Как распускается роза

- Помните ли вы меня, Геннадий Аркадьевич?

Вопрос задала женщина лет сорока с расплывшейся

фигурой и резким неприятным выражением крупного лица. С косметикой она переборщила и потому чем-то была похожа на вождя краснокожих.

Безвкусица и неряшливость чувствовались также в дорогой одежде от Кардена или Версаче. Даже украшения привлекали внимание не работой ювелиров, а массивностью и аляповатостью.

Пока Гончаров напрягал память, посетительница подсказала:

- Десять лет назад вы выступали в Доме культуры имени Горбунова. Я оказалась среди приглашенных на сцену.

Говорила она резким, скрипучим голосом, вызывающим на конфликт. Именно такие дамы бальзаковского возраста из-за пустяка затевают свары в общественном транспорте, магазинах, на рынках. Од ним-двумя тщательно подобранными словами они способны вызвать в современном человеке лютую злобу далекого пещерного предка.

Предчувствие его не обмануло.

- Как чертик из табакерки, вы вылетели на эстраду и начали откалывать свои колдовские номера, - продолжала женщина. - Из меня вы сработали пятилетнюю девочку. Мне потом рассказывали, что я играла в кук-

лы, пела и плясала. Спасибо, что на горшочек не посадили! Люди бы такое увидели... Га-га-га!..

От ее смеха задребезжали стекла в окнах. Посетительница резко его оборвала и продолжала:

- Но я помолодела всего на несколько минут, тогда, десяток лет назад, мне было...дцать годков и о старости я не думала. А сейчас я - женщина бальзаковского возраста.

Она запнулась и неожиданно спросила:

- Хотите анекдот на тему?

Не дожидаясь ответа, рассказала:

- Один говорит другому: «Мне нравятся женщины бальзаковского возраста». Другой отвечает: «Да вы, батенька, гурман! Бальзаку через два года двести лет стукнет.

Отсмеявшись, женщина вздохнула.

- Это про меня. Мне еще сорока лет нет, а я считаю, что мне двести стукнуло... На ряшке морщины, как у слона подмышкой, волосы засеребрились. На пляже разденусь - мужики свирепеют.

И расплакалась. Горько, как маленькая девочка. Гончарову стало ее жаль. Когда женщина успокоилась и, достав зеркальце, стала приводить лицо в порядок, спросил:

- Вы, наверное, пришли в Школу в надежде, что гипноз поможет вернуть молодость?

- Да ну! - отмахнулась посетительница. - Если б гипноз помогал, то к вам бы стояла очередь до Владивостока. Я об этом не мечтаю. Мне хотя бы удержать то, что есть. В последние годы стала очень быстро сдавать. Еще недавно у меня была стройная фигура - помните, какой я была на сцене? Гончаров кивнул.

- А сейчас я стала поперек себя шире. Хотя сижу на диетах. Лицо, вот, разбухло. Что я с ним не делала! Мешки под глазами начали появляться. Сами глаза тускнеют. Морщин все больше и больше. Не помогают ни бассейны, ни шейпинг, ни процедуры... Ни-че-го! Один доктор сказал, что у меня гены такие. В самом деле, у меня мать рано постарела. И бабка тоже.

- Женщина с грустью на лице задумчиво посмотрела в окно. Потом почти прошептала:

- Я махнула на себя рукой. Будь, что будет... Мужа, правда, боюсь потерять. Он у меня умный, талантливый бизнесмен. Большими деньгами ворочает. Говорит: «Не бойся. Я тебя не брошу...» Да я не верю. Разве нужна ему такая старуха, как я?

- Он старше вас?

- Моложе на семь лет. Вот кому повезло! Ему его года ни за что не дашь - мальчик! Таким, как он, женщины старше их нравятся. Они в них матерей ищут. Ну, а я ему теперь не мать - бабушка. И когда мы по улице идем или на приемах бываем, на нас так и смотрят: внучек с бабушкой.

- Сгущаете краски, - поморщился Гончаров.

- Нет, правда, - печально произнесла женщина. - Недавно вспомнила вас. Решила разыскать да попытать: может что подскажете?

Гончаров задумался. К нему не она первая обращалась с подобными просьбами решить проблему, волнующую человечество испокон веков. Как объяснишь им, что нет лекарства от старости, не придумано оно еще и вряд ли ког-да-нибудь появится? Несмотря на страстное желание каждого из нас вернуть молодость, человечеству в целом это не нужно, ибо тогда оно остановится в своем развитии, если не хуже. Течение времени вспять приведет к его деградации и вырождению.

Но как объяснишь это сидящей перед ним женщине со слабыми огоньками надежды в глазах, которая и неприятной стала потому, что озлобилась на природу?

- Как вас зовут? - спросил Гончаров.

- Галя... Галина Алексеевна.

- Галина Алексеевна, кажется, я могу вам помочь.

На лице женщины появилось изумление. Гончаров

продолжал:

- Советом.

Предваряя разочарование, пояснил:

- Таким советом, который заменит самый дорогостоящий эликсир или бальзам в мире. Вы видели, как распускается роза? На покрытом колючими шипами побеге сидит бутон - зеленый кругляшек, незаметный и невзрачный... Но вдруг зеленая оболочка трескается, и обнажаются пока еще закрытые лепестки цветка, лепестки медленно раскрываются, расходятся в стороны, нежно выгибаются, и вдруг перед нами появляется прекрасный цветок. Его вид - отрада для глаз, аромат приятно кружит голову, и в сердце приходит радость.

- Хорошо, - хрипло произнесла Галина Алексеевна. - Цветы - половые органы растений. А мне какой прок с их сексу?

Гончарова внутренне передернуло, но он сдержался и сказал:

- Это аналогия. Так же и вы можете превратиться из бутона в прекрасный цветок. Если захотите.

- Я-то захочу, да как?

- Это я вам объясню, но прежде хочу спросить: какие розы быстрее всего увядают?

- Чайные?

- Те, которые срывают. Предупреждаю: если вы хотя бы раз сорветесь, весь наш труд пойдет насмарку.

- Этого не будет, Геннадий Аркадьевич, - пообещала же - Муж мне дорог.

Для начала Гончаров провел с ней индивидуальный сеанс аутогенной тренировки. Во время наиболее глубокой фазы внушил неуклонно выполнять его рекомендации по саморегуляции. Выведя из погружения, дал и сами рекомендации на первое время.

- Значит, я должна каждый вечер или ночь ловить момент погружения в сон и как можно больше раз проговаривать про себя формулы самовнушения? - спросила Галина Алексеевна.

- Это так называемый метод Куэ. Формула должна быть конкретной и выражаться в четырех-пяти словах. В ней не должно быть частицы «не».

- И какую же формулу я должна произносить?

- Такую, которая вам нужна*

Галина Алексеевна задумалась. Затем спросила:

- А могу ли я засыпать с мыслью: «Я красива и обаятельна?»

- Пожалуйста, - ответил Гончаров. - Неплохо также просыпаться с этой мыслью и почаще повторять ее днем на работе, в дороге, занимаясь домашними делами.

- Хорошо. А дневник вести зачем?

- Самосовершенствование, к которому вы, в конечном счете, стремитесь, - процесс длительный, двигаясь вперед, иногда необходимо оглянуться назад. Хотя бы для того, чтобы не повторять старые ошибки. Это будет скорее не дневник, а психологическая тетрадь. Внешние события в ней отражайте только же те, которые связаны с вашим внутренним миром. Записывайте мысли о людях и событиях, сны, образы, фантазии, переживания. Не стесняйтесь писать о том, что вызывает у вас гнев и раздражение. Будьте откровенны с бумагой, отражайте все, чем отягощено ваше сердце. Никому не показывайте тетрадь, даже мне.

Гончаров предложил Галине Алексеевне заглянуть через пару недель.

За это время с ней произошли незаметные, может быть, для других изменения, но Гончаров их сразу увидел. Во-первых, Галина Алексеевна стала спокойнее и это состояние отразилось на ее лице - оно стало мягче, добрее. Во-вторых, она уже не производила впечатление фурии, готовой вспылить по малейшему поводу. В-третьих, она уже не сутулилась и стала больше следить за собой. Спокойным, благожелательным тоном Галина Алексеевна рассказала о том, что метод Куэ она применяет ежедневно и ведет дневник. Перед приходом к Гончарову заглянула в него и ужаснулась:

- Оказывается, я скандальная баба, - призналась она. - Могу из мухи слона сделать. Кроме того, я мелочная, завистливая, злорадная.

- Не более других, - утешил ее - Гончаров. - Не думайте о себе плохо. Не занижайте самооценку, лучше - вообще ее себе не давать. Предоставьте это увлекательное занятие другим.

- А я себя последнее время только ругаю.

- Зря. Будьте спокойны и невозмутимы, дайте внутренней энергии прорваться через выстроенные вами препоны. Сметите хотя бы один из них вечерним анализом событий уходящего дня. Делайте его объективно, как диктор, читающий новости по радио, не радуйтесь и не огорчайтесь, отстранено регистрируйте факты. Гончаров замолчал, затем вдруг спросил:

- А кто вы по натуре? Ребенок? Поэт? Одиночка?

Он пояснил свою мысль:

- Каждый из нас - личность. В то же время в каждом из нас есть несколько под личностей. Одна из них - доминирующая. Вы понимаете, о чем я говорю?

Галина Алексеевна кивнула. После паузы ответила:

- Вообще-то обо мне говорят, что я - большая девочка. Я и сама себя иногда ощущаю подростком.

- Вы помните себя в этом возрасте?

- Прекрасно.

- Возьмите фотографию того периода и медитируйте на нее. Некоторые оккультисты рекомендуют углубляться в прошлое не более, чем на пятнадцать-двадцать лет. Но вы погрузитесь чуть глубже - это не беда. Представьте себя как можно ярче. И вспоминайте несколько раз в день.

Гончаров ознакомил Галину Алексеевну с основами медитации, которые не вызвали у нее недоуменных вопросов, ибо она была внутренне готова к такому упражнению духа.

В ее следующий визит, а он состоялся снова через две недели, прогресс был, что говорится, налицо.

Галина Алексеевна посвежела и похорошела. Глаза ее молодо блестели, на щеках появился легкий румянец, на губах заиграла улыбка, теперь ее можно было назвать привлекательной.

Она была в прекрасном настроении и щебетала, как птичка:

- Вы знаете, Геннадий Аркадьевич, самосовершенствованию я посвящаю все время. По нескольку часов в день медитирую на свою старую фотографию - ту, которую сделали, когда я была в восьмом классе. На меня все мальчишки ходили смотреть, как на картину. А один десятиклассник хотел из-за меня повеситься. Не знаю: понарошку или взаправду? Каждый вечер делаю анализ событий ушедшего дня так, как вы учили. Веду дневник и применяю метод Куэ.

- Вы настойчивы, - похвалил Гончаров.

- А что остается делать? Но больше всего мне нравится медитация на фотографию. Знаете, я пошла дальше. Я начала окружать себя обстановкой тех лет. Одну из комнат, как могла, превратила в ту, в которой жила в детстве... Привезла от мамы мебель. Нашла платья - они сохранились у нее на антресоли. На полке разместила любимые книги тех лет, а на серванте - безделушки и игрушки. Укрываюсь старым пуховым одеялом. Нельзя выбрасывать старые вещи. Вместе с ними мы выбрасываем частички себя.

- Верно, - согласился Гончаров

- Бабушка меня учила: покупай не модную вещь и не ту даже, которая тебе нравится, а ту, что на тебя смотрит.

- А теперь вам следует перейти к более серьезной духовной работе, - сказал Гончаров. - Внешние изменения должны вытекать из внутренних. Вы должны размышлять над качествами своей личности. Такими, как сострадание, доброта, понимание, доброжелательность, великодушие, признательность, восхищение поступками и успехами других, терпимость, правдивость, искренность, чуткость, гармония, обновление.

- О, как сложно! - воскликнула Галина Алексеевна. - Где же взять столько времени на все это?

- Эти качества тесно переплетены друг с другом. Заострив внимание на одном, вы вскоре увидите, как за его спиной вырастают все остальные. Возьмите, например, чуткость. Разве можно представить по-настоящему чуткого человека двоедушным, лжецом и скупердяем?

- Нет, конечно, - согласилась женщина. - Вы правильно говорите, что внешнее должно вытекать из внутреннего. Но я все же не представляю, где найти времени. Хорошо еще, что меня муж кормит. А если бы я работала?

- «Душа обязана трудиться и день, и ночь...» - сказал поэт, ответил Гончаров. - Мы нередко недооцениваем себя и создаем некий образ из своей личности, который намного хуже того, кем мы являемся на самом деле. Существуют также образы нас в восприятии других людей. Одни видят нас такими, другие - по-иному, третьи - еще как-то.

Есть и образы того, какими бы нас хотели видеть близкие или хорошо знающие нас люди. Муж хочет, чтобы вы были такой-то. Мать - несколько иной. Ребенок желает видеть свою маму самым прекрасным человеком на свете, а она ссорится с папой, ворчит и придирается...

А самое главное, в глубине души каждого человека существует идеальный образ - тот, к чему мы неосознанно стремимся и не можем осуществить. Нам хотелось бы быть такими, но не получается. Это выше наших сил. Мы разводим руками и сконфуженно признаемся: «Ничего не поделаешь... таким меня Бог создал». Следует поработать с этими группами образов.

- Сложно все это, Геннадий Аркадьевич, - вздохнула Галина Алексеевна. - А как?

Гончаров терпеливо повторил сказанное выше и дал необходимые рекомендации. Следующую встречу назначил через месяц.

Галина Алексеевна пришла через два месяца. Она так изменилась, что Гончаров ее еле узнал и не поверил своим глазам.

Перед ним стояла элегантная молодая женщина, очень привлекательная и уверенная в себе. Галина Алексеевна стала стройной, цветущей, выглядящей моложе своих лет. Пахло от нее смесью из дорогих духов, дыма изысканных сигарет и коньяка.

- Зашла на огонек, - развязно сообщила ока, подняла еще выше короткую юбку и села, закинув нога на ногу. - Как у вас дела?

- Работаем, - ответил Гончаров.

- А я благодаря вам здорово омолодилась. Даже суженый бросил. Сказал: «Ты теперь мне в дочки годишься!» Собрал чемодан и слинял, конявый. Ну и... с ним!

Она произнесла слово, которое в стенах Школы никогда не употреблялось.

Гончаров поморщился и поинтересовался:

- Неужели причина в этом?

- Естественно! Ваш способ - чудо. На меня мужики стали так смотреть, что шеи сворачивали. Завелись у меня дружки. А что? Вороной старой сидеть? Один понравился больше всех, за границу с ним смоталась на неделю. А мой козел бодаться начал. Я назло домой ночевать пару раз не пришла. Запили мы с бойфрендом. Сдуру я его к себе привела. Козел на дыбы встал и схи-лял. Да пошел он! Надоел!

- Вы занимаетесь по моей системе? - желая отвязаться, спросил Гончаров.

- А зачем? - в свою очередь спросила Галина Алексеевна. - Я выгляжу моложе своих лет. Это мне мой друг все время говорит. Кстати, он моложе меня на четырнадцать лет.

- У вас очень реактивная нервная система. Вам удалось разбудить дремавшую в вас колоссальную внутреннюю энергию. Она вырвалась мощным потоком и произвела благотворные изменения. Но ваша нервная система кроме того и лабильна.

- А это хорошо или плохо?

- Не подпитываемая стимулами, одним из которых являлось страстное желание самосовершенствоваться, и при игнорировании духовного развития энергия может иссякнуть.

- Вы хотите сказать, что я снова стану такой развалиной, которой была? - с вызовом спросила Галина Алексеевна. - Но почему же я с каждым днем становлюсь моложе и краше?

- Энергия движется по инерции.

- Ха! Мне это не грозит. Я скручу ей рога, как ковбой быку. Спасибо и будьте здоровы.

Она встала и, покачивая бедрами, направилась к выходу. Перед ним обернулась.

- Кажется, вы мне хотели еще что-то сказать?

- Ничего.

- Так-таки ничего?

- Помните, как я вам рассказывал о распускающейся розе?

Галина Алексеевна наморщила лоб.

- На розовом кусте есть зеленый бутон. В вершине его - розовая точка. Неожиданно зеленый шарик раскалывается. Появляются нежные розовые лепестки, они расправляются и грациозно изгибаются, теперь перед нами прекрасный цветок. Душа наполняется восторгом, сердце - радостью.

Посмотрите в центр цветка, там вы увидите лицо мудрого существа. Глаза его глядят на вас с любовью и пониманием. Спросите его: «А какая я?»

Когда Гончаров умолк, женщина фыркнула:

- Только и всего?

Он не ответил. Галина Алексеевна вышла с недоуменным видом.

Больше она не приходила.

Некоторое время спустя Гончаров однажды зашел в магазин на окраине Москвы. В овощном отделе за прилавком стояла женщина, показавшаяся ему знакомой, он присмотрелся и узнал Галину Алексеевну.

Как же она изменилась! Галина Алексеевна выглядела, какой она была, когда впервые пришла в Школу. Нет, даже еще хуже. Она растолстела, обрюзгла, поседела и опустилась. Хриплым голосом ругалась с продавщицей из соседнего отдела.

Психология bookap

Почувствовав на себе взгляд, Галина Алексеевна посмотрела на Гончарова, слегка покраснела и отвернулась.

2. Зак 169