5. ГИПНОТИЧЕСКАЯ АНЕСТЕЗИЯ


...

Комментарии к наведению

Теперь я прокомментирую то, что здесь происходило. Существуют разные способы погрузить человека в хороший, приятный транс. Цель данного наведения – заставить клиента на каком-то уровне отделиться от самого себя, в то же время оставаясь сконцентрированным на себе. Поэтому вначале я говорила о том, что клиентка отпускает отдельные кусочки сознания. Я упомянула водоворот, так как для многих людей это очень яркий образ погружения «все глубже и глубже». Я говорила об одном очень сложном образе – о разматывающемся коконе, мы еще будем возвращаться к нему. Разматывающийся кокон скрывает внутри себя какое-то чудо, какой-то подарок. Это своего рода сообщение второго уровня. Следующий образ, который я использовала, – прогулка вдоль длинной-длинной лесной тропы. «…И ты можешь оглянуться и увидеть, как далеко ты зашел…» Эта фраза дает замечательные результаты при работе с пациентами, потому что можно обсуждать самые разные вопросы, работать с самыми разными проблемами, а потом обернуться и посмотреть, как далеко ты зашел. «Какое-то время назад ты даже не умел ходить. А когда научился, это был такой восторг, ты улыбался и радовался собственному успеху. И при этом ты уже не мог за собой так хорошо следить и падал. А теперь посмотри, как далеко ты зашел. И когда ты впервые учился писать собственное имя и правильно держать карандаш в пальчиках, то следил за тем, чтобы все буквы наклонялись в одну сторону, чтобы они все присоединялись друг к другу. И как сложно было научиться нажимать на карандаш так сильно, чтобы он писал, но недостаточно для того, чтобы он сломался. И это было так трудно. И теперь смотри, как далеко ты зашел».

Вы видите, что даже в этом маленьком наведении на втором уровне все время присутствует сообщение для слушающих или для клиента. Мы часто забываем похвалить себя или восхититься собственными достижениями. Вся структура эриксоновской терапии основывается на успехах и ресурсах самого пациента. «И смотрите, как далеко мы с вами зашли…» Мы умеем ходить, не задумываясь о том, как мы это делаем. Мы можем написать собственное имя, даже не глядя. Мы умеем делать потрясающие вещи: вспомните, как впервые учились шнуровать ботинки. Это действительно трудно. А теперь мы это делаем, даже не замечая. Иногда бывает трудно объяснить кому-то, как это делать. Я всегда хочу, чтобы мои пациенты ценили самих себя и свои успехи. А где же еще им услышать, насколько они преуспели и сколькому научились, как не в трансе? Поэтому во многие свои наведения я включаю подобные реплики и хотела бы, чтобы и вы учли этот опыт в своей работе. Кроме того, иногда я использую в наведениях незавершенные фразы. Некоторые люди любят считать… некоторые люди любят подниматься по лестнице… некоторые люди любят ездить на лифте… некоторые люди боятся ездить на лифте… некоторые люди боятся подниматься по лестнице… У чисел, у лестниц, у лифтов общее то, что где-то есть начало и конец. «Пять, четыре, три, два, один – и некуда идти». Мне бы хотелось, чтобы пациент шел так далеко, как захочет. Поэтому я предпочитаю не устанавливать какие-то четкие границы и в таких ситуациях использую незавершенные фразы.

Продолжим анализ. Пациентка положил руки на колени. При этом левая рука касалась колена своей тыльной стороной, а правая рука – ребром ладони и была слегка сжата. Когда руки располагают таким образом, то уже с самого начала в них совсем разные ощущения. И, естественно, я буду работать с анестезией той руки, которая меньше прилегает к колену. Иногда я даже нарочно прошу одну руку положить ладонью вверх, а другую – ладонью вниз.

Дальше. Пациентка «держит» в руках льдинку. Вы наверняка помните, как это бывает. Сначала вы чувствуете капельки, потом невозможно различить отдельные капли, они собираются в лужицу, а затем, когда они начинают стекать по руке, она уже настолько немеет, что не чувствует этого. Вам всем случалось опускать руку в ледяную воду и чувствовать, как холод пронизывает ее, проникая все глубже и глубже. Я всегда говорю своим субъектам, что кровообращение в глубине руки не прекращается и всегда будет здоровым, потому что не хочу, чтобы они испугались. Они должны понимать, что это естественное явление. Особенно важно успокоить пациента, если ему предстоит хирургическая операция. Он должен быть уверен, что, несмотря на анестезию, на то, что где-то в организме что-то не так, в целом все хорошо.

Потом я предлагаю пациентке немного согреть правую руку левой. И здесь опять два уровня сообщения. Конечно, она может в любой момент согреть свою руку. Но я хотела, чтобы она согрела ее именно другой рукой, потому что многие пациенты, да и многие люди, не отдают себе отчета в том, насколько они могут согреть и успокоить самих себя. А в эриксоновской терапии вы в любой момент можете прибегнуть к ресурсам самого пациента и активизировать их так, чтобы тот получил к ним доступ в любое время. Таким образом, я хотела сказать пациентке, что она сама в любое время может согреть и утешить себя, дать себе все, что необходимо. Даже не обязательно в трансе. Но если ваш субъект погружен в транс, то нужно воспользоваться этим максимально. Поэтому не упускайте возможности дать ему какие-то способы опираться на самого себя. Я часто это подчеркиваю, так как даже последователи Эриксона иногда не придают этому моменту должного значения. Все, что вы делаете, должно быть направлено на то, чтобы пациент становился сильнее и мудрее, чтобы у него появилось умение и желание прибегать к собственным ресурсам. Это почти соответствует принципу «ты мне, я тебе». Отец никогда не наводил на меня транс без того, чтобы я чему-то научилась. Так что, если ваш пациент, такой замечательный, такой готовый к сотрудничеству, так любезно отправляется в транс, то было бы просто неблагодарностью с вашей стороны не дать ему при этом как можно больше полезных умений и возможностей.

Итак, она согревает одну руку другой, набирается сил, еще раз для себя отмечает, что сама может сделать все, что ей нужно, удовлетворить все свои запросы. Потом мы опять возвращаемся, и я использую метафору с учебником анатомии. Для некоторых людей этот способ оказывается очень действенным. У всех по-разному устроено сознание. Но все мы в детстве видели анатомические атласы, в которых наблюдали, насколько замечательно и ловко организованы мускулы, нервная и кровеносная система. Кроме того, она любуется сама собой, тем, как устроена ее рука, а каждому человеку иногда необходимо осознавать, что он очень даже неплохо устроен. Пациентка имеет возможность увидеть свою руку с необычной точки зрения.

После этого я просила пациентку приоткрыть глаза, хотя она сопротивлялась какое-то время. Это дает очень сильные впечатления, о чем она и говорила после транса. Обычно я прошу всех пациентов приоткрывать глаза во время транса, чтобы они убедились: от этого их ощущение глубины транса не изменится. Когда я говорю пациентам, что постоянно нахожусь в трансе, они не верят, считают, что я шучу. Но им достаточно испытать это самим, и мне уже не понадобится доказывать. Кроме того, это укрепляет доверие между нами.

Моя цель – научить моих пациентов впадать в транс в любом месте, в любое время и так, чтобы никто, кроме них, об этом не догадывался. Мы с вами провели много времени вместе, и теперь вы уже наверняка можете сказать, когда я в трансе, а когда нет. Но если бы я не хотела этого, вы бы никогда не узнали. Именно поэтому я всегда прошу своих пациентов открыть глаза; сначала им кажется, что это так трудно, как будто нужно ломом поддевать веки, чтобы они открылись.

Психология bookap

Когда пациентка согревает руки во второй раз, важно не забыть о кольце. Ведь если бы руки действительно побывали в воде, то оно было бы очень холодным. А я хотела, чтобы ее руки согрелись полностью.

Когда пациент выходит из транса, очень полезно спросить, сколько времени, по его мнению, он был в трансе. Как правило, люди называют меньшее время. Я почти вижу, как он думает: «Я-то знаю, что транс длился 10 минут, ну ладно, скажу, что 20». И все равно ошибаются. Как было и в этот раз.