Исторический очерк

Гипноз с древнейших времен

Не будет ошибкой назвать искусство гипноза одним из самых древних в мире и, безусловно, одним из самых загадочных. На протяжении всей истории существования гипнотизеров отношение людей к внушению претерпевало изменения. Во многом это можно объяснить различным уровнем образованности общества в ту или иную эпоху. Например, во времена Античности предсказатели и оракулы пользовались почетом, их чтили так же, как богов. В Средние века любая попытка предвидеть будущее или провести гипнотический сеанс сурово пресекалась инквизиторами. Даже самое безобидное действие могло сойти за колдовство, а гипнотизеров и прорицателей считали посланцами дьявола, за что и сжигали на кострах. Не менее жестоко преследовали гипнотизеров и в эпоху Просвещения. Только в ХХ веке гипноз стал рассматриваться как наука, что привело к распространению методов лечения гипнозом. Сейчас гипнотерапия с успехом применяется при лечении различных психических заболеваний.

Где и когда возник гипноз? Корни его теряются в глубине веков. Возможно, гипноз был известен еще на заре существования человечества, в первобытную эпоху, когда большое значение имели ритуалы и обряды, осуществляемые шаманами. Религиозные действа, совершаемые древними магами, оказывали глубокое влияние на психику первобытного человека. В частности, обряды приводили каждого их участника в особое состояние, близкое к экстазу, в котором вызываемые эмоции не только обостряли работу воображения, но и воскрешали картины прошлого, тем самым усиливая переживаемые чувства. В состоянии аффекта человек уже не мог контролировать собственные мысли, и шаман мог направить его побуждения в нужное ему русло, внушить ему свою волю. Таким образом, в обряде первобытные люди приобретали определенный образ мыслей и представлений, что и определяло их поведение.

Конечно, гипноз был распространен во многих странах, однако особенно развит он был в Древней Индии. Странствующие факиры и заклинатели змей применяли гипноз во время своих представлений. Вызывает немалый интерес способность индийских фокусников обращаться с ядовитыми змеями, вводя опасных пресмыкающихся в оцепенение и подчиняя их собственной воле. Так, имеется множество описаний того, как индийские фокусники усмиряли опасных животных, делали покорными самых свирепых тигров и смертельно опасных змей. Факир мог не только привести хищника в состояние полного оцепенения, но и заставить его прийти в ярость, используя сверкающие предметы. Глядя на них, зверь буквально впадал в бешенство и, не в силах отвести глаз от блестящих камней, неистовствовал до тех пор, пока в изнеможении не падал на землю. Чем, как не гипнозом, можно объяснить такую поразительную власть человека над животным?

Согласно древним источникам, факиры умели делать вещи, которые не под силу совершить обычному человеку. Например, они могли проходить сквозь огонь, изменять собственную внешность, летать по небу, оживлять камни и передвигать по воздуху предметы. Люди, на чьих глазах совершались эти удивительные действа, возможно, подвергались массовому гипнозу. Фокусники могли силой внушения приказать зрителям увидеть то, чего не происходило на самом деле.

Не исключено, что гипноз использовали и индийские йоги. В частности, они обладали способностью приостанавливать жизнь, то есть на какое-то время становиться мертвецами, после чего оживать. Интересно, что в состоянии «временной смерти» йог внешне был похож на человека, погруженного в транс. У него синело тело, останавливался взгляд, прекращалось дыхание, практически полностью замедляло работу сердце и терялась чувствительность к боли. Погруженные в транс могли продолжительное время обходиться без пищи и воды. Перед погружением в состояние смерти йог проходил тщательную подготовку. Целую неделю до «умирания» он питался только молочными продуктами. В день, на который было назначено погружение в сон, он очищал желудок с помощью длинной ленты, которую проглатывал, а затем быстро вытягивал. Чтобы избежать проникновения насекомых в тело, йог закупоривал все естественные отверстия ароматическими травами. После этого он задерживал дыхание, погружаясь в транс, во время которого «душа сливается с таинственными силами, стоящими над миром».

Многочисленные описания погружения в состояние транса встречаются в древнеиндийской литературе. В эпосе «Махабхарта, или Сказание о великой битве потомков Бхараты» приводится пример гипнотического воздействия на сознание человека. Гипнотизер смотрит внушаемому прямо в глаза и мысленно сообщает ему свое желание или мысль, таким образом подчиняя себе чужие сознание и волю.

Во многих индийских племенах в состояние гипнотического транса впадали посредством ритуальных танцев, во время которых участники обряда пребывали в таком умоисступления, что могли вообразить себя кем угодно – хоть духом, хоть животным. Посредством заклинаний и внушения в Индии лечили многие болезни, делали заговоры.

Другой страной, где гипноз получил широкое распространение, является Австралия. Для австралийцев привычны такое понятие, как транс, и другие состояния, характеризующиеся изменением сознания. Для погружения в гипнотический сон аборигенами широко используются различные наркотические вещества, например питчери. Постоянное употребление этого наркотика оказало довольно сильное влияние на сознание австралийцев – аборигены склонны к повышенной внушаемости. У них даже существует понятие «внушенная смерть». Известно, что слово оказывает сильное влияние на человека, его сознание. Последующие примеры доказывают, что силой внушения можно даже убить врага.

Например, известно немало случаев, когда человеку предсказывали скорую смерть, и он, поверив в предсказание, действительно умирал тогда, когда наступал его «срок». По словам натуралиста Фроггита, когда чернокожий знает, что против него совершено колдовство, он «чахнет от страха». С этим связано поверье, что абориген для снятия проклятия должен найти средство против колдовства. Если такового не находится, «кровь человека портится», и он умирает.

Мероприятия по снятию заклятия также являются гипнозом: колдун или знахарь силой внушения заставляет больного поверить в устранение болезни. Подобный случай описан антропологом В. Спенсером. Исследователь рассказывал, как проходил обряд изгнания духа змеи из больного. Врачеватель, увидев мистическую змею, положил ее в сумку и унес в родную местность, где и повелел оставаться. Больной при этом почувствовал облегчение и пошел на поправку.

Из этого и многих других примеров следует, что успех магии знахарей во многом зависит от самих пациентов. Несмотря на то что врачеватель имеет ряд физических средств для лечения и диагностики, главная роль отводится внушению. Для излечения от болезни больной должен безоговорочно верить колдуну.

Нельзя не упомянуть о вуду – религии афро-карибских стран. Во время ритуалов, посвященных божествам лоа, люди становятся одержимы этими духами. Посредством обрядового танца, связанного с богом-змеей, группа людей входит в транс, во время которого душа временно покидает человека. Контроль над танцующими осуществляет лоа, причем участник танца перестает осознавать себя как личность, а становится лишь частью божества, выполняя его волю и желания. Черные маги вуду обладают способностью зомбировать людей, то есть превращать их в рабов, не имеющих собственной воли. Хотя тайна зомбирования до сих пор не раскрыта, исследователи предполагают, что, наряду с использованием специальных препаратов, колдуны вуду используют гипноз. Во всяком случае многие ритуалы основаны на силе внушения.

Если мы обратимся к древним скандинавским источникам, то и здесь увидим упоминание о гипнозе. Так, в скандинавских сагах рассказывается о чародеях, способных вызывать ложные видения, убивать врага одним взглядом и все разрушать с помощью заклинания.

О снах, способных исцелить, упоминается и в древнеегипетских книгах. Сон в стране фараонов использовался как способ предсказания будущего, а также выполнял лечебную функцию. Об этом рассказывает Диодор Сицилийский. Согласно его словам, Исида почиталась у египтян как изобретательница целебных средств, главным из которых был сон. Причем больной не просто видел случайные сновидения, а погружался в дремотное состояние, близкое к трансу, преднамеренно, иногда с чьей-либо помощью. Для этого отводилось специальное место при храме, например, часовни в честь божественного Аменхотепа или молельни бога Беса в Абидосе. Кроме того, гипноз широко использовался египетскими магами или жрецами. До нас дошли описания того, как жрецы по собственному желанию могли превращаться в животных, заставлять реки выходить из берегов или подчинять себе стихию. Кто-то может отнести эти рассказы к фантастическим байкам, однако можно предположить, что маги воздействовали на сознание людей посредством внушения. Несомненно, жрецам были знакомы методы гипноза, благодаря чему они заставляли зрителей видеть чудеса.

В Древней Греции особо почитались пророчицы – сибиллы. Дельфы с древних времен были местом поклонения, так как там находился храм, основанный Аполлоном. Наивысшего расцвета Дельфийский оракул достиг в VI–V веках до н. э. Жрецы детально разработали технику прорицания, и во многом этому способствовала местность, где был расположен храм. По словам Плутарха, возле храма находилась пещера с трещиной, из которой вырывались холодные пары, вызывавшие экстаз. Пифия, или пророчица, садилась на треножник около трещины. Пары, вырывавшиеся из пещеры, вызывали у нее конвульсии, напоминающие припадки. У пифии открывалось второе зрение, она выкрикивала отрывистые фразы и отдельные слова. Перед предсказанием жрица должна была пройти обряд очищения, заключавшийся в трехдневном посте и омовениях в священном источнике. После этого пифия уходила в святилище внутри храма, находившееся у трещины в скале, из которой исходили пары. Следует отметить, что эти газы были опасны не только для рассудка, но и для жизни. Известен случай, когда пифия, выбежав из храма со страшным криком, упала без чувств, а спустя некоторое время умерла.

Предсказательницами становились женщины, подверженные гипнотическому воздействию, легко впадавшие в экстаз. Как правило, они легко впадали в истерическое состояние, которое во многих случаях вызывалось искусственно. Жрицы делали предсказания под внушением самого вопрошавшего или их вызывала религиозная экзальтация.

Не меньшую известность получил оракул Додоны. Он гораздо древнее всех известных оракулов, в том числе и Дельфийского. Предсказания этого оракула были очень разнообразны: прорицатели предвещали будущее по шелесту листьев, шуму воды, полету птиц и жребию. Кроме того, практиковалась так называемая онейромантика, или гадание по снам. Интересно, что некоторым молитвам и заклинаниям приписывалась сила вызывать сны, то есть можно сказать, что и здесь дело не обошлось без гипноза. Сон, согласно мнению древних, имел ту же самую природу, что и божественная одержимость: душа во время сна лишалась самообладания и сохраняла только пассивные свойства. Другими словами, перед душой человека раскрывались образы, создаваемые высшими силами, а бездеятельное состояние сознания было прямым свидетельством правильности получаемых представлений.

Некромантия, или гадание с помощью душ умерших, было близко к онейромантике. Смерть и сон, согласно представлениям древних, всегда шли бок о бок, поэтому некромантия получила не меньшее распространение, чем предсказание по снам. Мертвых вызывали заклинаниями и молитвами, перед этим необходимо было принести умершим жертву. Существует предположение, что некроманты также пользовались методами гипноза: входя в транс, они разговаривали с умершими, а потом передавали их слова и волю.

К гипнозу прибегали и жрецы богини Гекаты, чей культ был распространен в Греции и Италии. Орудием гипнотических опытов служил сосуд с водой или бассейн. Маги прибегали к шарлатанству и фокусам, посредством гипноза заставляя зрителей видеть определенные знаки. Человек, подвергшийся гипнотическому воздействию, верил всему, что говорил маг.

На протяжении столетий искусство гипноза получало все большее распространение, причем использовалось оно как в благих целях, так и для подчинения воли и разума большого количества людей. В Х! веке существовала секта низаритов – зомби, совершавших жестокие немыслимые убийства. Существует теория, что все зверства совершали люди, на которых было оказано гипнотическое воздействие. Их сознанием управляли посредством внушения и использования наркотических препаратов. Руководил сектой Хасан ибн Саббах, получивший прозвище Горный Старец. Он обладал способностью воздействовать на психику своих подданных, благодаря которой сумел создать армию убийц, готовых пойти на смерть по приказу своего предводителя. Сектанты обладали нечеловеческими способностями и могли противостоять любому войску, подобная сила достигалась путем внушения, введения в состояние транса. В армию Горного Старца выбирали преимущественно людей легко внушаемых, им обещали земной рай и вечное процветание. Чтобы подчинить волю будущих убийц, в их пищу подмешивали гашиш, после чего им внушали, что для райской жизни необходимо отдать жизнь за своего хозяина, выполняя любую его волю или повеление. Люди с неустойчивой психикой очень легко поддавались гипнозу и впоследствии превращались в бессловесных рабов-убийц, бездумно выполнявших любые приказы. Секта наводила ужас на весь исламский мир.

Ибн Саббах питал страсть к кровавым зрелищам: для собственного развлечения он нередко выбирал из своей свиты жертву, которую подвергал казни. Чтобы заставить молодых подданных поверить в могущество своего господина, последний демонстрировал искусство гипнотического воздействия. Вводя зрителей в транс, Горный Старец заставлял их видеть, как отрубленная голова казненного открывала глаза и разговаривала. Естественно, после таких «чудес» никто не сомневался в непобедимости предводителя.

В 1256 году секту разгромили монголы, и последователи ибн Саббаха бежали на Восток, в Индию. Там, объединившись со служителями богини Кали, они создали касту наследственных убийц. Фансигары, что означает «душители», за время своего существования убили более миллиона жителей Центральной Индии. Убийства совершались в течение нескольких недель в году, в остальное же время фансигары жили довольно мирно, занимаясь ремесленным и крестьянским трудом. Во время убийств они пребывали в состоянии транса, жрецы черной богини Кали силой внушения призывали их к уничтожению мирных жителей. Интересно то, что членами касты нередко становились дети жертв фансигаров: их усыновляли служители Кали и в определенное время открывали тайны секты. После этого, пройдя ряд стадий (от ученика до убийцы), подросток становился членом касты. В наши дни традиции секты не прекратили своего существования: их соблюдают в сектах Хезболлах и Джихад.

Внушение, или гипноз, получило распространение и в христианстве. Известно немало религиозных чудес и необъяснимых исцелений, основанных на силе внушения. Об изгнании бесов, даровании здоровья и избавлении от болезней рассказывают многочисленные жития святых и священные писания – Евангелия. Наиболее известны притчи об изгнании бесов из бесноватых, исцелении прокаженных, слепых и увечных, о воскрешении из мертвых. Если проанализировать притчу о прозрении слепцов, можно увидеть, что и в этом случае главную роль сыграло внушение. Когда Иисус исцелял слепых, он спросил: «Верите ли вы, что я могу сделать это?» (то есть вернуть зрение), больные ответили, что верят. Затем Спаситель сказал: «Да будет вам по вере вашей», и слепые прозрели. Как видно из этой притчи, природа заболевания людей была психической – в то время было немало истерических нарушений зрения, речи и слуха. Болезнь наступала вследствие психического напряжения, перераставшего в расстройство; как известно, подобные заболевания лучше всего лечатся гипнозом, или внушением. Успех лечения зависит от психологического состояния больного: если он верит в исцеление и его сознание настроено на выздоровление, недуг излечивается. Конечно, многое определяет и уверенность врачевателя в собственных силах и успехе лечения. Целитель вкладывает в свои слова веру, которая передается больному, то есть оказывается гипнотическое воздействие на сознание пациента. В итоге последний верит в силу врачевателя, у него появляется убежденность в действенности лечения.

Особо большой известностью пользуется сказание о воскрешении дочери Иаира. В Евангелии от Луки рассказывается, как начальник синагоги Иаир пришел к Иисусу и попросил его исцелить его двенадцатилетнюю дочь, которая находилась при смерти. Когда Спаситель пришел в дом безутешного отца, оказалось, что девочка уже умерла; однако Иисус сказал Иаиру: «Не бойся, только веруй и спасена будет». Никто не поверил ему, однако он сказал, что девочка не умерла, а спит. Когда же Иисус велел ей встать, умершая воскресла.

Как и в случае с прозрением слепых, исцеление основано на внушении. Следует отметить, что в этой притче даже не указывается на чудодейственность исцеления: Иисус прямо говорит родителям девочки, что она не умерла, а только заснула. Возможно, эта мнимая смерть была летаргическим сном или сомнамбулическим состоянием, характерным для страдающих истерией. Силой внушения, или гипноза, подобные больные успешно лечатся. Иисус повелел девочке встать, и она «воскресла». В наши дни похожими случаями занимаются врачи-психотерапевты.

Известны и болезни, вызванные силой внушения. Например, люди, страдающие истерией, подвержены стойким болезненным состояниям, возникающим под влиянием сильного психического стресса или потрясения. Так, у некоторых религиозных фанатичек, особо остро воспринимающих страдания Спасителя на Кресте, на руках и ногах появлялись кровоточащие раны, причем именно в тех местах, куда, согласно преданию, были вбиты гвозди. Впервые это явление было обнаружено у монахини Катерины Сиенской, оно получило название «стигматы». Предполагается, что женщина страдала тяжелой формой истерии, которая и вызвала странную болезнь.

В религиозных культах успех гипноза объясняется еще и соответствующей обстановкой. Используя соответствующие атрибуты, служители создают торжественный настрой, что также воздействует на психику человека. Благолепие, окружающее посетителя в храме, настолько отличается от привычной для него обстановки, что воображение человека поневоле становится более восприимчиво к психическому воздействию. Обстановка внушает веру в могущество и силу бога, перед которым любой смертный жалок и ничтожен.

Подобному настроению соответствует пышное убранство храма, торжественные одеяния, мелодии песнопений, запах ладана и благовоний, дым кадил и таинственные слова… В результате разум посетителя затуманивается, он более остро воспринимает происходящее, и даже неверующий человек начинает сомневаться в правильности собственных суждений.

Методы гипноза были известны и обычным людям из народа, например знахарям и колдунам. Всевозможные заговоры, заклинания и молитвы – не что иное, как внушение, гипнотическое воздействие на сознание больного. Искусство гипноза передавалось из поколения в поколение, и многие исцелившиеся посредством внушения даже не подозревали, что они подверглись психическому воздействию. В древности методом гипноза успешно лечились так называемые бесноватые, или одержимые. Многие болезни, например эпилепсия, или падучая, были неизвестны людям, поэтому и полагали, что в страдающего такой формой психического расстройства вселился злой дух или дьявол. Нервно-психические расстройства («нападение бесовское») были свойственны прежде всего женщинам, называемым в народе кликушами.

Они страдали особой формой истерии, припадки которой возникали в людных местах, чаще всего в церкви. Считалось, что кликуши не переносят молитв и церковных песнопений: они начинают голосить, кричать не своим голосом, биться головой о пол, рвать на себе волосы, закатывать глаза и даже выкрикивать проклятия. В «Житии протопопа Аввакума» описывается случай, когда кликуша издавала звуки, присущие животным: лаяла, блеяла, выла. Считалось, что на одержимых была наведена порча, или в них вселился бес.

Молитвы, как правило, лишь усиливали припадок, действенным оказывалось внушение, когда над больным произносили резкую команду, внушая ему мысль о выздоровлении.

Однако гипнозом пользовались не только как методом исцеления больных. Гипноз мог применяться как оружие, помогающее удержать власть (как в случае с Хасаном ибн Саббахом). Можно привести другие примеры: Наполеон обладал силой внушения, благодаря которой подчинял себе подданных, а Жанна д,Арк, простая крестьянская пастушка, за которой пошли миллионы воинов, которой подчинялись образованные полководцы, – разве не классический случай гипноза? Не обладай знаменитая француженка способностью подчинять словом, разве послушали бы ее другие люди? Вполне возможно, что голоса, которые слышала Орлеанская дева, возникали во время транса, или гипнотического состояния, которому она была подвержена. Так как Жанна искренне верила в божественную природу этих голосов, сила ее веры передавалась окружающим. По одному ее слову солдаты были готовы принять смерть, даже не задумываясь о своих действиях.

Большую роль, несомненно, имеют личностные качества деятеля. Обладая сильной волей и даром убеждения, отдельные люди нередко меняли ход истории, совершали перевороты и управляли судьбами. Пётр I, Емельян Пугачёв, Гитлер, Сталин – все они сыграли значительную роль в истории. Воздействуя на народ, личности, обладающие даром внушения, подчиняют себе волю людей, побуждая их к конкретным действиям. Следует отметить, что зачастую внушение, действующее на большую массу людей, влечет за собой необратимые, порой даже трагические последствия. В истории известно немало случаев, когда в результате гипноза случались массовые помешательства, самоубийства и паника. Особенно часто такие психические эпидемии возникали среди народа, легко внушаемого и безграмотного. В России, например, имели место происшествия, когда посредством гипноза проповедники сеяли смуту в народе. Так, на протяжении 20 лет некие Данила и Капитон воздействовали на народные массы, предвещая приближающийся конец света, назначенный на 1666 год. В результате таких проповедей среди простого люда началась паника: крестьяне перестали посещать церковь, бросали дома и хозяйство и уходили в леса. Там они создавали общины и жили в постоянном страхе перед приближающимся Страшным судом. Надеясь на спасение, они истязали себя постами и целые дни проводили в молитвах.

Массовые самоубийства вызвали проповеди Василия Власатого из Юрьевца-Повольского. Пропагандируя идею полного самоуничтожения, пророк открыто призывал людей к добровольному уходу из жизни. В итоге по стране прокатилась волна самосожжений, утоплений и прочих видов самоубийств. Легко внушаемые члены сект не только кончали жизнь самоубийством, но и убивали собственных жен и детей. Подобные действия назывались крещением огнем и считались ведущими к очищению.

Х1Х век отмечен многочисленными случаями массовых самоубийства. Это во многом связано с господством религиозного фанатизма, когда отдельный человек, внушая массе последователей собственное мнение, призывал к самоистреблению, обещая прощение грехов и рай после смерти. Сила внушения была столь велика, что сектант без страха шел на смерть, одержимый идеей об обещанном спасении.

В конце ХУШ века появилась секта хлыстов. Ее основателем считается крестьянин Филиппов из Муромского уезда. Свое название община получила от главного орудия ритуальных действ – хлыста. Во время обрядов сектанты совершали бичевание жгутами и палками.

На собраниях секты члены общины впадали в транс. Участники ритуала быстро кружились, издавая крики и ускоряя движение. Кружение доходило до слияния сектантов в единое целое, что свидетельствовало о достижении гипнотического состояния. В трансе члены общины бились в судорогах, падали и дико кричали, бросались друг на друга, точно одержимые. Сектанты находились в состоянии аффекта, то есть впоследствии не помнили того, что делали во время обряда. Сами они считали, что во время пляски на них «накатывает Дух».

После беснований наступали так называемые выражения любви к братьям и Богу, во время которых сектанты преступали все моральные и нравственные нормы, чинили разврат и предавались низменным страстям. По сути дела, ритуальный танец служил для достижения участниками секты гипнотического состояния, характеризующегося отсутствием контроля над собственными действиями. Все это губительно сказывалось на психике членов общины: снижался уровень нравственности, извращались понятия о морали, подрывалось здоровье. Практически у всех сектантов случались истерические припадки, что считалось единением с Богом, а бессвязно выкрикиваемые слова – пророчествами. Судороги считались подтверждением того, что в человека вселяется Дух, а само состояние аффекта или истерии получило название «божественное состояние».

Покинуть секту было очень сложно, так как внушение, которому подвергались ее участники, было настолько сильным, что полностью подчиняло волю и разум людей. Понятия «индивидуальность» не существовало: община представляла собой единое целое, а каждый отдельный человек являлся лишь ее составной частью. Из сказанного следует вывод, что участники секты воздействовали друг на друга посредством гипноза, сильно влиявшим на сознание членов общины. Все сектанты, по-видимому, были легко внушаемыми людьми, ведь членами общины становились выходцы из народа, простые люди, отличающиеся наивными, упрощенными представлениями. Манипулировать ими было достаточно легко – важно, чтобы гипнотизер обладал искусством убеждения и внушения. Существует мнение, что немыслимые, совершенно дикие обряды, совершаемые в сектах, присущи людям необразованным и невежественным. Так, представители интеллигенции менее подвержены внушению хотя бы потому, что это культурно развитые люди, обладающие познаниями и представлениями о нравственности и морали. Однако с этим можно поспорить. Приведем конкретный пример: весной 1905 года в квартире довольно известного литератора Н. Минского собрались представители российской интеллигенции и деятели искусства. Присутствовали поэт В. Иванов с женой, писатель А. Ремизов, критик С. Венгеров, философ Н. Бердяев, В. Розанов с падчерицей и другие, организовал собрание поэт-символист А. Добролюбов. Однако целью собрания было отнюдь не обсуждение недавно опубликованного романа или спорной философской гипотезы, официальное название данной встречи – «собрание с целью моления и некой жертвы кровной». Произошедшие теплой майской ночью события больше всего напоминают кровавый фильм ужасов. По рассказу падчерицы Розанова, собравшиеся уселись в круг на полу. В полночь, потушив свечи, они стали совершать повторяющиеся, ритмичные покачивания, постепенно входя в гипнотический транс. Затем началось самое ужасное: на середину комнаты вывели жертву, роль которой выполнял некрещеный еврей С. Его символически распяли, пригвоздив руки и ноги, после чего историк В. Иванов с супругой совершили кровавый обряд. Острым ножом жертве разрезали вену, а кровь собрали в чашу, символизировавшую, очевидно, Священный Грааль. Разбавив кровь вином, сосуд пустили по кругу. Каждый участник действа испил из чаши ритуальный напиток. Следует отметить, что сие собрание привело приглашенных в совершенный восторг, и почтенные деятели культуры и искусства пожелали устраивать «священные жертвоприношения» как можно чаще.

Описанные события позволяют сделать вывод: психопатические реакции проявляются не только у безграмотных личностей, которые, повинуясь стадному чувству, делают то, что внушит им экзальтированный проповедник. На образованных же людей большое влияние оказывают средства массовой информации. Среди типичных проявлений психической истерии можно выделить панику. Как правило, она возникает в результате внушения (пускай не всегда намеренного) людям мысли о смертельной опасности. Толпа людей подобна сухому пороху: иногда достаточно и одной искорки, чтобы разгорелось всепоглощающее пламя. А если большое скопление народа еще и охвачено какими-либо негативными эмоциями, оратору очень легко разгорячить толпу – в ней непременно нее найдется паникер, от которого ужас и паника передадутся остальным. Казалось бы, паника и гипноз – вещи, напрямую не связанные друг с другом. Однако мы не рассматриваем те случаи, когда большому количеству людей действительно угрожает опасность, угрозы может и не существовать, а вот внушить такую идею нетрудно. Немало примеров, когда один человек оказывал такое влияние на людей, что они теряли самоконтроль и не могли побороть животный ужас. То же самое можно отметить во время терактов: психика людей настолько напряжена, что достаточно громкого хлопка, который воспринимается как выстрел. Толпа людей устремляется в разные стороны, точно лавина, сметая все на своем пути. Человек ждет, что захватчики откроют огонь, поэтому даже непохожий звук может быть принят за выстрел.

В истории известно немало гипнотизеров, в то или иное время воздействовавших на умы людей. Мы расскажем о некоторых из них.

Гипнотизеры или авантюристы?

Гипнотизеры во все времена пользовались скандальной известностью и успехом. В настоящее время мало у кого вызовет удивление лечение методом внушения – квалифицированные врачи успешно применяют его, не рискуя при этом прослыть шарлатанами. Однако раньше воздействие на психику считалось явлением мистическим, подчас схожим с колдовством. Речь идет не только о Средних веках, когда отмечалось массовое помешательство на ведьмах и нечистой силе. И в XVIII, и в XIX веках личности, обладающие способностью подчинять себе волю других людей, вызывали если не страх, то интерес.

Граф Сен-Жермен был человеком таинственным и загадочным во всех отношениях. Он имел тысячу имен, но настоящего его имени не знал никто. Прорицатель, для которого были открыты двери прошлого и будущего, чудотворец и мистик, гипнотизер и авантюрист. Где бы он ни появлялся, странный граф заставлял говорить о себе, всюду ему сопутствовал головокружительный успех.

В середине XVIII века граф Сен-Жермен приехал в Париж, где выполнял различные поручения при дворе короля Людовика XV.

Он обладал поразительным талантом улаживать запутанные дела короля, чем и заслужил расположение последнего. Не существовало ни одной интриги, где не был бы замешан Сен-Жер-мен. Графа считали основателем масонства, однако подлинных доказательств этого нет, тем более что сами масоны отрицали его участие в организации этого движения.

Принадлежал ли граф к дворянскому роду или был обыкновенным самозванцем, неизвестно. Одно время Сен-Жермен назывался графом Цароги, затем – кастильским графом де Мелгара, кроме того, он гордо именовал себя принцем Ракоци и маркизом Монфера, Салтыковым и Уэлдоном, графом Белламаром… Человек без имени не имел и возраста: казалось, что старость не властна над ним, так как он был всегда молод и красив. А некоторые дамы утверждали, что Сен-Жермен появлялся еще в салонах их бабушек… Сам Сен-Жермен не только не оспаривал этих слухов, но и еще больше разжигал любопытство придворных, устраивая представления, в которых демонстрировал свои мистические способности. Погружаясь в транс, Сен-Жермен описывал картины давно минувших дней, рассказывая о своей жизни в Древнем Египте, Греции, Иудее и Риме.

При всем этом граф был человеком всесторонне развитым: он был талантливым художником, музыкантом и ученым, его интересовали алхимия и теософия. Широкий круг увлечений позволил Сен-Жермену завоевать расположение короля и мадам Помпадур. Доверие Людовика возросло после предсказания графа об итоге военных действий.

Побывал Сен-Жермен и в России, оставив и здесь несмолкаемые споры по поводу своей личности. Предполагалось даже, что он участвовал в дворцовом перевороте, в ходе которого на престол взошла Екатерина II. От последней Сен-Жермен получил одно из своих многочисленных имен – граф Салтыков. Фавориту императрицы, Григорию Орлову, граф предсказывал исход военных кампаний. Находясь в бессознательном состоянии, Сен-Жер-мен предсказывал будущее, описывал прошлое и раскрывал тайны настоящего. При этом все его предсказания сбывались, что не позволяло обвинить его в шарлатанстве.

Успеху, которым граф пользовался у дам, во многом способствовала его безупречная внешность: он был очень красив, обладал обаянием и шармом. Одевался со вкусом, не допуская в наряде вызывающих излишеств и чересчур броских украшений. Кроме того, Сен-Жермен был удивительно эрудированным человеком: свободно владел английским, итальянским, испанским, португальским, французским, немецким, русским, шведским и датским языками. Его память была поистине феноменальный: графу достаточно было только пробежать мельком текст, чтобы наизусть процитировать несколько страниц. Он мог читать письма, не распечатывая их, одинаково владел обеими руками и мог одновременно писать два документа.

Музыка была одним из увлечений графа – он больше всего любил скрипку и сочинил большое количество музыкальных произведений. Страсть к гуманитарным наукам сочеталась в нем с интересом к естественным; глубокие познания в химии позволили Сен-Жермену создать люминесцентные краски, которые он использовал в живописи. Граф увлекался алхимией, ходили слухи, что он, как и Никола Фламель, нашел способ превращать простые металлы в золото. Ему приписывали опыты, в ходе которых он увеличивал жемчужины и создавал алмазы потрясающей чистоты.

Как и о рождении, о смерти графа практически ничего не известно. Одни источники утверждают, что он умер в 1784 году, однако есть сведения о появлении Сен-Жермена после указанной даты. Кто-то уверен, что граф жив и по сей день.

Другая личность, пользовавшаяся скандальной репутацией и вызывавшая неугасающий интерес, – это магистр тайных наук Александр Калиостро. Как и о графе Сен-Жер-мене, доподлинно об этом человеке ничего неизвестно, а сведения крайне противоречивы и не точны. Кем он был, авантюристом и шарлатаном, дурачившим толпы, или идеалистом, погруженным в мир собственных фантазий, определить однозначно невозможно. Тем не менее эта историческая личность заслуживает внимания.

Настоящее имя магистра – Джузеппе Бальзамо. Сам он утверждал, что родился в Медине, дату своего рождения Калиостро скрывал, подобно Сен-Жермену. Согласно некоторым источникам, он родился в 1743 году. Долгое время Калиостро жил в Египте, где занимался постижением магического искусства и тайн страны фараонов.

Примерно в 34 года граф Калиостро объявился в Лондоне. Он производил довольно противоречивое впечатление, так как отличался некоторой вальяжностью и любил напускать на себя таинственный вид. В какую бы страну ни попал граф, он не расставался со своей алхимической печью, пробирками и колбами, повсюду возил каббалистические книги, рунические письмена, черепа и прочие магические символы. Возможно, заявления Калиостро о том, что он знает секрет изготовления бриллиантов, – чистой воды мистификация, однако в этом заставляет усомниться тот факт, что граф сам показывал процесс производства алмазов. Не исключено, что магистр пользовался гипнозом, чтобы внушить зрителям, что он на самом деле делает драгоценности.

Граф занимался не только производством алмазов. Он имел довольно глубокие познания в некромантии, владел искусством лечения болезней, обладал даром предсказывать будущее, мог определить место, где зарыты сокровища. Вдобавок ко всему Калиостро был еще и телепатом: он развил в себе способности к гипнозу и умел воспользоваться ими при необходимости. Даром внушения можно объяснить многие «чудеса», которые мистификатор показывал на глазах у изумленной толпы. Во время представлений Калиостро погружал зрителей в первую стадию гипнотического сна, поэтому все, что делал или говорил граф, не подвергалось сомнению. Его предсказания воспринимались зрителями как неоспоримая истина, а когда они выходили из транса, в памяти не оставалось никаких ясных воспоминаний. Больных граф также лечил гипнозом – главным было точно поставить диагноз психического заболевания, чтобы воздействием на психику больного «подарить» ему выздоровление.

Почему Калиостро пользовался таким большим успехом? Во многом это объясняется особенностями эпохи, в которую жил граф. ХУШ век – довольно интересное время, когда научные знания в какой-то мере развивались благодаря оккультизму. Эпоха Просвещения характеризовалась всплеском интереса к мистицизму и связанными с ним науками. Хиромантия, алхимия, астрология, некромантия, спиритизм – всем этим открыто занимались в своих салонах представители элиты. Надо сказать, что так называемые ученые-мистики редко разбирались в точных и естественных науках. Так, алхимик мог утверждать, что нашел философский камень, и в то же время объяснение элементарного процесса окисления металлов вызвало бы у него затруднения. Новые открытия одновременно и пугали, и завораживали, научные теории переплетались с немыслимыми, фантастическими гипотезами. В связи с этим появилось огромное количество ученых, алхимиков и мистиков, стремящихся сделать собственное открытие. С позиции современного человека многие «законы», изобретенные в то время, кажутся нелепыми и даже смешными, однако тогда практически все принималось на веру. Ученые же мнили себя первооткрывателями в области наук. Подобного мнения был о себе и граф Калиостро.

Однако в отличие от Сен-Жермена, которому удалось очаровать французского короля и русскую императрицу, Калиостро расположить к себе Екатерину II так и не сумел. Тогда он переключился на Григория Потёмкина, последний заинтересовался опытами магистра и даже сам принимал в них участие. А вот в лечении больных граф Калиостро не преуспел: в России уже приобрел известность лейб-медик правительницы Роджерсон, который открыто выказывал неприязнь по отношению к блистательному графу. Дело дошло даже до дуэли, которая, однако, не состоялась. Калиостро, как и подобает экзальтированному мистику, настаивал на дуэли на ядах, однако Роджерсон отнюдь не разделял любви графа к столь экзотическому оружию. В результате ученый отказался от поединка.

Не рассчитывая на славу медика в России, Калиостро занялся лечением больных в европейских странах, в частности во Франции. Там он пользовался огромным успехом. Прослышав о чудесном целителе, к его особняку толпами стекались больные, калеки, слепые, хромые, хворые… Что интересно, многих Калиостро действительно излечивал. Но, как уже говорилось ранее, граф использовал гипнотическое воздействие, то есть внушал больным мысль о выздоровлении. Причем принимал он в основном людей, по-настоящему веривших в его дар исцеления. С теми же, кто скептически относился к дару графа, последний старался не общаться. Калиостро понимал, что больные, считающие чудесные исцеления не более чем мистификацией, не смогут вылечиться, так как для успеха любой магии необходимы вера и самовнушение. Только запрограммировав себя на выздоровление, человек сможет избавиться от недуга, пусть даже лечение представляет собой самообман.

Деятельность Калиостро не прошла незамеченной духовными властями. Магистром занялась церковь, и папа Пий VI, уличив его в ереси, приговорил графа к сожжению на костре. Однако смерть была заменена пожизненным заключением с условием, что Калиостро публично отречется от своих убеждений и покается.

Публичное покаяние состоялось 7 апреля 1791 года. Пока недавно блистательный, пользовавшийся успехом маг и целитель каялся, все его каббалистические амулеты, книги и пентаграммы сжигали, после Калиостро был заключен в подземелье тюрьмы Сан-Лео. В августе 1795 года граф скончался. Его конец был довольно прозаичным – великого мага задушили тюремщики.

Таинственный магнетизм

Впервые термин «магнетизм» ввел знаменитый врач Филипп Ауреол Теофраст Бомбаст фон Гогенгейм, который более известен как Парацельс. Врач жил в ХVI веке, когда не было четкой грани между оккультными и естественными науками, а мистика и магия являлись неотъемлемой частью медицины и других областей знаний.

Парацельс окончил университет в Ферраре, где получил степень доктора медицины. Начиная с 1517 года врач посетил много городов, где учился и пополнял свои практические и теоретические знания. Список стран, в которых побывал молодой доктор, включает в себя Францию, Шотландию, Англию, Португалию и Испанию, государства Восточной Европы, Россию и даже Северную Африку, Палестину и Константинополь. Обладая живым острым умом, Парацельс изучал тайны человеческого мышления, писал книги, проводил алхимические опыты и увлекался астрономией. Богатый жизненный опыт помогал Парацельсу в создании научных трудов: он много странствовал, постоянно узнавал новые факты, на основе которых строил собственные теории и гипотезы. К самым известным работам доктора относятся «Парамирум», завершенный в 1530 году, «Хроника Каринтии», «Лабиринт заблуждающихся медиков» и «Великое врачевание ран». В этих трудах Парацельс отразил собственное воззрение на болезни, борьбу с ними, а также дал определение первоматерии и магнетизма. По сути, Парацельс был первым в мире врачом, который сделал попытку объяснить магнетические явления.

Что же означает термин «магнетизм»? Это слово в переводе с финикийского означает «то, что передается другому». То есть магнит обладает свойством притягивать, а магнетизмом называется само это явление. Магнитная сила наполняет всю Вселенную и обладает свойством переходить не только от звезд к человеку, но и от одного человека к другому. Парацельс не отделял людей от природы: человек зависит от окружающего его мира и является микрокосмосом в макрокосмосе Вселенной. Космическое тело, по мнению врача, состоит из 7 основных элементов: воды, земли, неба, воздуха, ртути, соли и серы. Все, что существует в природе, включая металлы, рождается из этих элементов. В организме человека наблюдается такой же установленный порядок, при нарушении которого появляются болезни. Отсюда вытекает задача медицины: восстановить утраченную гармонию.

Исследуя свойства магнита, Парацельс пришел к следующему выводу: раз магнит притягивает к себе предметы, почему бы ему не вытягивать из человека болезни? В наше время, конечно, такое предположение звучит по меньшей мере смешно, однако в ту эпоху у врача нашлись сторонники и последователи. Следует, однако, отметить, что Парацельс наделял чудесными свойствами не столько сам металл, который прикладывался к телу больного, сколько силу внушения и веру в излечение. Неважно, проводится лечение с помощью магнита или простого камня. Если человек действительно верит в то, что ему это поможет, его состояние, несомненно, улучшится. По словам самого ученого, «все равно, истинная эта вера или ложная, она чудеса будет творить всегда».

Опыты Парацельса вызвали недовольство церкви. Им всерьез заинтересовались инквизиторы, и доктору грозила смерть на костре. Помешала сожжению преждевременная гибель Парацельса: он скончался от травмы головы, полученной от удара камнем.

Продолжателем дела Парацельса, развившим теорию магнетизма, был Франц Антон Месмер. Он родился в 1734 году и прожил необычную насыщенную жизнь.

Парацельс занимался алхимическими опытами. В частности, он пытался создать искусственного человека – гомункула. Для этого сперму следовало намагнетизировать и поместить в лошадиный навоз. В результате должен был вырасти ребенок, практически не отличавшийся от рожденного женщиной.


Месмер был человеком всесторонне развитым: он имел глубокие познания в философии, праве, теологии, занимался искусством, в частности музыкой, владел несколькими иностранными языками. Как и Парацельс, он считал, что звезды влияют на организм человека. Свои взгляды ученый изложил в докторской диссертации «О влиянии планет на человеческие организмы», где привел необходимые доказательства. К увлечениям Месмера относились алхимия, оккультизм и астрология. Он изучал эти науки несмотря на то, что в то время это было запрещено.

Месмер начал свою деятельность с операций над металлами, обладающими магнитными свойствами, а закончил формированием теории животного магнетизма. Опираясь на работы Парацельса, Месмер дополнил их и внес необходимые уточнения. Интерес к магнетизму у Месмера появился после рассказа одного пастора, который с помощью магнита вылечил больную женщину. С тех пор Месмер был буквально одержим магнетизмом: он использовал магнит для лечения всех заболеваний. Свои сеансы магнетизер проводил посредством прикосновений магнита к телу больного. Однако однажды врач заметил, что флюиды излучает не только металл, но и сами люди, причем благотворные магнетические флюиды могут передаваться от одного человека к другому. Это открытие произошло по чистой случайности: направляясь к пациенту, Месмер забыл взять магнит и решил проводить манипуляции без него, делая вид, что магнит находится у него в руках. Каково же было удивление магнетизера, когда больной уснул и без воздействия магнита! Из этого Месмер сделал вывод, что лечение можно успешно проводить и без использования магнита, опираясь лишь на силу внушения. Необходимость в использовании чудодейственного металла отпала сама собой, и впоследствии маэстро стал проводить сеансы, применяя гипнотические пассы. Они представляли собой прикосновения к телу больного с разной степенью давления, в результате которых снималось напряжение и уменьшалась боль. В ходе сеанса Месмер вызывал конвульсии, называемые исцеляющим кризом (в науке они носят название терапевтического криза). После этого больной испытывал облегчение, а впоследствии выздоравливал окончательно.

В 1775 году Месмер сделал интересное открытие: он впервые заявил о том, что магнетизм присутствует не только в железе, но и в шерсти, бумаге, шелке, воде, дереве и даже хлебе. Впоследствии это было доказано научным путем.


О благоприятном исходе заболевания в случае криза знали и раньше, Месмер же сделал открытие, признав успех в лечении психических заболеваний посредством магнетизма. Групповые сеансы магнетизер готовил с особой тщательностью: они проходили в соответствующей обстановке, заставлявшей поверить в мистическую природу происходящего. Комната, где осуществлялись сеансы, была затемнена тяжелыми шторами, стены были испещрены каббалистическими узорами и пентаграммами, пол покрывали мягкие ковры, делавшие шаги гипнотизера бесшумными. Одежда маэстро соответствовала таинственной обстановке. Многие внешние атрибуты он позаимствовал у легендарного графа Калиостро: камзол, богато расшитый золотом, и большое количество перстней. Во время сеанса важную роль играла музыка: под звуки симфоний Моцарта, с которым гипнотизер состоял в дружеских отношениях, последний вглядывался в глаза больных, произносил загадочные слова и касался каждого своим жезлом. В комнате находился дубовый чан, в который укладывались бутыли с намагниченной водой. В крышке чана имелись отверстия, из которых выходили прутья. Больные должны были встать в одну линию, держась за руки и касаясь друг друга коленями и бедрами. Одни участники сеанса впадали в оцепенение, у других наблюдались конвульсии, третьи начинали истерично хохотать и биться в судорожных припадках. Однако после сеанса многим становилось лучше, болезненные симптомы отступали.

Не все люди могли участвовать в сеансе. Для бедных предназначалось намагниченное дерево возле дома Месмера. Следует отметить, что оно вылечило большое количество страждущих. Для действия магнетических флюидов достаточно было вступить под сень растения.

Опыты Месмера принесли ему не только успех и популярность, но и зависть коллег. Многие врачи открыто называли его шарлатаном и обманщиком, считая сеансы дешевыми фокусами. Не желая выслушивать нападки своих недоброжелателей, магистр покинул Австрию и переселился в столицу Франции. В Париже магнетизер не прекращал своей практики и вскоре завоевывал всеобщее признание.

В 1779 году Месмер опубликовал свой главный труд, имевший большое значение для развития терапевтических знаний. Его работа называлась «Мемуары об открытии животного магнетизма». В ней магнетизер утверждал, что «животный магнетизм существенно отличается от магнита». Здесь же он приводит предположение, что в основе действия магнита лежит какой-то принцип, который не способен воздействовать на нервы. Возможно, Месмер пытался объяснить действие внушения, впоследствии магистр говорил, что «человек обладает свойствами, аналогичными свойствам магнита», а сам магнит служит «моделью механизма Вселенной».

Между тем Месмера интересовала лишь физиологическая сторона гипноза, а на психологии он даже не задерживал своего внимания. Так, когда маркиз де Пюисегюр заявил о своем открытии провоцированного сомнамбулизма, Месмер не придал этому никакого значения и даже подверг критике. Психология в его понимании – не что иное, как продукт воображения.

Месмером была основана Ложа Гармонии – ассоциация, которая распространяла знания о магнетизме. Хотя Месмер и достиг огромной популярности, другие ученые не принимали его взглядов и отказывались считать магнетизм наукой. Когда его последователи (например, профессор Ш. – Н. д'Эслон) пробовали предложить изучить явление магнетизма, их не только никто не воспринимал всерьез, но даже лишали ученого звания.

В 1784 году Людовик XVI, король Франции, принял решение проверить факт существования таинственных флюидов. Были созданы комиссии из профессоров, которые постановили, что магнетические флюиды – всего лишь выдумка экзальтированного фантазера, заставляющего аудиторию поверить в воображаемый факт. Однако на этом дело не закончилось: один из членов комиссии, директор ботанического сада Антуан Лоран де Жюсье, заявил, что магнетизм существует и представляет опасность для человека. Месмеру пришлось в срочном порядке покинуть столицу Франции. Приехав в Швейцарию, он продолжил свои опыты, однако остаток жизни провел в бедности и умер в одиночестве, хотя и оставил после себя множество последователей. Явление животного магнетизма вызывало интерес у большого количества людей. Во многом это объяснялось нестандартностью методов лечения, в результате чего сеансы Месмера были исполнены мистицизма и таинственности.

После смерти Месмера наблюдалось повсеместное увлечение оккультными науками, в том числе и животным магнетизмом. Европу захлестнула волна «целителей», магов и магистров, обещавших чудесное исцеление от всех болезней. Чаще всего это были обычные шарлатаны, не выходившие за пределы банальных фокусов, однако и среди них были настоящие последователи магистра. Одним из учеников Месмера был А. де Пюисегюр. Он продолжил изучение феномена магнетизма и совершил важное открытие в данной области. Оно было поистине революционным: ученый обнаружил, что для возникновения криза совсем не обязательно прикасаться к больному, можно находиться и в нескольких десятках сантиметров от него и ограничиться гипнотическими пассами. Также следует отметить, что, будучи продолжателем теории Месмера, Пюисегюр был не согласен с некоторыми умозаключениями ученого. В частности, разногласия были по поводу психологических факторов в гипнозе. Если Месмер признавал только физиологию, его ученик предложил лечить людей с помощью гипноза, но с учетом качеств характера пациента.

Ранее уже говорилось об открытии ученым сомнамбулизма. Погружая больного в глубокий сон, гипнотизер расспрашивал его о болезни, тревожащей его.

Пюисегюр лечил людей не ради какой-либо выгоды, более того, он считал, что врач должен проявлять участие к больному, только тогда возможно выздоровление. Так, поселившись в Бюзанси, он лечил пациентов совершенно бесплатно.


Пребывая в этом состоянии, пациент сам ставил диагноз собственного заболевания, то есть называл болезнь, которой он болел.

Самым загадочным и таинственным гипнотизером в истории был аббат Ж. Фариа. Для него была важна внешняя сторона гипноза – он считал, что психологическое воздействие на сознание осуществимо в том случае, если пациент будет очарован гипнотизером. При этом роль врача в лечении священник сводил к минимуму, полагая, что исцеление идет от внутренней уверенности больного, то есть целиком зависит от последнего. Фариа считается предшественником так называемого эстрадного гипноза, который в наши дни пользуется успехом.

Техника введения в транс Фариа отличается от предыдущих. В частности, аббат погружал в гипноз, фиксируя взгляд на человеке и четко произнося приказ «Спать!». Другими словами, в гипнозе применялся словесный метод. Слова сопровождались нажатием на плечи больного, для того чтобы заставить его сесть. В случае если больной не погружался в транс, аббат брал в руки распятие, на которое пациент смотрел, не отрывая взгляда, до погружения в сон.

Аббат Фариа – прототип Эдмона Дантеса, узника замка Иф, героя романа Дюма. В «Графе МонтеКристо» описывается не выдуманная, а реальная история. В книге он назван итальянским прелатом, хотя сам Фариа родом из Индии.


В 1819 году Фариа написал книгу «О природе ясновидящего сна», в которой были отражены воззрения гипнотизера. Кроме того, им были открыты курсы, на которых Фариа проводил сеансы гипноза.

Магнетизм изучал и некий Дж. Делез, последователь Пюисегюра. Как и его предшественник, магнетизер считал, что важно учитывать психологический аспект в гипнозе. Его работа по магнетизму «Критическая история животного магнетизма» была опубликована в 1813 году, она является одним из самых важных трудов в данной области. Делез утверждал, что при проведении гипнотических сеансов важна спокойная атмосфера, то есть отсутствие каких бы то ни было внешних раздражителей. Кроме того, многократно говорилось о том, какую роль играет уверенность гипнотизера в собственных способностях, которая невольно передается и пациенту. Этим и обусловлен успех сеанса. Делезом были написаны работы «В защиту животного магнетизма» и «Практическое руководство по животному магнетизму». Однако в воззрениях магнетизера было много ошибочных убеждений. В частности, он отводил незначительную роль воображению, считая, что достижение нужного результата зависит лишь от веры больного. Кроме того, сам пациент, по мнению гипнотизера, принимает пассивное участие в процессе гипноза, то есть врач должен целиком и полностью контролировать происходящее. Вмешательство же больного приведет к уменьшению действенности гипноза, так как будет воздействовать на силу гипнотизера, оказывая ему сопротивление.

Сомнамбулизм как явление все больше заинтересовывал ученых. Так, Бертран провел параллель между сомнамбулизмом и обычным сном. Он считал, что восприятие больным слов гипнотизера объясняется тем, что пациент, засыпая, думает о враче. Поэтому во сне он слушает, что говорит гипнотизер, то есть подвергается внушению. Свою позицию Бертран изложил в «Трактате о сомнамбулизме», вышедшем в 1823 году. Впоследствии его взгляды развивали приверженцы нансийской школы.

Магнетизеры, однако, уделяли внимание физическому состоянию не только пациентов, но и самих врачей. Так, Луи Жозеф Жюль Шарпиньон высказал мнение, что в случае болезни доктора эффект сеанса оказывается прямо противоположным ожидаемому. Болезнь гипнотизера может передаться больному и отрицательно сказаться на состоянии последнего. В связи с этим врач должен следить за собственным как физическим, так и психологическим состоянием. Кроме того, Шарпиньон был противником частого проведения сеансов и доказывал их негативное влияние на больного. Он считал, что во время болезни сеансы, несомненно, должны происходить с известной частотой, однако после выздоровления надобность в них отпадает. Тогда они утомляют человека, делают его вялым и пассивным. Реакция больных была самой разной, в том числе отмечались действия по нанесению вреда собственной жизни вплоть до самоубийства. Поэтому впоследствии было принято решение, что врачи, прежде чем заняться гипнозом, должны пройти курс психоанализа.

Новое имя магнетизма

Всплеск заинтересованности магнетизмом наступил после заявления П. Фуассака, который отмечал способность сомнамбул ставить диагноз, такой же точный, как и диагноз врача. Проведенные исследования доказали справедливость этого утверждения. Подтвердил пользу магнетизма и С. Гюссон, который доказал, что для введения человека в транс зачастую достаточно концентрации внимания и внушения. Кроме того, он доказал, что такие явления, как чтение с закрытыми глазами и постановка диагноза на расстоянии действительно существуют, и отрицать их не следует. Эти исследования стали толчком к новым разработкам в области магнетизма и гипноза. Более того, на протяжении нескольких лет в больницах врачи открыто использовали методы введения пациентов в гипнотическое состояние. Однако в 1840 году отношение к магнетизму резко изменилось: исследования были запрещены, а ученые принялись доказывать абсурдность гипноза. Говоря о развитии гипноза, невозможно не заострить внимание на Ж. Лафонтене, знаменитом магнетизере, который выступал в европейских городах. На глазах у изумленной публики он вводил в транс людей и животных и особенно потряс зрителей, загипнотизировав льва в зоопарке. Магнетизером заинтересовался врач Дж. Бред. Сначала он полагал, что Лафонтен – обычный шарлатан и мошенник, однако изменил свое мнение, посетив представление. Врача поразило то, что подопытный магнетизера не мог при всем желании открыть глаза. Он высказал предположение, что испытуемый погрузился в транс, лишь сконцентрировав свое внимание на чем-либо. Проверив эту теорию, Дж. Бред стал применять этот метод на своих знакомых. Взгляд людей он фиксировал на обычных вещах – таких, как горлышко бутылки и прочие предметы обихода. Позже Бред бросил работу хирурга и занялся исследованиями этого нового метода.

Бывший хирург доказал, что состояние сомнамбулизма, вызываемое магнетизером, не отличается от магнетизма, то есть это одно и то же явление.

Также врач объяснил, почему некоторые магнетизеры не могут усыпить подопытного: причина заключалась в пассах, которые не концентрируют, а лишь рассеивают внимание испытуемых. Гораздо успешнее гипноз пройдет, если подопытные, наоборот, будут сосредотачивать внимание на чем-либо.

Однако опубликовать свои выводы ученому не удалось – ни одно издательство не хотело печатать материалы про открытие в этой довольно сомнительной области. Поэтому Бред решил выпустить книгу, а чтобы не использовать термин, вызывающий такое недоверие, придумал новое название своему методу.

Им, собственно, в настоящее время мы и пользуемся. Слово «гипноз» имеет греческое происхождение и означает «сон». Согласно мифологии, такое имя имел бог сна Гипнос. Таким образом, магнетизм лишь стал называться по-другому, суть явления осталась прежней.

Дж. Бред был одержим желанием проникнуть в тайны гипноза и, изучая это явление все глубже, все больше понимал действенность лечения посредством гипноза многих психических заболеваний. В частности, врач предлагал лечить этим методом параличи истерического происхождения. Бред также открыл, что восприимчивость разных людей к гипнозу различна и воздействие на больных также неодинаково. Кроме того, Бред понял, что можно лечить лишь посредством внушения пациенту мысли о выздоровлении. Этот вывод был проверен на пациентах Бреда.

Дж. Бред не признавал теорию Месмера о сверхъестественной природе гипнотизма. На своих публичных выступлениях он доказывал абсурдность такой точки зрения, что вызвало недовольство церкви. Бреда обвиняли в самых тяжких грехах, его исследования церковь называла ересью. Врач в ответ на эти несправедливые обвинения написал памфлет, в котором привел убедительные аргументы относительно своей правоты. Однако поддержали его немногие. Одним из врачей, разделявших мнение Бреда, был хирург Г. Майо, который считал гипноз самым эффективным методом лечения больных. К сожалению, исследования Дж. Бреда не нашли должного отклика в европейских странах. Его работа «Нейрогипнология» была опубликована лишь после смерти автора. В своем труде Бред описал, как использовать гипноз в лечебных целях, в частности в хирургии для обезболивания при операциях. Впоследствии этот метод был применен многими хирургами во время ампутаций. Одним из врачей, использовавших гипнотические пассы для обезболивания, был Дж. Эсдейл. Посредством специальных жестов он сумел погрузить больного в состояние, напоминающее транс, после чего прооперировал его. Позже Эсдейл использовал гипноз при других операциях, которые прошли успешно. Хотя врач до этого ничего не знал о гипнозе, он сам убедился в действенности данного метода. В 1851 году в свет вышел трактат Эсдейла, где он изложил принципы обезболивания под гипнозом. Однако коллеги-врачи уже долгое время довольствовались закисью азота и хлороформом. Новый метод оказался не нужен, и им никто не спешил пользоваться. Это объясняется не только нежеланием внести в медицину новшества. Гипноз вызывал потерю чувствительности к боли лишь у незначительного числа пациентов. Кроме того, перед операцией больные испытывают сильное волнение, которое не позволяет сконцентрироваться и мешает гипнозу.

Другой врач, интересовавшийся гипнозом, некий А. Льебо, написал труд «Сон и подобные ему состояния, рассматриваемые прежде всего с точки зрения влияния разума на тело». В этой книге французский врач описал свой опыт по лечению больных с помощью гипноза. Но других врачей работа Льебо не заинтересовала, ему удалось продать лишь один экземпляр книги.

Льебо во многом поддерживал мнение Бреда относительно гипноза, в частности, признавал материальную сущность этого явления.

Расхождения заключались в том, что Льебо считал гипноз разновидностью сна, который наступает в результате внушения.

Льебо известен и как основоположник нансийской школы гипноза. Его консультации часто посещал доктор М. Дюмон, который, заинтересовавшись гипнозом, решил применить этот метод в собственной практике. Его попытки увенчались успехом: сначала доктору удалось вылечить больную с судорогами ноги, а потом пациентку с тяжелой формой истерии. Об этих удачных опытах в скором времени узнал профессор клиники внутренних болезней медицинского факультета города Нанси И. Бернгейм. Новый метод лечения заинтересовал профессора, и тот попросил Дюмона продемонстрировать гипноз на собрании Медицинского общества. После того как доктор ввел в транс четыре человека, участники заседания не могли обвинить Дюмона в обмане или шарлатанстве.

Знакомство профессора Бернгейма с врачом А. Льебо имеет важное значение в истории гипноза. Однажды жительница Нанси, страдающая ишиасом, была излечена с помощью гипноза. Профессор решил, что гипнотизер, исцеливший женщину, – обычный шарлатан, и обратился к Льебо с целью разоблачить «мистификатора». Однако после того, как он увидел процесс введения в транс на сеансах врача, Бернгейм убедился, что гипноз – не обман и не искусный фокус, а новый медицинский метод лечения. Бернгейм предложил Льебо основать школу в Нанси, где предполагалось обучать гипнозу и исследовать этот удивительный метод. Врач принял предложение, и в 1883 году была создана нансийская школа гипноза, выпустившая впоследствии немало известных гипно-терапевтов. Сам Бернгейм также увлекся этим приемом, так, в 1884 году вышла в свет его работа «О внушении в гипнотическом и бодрствующем состоянии». В ней профессор излагал свою теорию о роли внушения в лечении психоневрологических заболеваний. Впоследствии его теория получила название анимистической.

В 1886 году вышел в свет первый журнал, посвященный вопросам гипноза. Он назывался «Обозрение гипнотизма». В журнале публиковались статьи врачей-гипнотерапевтов, в том числе статья А. Льебо «Исповедь врача-гипнотизера».


Нансийская школа гипноза занималась не только практическим применением нового метода лечения. Там велись поиски научных теорий и гипотез, подтверждающих научную обоснованность гипноза. В связи с этим следует упомянуть такого представителя этой школы, как А. Бонис, который установил, что посредством гипноза можно вызывать многие процессы в организме человека – такие, как потоотделение, слезотечение и выделение молока у кормящих женщин. Кроме того, с помощью методов внушения у больных можно улучшить перистальтику кишечника и влиять на частоту пульса и сердцебиение. Бонис ставил многочисленные опыты, используя всю аппаратуру своей лаборатории. Все полученные данные были опубликованы в книге «Гипнотизм – исследования физиологические и гипнотические», вышедшей в 1885 году.

Благодаря школе в Нанси гипноз завоевал наибольшую популярность среди всех медицинских методов.

На основе приведенных фактов можно решить, что магнетизм перестал изучаться, так как ученые и врачи все больше пользовались гипнотическими пассами и словесными методами. Однако попытки излечения больных с помощью металла не прекращались. Прежде всего таким методом пользовался Ж. Шарко, который изучал технику лечения пациентов различными металлами. Областью его интересов была истерия, которую он и пытался лечить воздействием металла. Результат потряс самого врача: пациент с тяжелой формой этого заболевания исцелился от простого прикосновения медной палочки! Причем это открытие было многократно проверено на пациентах, что доказывает его верность.

Шарко известен как основатель школы Сальпетриер, которая противостояла нансийской школе гипноза. Ученики Шарко, А. Бине и Ш. Фере, опубликовали в 1887 году труд «Животный магнетизм», в котором высказывалось мнение о том, что некоторые металлы и магниты способны воздействовать на организм человека, вызывая гипнотическое состояние. Кроме того, представления о гипнозе у последователей школы Нанси и Сальпетриер существенно различались. Так, последние считали, что гипноз – отнюдь не нормальное состояние, во многом сходное с истерией. Это патологическое состояние называлось «искусственный истерический невроз». Школа Нанси, напротив, полагала, что гипноз – вполне нормальный психологический феномен. Шарко и его последователи отрицали роль психологического фактора, то есть прежде всего видели в гипнозе физиологическую основу. Поэтому между двумя школами возникла ожесточенная борьба.

Гипнозу, согласно мнению Шарко и его последователей, поддаются прежде всего истеричные люди, а также склонные к припадкам больные. Также гипноз возможен в результате сильного потрясения или стресса. Соответственно, и опыты по введению в транс Шарко проводил на испытуемых, больше всего подходящих для этой цели. Обычно подопытными были молодые женщины, то есть так называемые истеричные особы. Помощники доктора вводили их в гипнотическое состояние, используя самые разнообразные предметы. В ход шли звуки камертона, трубы, бой барабанов, слабые электрические разряды и многое другое. Женщины впадали в транс на глазах у многочисленной аудитории.

Школу Сальпетриер вначале поддерживали такие ученые, как П. Жане и З. Фрейд. В 1885 году Фрейд приехал в Париж для изучения метода Шарко. Он во многом был согласен с представителями этой школы, однако одна позиция смущала его. Фрейд не считал, что внушение, которое может вызывать любое гипнотическое явление, также вызывает истерию. Шарко утверждал, что, если гипноз грозит человеку истерией, то введение в транс – дело довольно опасное и грозит серьезными последствиями.

В 1889 году Фрейд приехал в Нанси, чтобы изучить методы Льебо и Бернгейма. Взгляды последователей школы Нанси вызвали у ученого одобрение, он даже перевел на немецкий язык книгу Бернгейма. В это время в Париже состоялся Первый международный конгресс по гипнозу. Сальпетриерская школа представила на нем свои положения. Вот некоторые из них:

– большое значение имеют соматические явления, возникающие у пациентов в гипнотическом состоянии. Они свидетельствуют об отсутствии симуляции, то есть о действительном пребывании больного в состоянии транса;

– в гипнотизме существует три различных состояния, самое последнее из которых – глубокий гипноз;

– иногда физические свойства гипнотизма могут проявляться при отсутствии внушения;

– гипнотизм представляет собой патологическое состояние.

Однако на конгрессе была признана победа школы Нанси над школой Сальпетриер ввиду несостоятельности позиций последней.

Впоследствии обе школы сблизились, и Ж. Бабинский, последователь Шарко, согласился с тем, что внушение играет в гипнозе определенную роль.

Гипноз заинтересовал психоаналитика Й. Брейера, который открыл метод гипнокатарсиса. Он заключается в том, что пациент, имеющий тяжелую психическую травму, может освободиться от ее угнетающего воздействия, вспомнив и осознав травмирующие события. Вспомнить психотравму пациенту помогает введение в гипнотическое состояние. Гипноз приводит в состояние гипермнезии, то есть обостренной способности припоминания. Еще древние ученые отмечали, что катарсис, или очищение, наступает вследствие прослушивания музыки или созерцания произведений искусства. Термину «катарсис» соответствует понятие «отреагирование», или «абреакция».

Шарко первым выделил фазы гипноза и дал им названия, которые используют и в наши дни. Это каталепсия, летаргия и сомнамбулизм.

Изучение гипноза во Франции остановилось после смерти основателя школы Сальпетриер Шарко в 1893 году. Многие неврологи, занимавшиеся изучением гипноза, прекратили свою деятельность в этой области и вернулись к прежней работе.

Школа Нанси ненадолго пережила парижскую – она прекратила свое существование в 1895 году, когда Льебо расстался с Бернгеймом.

Среди немногих врачей, продолжавших интересоваться гипнозом, следует отметить психиатра и невропатолога А. Фореля. Им написана книга «Гипнотизм или внушение и психотерапия». В ней он описал 3 стадии сна: сонливость, гипотаксию и сомнамбулизм, или снохождение.

Сонливость – это состояние, при котором возникает незначительная мышечная слабость и дремота. Человек, которого вводят в гипнотическое состояние, на этой стадии может сопротивляться гипнозу.

Гипотаксия – состояние, при котором отмечается полная слабость мышц.

Хотя человек и чувствует, что может побороть влияние гипнотизера, однако не делает этого, так как ему самому не хочется прерывать сеанс гипноза.

Снохождение, или сомнамбулизм, – самая глубокая стадия гипноза. Именно в таком гипнотическом состоянии можно внушить больному определенные мысли, переживания, изменить его реакции, побудить совершить какое-либо действие. Больной не может реагировать на посторонние раздражители и поддерживать контакт с кем-то, помимо гипнотизера.

Многие исследователи феномена гипноза считали, что внушение после гипноза может сохраняться у сомнамбул долгое время (до одного года). Кроме того, с помощью гипноза можно добиться так называемого раздвоения личности, то есть пациенты в этом случае живут двойной жизнью. Подобное состояние может возникать в результате сильных стрессов и потрясений.

Дальнейшее развитие исследований особых состояний в Европе было несколько приостановлено. Гипноз перестали изучать, а позже и вовсе заменили психоанализом. В середине ХХ века в странах Западной Европы уже не существовало школ гипноза.

Медицина не обращалась к гипнозу как к методу лечения, лишь узкий круг специалистов был заинтересован в изучении особых состояний сознания.

В Америке гипнозом занимался М. Эриксон, который увлекался исследованием методов индейской медицины, знахарства и шаманизма. Он возобновил применение гипноза в Соединенных Штатах, сделав его более необычным и нестандартным. В 1958 году гипноз был включен в медицинскую терапию.

Исследование гипноза в России

Что касается изучения гипноза в России, хотя ученые и проводили исследования, такого массового увлечения магнетизмом, как в Европе, не наблюдалось. Однако это не значит, что русские врачи не изучали особые состояния сознания. Просто они отнеслись к этой проблеме более реалистично и сдержанно и в основном занимались сопоставлением фактов и накоплением научного материала. Впоследствии собранные данные оказали большое влияние на формирование собственных представлений русских ученых о гипнозе.

В этой связи следует упомянуть имя профессора Харьковского университета В. Я. Данилевского. Он считал, что происхождение гипноза человека и животных носит один и тот же характер. Впоследствии его взгляды, а также теория И. М. Сеченова были отражены в учении о невризме, разработанном С. П. Боткиным и И. П. Павловым. Данилевский не считал гипноз патологией, напротив, поставив опыты над змеями, черепахами, крокодилами, электрическими скатами и другими животными, он доказал, что особым состояниям вроде транса подвержены и представители животного мира. Только проявляется это у них застыванием конечностей и неподвижностью тела. Свои заключения исследователь изложил в докладе «Единство гипнотизма у человека и животных».

Лекции по гипнотерапии стали проводиться в Московском университете. Первым, кто организовал курс по физиологической психологии, был А. А. Токарский. В его работах содержатся практические приемы психотерапии, например лечение алкоголизма путем введения в гипнотическое состояние, что актуально и в наши дни.

Однако основоположником гипнологии в России считается известный психиатр и невропатолог В. М. Бехтерев.

К его заслугам относится прежде всего точное формулирование таких понятий, как «убеждение», «внушение» и «гипноз». Он считал, что убеждения вырабатывает сам человек на основе осмысления, обдумывания и переработки. Внушение же сообщается каким-либо другим человеком, внушаемый не обрабатывает полученную информацию, ему не нужны какие бы то ни было доказательства. Сообщение, передаваемое при внушении, имеет ярко выраженную эмоциональную окраску. Средством достижения внушения служит выразительность речи, мимики и жестов.

Гипноз является формой сна, однако вызывается он гипнотизером, причем контакт с испытуемым сохраняется. Благодаря этому внушение столь глубоко воздействует на сознание человека. Исходя из этого, Бехтерев сделал вывод, что гипноз – один из наиболее эффективных способов лечения поражений нервной системы. Посредством внушения успешно лечатся невроз, невралгия, мигрень, нервный тик, рассеянный склероз, ишиалгия и многие другие поражения периферической и центральной нервной системы.

Согласно теории Бехтерева, существует три условия, которые должны выполняться при проведении групповой психотерапии. Во-первых, это беседа, во-вторых, внушение в гипнотическом состоянии, в-третьих, обучение участников сеанса самовнушению.

Кроме того, ученый вывел закон внушаемости в массе людей. Он гласит: если внушаемость имеет значение, условно равное единице, то в толпе она увеличивается в число раз, равное количеству людей.

Новую точку зрения на состояние гипноза высказал И. П. Павлов. Он считал, что гипноз является пограничным состоянием между бодрствованием и сном. Разные участки коры головного мозга заторможены, а контакт между гипнотизером и внушаемым осуществляется через бодрствующий сторожевой пункт.

Другой известный ученый, И. М. Сеченов, исследовал рефлексы головного мозга. Впоследствии И. П. Павлов развил свое учение об условных и безусловных рефлексах. Параллельно с Павловым А. А. Ухтомский проводил исследования условий формирования устойчивых типов поведения. Работа Ухтомского «Доминанта как рабочий принцип нервных центров» отразила гипотезы и выводы ученого. Доминанта – это преобладающий набор рефлексов, который ориентирует организм на выполнение конкретной задачи, которая имеет для него важное значение. Однако другие рефлексы за счет господства доминанты отходят на второй план, так как мешают осуществлению наиболее важной цели.

Другая идея была высказана физиологом Н. Е. Введенским. Согласно ей, возбуждение и торможение неотделимы друг от друга. Эта концепция получила название парабиоза.

Гипноз понимался не только как состояние сна. Последователь Бехтерева В. П. Протопопов утверждал, что особые состояния сознания являются формой бодрствования наподобие той, которая наблюдается у человека, сосредоточенного на каком-либо раздражителе. Эта идея вызвала протест в лице другого ученика Бехтерева, К. И. Платонова. Он доказал, что гипноз не является состоянием бодрствования. Путем измерения пульса, дыхания и кровяного давления испытуемого ученый установил, что пульс и дыхание во время гипноза замедляются, а давление понижается. Такое состояние аналогично тому, что возникает во время сна, то есть особые состояния и сон имеют сходные физиологические сдвиги.

В 1930-е годы в Харькове была сформирована школа психотерапии. Большую роль в изучении этой области медицины сыграл К. И. Платонов. Он теоретически обосновал психотерапию как науку, охватывающую различные медицинские отрасли, начиная с психиатрии и неврологии и заканчивая хирургией, акушерством и гинекологией.

Кроме того, в 1999 году было положено начало новому направлению в науке – реабилитационной психотерапии.

Психология bookap

За всю историю существования наук, изучающих особые состояния сознания, было сделано много открытий. Гипнозом, психоанализом и другими отраслями медицины занимались тысячи ученых.

В этой главе рассказано лишь о немногих, самых известных ученых и врачах, внесших собственный вклад в развитие науки. Следующая глава посвящена наиболее важным теориям, рассматривающим феномен особых состояний сознания. Эти гипотезы, или теоретические модели, служат основой для понимания и применения этих состояний в медицине.