Исторический очерк


...

Научные теории

Как было уже написано, точное определение понятию «гипноз» пытались дать неоднократно. Однако все формулировки содержат те или иные неточности. Они представляют лишь понимание автором самой проблемы, однако объективно дать оценку состоянию сознания, назвав его гипнотическим, невозможно. Это можно объяснить тем, что сам феномен гипноза изучен недостаточно глубоко и не представляется четкого разграничения между различными состояниями сознания. Иными словами, неизвестно, что присуще гипнозу и что зависит от прямого или косвенного внушения. Согласно одним теориям, все зависит от внушения, согласно другим, существует специфическое гипнотическое состояние. Одни считают, что гипнотическое состояние представляет собой подобие частичного сна, другие утверждают, что существует гипноз «в себе». Трудность в определении этого понятия возникает еще и потому, что гипнотический транс является динамическим, то есть непостоянным состоянием, которое изменяется в зависимости от психотерапевтической ситуации. Причем следует отметить, что в гипнотическое состояние человек погружается вне зависимости от глубины транса. Транс может иметь либо психологическую, либо физиологическую направленность, и от этого зависит состояние больного во время гипноза.

Так же не всегда можно точно определить, загипнотизирован человек или нет. Например, иногда пациент не знает, что находится в состоянии гипноза, а иногда имеет место симуляция. Она бывает сознательной, подсознательной или бессознательной. Поэтому и не существует исчерпывающих теорий, так как все они в той или иной степени неполные. Можно выделить основные виды теорий: теория павловской школы, теория экспериментальной психологии и психоаналитическая теория. Их рассмотрению и посвящена данная глава.

Теория павловской школы

Эта теория имеет еще одно название – нейродинамическая теория. Главным ее принципом было то, что гипноз – это пограничное состояние между сном и бодрствованием. Можно сказать, что это частичный, неполный сон, или частичное торможение. Связь же между гипнотизером и внушаемым осуществляется благодаря наличию так называемых сторожевых центров.

Как известно, Павлов проводил свои опыты на животных. В 1925 году был успешно проведен эксперимент по созданию сторожевого центра у собаки с условным рефлексом на звук трубы, возвещавший о приеме пищи. Опыты ставил Бирман. Ему удалось добиться того, что спящая собака просыпалась, лишь услышав звук трубы, после чего ей давали еду. Хотя кора головного мозга находилась в заторможенном состоянии, сторожевые пункты оставались активными. Этот опыт и послужил основой для вывода, что гипноз – это частичный сон.

Согласно теории Павлова, в состоянии гипноза можно выделить следующие три фазы:

– уравнительная. Это стадия, в которой абсолютно все раздражители, вне зависимости от интенсивности, действуют одинаково;

– парадоксальная. Названа так потому, что слабый раздражитель вызывает сильную реакцию, тогда как сильный, напротив, не вызывает практически никакой реакции;

Лаборатория Павлова находилась близ Санкт-Петербурга. Ученый работал в «башне молчания» – помещении, изолированном от окружающего мира. Именно там Павлов и сделал открытие о разделении рефлексов на условные и безусловные.


– ультрапарадоксальная. Данная фаза характеризуется тем, что реакция вызывается таким стимулом, на который клетки головного мозга в обычном состоянии не реагируют.

В обычных, то есть физиологических состояниях эти фазы длятся недолго, однако в случае патологии они могут тянуться целыми неделями и месяцами. Иными словами, в гипноидных стадиях может развиться невроз, однако, с другой стороны, это нормальная форма борьбы против стрессорного агента.

Рассмотрение данной теории на животных было облегчено отсутствием у них речи, или второй сигнальной системы, каковой является слово. Первую сигнальную систему, то есть реакции на внешние раздражители, нельзя отождествлять со второй. Однако, в связи с тем, что Павлов не рассматривал бессознательных наслоений у пациента в состоянии аффекта, возникают трудности.

Следует учесть, что отношения между людьми построены не только на основе второй сигнальной системы. Тем не менее слово оказывает свое влияние даже после пробуждения гипнотизируемого, так как посредством него вызывается ряд разнообразных действий, направленных на личность человека.

В связи с гипнотическими явлениями следует обратить внимание на выводы ученого о восприятии, эмоциях, памяти, внимании и мотивации. Павлов считал, что ощущения – отнюдь не бессознательный психологический процесс, а функция, носящая осмысленный характер. Восприятие служит для обеспечения ориентации в окружающем мире, мышление же, являясь связанным с речью, представляет собой процесс, позволяющий получить абстрактные знания. Внимание – это состояние, при котором вся психическая деятельность сосредотачивается на определенном объекте. Благодаря этому важная для человека информация запоминается, а ненужная не усваивается. Память делится на генетическую, которая наследуется, индивидуальную, или приобретенную, эмоциональную, когда запоминаются эмоции и чувства, и словесно-логическую, свойственную только человеку.

Сознание, по Павлову, – это высшая форма отражения действительности. Сознание представляет собой совокупность всех названных выше форм психических процессов и состояний человека. Иными словами, оно включает в себя ощущения, восприятие, представления, внимание, чувства, волю и представления. В ответ на раздражитель или поступающую информацию наступает ответная реакция. Однако если данная информация не представляет особой важности для человека, реакция на сигнал замедляется. В противном же случае, когда информация имеет какую-либо ценность, ответная реакция требует включения всей нервной системы. В любом случае, даже когда сознание отключается, на уровне подсознания остается связь организма с окружающей средой.

Павлов долгое время занимался изучением природы сна. Опираясь на аналогичность торможения во время естественного и вызванного сна, он смог установить истинную природу гипноза. Ученый доказал, что во время сна мозг работает в еще более активном режиме, нежели в период бодрствования. Другими словами, это естественное физиологическое состояние, в котором организм утрачивает активные связи с окружающей средой. Тем не менее сон, вне зависимости от его природы, является активным физиологическим процессом, хотя реакции на происходящие события у спящего не наблюдается.

Что же такое гипноз по Павлову? Это сон, который наступает медленно, но во время него замедляются все реакции организма. Торможение захватывает все участки головного мозга вплоть до подкорки, ослабляются даже дыхание и сердцебиение. Павлов выделил два состояния во время сна: ортодоксальное и парадоксальное. Одно сменяет другое 6–7 раз за ночь. Способность запоминать сны объясняется тем, что человек проснулся в период парадоксального сна, когда все сновидения остаются в памяти. Если спящего разбудить в переходном состоянии от ортодоксального периода к парадоксальному, возможны нарушения в психической деятельности.

Однако теория Павлова до конца не объясняет, что такое гипноз. Многие утверждения основаны на гипотезах и предположениях, поэтому рассматривать ее как догму нельзя. Впоследствии многие ученые проводили свои исследования гипноза. Так, разрабатывали павловскую теорию С. И. Консторум, М. С. Лебединский, А. М. Свядощ, В. Е. Рожнов и другие ученые.

Теория экспериментальной психологии

Другой подход к рассмотрению феномена гипноза был у сторонников экспериментальной психологии Ученые, занимавшиеся изучением гипноза посредством данного метода, это К. Халл, Б. Ф. Поршнев, Р. Уайт, Дж. Сарбин, П. Жане, А. Добрович, А. Вейзенхоффер и другие.

Американский психолог К. Халл поддерживал точку зрения И. Бернгейма, утверждавшего, что гипнотизма в природе не существует, можно говорить лишь о внушаемости. Халл применял в своих исследованиях математическую логику, в результате чего была создана совершенно новая дедуктивная теория поведения.

В 1933 году Халл изучал внушаемость и ее границы. Ученый был психологом-бихевиори-стом. Бихевиоризм (от англ. behaviour – «поведение») – это учение, основанное на том, что только поведение можно рассматривать как психологическую реальность, которую можно наблюдать, и на параметры которой можно воздействовать. Халл считал, что в состоянии внушаемости словесные процессы внушаемого неактивны, благодаря чему словесные побуждения экспериментатора не встречают никакого сопротивления и успешно реализуются. Бернгейм выдвинул похожую концепцию, согласно которой внушаемость является способностью поддаваться воздействию идеи, воспринятой мозгом. Впоследствии эта идея, или внушение, успешно реализуется.

В 1941 году феномены особых состояний сознания получили новое объяснение. Это было связано с открытием фактора мотивации. Впервые на данное обстоятельство обратил внимание Р.Уайт. Он считал, что все поведение внушаемого направлено на достижение определенной цели, которую задает гипнотизер. Таким образом, пребывая в трансе, субъект выполняет все указания экспериментатора так, как он их понимает.

Дж. Сарбин придерживался мнения, что в поведении субъекта, которого вводят в состояние гипноза, важное место занимают ролевые игры. Они представляют собой форму социально-психологического поведения, реализующуюся в состоянии транса.

В 1960-х годах теории вышеназванных ученых были существенно дополнены идеями М. Орна. Ученый задался вопросом, какова истинная природа гипноза. Его интересовало, является ли этот феномен социально-культурным продуктом или имеет специфическую сущность. Орн отметил удивительную закономерность: поведение людей, вводимых в транс, поразительным образом зависит от представления о гипнозе, которое преобладает в данное время. Для подтверждения этого открытия ученый провел ряд экспериментов.

В одном опыте Орн сделал следующее: обучающимся у него студентам он говорил, что в состоянии гипноза наблюдается каталепсия поднятой руки, то есть если экспериментатор поднимет руку испытуемого, она останется в том же вынужденном положении. На самом деле у гипнотизируемых проявляется каталепсия обеих рук, однако в словах ученого никто не усомнился. Когда Орн проводил сеанс гипноза, у студентов наблюдалась каталепсия одной руки. Такое поведение гипнотизируемых объясняется тем, что экспериментатор уже внушил испытуемым, как следует себя вести. То есть было дано указание, которое гипнотизируемые выполнили. При этом следует отметить, что зачастую пациент выполняет те команды, которые гипнотизер не высказал вслух, а внушил бессознательно. Гипнотическое состояние не является односторонним: каждый участник данных отношений выполняет свою роль, то есть делает то, чего ждет от него второй.

Гипнотизер ведет себя как всемогущий человек, а внушаемый, напротив, не может сопротивляться требованиям и командам экспериментатора. В случае когда один из участников гипнотических отношений ведет себя неубедительно, сеанс гипноза не удается.

Орн не смог дать конкретный ответ на вопрос о природе гипноза, так как совершенно невозможно найти человека, который не был бы подвержен влиянию социальной среды. Ее факторы играют существенную роль как в гипнозе, так и в психотерапии. Здесь успех сеанса напрямую зависит от того, какое господствует представление о данной терапии. Так, если признана неэффективность того или иного метода лечения и больной знает это, велика вероятность того, что терапия не приведет к желаемому результату. Отсюда следует вывод: для установления природы любого психотерапевтического процесса или состояния прежде всего необходимо обособить его от всех социально-культурных факторов.

Ученый Б. Ф. Поршнев в 1974 году попытался объяснить эволюционный процесс в особых состояниях сознания. Для этого он воспользовался последними исследованиями и открытиями в археологии, антропологии, физиологии и лингвистике. Он сформулировал следующий принцип: высшие психические функции человека представляют собой внутренние социальные отношения. Кроме того, Поршнев доказал, что вторая сигнальная система, то есть речь, сформировалась из другого общения индивидов – влияния одного на действия другого. Этот вывод был сделан на основе того факта, что среди всех зон коры головного мозга, отвечающих за речь, раньше всего сформировалась лобная доля.

Идею важности ролевых игр в поведении гипнотизируемого развил психотерапевт А. Добрович. Существует целый набор ролей, посредством которых человеку внушается все, что было задумано. Роль понимается пациентом бессознательно, однако улавливается мгновенно.

Самой главной является роль Божества. Иными словами, если испытуемому гипнотизер представляется Божеством, можно с полной уверенностью говорить, что сеанс пройдет удачно и гипнотизируемый выполнит все требования экспериментатора. Каждой роли соответствует определенный цвет спектра. Роль Божества, согласно идее Добровича, символизирует белый. Психотерапевт выделил следующие роли.

Покровитель представляет собой могущественного, однако доброжелательно настроенного человека. Ему соответствует красный цвет. Покровитель внушает благоговение и трепет, однако вместе с тем он является опорой в страданиях и бедах.

Кумир. Этой ролью пользовались многие гипнотизеры, завораживавшие публику. Таким человеком восхищаются, он гипнотизирует своим обаянием. Ему соответствует оранжевый цвет.

Хозяин. Человек, играющий эту роль, может как поощрять, так и наказывать. Чтобы заслужить его одобрение, необходимо подчиняться Хозяину во всем, иначе существует риск вызвать недовольство. Чувства, испытываемые к Хозяину, – благоговение и страх. Цвет, символизирующий эту роль, – желтый.

Авторитет может совершать как положительные, так и отрицательные поступки. Его власть ограничена, однако к советам Авторитета необходимо прислушиваться. Цвет этой роли зеленый.

Виртуоз завораживает публику своей ловкостью и способностью творить невозможное. Как и в предыдущем случае, его действия могут быть как благими, так и плохими. Цвет, представляющий эту роль, – голубой.

Удав. Исполняющий эту роль, получает удовольствие, нанося удар в самое уязвимое место. Его боятся, так как он полностью подчиняет себе волю, не оставляя надежды на избавление от его власти. Цвет этой роли – синий.

Дьявол представляет собой зло в самом широком смысле этого слова. Причем зло, творимое не ради чего-то, а бесцельно, во имя зла. Эта роль – прямая противоположность Божеству. Обладая такой же властью, Дьявол питает всепоглощающую ненависть ко всему человечеству.

По мнению А. Добровича, самые предпочтительные роли – это Покровитель и Авторитет. Однако если проанализировать все эти воплощения, можно сделать вывод, что все они являются видоизмененной ролью Божества.

Впоследствии термин «социально-психологическая роль» был заменен названием «миф», что означает «развернутое магическое имя». Данный термин предложил в 1993 году А. Тхостов.

Последователь Бернгейма Р. Барбер в 1961 году попытался доказать, что любого гипнотического явления можно добиться и в состоянии бодрствования у людей, склонных к внушению. Его исследования показывают, что существенное влияние на возникновение психофизиологических реакций оказывают взаимоотношения.

Также следует отметить важность теории П. Жане, оказавшей влияние на последующие разработки других ученых. Жане считал, что в определенных ситуациях некоторые течения сознания отделяются и становятся активными, причем речь здесь идет о бессознательной активности. Также можно говорить о раздвоении личности и о таком состоянии, как появление множественных личностей. Известны пациенты, у которых наблюдалась данная форма диссоциации. Это Фелида, Мари Рейнольдс (1811), а также Элен Смит. Жане в своих исследованиях отметил важную роль бессознательного, однако о преобладающем значении его ничего сказано не было. Эта мысль получила развитие в следующей теории, к разработчикам которой относится З. Фрейд. О ней и пойдет речь далее.

Психоаналитическая теория

Вначале эта теория ставила на первое место проблему удовлетворения инстинктивных желаний индивидуума. Другими словами, гипнотическая ситуация возникает благодаря так называемому перенесению. Это понятие обозначает перенесение на личность гипнотизера чувств, которые в прошлом испытывал пациент к своим близким.

Обратный процесс, то есть перенесение чувств психотерапевта на личность больного, называется контрперенесением.

Психоанализом занимался известный ученый Зигмунд Фрейд. Им написан ряд работ, из которых можно выделить «Психологию масс и анализ человеческого Я», «Я и Оно», «О клиническом психоанализе» и многие другие. Он и его последователи изложили собственный взгляд на гипноз и внушение.

Фрейд считал, что отношения между гипнотизером и субъектом, которого он вводит в состояние транса, можно рассматривать как эротические. Иными словами, гипнотические отношения – это состояние влюбленности, лишенное прямой сексуальной направленности. Причем большую роль играет подчинение, когда гипнотизер выступает как идеал, сверх-я в сознании подчиняемого.

Точки зрения Фрейда придерживается Шильдер, считавший, что больной наделяет врача мистическими свойствами, тем самым воплощая в жизнь собственные воображаемые сценарии (инфантильные фантазмы). Кроме того, Шильдер подчеркивает важность физиологических факторов, которые связаны с психологическими.

Другой ученый, Ш. Ференци, подчеркивает возможность реактивации эдипова комплекса. Существует две формы этого комплекса: позитивная и негативная. Первая предполагает наличие у ребенка сексуального желания, направленного на родителя противоположного пола, и соперничества по отношению к родителю его пола.

В негативной форме, наоборот, любовь проявляется к родителю того же пола, а ненависть – к родителю противоположного пола. Гипноз с целью преодоления этого комплекса предусматривает либо «материнский» подход, основанный на любви, либо «отцовский», основанный на страхе.

Существует также другое психическое нарушение – нарциссизм. Это явление названо по имени героя древнегреческого мифа Нарцисса, влюбленного в собственное отражение. Нарциссизм характерен для раннего детства, когда либидо ребенка обращено на себя (первичный нарциссизм), кроме того, возможен и вторичный нарциссизм, когда либидо снова обращается на собственное я человека. Ученый Э. Джонс рассматривает проблему в контексте понятий сверх-я и нарциссизма. По его мнению, нарциссизм является важной составляющей в ауто-и гетеровнушениях.

Интересную точку зрения высказывает О. Ранк. Он считает, что причина любых комплексов – эдипова, нарциссизма и прочих психических нарушений – кроется в психотравме рождения. Другими словами, ребенок во время выхода из материнского чрева переживает состояние тревоги или стресса, который в дальнейшем перерождается в другие патологии.

Одним из направлений психоанализа является эго-анализ, разработанный З. Фрейдом и Г. Гартманом. Согласно теории этих ученых, собственное я пациента является пограничным между оно и сверх-я. Позже психологию я изучали М. Гилл и Р. Найт, которые экспериментально устанавливали связь между колебаниями глубины гипноза и состоянием я. Эти исследования представляют сложность и в наши дни, так как невозможно точно определить глубину гипноза. Психоаналитикам приходится исходить из описаний пациента своих переживаний. Следует отметить, что не все подопытные могут правильно определить свое состояние, что еще больше усложняет задачу.

Однако Бренман, Гилл и Найт основывали свои выводы и умозаключения на данных, предоставленных самими больными. Систематизировав все наблюдения, полученные во время сеансов, ученые заключили, что глубина транса может варьироваться в зависимости от того, как проявляется механизм защиты. Иначе говоря, пациент может впадать в более глубокий транс потому, что пытается скрыть свое негативное отношение к гипнотизеру. С этой целью он преувеличивает свою покорность. Поэтому углубление транса может служить не только для получения сексуального вознаграждения, но и для защиты от агрессивных побуждений.

Таким образом, можно сделать вывод, что теория перенесения помогает более точно установить природу взаимоотношений больного и психотерапевта. В то же время эту теорию нельзя применять только к гипнозу, так как она не специфична и может наблюдаться при любых методах психотерапии.

Каким образом осуществляется так называемое вознаграждение, управляющее перенесением? Прежде всего гипнотизер одаривает пациента словами, что действует как поощрение на больного. Более того, слова ассоциируются с пищей: если внушение ассоциируется с принятием хорошей пищи, оно принимается подопытным, в противном случае внушение не удается.

И речь, и молчание играют важную роль в гипнозе. Так, существуют словесные и бессловесные формы внушения. Согласно взглядам А. Мере, эффект гипноза тормозится из-за словесного внушения, он предполагает, что оптимальный результат может быть достигнут за счет соответствующей атмосферы.

В то же время Фишер считает, что молчание может способствовать возникновению разочарования.

То есть в начале психоанализа врач обычно молчит, и перенесение развивается в состоянии разочарования. В 1962 году Нахт исследовал роль словесного метода в гипнозе. Он считал, что врач должен сохранять строгий нейтралитет. Хотя перенесение в этом случае осуществляется с трудом, Нахт утверждает, что речь только усиливает отчуждение больного. Психотерапевт должен испытывать доброжелательность по отношению к пациенту и стремиться оказывать как можно больше внимания, которое больной воспринимает как помощь.

Нельзя однозначно определить, играет ли словесный фактор тормозящую роль или нет, значение его зависит от стадии гипноза.

Перенос в гипнотических состояниях изучали ученые Л. Кьюби и С. Марголин. Они опубликовали статью «Процесс гипнотизма и природа гипнотического состояния». В этой работе отражена попытка ученых обобщить психологические и физиологические факторы в теории гипноза.

Кьюби и Марголин считали, что необходимо разграничить и объяснить такие стороны феномена особых состояний, как гипнотическое внушение и гипнотическое состояние. До того эти два термина никак не объяснялись, хотя они отличаются и в психологическом, и в физиологическом плане. Тем не менее эти различия четко прослеживаются в технике перенесения.

Ученые установили, что индукция гипноза достигается не только методом перенесения, но и с помощью физических манипуляций. Кроме того, перенесение, происходящее в стадии индукции, необязательно служит индуктивным агентом. На основе данных концепций Кьюби и Марголин соединили павловскую и психоаналитическую теории гипноза. Они установили, что во время индукции стимулы, не исходящие от гипнотизера, не улавливаются пациентом, то есть данный субъект совмещается с внешним миром, представленным гипнотизером. В этом случае пациент играет роль ребенка, тогда как психотерапевт – роль родителя.

Другие ученые, М. Гилл и Г. Бренман, включили в уже известные психологические понятия данные экспериментальной психологии и физиологии.

Раньше в понятии «гипноз» рассматривались только инстинктиные силы (перенесение и мазохизм, то есть унижение гипнотизируемого), на сенсомоторную сторону гипноза должного внимания не обращали. Однако Гилл и Бренман восполнили этот пробел, занявшись изучением «телесной» стороны гипноза. Они опирались на работу Кьюби и Марголина, а также на исследования школы Хебба.

М. Гилл и Г. Бренман – преподаватели психоанализа, проделанная ими работа потребовала огромных средств и велась на протяжении 20 лет. В исследования были включены несколько тысяч студентов психологических факультетов, свыше ста врачей-психиатров и огромное количество больных.


Школа Хебба изучала явление сенсорной депривации, или афферентной изоляции. Под этими понятиями понимаются изменения в психике индивидуума при лишении его сенсорной информации, которая поступает через органы чувств. Например, заключая субъекта в ванну с водой в респираторной маске или в клетку в форме куба, можно проследить возникновение регрессивных феноменов и серьезных психических расстройств: галлюцинаций, бреда, депрессий.

Согласно мнению Гилла и Бренмана, в гипнозе выделяют следующие факторы регрессии: перенесение и сенсорная депривация. Гипнотизер использует оба фактора одновременно: вначале происходит воздействие на инфантильные импульсы субъекта, а потом – ограничение контакта субъекта с окружающим миром. Оба фактора связаны между собой, и если регрессивный процесс возникает посредством одного из факторов, то наблюдаются проявления другого. В ходе гипноза собственное я субъекта не устранено, как предполагалось ранее, а видоизменено в результате регрессивного процесса.

Кое в чем точка зрения Гилла и Бренмана расходится с теорией Кьюби и Марголина. Главное различие заключается в том, что первые настаивали на установлении контакта между гипнотизером и пациентом, вторые же, напротив, предполагали осуществление гипноза без гипнотизера. Интересно отметить, что, по мнению Кьюби, роль отношения более важна в гипнозе без гипнотизера, чем при участии последнего. Ученый считает, что в этом случае гипнотизируемый воспринимает некие образы, которые в его сознании наделяются покровительством и авторитетом. «По существу, речь идет о переносе в чистом виде, даже если отсутствует объект, реальный или воображаемый, осознанный или неосознанный, которому можно было бы придать функции покровительства, к чему мы в целях самозащиты мало-помалу приучаемся с детства».

Возможно, так и возникла вера в ангела-хранителя – незримого защитника, заботящегося о человеке.

Кьюби считал, что, если человек не может управлять адаптивными, то есть приспособленческими функциями, возникает психическая патология. Схожую идею высказывал еще Павлов, который посредством гипноза пытался найти объяснение шизофрении. Некоторые ученые видели в шизофрении форму злокачественного аутогенного состояния сознания.

Кьюби пытался понять, каким образом происходит переход к гипнотическому состоянию или выход из него.

Ученый отмечал всю важность таких переходных процессов по той причине, что отделить нормальное состояние психики от патологического можно, только установив процессы, с помощью которых человек переходит из одного состояния в другое. Гипноз – наиболее оптимальное состояние для проведения исследований такого рода, так как именно в состоянии внушения данные процессы можно контролировать. Они имеют самые разные причины, как физиологические, так и психологические. Поэтому для их изучения необходимо участие психоаналитиков, нейрофизиологов, фармакологов, психологов и других специалистов.

Связь между внушением и переносом также достаточно сложно проанализировать. Что касается внушения, то его механизмы не были точно определены, а процесс возникновения переноса многим ученым казался малопонятным. Сначала само понятие внушения не принималось новой техникой психоанализа, однако впоследствии этот термин ввел Фрейд. Он подчеркнул, что внушение является динамическим фактором в явлении перенесения, причем успех психоанализа не определяется перенесением или внушением. По Фрейду, внушение в психоанализе и других методах психотерапии используется по-разному. Так, в психоанализе исключение внушения происходит посредством отрицания перенесения.

В 1963 году ученый Г. Стюарт высказал точку зрения, противоречащую теориям З. Фрейда и Ш. Ференци о гипнотических отношениях. Последние рассматривали взаимоотношения гипнотизера и пациента как мазохистские, то есть речь шла о сексуальном подчинении субъекта гипнотизеру. Стюарт же поддерживал идеи Гилла и Бренмана, которые рассматривали гипноз как сложное взаимодействие влечений и защитных функций, причем главную роль в этом играет враждебное отношение субъекта. Последний испытывает двойственные, или амбивалентные, чувства к гипнотизеру: любовь сочетается с ненавистью. Кроме того, Стюарт попытался объяснить способность вызывать у субъекта воспоминания в состоянии гипноза. Он считал, что, пребывая в состоянии транса, гипнотизируемый при помощи гипнотизера освобождается от собственного сверх-я и дает выход воспоминаниям, о которых он пытался не думать и которые подавлял.

Говоря о теории психоанализа, невозможно не упомянуть выдающегося швейцарского психолога и философа К. Юнга. Только он смог радикально пересмотреть все взгляды западной психологии и психотерапии, не обойдя и вопрос об особых состояниях сознания.

Представления этого ученого о бессознательном значительно отличались от теории Фрейда. Юнг считал, что существует как сознательное, так и бессознательное, причем последнее представляет собой разумный принцип, связывающий человека с обществом и окружающим миром. Обе стороны человеческой психики не исключают друг друга, не обладают противоположным значением, а служат взаимодополняющими элементами. Без одного невозможно существование другого, бессознательные процессы необходимы для нормального функционирования психики. В качестве бессознательного могут выступать сновидения, невыраженные эмоции и невысказанные слова.

К. Юнг ввел такое понятие, как архетипы, или доминанты. Это изначальные общечеловеческие образы, которые, хоть и бессознательно, определяются каждым человеком. В бессознательном ученый выделял два слоя: личный и сверхличный. Юнг анализировал особые состояния больных и свои собственные, например, сны, иллюзии, галлюцинации, фантазии. Он установил, что для всех этих феноменов характерны образы, присущие различным периодам существования человечества. Из этого он сделал вывод, что существует еще и бессознательное, общее для всех людей, то есть коллективное, или расовое, бессознательное. Оно представляет собой сверхличный слой, который отделен от личного. Его содержание может быть везде, так как сверхличный слой является всеобщим. Что касается личного бессознательного, здесь хранятся утерянные, забытые или вытесненные воспоминания и образы, не достигшие сознания. Архетипы – это прежде всего отражение извечного мирового опыта, готовность восстанавливать сходные мифические представления. Что такое мифология? Юнг рассматривал ее как результат особых состояний сознания всего человечества. В противоположном случае переживания отдельного человека, то есть индивида, в состоянии внушения, или транса, можно назвать индивидуальными мифами.

Человек, по мнению К. Юнга, должен научиться отделять свое собственное я от коллективной психики. Это нужно для того, чтобы энергия субъекта нашла подходящий ей диапазон. Только тогда человек сможет полноценно существовать в обществе. Чем глубже субъект осознает себя, тем сильнее сужаются границы личного бессознательного, и тем больше человек ощущает себя причастным к остальному миру.

Юнг, как и Добрович, считал, что гипнотизер в представлении больного может играть разные роли. Он может выступать как отец, возлюбленный, мать. Нетрадиционными воплощениями считаются роли демона, дьявола или Бога.


Иными словами, личные амбиции и эгоистичные желания отвергаются, а сам человек соединяется с миром.

Взгляды Юнга отразились в книгах «Психология бессознательного» и «Трансформации и символы либидо». В последней ученый изложил свою точку зрения относительно либидо. Если Фрейд понимал его как биологическую силу, то Юнг рассматривал либидо как космический принцип, жизненный порыв. Также в этой книге были приведены феномены, когда психически больные люди могли цитировать выдержки старинных текстов или восстанавливать образы давно минувших дней. Это еще раз доказывает существование коллективного бессознательного.

К понятию «коллективное бессознательное» обращался итальянский психиатр Р. Ассаджиоли. Система, предложенная им, довольно интересна и имеет большое значение в исследованиях феномена особых состояний. Его концепция носит название «психосинтез». По мнению ученого, человек постоянно находится в состоянии роста, в котором очень важны положительные, творческие стороны человеческой деятельности. Кроме того, отдельно отмечена роль волевого компонента. Система психосинтеза Ассаджиоли напоминает систему Юнга. Она складывается из следующих составляющих: низшее бессознательное, которое ответственно за эмоциональную сторону и основные потребности. Среднее бессознательное включает в себя накопленный опыт, а сверхсознание – это средоточие высшей психической деятельности. Сюда входят вдохновение и интуиция. Сознание – это те чувства и мысли, которые подвергаются анализу со стороны субъекта. В этом аспекте выделяется понятие сознательная самость – это ясное осознание.

Высшая же самость – это то, что существует отдельно от ума, сознания и тела. Также Ассаджиоли ввел понятие субличности. Под этим понимается та часть личности, которая существует независимо от нее. Например, это социальные роли, которые играют люди в повседневной жизни.

Психоаналитическая теория в дальнейшем приобрела другое направление. Так, во Франции сформировалось новое течение в области психоанализа – структурно-семиотическое.

Структурно-семиотическая теория

Согласно этому направлению, мир и человек понимаются как тексты и их суммы. Из этой трактовки вытекает следующий принцип: человек работающий (homo faber) превращается в человека, живущего в мире символов (homo signum symbolicum).

В особых состояниях сознания – таких, как гипноз, – возникают символические образы, которые представляют собой особый язык, порожденный бессознательным. Понимание феномена особых состояний сводится к расшифровке этих образов, то есть к переводу языка символов на общепонятный язык сознания. Деятельность психотерапевта можно сравнить с работой переводчика с иностранного языка.

Французский психиатр Ж. Лакан утверждал: «Бессознательное структурировано, как язык, и порождается им». Этот ученый совершил попытку соединить психоанализ с такими науками, как этнология, философия, литература, антропология и лингвистика. Он считал, что в человеческой психике можно выделить три явления: реальное, воображаемое и символическое. Реальное само по себе непостижимо, Лакан определяет его как «вещь-в-себе». Человек не способен воспринимать мир реальным – в сознании каждого существует свое собственное представление об окружающей действительности, и у каждого оно свое. То, как мы воспринимаем вещи и явления, и является воображаемым. Хотя нам кажется, что мы видим реальное, действительное, на самом деле это всего лишь наше представление, зачастую неправильное. Воображаемое свойственно и животным, которые воспринимают целостные образы.

В процессе своего развития человек также сталкивается с различными образами. Например, имеется так называемая стадия зеркала, когда ребенок впервые узнает себя в зеркале. Одновременно с радостным узнаванием своего «зеркального» я происходит и отчуждение, потому что в отражении человеку видится идеал, к которому он будет стремиться всю жизнь. Но в то же время субъект испытывает к своему зеркальному отражению зависть, агрессию. З. Фрейд описывает жуткие чувства, которые возникают у человека при виде собственного отражения в зеркале.

Символическое – это третье явление человеческой психики. Оно формируется под влиянием речи других людей. По мнению Лакана, человек становится заложником речевого поля окружающих еще до своего рождения. Под понятием «символическое» подразумевается система любого языка, любой порядок. По мере проникновения сознания субъекта в поле речи другого начинается отчуждение от своего собственного я. Другими словами, окружающие уже заранее присваивают словам и поведению ребенка именно то значение, которое они сами видят, не оставляя первому права выбора. В результате ребенок должен принять условия и согласиться именно с тем значением, которое другие припишут его поступкам. В противном случае ребенок никогда не сможет стать полноценным членом общества, как, например, дети, больные аутизмом.

Из этого следует вывод: мы сами не понимаем, что именно хотим сказать, так как следуем установкам, внушенным с детства. Что же представляют собой с этой позиции особые состояния сознания? Это дискурсы, то есть речь, нуждающаяся в переводе на общепринятый язык. Психотерапевт должен помочь пациенту осознать свои истинные желания и отделить их от навязанных установок. При неврозах пациенту необходимо освободиться от символического порядка, при психозах же, наоборот, восстановить утраченный порядок.

Лакан видел в гипнозе орудие порабощения людей, поэтому призывал запретить исследования в области внушения и гипноза. Сам он считал, что занимается психоанализом, а гипнотическим состоянием ученый отказался даже объяснять симптомы заболевания, не то что устранять их.

В 1996 году Ю. Кристева предложила концепцию гено– и фенотекста.

Генотекст – абстрактное понятие, под которым подразумевается изначальная система символов и знаков. Он определяет способность различать я и не-я, проводить грань между субъектом и объектом, отличать хорошее от плохого. Собственно, это и есть система, заложенная в человеке, на которую не оказывает влияния «речь другого».

Хотя Лакан осуждал гипноз, сам он длительное время управлял сознанием людей, собиравшихся слушать его лекции. Он снискал славу даже среди своих коллег, по популярности его сравнивали с Месмером.


Генотекст, в свою очередь, является основой для фенотекста. Они представляют собой составленные по правилам языка упорядоченные тексты, посредством которых происходит общение и взаимодействие между людьми. В качестве фенотекста выступают обычные фразы, которыми мы обмениваемся друг с другом, и высказывания, посредством которых субъект выражает свои желания.

Генотекст представляет собой бессловесный, или довербальный, уровень функционирования личности.

Особые состояния сознания имеют более близкую связь с генотекстами, так как в условиях гипноза субъект наиболее приближен к самораскрытию.

Рассказывая о своих переживаниях в состоянии транса, пациент или испытуемый передает впечатления либо посредством пересказа, либо подражая чужой речи и интонациям. Подобное воспроизведение называется миметическим копированием, его можно сравнить с цитированием высказываний. Другими словами, субъект пытается воспроизвести нечто значимое, для чего и использует цитирование.

Задача психотерапевта сводится к расшифровке «послания», то есть к анализу рассказа пациента с целью увидеть причины проблем и патологий личности. Одним из исследователей, которые пытались сделать это, был Р. Барт. В 1994 году он предложил метод такого текстового анализа. Ученый считал, что в любом тексте заложен не единственный смысл, а множество значений. Прежде всего текст – это непостоянный, изменяющийся феномен, который не подчиняется никаким нормам и стандартам. Задача психотерапевта – не увидеть единственный, однозначный смысл, а проследить все множество значений, понять пути смыслообразования текста. Проанализировав проблемы пациентов, Барт пришел к выводу, что причина патологий кроется не в единственной проблеме, а в целом их наслоении. Поэтому и в рассказах больных прослеживается огромное количество смыслов. Пути передачи текстов также множественны: существует множество значений, цитат, символов, ассоциаций, посредством которых пациент передает свое состояние.

В тексте Барт выделил пять кодов, то есть специфических значений, дающих представления об определенной структуре. Коды представляют собой нечто виденное пациентом и отражают уже пройденный этап.

Акциональный (проэретический) код отражает поступки и действия субъекта, происходящие в действительности, например встречи, ссоры, разговоры.

Семный код – в нем заключены скрытые смыслы (коннотации) и символы, которые пациент может подразумевать в своем рассказе. Семный код образуют разные слова, имеющие ассоциативное значение.

Символический код представляет собой систему, имеющую антитезы, или противоположности. Как известно, мир складывается из элементов, имеющих противоположные значения, однако без одной противоположности не может существовать другая. Пациент видит лишь одну сторону проблемы, не видя ее решения. Задача психотерапевта – понять смысл антитезы, то есть решить проблему больного.

Энигматический код (от англ. enigma – «загадка») вначале определяет загадку, а потом ищет путь к ее разгадке. Под загадкой понимается проблема пациента, однако вся сложность в том, что субъект редко может точно сформулировать ее. Психотерапевт вынужден опираться на возникающие ассоциации, чтобы найти решение проблемы.

Наконец, пятый код – культурный (код референции). Он помогает соотнести символы, находящиеся в речи пациента, с реальными объектами и явлениями. Культурный код может иметь множество значений: социальное, научное, географическое, политическое. Все это нужно для того, чтобы соотнести рассказ пациента с конкретным временем, людьми, местом. Культурный код могут образовывать символы, связанные с литературными традициями, историческими эпохами, областями знаний и искусства.

В речи пациента не может присутствовать какой-либо определенный из вышеназванных кодов, в любом тексте имеют место все пять, которые образуют пять голосов. Первому коду, акциональному, соответствует Голос Эмпирии, второму – Голос Личности, третьему – Голос Символа, четвертому – Голос Истины, пятому – Голос Знания. Психотерапевт должен суметь отличить один голос от другого, так как в речи пациента они настолько тесно переплетены друг с другом, что для их разграничения требуется большое мастерство. Однако если такая задача будет выполнена, врач сможет определить загадку в четвертом, герменевтическом коде и решить ее, тем самым избавив пациента от проблемы. Снова напрашивается ассоциация с чтением текста на иностранном языке: чтобы понять его, необходимо точно улавливать оттенки значений, нюансы.

Теоретик Я. Хинтикк в 1980 году ввел понятие «возможные миры». Может показаться, что этот термин взят из области фантастики, однако к последней данное понятие не имеет никакого отношения. Возможные миры – это особое состояние сознания субъекта, в котором он либо погружен в прошлое, либо представляет себе будущее. Конечно, здесь имеет место и творческая фантазия, так как без нее невозможно думать о последующих событиях. Субъект входит в такое состояние, если психотерапевт употребляет соответствующие слова, например «к счастью», «уже», «давным-давно», «слишком», «все еще», «возможно», «наверное».

Другой ученый, Б. М. Величковский, в 1986 году предложил делить текст на ментальные пространства. Это такие области, в пределах которых текст имеет определенные смысл и категории времени и пространства. Проанализировать текст значит понять смысл, заложенный в каждом ментальном пространстве, этот текст составляющим.

В ментальном пространстве заложена реальность, то есть представление конкретного человека о событиях, предметах и явлениях. Сюда могут входить мечты, воспоминания, восприятие себя и окружающих, ощущение пространства и места. Важно отметить, что ментальное пространство есть продукт творчества конкретного человека, так как даже общекультурное ментальное пространство имеет свойство преломляться в сознании субъекта и восприниматься им по-особому. Как уже было сказано, у каждого есть свое понимание окружающего мира, поэтому одно и то же явление для разных людей имеет разный смысл.

Остается выяснить, что же такое смысл. Ж. Делез высказывает по этому поводу следующую точку зрения: смысл связывает события и предложения, описывающие их. То есть путь к понятию того или иного явления лежит через поиск слов, которыми данное явление можно охарактеризовать. Противоположность смысла – бессмыслица, или парадокс, нонсенс, неотделима от него, оба эти понятия едины. Ошибкой было бы считать, что бессмысленное не имеет логики: она есть, однако понять ее рационально мыслящему человеку не представляется возможным. Поэтому смысл символов, возникающих в особых состояниях сознания, неоднозначен.

З. Фрейд выделял категорию первофантазмов, определяющих в дальнейшем поведение человека. Его концепция похожа на теорию К. Юнга об архетипах.


Если рассматривать высказывания субъекта как текст, парадокс в данной системе будет фонемой, а нонсенс морфемой, то есть носителем отдельных значений. В любом языке формируются фразы, так и язык бессознательного построен на сочетаниях слов, или семантемах. В качестве предложений выступают фантазмы, то есть несуществующие конструкции, в которых осуществляются желания и мечты субъекта. В норме фантазии есть у каждого человека, однако в патологии они наполняют психическую реальность субъекта бессознательными желаниями, которые вымещают настоящую реальность. Ненормальные патологические фантазмы присущи больным истерией, сексуальным извращенцам и психически невменяемым людям. Самая известная форма фантазма – сновидение.

Экзистенциальная теория и теория гуманистической психотерапии

Экзистенциальная теория появилась в середине ХХ века, когда существовавших в то время учений стало недостаточно. Психоанализ и бихевиоризм не рассматривали достаточно полно особые состояния сознания, поэтому появилась новая теория. Согласно ей, каждый человек является индивидуальностью, то есть неповторим и уникален, поэтому ценится прежде всего свобода и значимость индивидуальности. За основу в этой теории взята философия С. Кьеркегора и феноменология Э. Гуссерля. Последователи экзистенциального направления – Ж. – П. Сартр, А. Камю, М. Хайдеггер, Л. И. Шестов, Н. А. Бердяев и К. Ясперс.

Первый постулат данной теории – это неизбежность смерти. Нельзя не думать о смерти, так как отрицать ее глупо и неестественно. Каждый человек рано или поздно понимает, что его жизнь не вечна, осознавать неизбежность конца значит находиться в особом состоянии сознания.

Второй постулат – это принцип неповторимости личности, как уже говорилось ранее. Применительно к лечению психических патологий это означает, что каждый пациент нуждается в особом, разработанном только для него лечении. Каждый случай, каждая болезнь индивидуальна, следовательно, и лечение не должно быть одинаковым. Л. Бинсвангер разработал направление дазайн-анализа, согласно которому главная цель врача – помочь индивиду узнать собственные возможности, чтобы применить их для решения проблемы. Следует отметить, что понятия «психические заболевания» в экзистенциальной психотерапии не существует. Психически больной человек имеет другой взгляд на окружающую жизнь, он создает свой собственный мир, в котором и существует, однако свободным в этом мире он быть не может. Отсюда и возникает невротическая тревога, ведущая к усугублению состояния пациента.

Согласно данной теории, существует несколько способов существования. Когда человек живет только для себя, речь идет об одномерном способе существования. Дуалистический способ относится к двум людям, любящим друг друга и живущим друг ради друга. Когда человек вступает в конкуренцию или конфликт с другими людьми, он живет плюралистическим способом. Существует четвертая стратегия – человек, затерявшийся в толпе. Такой способ называется анонимным.

На протяжении всей жизни человек должен развиваться и совершенствоваться. Если он стоит на месте, значит, идет процесс деградации. А это чревато серьезными психическими патологиями.

Представитель экзистенциального психоанализа Ж. – П. Сартр считал, что главное – это свобода человека, то есть возможность выбирать свое отношение к какой-либо ситуации или явлению. Философ считал, что, если человек сталкивается с проблемой, он может отказаться от цели, на пути к которой встало препятствие, и последнее устранится само собой. То есть человек не может изменить мир – устранить проблему, однако он может изменить собственное отношение к нему или пассивно избежать препятствия. Свобода предполагает выбор цели, но не требует ее достижения.

По Сартру, источником нравственности выступает человек. Его сознание должно соответствовать истинному сознанию, то есть «пользуясь своей свободой, будь самим собой».

Другой последователь экзистенциальной теории, В. Франкл, утверждал, что в философских рассуждениях о смысле существования кроется неудовлетворенность человека собственной жизнью. По-настоящему счастливый человек получает удовольствие от настоящего момента, принимая жизнь такой, какая она есть. Он не мучится в поисках ответов на извечные философские вопросы, не пытается оправдать свое существование. Он понимает, что жить стоит просто ради того, чтобы наслаждаться каждым мгновением, каждой минутой. Достичь такого состояния удовлетворенности можно, войдя в особое состояние, то есть внутренне совершить некий сдвиг в сознании, чтобы восстановить нарушенную гармонию. Тогда жизнь будет восприниматься как чудесный дар, без раздумий, имеет ли она какой-то смысл или нет.

Одним из наиболее известных подходов в изучении особых состояний сознания стала созданная в 1976 году гештальт-терапия. Ее разработал Ф. Перлз. Главным принципом его теории является целостность всех вещей. Люди объединяют отдельные предметы в гештальты, или целостности. Вся природа представляет собой гештальт, в котором все взаимосвязано. Внутри этого целого выделяют «фигуры» – динамические, неустойчивые элементы. Главным условием прогресса является дыхание и осознание своих эмоциональных и физических процессов. Данная концепция схожа с принципами йоги: изменяя дыхание, можно изменить и свое состояние, достигнуть спокойствия или, наоборот, почувствовать тревогу.

Интересный взгляд на патологические состояния личности высказал выдающийся экзистенциалист А. Маслоу. Он обследовал индивидов, испытывающих внезапные мистические («пиковые») переживания. Хотя такие переживания считаются серьезным нарушением, Маслоу считал, что зачастую они оказывают положительное воздействие, так как испытав их, люди проявляли склонность к самореализации. По его мнению, патология – это нереализованные возможности человека и избежать ее можно, лишь найдя поле для активизации собственного потенциала.

Психология bookap

К. Роджерс выдвинул клиент-терапию, согласно которой человек имеет склонность к развитию положительных способностей при наличии оптимальной среды. Психотерапевт должен помочь пациенту реализовать собственные возможности и найти им применение.

Таким образом, экзистенциальная теория главную проблему видит в отчуждении людей от собственных чувств и эмоций, поэтому задача психотерапии сводится к тому, чтобы помочь пациенту определить свое место в мире, найти собственное предназначение. Лечение психических нарушений осуществляется путем введения больного в особое состояние сознания с целью устранить возникшее отчуждение от окружающего мира.