоматическую речь и др. Причем если в активном СК пациент при желании может остановить вызванное врачом автоматическое движение, то в пассивном СК остановить движение самостоятельно СК-пациент не сможет. Многие помнят знаменитую шутку СК-специа-листов, когда они добиваются в пассивном СК сжатия руки в кулак и оставляют человека в этом положении до следующего дня. Это так убеждает пациента, что его легко после этого вылечить практически от любого заболевания, настолько он проникается доверием к силе СК. Следует заметить, что мышечная работа в обоих видах СК выполняется в удивительно экономном, координированном и рациональном режиме.

Это значит, что СК, вскрывая резервные возможности организма, не только не „транжирит“ силы организма, а, наоборот, делает любую работу намного эффективнее и экономнее, чем в обычном бодрствующем состоянии. Более того, в СК можно добиться самостоятельно или с помощью СК-специалиста полного отсутствия утомления или мышечной усталости. Специальные исследования на спортсменах (В.М.Кандыба, 1986) показали, что за счет СК можно в 4–5 раз увеличить выносливость спортсмена, его умение „держать нагрузку“, то есть выполнять с предельной мощностью и интенсивностью какое-либо сложное силовое движение, при этом отмечается предельное физиологическое сосредоточение организма на выполняемом движении, что резко повышает его качество и координационные характеристики. В этот момент физиология СК-спортсмена напоминает физиологию человека, попавшего в экстремальную ситуацию в случаях, когда подсознательно, автоматически вскрываются резервные возможности организма, и этот человек демонстрирует чудеса скорости, ловкости, силы и т. д. (например, если за ним гонятся, то преодолевает трехметровый забор). Таким образом, отметим, что СК серьезно способно влиять на волевые способности человека по любым направлениям возможных проявлений воли. Можно резко изменить волевые способности или усилить их произвольное проявление по любой функции организма или убрать совсем, как например, в случае с двигательной функцией от мышечного автоматизма до паралича.

А теперь несколько слов о действии СК на внимание человека.

В основе внимания лежат определенные физиологические процессы регулируемого торможения и возбуждения с образованием более-менее устойчивого очага оптимального возбуждения. В СК можно изменять внимание – его объем, устойчивость, переключаемость, распределяемость, степень концентрации, отвлекаемость и степень сосредоточения или рассредоточения.

Полным устойчивым сосредоточением внимания или его умелым и устойчивым рассредоточением можно достигать очень глубоких СК. Поэтому умению управ-лять вниманием в СК придается решающее значение.

Рассмотрим действие СК на память. Практика показала, что занятия СК автоматически улучшают память человека. В активном СК человек все помнит и после выхода из СК, а с углублением пассивного СК способность к воспоминанию происходящего в СК после выхода из него зависит от того, насколько глубоким было пассивное СК. В СК можно изменять способность запоминать, хранить и воспроизводить любую информацию. Можно „стереть“ из памяти все, что угодно, можно вспомнить любую деталь из всей ленты жизни от момента зачатия (имеется в виду даже внутриутробный период жизни), можно „записать“ в мозг любую информацию и вообще все, что угодно, как на магнитофонную ленту. Можно резко повлиять и улучшить способность воспринимать из подсознания любую, в том числе субпороговую, информацию, тем самым развивая интуитивные и биолокационные способности человека.

Практика показывает, что в обоих видах СК возможности памяти практически не ограниченны. Этот феномен повышенной памяти принято называть гипермнезией. Известны случаи мгновенного запоминания невероятного объема информации, мгновенного счета, сложнейших математических операций и т. д. В этом смысле возможности СК-человека превышают технические возможности известных ЭВМ. В настоящее время некоторые СК-специалисты используют именно эти возможности СК-2 для ускоренного изучения иностранных языков. Следует отметить, что после выхода из СК разные люди в зависимости от вида СК (активный или пассивный) и глубины СК могут отлично помнить все, что происходило в СК (в активном варианте) или помнить частично (в неглубоком пассивном СК), или ничего не помнить (после выхода из глубокого пассивного СК). Это явление называется „посттрансо-вая спонтанная амнезия“, и этот феномен позволяет судить о виде и глубине СК. Посттрансовую амнезию делят на спонтанную (возникающую самостоятельно, автоматически) и внушенную (вызванную преднамеренно специальным внушением СК-специалиста), Внушенная посттрансовая амнезия, в свою очередь, делится на амнезию, когда СК-пациент знает, кто его кодировал, и на амнезию, когда пациента кодируют на забывание того, кто и при каких обстоятельствах его закодировал на ту или иную посттрансовую физиологию или зомбированное поведение, Кодирование может быть выполнено таким образом, что посттрансовое забывание (амнезия) будет избирательным, в зависимости от целей суггестивного кода. В глубоком пассивном СК или в СК-4 у человека избирательно можно полностью и навсегда „стереть“ из памяти любую отдельную информацию, например, имя или фамилию, имя матери, пол, адрес, наличие жены или ребенка, название собственной профессии, память о своей болезни или вредной привычке (в этом случае пациент после выхода из СК будет помнить все, кроме того, что он болел или, например, пил или курил, или был женат, и т. д.). Из памяти человека можно стереть любую травмирующую его ситуацию, любые негативные воспоминания, что очень важно с психоаналитической теории вытеснения (можно „проиграть“ эти отрицательные ситуации, но с иным, благополучным для пациента вариантом, и так, по-новому, все в памяти „записать“). В глубоком пассивном СК или в СК-2 у пациента можно „стереть“ из памяти его умение читать, писать, рисовать, профессиональные навыки, любые привычки или способности. Например, мы выполнили ряд успешных экспериментов по стиранию из памяти воевавших солдат-афганцев неприятных травмирующих ситуаций (например, связанных с убийством врагов или гибелью друзей). Иногда при самостоятельных занятиях СК мои ученики видят разные видения и картины. Как они говорят, „из прошлых жизней“. Должен заметить, что такие ведения есть результат развитого воображения. А вот сам факт ненаучного, мистического объяснения феноменов предначальнои памяти свидетельствует о том, что эти люди уже не мои ученики.

Видимо, они посещали курсы других „специалистов“, и это вначале отразилось на их мировоззрении и опыте, а затем перешло и в „видения“, что уже серьезно свидетельствует о наличии неадекватности восприятия явлений, то есть о психическом заболевании, как например, у Фрейда, Юнга, Грофа, Кастанеды, Ванги и др. Очень жаль, что так произошло с этими талантливыми людьми, но объясняется это тем, что наука того времени официально считала, что транс не может влиять на личностные характеристики человека. Мол, человек далее в глубоком трансе сохраняет свою личность и никогда не совершит ничего такого, чего бы он не сделал в обычном состоянии сознания. К сожалению, это глубочайшая ошибка. В глубоком трансе любой человек сделает все, что ему прикажут независимо от своих убеждений, нравственных установок и т. д.

Просто эти ученые не знакомы с техникой получения очень глубоких трансов, поэтому их пациенты находились в неглубоком трансе с частичным сохранением сознания и волевого контроля. Именно неглубоким трансом объясняется тот факт, что когда их просили мнимо убить человека, то они отказывались это сделать и пробуждались, выходя из транса самостоятельно и в сильном волнении.

Любой профессиональный СК-спе-циалист знает из доказательного практического опыта, что в СК можно выполнить любые, ничем не ограниченные манипуляции с отдельными личностными характеристиками и личностью в целом. Сознание любого СК-человека можно трансформировать в любую заданную личность и даже в неодушевленный предмет (например, в стол, дерево, реку и т. д.).

Можно изменить возраст (возрастная регрессия). Можно перевести сознание любого СК-человека в режим работы другой личности или нескольких личностей поочередно или даже одновременно, причем как в СК-режиме, так и в заданном посттрансовом периоде Зная возможности человеческого мозга, мне часто даже как-то неловко читать работы таких полусумасшедших-полугениальных дилетантов, как Фрейд, Юнг, Павлов, Судзуки, Казначеев и т. д. Такое впечатление, что эти люди вообще ни разу никого не смогли загипнотизировать даже на среднюю глубину транса, то есть они – чистые „теоретики“ и с практикой нашей профессии просто не знакомы. Но в этом случае они вообще не имели морального права ничего писать о человеке, его возможностях, мотивах поведения, соотношении в нем сознательного и бессознательного и т. д. Особенно убедительно в споре с дилетантским утверждением ограниченности возможностей личностной трансформации человека, предопределенности его возможностей и поведения служат эксперименты моего отца по развитию у любого человека необыкновенных, ранее ему не присущих, способностей и возможностей иного, заданного, поведения.

Психология bookap

Типичный пример – это развитие любых профессиональных или творческих способностей, развитие музыкальных, спортивных, художественных, актерских и иных способностей. В эксперименте удалось изменить даже тип нервной системы, замедлять или значительно ускорять время реагирования на простые или сложные раздражители. В СК можно моделировать любые состояния и процессы с любыми свойствами личности и сохранять эти изменения на любой период времени после СК, хоть на всю жизнь…

В СК можно произвольно управлять фонетической выразительностью речи. Можно изменить качество мыслительных функций с мобилизацией правого полушария мозга. Можно значительно развить интеллект и способность к любому обучению с мобилизацией левого полушария мозга. Можно получать сложные, глубокие СК с синхронной мобилизацией обоих полушарий мозга. В общем, многое можно… Ведь мозг человека фантастически способен к неограниченным возможностям и вовсе не детерминирован только половым инстинктом или пресловутой идеей „демократии“…