ГЛАВА 4. НАВЕДЕНИЕ ГИПНОТИЧЕСКОГО ТРАНСА (ВТОРАЯ СТУПЕНЬ)


...

Речевое связывание («забалтывание»).

До сих пор мы обращали внимание на способы наведения транса, требующие в первую очередь определенной искусственности в поведении. Но есть способы, позволяющие навести транс в основном посредством речи. (Не помню, кто первым сказал, что язык дан нам для нам для того, чтобы скрывать наши мысли. Чем старше мы становимся, тем лучше это понимаем, и, увы, – тем больше верим словам). Сравните два предложения. Первое: "Вы сидите на стуле. Выслушаете меня. Ваша сосредоточенность возрастает". Второе: "В то время как вы сидите на стуле и слушаете меня, ваша сосредоточенность возрастает". Чем они отличаются? Второе предложение звучит более осмысленно. Его содержание осталось таким же, как у первого предложения, но с помощью оборота "в то время как" и союза «и» я связал составляющие его фразы в одно целое. Между тем, что вы сидите на стуле, и тем, что ваша сосредоточенность возрастает, по-прежнему нет никакой связи – но во втором предложении эта связь создана искусственно чисто речевым способом. Сознанию это нравится, оно отвлекается на поиски смысла – и попадает в ловушку Изучая психологию, я стал понимать, что не понимаю в людях очень многого, но никак не могу понять, что именно из непонятого мною я все же понимаю, и я, наверное, никогда не пойму разницу между тем, что я уже понял и тем, что я не понимаю. (Долгая пауза, затем смех в зале).

Реплика из зала: Вы можете повторить эту фразу?

С. Горин: Могу, но вы ее все равно не запомните. В ней есть ряд не правильностей, правильность применения которых создаст новую не правильность, и для того, чтобы осознать правильное использование не правильностей речи, надо говорить очень правильно (пауза, аплодисменты) Спасибо. Самое смешное – то, что в обоих моих высказываниях есть смысл… И пока ваше сознание его ищет, я могу установить несловесный контакт с вашим подсознанием и начать вами управлять. То, что я вам продемонстрировал, называется "конфузионный транс"; политики и психотерапевты это умеют, почему бы не научиться коммерсантам?

В речевых техниках сеть одна особенность: вашей целью является привлечение сознательного внимания не к содержанию речи, не к смыслу, а к внешнему оформлению. Этого можно достичь по-разному. Во-первых, вы можете вести рассказ от первого лица, и тогда внимание будет привлечено к вам, к вашей личности. И, во-вторых, вы можете насытить свой рассказ множеством подробностей, в которых увязнет сознание вашего собеседника.

Здесь, в сущности, нет ничего нового для вас. Если вы хотите довести до собеседника смысл сообщения «игрек», переданного вам неким «иксом», то вы просто скажете: "X сказал Y". Если же вам нужно завуалировать этот смысл, то вы начнете так: "Я недавно видел X… Ты его, наверное, знаешь? Ну, он живет по улице М, на «Жигулях» третьей модели ездит… Знаешь, высокий такой, сутулится немного. Блондин такой лысоватый. Так вот, мы с ним встретились возле «Гастронома», поговорили о жизни… Сестра у него замуж выходит, и, кстати, он сказал Y". Если после этого вы будете продолжать в том же духе, то сообщение Y до сознания вашего собеседника не дойдет, а содержанием сообщения как раз и может быть команда войти в транс и что-то сделать. Теперь – более сложная техника наведения, "перекрывание реальностей".

Она состоит в том, что вы постоянно вплетаете одну историю в другую, в третью, в четвертую… И это можно сочетать с прямым внушением. Наверное, это тоже легче продемонстрировать, чем объяснить. В 1991 году, летом, я был на семинаре Адама Берка в Новосибирске. Когда он с нами занимался, мы не сразу поняли, что часто погружались в транс во время занятий. Он не говорил нам прямо: "Войдите в транс", он рассказывал нам разные истории. Одна из этих историй была о том, как сам Адам учился у Джона Гриндера в Калифорнии, и во время семинара Джон говорил им: "Расслабьтесь и успокойтесь… Я расскажу вам историю о том, как мы учились у Милтона Эриксона, который был мастером рассказывать такие истории, слушая которые люди погружаются в транс… Для того чтобы погрузить человека в транс, Милтон мог просто сказать: "Представьте себе, что вы засыпаете. И по мере того как вы это представили, вы можете увидеть сон… И во сне вы видите, как вы идете по лесу… и вы очень устали… вам хочется расслабиться и успокоиться… И вы видите уютную лужайку… и засыпаете на ней быстро и глубоко…"" Попробуйте разобраться в том, что происходит: кто кому рассказывает историю? Я – вам, здесь и сейчас, или Адам – группе врачей в 1991 году, или Джон Адаму, или Милтон Джону? Настоящая ситуация, вот эта реальность ушла, и вы ушли из этой реальности. Ваше сознание не воспринимает мою инструкцию ("успокоиться, расслабиться, уснуть") как инструкцию, потому что не может понять, кто с вами на самом деле говорит. Все данные мной команды идут в подсознание, которое реагирует настолько успешно, что мне сейчас придется попросить вас вернуться к состоянию бодрствования.

Рассказывание историй (притчи, метафоры, цитаты) очень популярно в эриксонианском гипнозе, его используют и при наведении, и при использовании транса. Рассказывая историю, мы обходим возможное сопротивление партнера тем, что не даем ему приказов – мы ведь просто говорим о том, как люди погружаются в транс! История позволяет нам применить всевозможные языковые средства для того, чтобы обеспечить плавный переход от состояния бодрствования к состоянию транса (союзы и обороты типа "когда, по мере того как, в то время как"), потому что эти средства легко включить в контекст истории.

Психология bookap

Женщины, имеющие маленьких детей, знают, как трудно заставить их пойти спать – чем строже ваш приказ ("А ну, сейчас же в постель!"), тем громче плачет ребенок. Умная мать делает иначе – она предлагает ребенку послушать сказку и говорит что-то вроде: "Ночь настала… Вот и люди спят, вот и звери спят. Лисы спят по горочкам, зайки спят по норочкам… Гуси спят на травушке, утки на муравушке… Детки все по люлечкам… Спят-поспят, всему миру спать велят". Фольклорные колыбельные часто включают в себя такой подход к усыплению ребенка.

История или метафора позволяет вам защититься от неудачи. Вместо того чтобы наводить транс самому, вы можете рассказать о том, как я наводил трансы на семинаре: "Понимаешь, он подошел ко мне вот так, взял вот так мою руку и сказал: "Сейчас, когда твоя рука застывает в этом положении… ты входишь в особое состояние сознания… и по мере того как рука будет опускаться… это состояние усилится… ты поймешь все выгоды сделки, которую я тебе предложил… и забудешь о том, что я тебе говорю… но будешь соглашаться со мной потом… когда твоя рука совсем опустится… и это значит, что ты возвращаешься к ясному сознанию… и смотришь на меня". Вот что он с нами там делал, сам я такого делать бы не стал". История или метафора в обыденной жизни поз воляет разрядить скрытую агрессивность, выразить свое неодобрение кому-либо не напрямую, а приписав его персонажу рассказа или цитаты: "Сегодня утром я ехал в автобусе, какой-то парень наступил мне на ногу, и я сказал ему: "Сопляк ты этакий!"" Очень мало людей поймет, что вы сказали на самом деле. (Правда, искушенный собеседник тоже может ответить вам цитатой: "Я недавно был на свиноферме, видел там большущую свинью и сказал ей: "Ну, ты и свинья!"") Лично мне техника наведения транса через истории нравится своей универсальностью. Советскому сознанию трудно докопаться до цели рассказчика, традиция рассказывания историй у нас почти исчезла… Берите любую ситуацию, связанную с естественным погружением в транс, и описывайте ее развернуто. Можете рассказать, как вы были в отпуске у моря и лежали у воды на теплом песке, и чувствовали, как тело расслабляется, расслабляется, расслабляется… Вы смотрели в небо, и при этом у вас слегка кружилась голова, и вам хотелось спать. Солнце утомляло ваше зрение, и вы закрывали глаза… И вам казалось, что вы продолжаете смотреть на воду, и видите там ленивую рыбу, и думаете: "Интересно, может ли рыба чувствовать расслабленность и впадать в транс?". В принципе, для наведения транса по этой методике можно использовать даже прогноз погоды из сегодняшней газеты, просто комментируя его: "Пишут, что будет дождь. Я так люблю слушать шум дождя и под него засыпать…".