5. ГИПНОТИЧЕСКАЯ АНЕСТЕЗИЯ

О боли и страхе

Когда вы работаете с человеком, испытывающим физическую, хроническую или какой-либо другую боль, то в этом состоянии можно различать много элементов и компонентов, и их нужно отделять друг от друга, чтобы справиться с болью эффективно. Боль чаще всего предупреждает тело о том, что в нем что-то не так, и сообщает человеку, улучшается или ухудшается какое-то уже имеющееся состояние. У боли, таким образом, две основные цели: предупреждать и контролировать состояние тела. Известны случаи, когда люди рождались без рецепторов боли и очень страдали от этого.

Когда я рассказываю это пациенту с хроническими болями, у него сразу появляется новый взгляд на ситуацию. Боль перестает быть ужасным врагом и становится помощником. Под этим скрывается и другое сообщение: если вы получили информацию о том, что где-то что-то не так, то у вас нет больше необходимости чувствовать боль. Мы не говорим прямо, но это часть нашего сообщения.

Одним из элементов боли является страх, они очень тесно переплетены. Когда люди чувствуют боль, они тут же начинают испытывать страх, что перестанут быть здоровыми, работоспособными, независимыми. Боль несет в себе страх потерять внутреннюю целостность. Причины боли и страха разные, поэтому с каждым из них необходимо работать отдельно.

Обычно я начинаю работать со страхами, потому что они доставляют наибольшие неудобства. С болью можно работать по-разному. Можно провести персонификацию боли, можно работать с цветовым представлением боли, можно вынести ее за пределы тела пациента или преобразовать в какой-то объект. Я люблю давать страху какие-то реальные очертания: преобразовать его в чудовище, тайфун, в какого-то страшного человека, во что угодно, что можно увидеть, услышать, почувствовать и дать человеку понять, что это не самый страшный его враг. Может быть, страх и не является вашим другом, но если вы воспринимаете его как своего врага, то затрачиваете много энергии для того, чтобы обеспечивать собственную безопасность. Если страх преобразуется в чудовище, то оно имеет какой-то цвет. Огню, например, можно дать другую «пищу». Кто-то из моих пациентов сказал, что страх – это темнота, которая окружает его повсюду. Но он сумел заглянуть за эти черные облака, окутывавшие его.

Многие хронические больные воспринимают возможность поговорить о своем страхе с такой радостью, что даже одно это дает терапевтический эффект. Пациенты, зараженные СПИДом, порой имеют некоторый план, который включает в себя намерение совершить самоубийство. Чаще всего их останавливает не страх боли, а боязнь остаться живыми, но потерять независимость и трудоспособность. Я не хочу сейчас говорить о моральном аспекте этих мыслей. По их мнению, самоубийство принесет им облегчение, и эта мысль великолепно укладывается в их модель мышления. Нам необходимо преобразовать их страхи в какой-то объект, который перестанет парализовывать, перестанет быть врагом пациента.

Следующий этап – отделить физиологическую боль от того, что на самом деле является лишь страхом. Уже сама эта мысль может заметно уменьшить боль, и даже если в боли всего один процент страха, то работа с ним может принести хотя бы маленькое, но ощутимое облегчение. Хроническим больным вы тем самым создаете основу, на которую они могут опереться. Хроническая боль съедает всю нашу жизнь.

Должна сказать, что никогда не снимаю боль до конца. Но я уверена, что человек может управлять болью. Это совсем не одно и то же.

Физиологическая боль основана на трех компонентах: собственно боль, воспоминание о боли и предчувствие боли. Мы отлично помним боль, например, которую испытывали в зубоврачебном кабинете. Мы помним и более тонкие ощущения, например, когда облизывали край конверта и порезали язык или губу. Или когда нам делали укол, доза была достаточно большой и медсестре приходилось прикладывать усилия, чтобы «протолкнуть» лекарство в нашу руку. Поэтому, работая с хронической болью, вам необходимо отвести в сторону предчувствие боли и забыть воспоминания о боли, чтобы каждое болевое ощущение было новым, чтобы вы не помнили новой боли, не предчувствовали новую боль… Вы не будете ждать, что такое может произойти еще раз. Вам будет даже интересно, как долго это болевое ощущение продлится. Когда вы начинаете думать: «Интересно, долго ли продлится это ощущение?» или «Сильной ли будет эта боль?» – вы полностью меняете определение боли.

Все это является подготовкой в моей работе с болью. Все, что я предлагаю пациенту, всегда правда, на которую просто изменился угол зрения. Это, естественно, создает мне репутацию в глазах пациента, между нами устанавливается доверие. Я пытаюсь сообщить пациенту: «Я понимаю, что такое боль, и стараюсь научить тебя такому же взгляду на нее».

Теперь переходим к следующему этапу работы и обсуждаем, как же можно управлять болью. Обычно подготовка, занимающая целое занятие, вызывает у пациента нетерпение: что же последует за этим? Я предлагаю пациенту описать мне боль так, чтобы я ее действительно почувствовала. Например, приходит ко мне человек с болью в ногах, и я предлагаю: «Почувствуйте боль в своих ногах, усильте ее, сделайте так, чтобы я поняла, какова она». Клиент рассказывает о боли, которая словно разрывает его ноги, как его пятки чуть ли не осыпаются, и я чувствую, как ему больно, сопереживаю и хочу, чтобы он знал это. Я это делаю отчасти для того, чтобы он произнес значимые для него слова и описал ощущения. Я продолжаю поощрять пациента и предлагаю ему усилить боль, рассказывая мне обо всех ощущениях, потому что должна понять, с чем он имеет дело. Если человек концентрирует свое внимание на боли, то она естественно становится более реальной, более интенсивной. В этот момент я добивалась именно интенсивности ощущений. Когда я вижу по лицу, по глазам, что болевые ощущения достигли достаточно высокого уровня, то говорю пациенту: «Ну, хорошо, достаточно, а теперь верните все в прежнее состояние». Одновременно я сообщаю две важные вещи: мы можем управлять болью – если можно усиливать, то можно и уменьшать боль. Причем это делается в условиях отсутствия сопротивления, в процессе работы.

Я показываю, что боли пациента я не боюсь и готова работать с нею. Боль всегда влияет на близких больного. Он часто описывает свое состояние, а невозможность ему помочь делает эти признания еще более мучительными.

Теперь поговорим о гипнозе и об использовании трансовых состояний для работы с болью. Можно использовать директивные внушения: «Боль пропадает, вы больше ее не чувствуете». «Если вы обожгли руку, то можете опустить ее в холодную воду, и ваша боль пройдет». Прямое внушение хорошо тогда, когда человека настигла внезапная, сильная и резкая боль и если вы при этом можете представить себя как доверительную фигуру, фигуру власти. Очень эффективно работают врачи в приемных покоях, которые выработали достаточно властную, уверенную манеру разговора: «Так, прекратите, уберите эту боль у себя, чтобы я мог вас осмотреть!» Люди так хотят облегчения, что с удовольствием пойдут навстречу этому внушению и откликнутся на него. Одна из моих сестер работает врачом на «скорой помощи», она выработала и часто использует такой голос и его возможности.

Представляете: она – врач в белом халате, профессионал, а вы – пострадавший, который испытывает сильную боль и страх и ищет какого угодно облегчения и утешения. Однако мы работаем с пациентами другого типа, с людьми, более готовыми взаимодействовать, и работа возможна в перспективе. Поэтому в нашей ситуации косвенные внушения и обучение помогают гораздо больше.

Проанализирую некоторые конкретные интервенции.

Амнезия. Вы забываете боль. Помните, мы уже использовали такую модель: «Вы забываете, что нужно помнить, и вспоминать, что нужно забывать». Мы забываем вспоминать об очень многом и так же можем забыть вспомнить боль. Например, я обуваю туфли, в которых мне не очень удобно, и хожу целый день, забыв о том, как больно и неудобно ноге. Человек, страдающий от головной боли, порой забывает о ней, начиная смотреть телевизор.

Очень часто в хронической боли присутствует предчувствие боли. Вы просыпаетесь утром и говорите себе: «Ой, так неохота вставать, ведь сейчас все заболит!» Но если вы забудете об этом предчувствии, то боль не придет. В Америке лет 15 назад очень широко использовались жесткие пластмассовые бигуди примерно двух сантиметров в диаметре, которые удерживали волосы с помощью штыречков, торчащих в разные стороны, как иглы дикобраза, и резинки. Перед сном женщина накручивала волосы на бигуди и всю ночь совершенно не чувствовала боли, а ведь это настоящая пытка – спать на таких штырьках. Даже если у вас, в России, не было подобных примеров, вы наверняка можете вспомнить нечто похожее.

Мы забываем чувствовать, как очки давят на переносицу. После того как вы переходите на контактные линзы и привыкаете к ним, вы можете еще долго «поправлять» очки на переносице привычным жестом – вы просто забыли вспомнить. Все эти примеры еще раз доказывают, что вы можете забыть вспомнить хроническую боль.

Другая техника – диссоциация. Можно попробовать вернуться в то место или время, в котором еще нет боли. Можно попробовать вынести боль в какое-то другое место. Или отдать свою боль чудовищу, которое олицетворяет ваш страх, и вынести их обоих за пределы себя.

Хронический больной часто не помнит то время, когда у него что-то не болело, и очень большим облегчением бывает возможность вспомнить тот период, когда он был свободен от боли. Один юноша, мой пациент, очень любил вспоминать, как он ехал в горах на маленьком грузовичке и ветер обдувал его лицо. Эта картика представляла образ времени, в котором он был здоров.

Другой способ – перемещение боли. Можно передвинуть боль из ноги в руку, из ступни – в колено. Иногда мы делаем это автоматически. Вы забивали гвоздь и стукнули себя молотком по пальцу – автоматически закусили губу, тем самым «перемещая» боль в другое место. Когда вы передвигаете боль из ступни в колено, не уменьшая ее, вы уже приобретаете способ контролирования боли. Теперь вы можете, например, накопить боль из всего тела в каком-нибудь одном месте.

Следующий способ, который мне нравится больше всего, – «подмена». Попробуйте подменить ощущение боли на какое-то другое, не столь болезненное. Я упоминала о человеке, у которого невероятно сильно болели ноги: взрывались от боли кости и растирались в порошок пятки. Его любимая техника заключалась в том, чтобы представлять, как теплое масло стекает по его ногам. Ему очень приятно чувствовать, так снимается острота боли. Один из образов, который мы с ним создали, – капли дождя, стекающие по открытой форточке на подоконник. Они капают по одной капельке, но образуют наконец небольшую лужицу. Мой пациент использует эту технику самостоятельно: представляет, что масло так же, как вода, стекает по его ногам и образует приятную теплую лужицу. Вместе с маслом с его ног стекает боль – все это естественно происходит как гипнотическая галлюцинация. Когда боль сильнее, то капли бегут быстрее, когда слабее, то медленнее.

Мы автоматически умеем менять свои ощущения: если вы споткнулись и ушибли коленку, то начинаете ее растирать. Больные артритом знают, насколько приятно бывает одеть на больную руку теплую перчатку или погрузиться в теплую ванну. Я не добавляю эти ощущения, а только усиливаю их.

Еще одна техника – интерпретация или переименование. Естественно, если мы накручиваем волосы на бигуди и потом спим на них или обуваем тесные ботинки, то вовсе не для того, чтобы испытывать болевые ощущения.

Я была подростком, когда отец взял меня и моего брата на экскурсию к очень глубокому кратеру. Мы с братом захотели спуститься вниз и сложить из камней свои инициалы. В это время было не очень холодно, но шел снег, который тут же таял на руках, лице и одежде.

Если бы мне кто-нибудь предложил спуститься в кратер и под снегом и дождем таскать какие-то камни, я бы отказалась – это трудно, больно и неприятно. Камни были достаточно тяжелыми, и мы поранили об них руки. Но мы получали удовольствие от всего процесса.

Еще одна очень полезная техника – искажение времени. Мы все занимаемся этим: наше внутреннее время не связано со временем по часам, его восприятие меняется в зависимости от обстоятельств.

Таким образом, можно «сжимать» периоды боли и «продлевать» периоды без боли. Мне очень нравится образ набегающих на пляж волн. Волна накатывает и отступает, затем следующая, и опять, и опять… И тишина… Поэтому можно удлинить промежуток между волнами. Мы все, наверное, наблюдали волны: одна захватывает больший кусочек пляжа, другая – меньший… Вы можете попробовать представить себе эту картинку в виде диаграммы, в которой ровные участки сменяются всплесками. Можно увеличить ровные участки за счет роста «всплесков» в высоту. Тогда болевые ощущения могут усилиться, но лишь на короткое время. Идеалом тогда будут кратковременные сильные болевые «всплески», а затем – долговременное «плато» без боли.

Фактически, мы берем естественное предчувствие периода боли и заменяем его на предчувствие периода без боли. Это достаточно сильное изменение точки зрения, помогающее облегчить страдания пациента. Ждать боль гораздо тяжелее, чем чувствовать боль, зная, что она закончится в следующий момент.

Следующий прием – внушение уменьшающейся боли. Может быть, ваша боль уменьшится совсем немножко, может быть, только на один процент. (Интересно, вы сможете понять, что она уменьшилась на один процент?) Интересно, боль меньше, чем была на прошлой неделе? Меньше, чем вы ощущали минуту назад? Интересно, на сколько надо уменьшиться вашей боли, чтобы вы обратили внимание на это уменьшение? Если бы мы оценивали эти изменения по десятибалльной шкале и отсчитывали по ней изменения в сторону уменьшения: десять, девять, восемь, семь… – в какой момент вы почувствовали бы улучшение?

Вам нужно добиться, чтобы пациент начал экспериментировать с болью. Если он начнет воспринимать ее как что-то, захватывающее его всего целиком, то он сдастся. Необходимо изменить его взгляд на боль – предложить ему новую возможность отношения к боли, возможность экспериментировать с ней.

Еще одна грань управления болью такова: боль может становиться настолько сильной, что начинает беспокоить вас в самые разные моменты жизни, в том числе во сне. У человека должно быть достаточно времени, чтобы хорошо высыпаться и восстановить свою энергию.

Это практически новый вопрос, потому что почти у каждого хронического больного бывают нарушения сна. Получается замкнутый круг, и я всегда настаиваю, что полноценный сон – одна из главнейших возможностей облегчения состояния.

Иногда люди описывают сон как засыпание и просыпание. Сон также может быть похож на транс – погружения и выныривания. В других случаях человек может просыпаться среди ночи и снова засыпать или вертеться без сна всю ночь. Тогда я предлагаю относиться к этим перерывам во сне следующим образом. Иногда вам бывает нужно встать рано утром, а вы просыпаетесь на час раньше и понимаете, что у вас еще есть час времени – какое восхитительно ощущение! Теперь, если вы проснулись в два часа ночи, можете подумать: «Как здорово! Я могу еще спать более четырех часов!»

Люди могут спать где угодно: в машине, в самолете, на полу, в бигуди, в постели. Поэтому вы можете проспать очень много своей боли. Не забывайте, что цель боли – отслеживать нездоровые участки в вашем теле. Поэтому я прошу вас научиться перед отходом ко сну смотреть на свою руку, не важно какую, входить в состояние транса и говорить себе: «Соединение моего большого и указательного пальца говорит о том, что я хорошо выспался, у меня не было боли. Если соприкоснутся большой и средний палец, значит, у меня что-то немножко болело. Соединение большого и безымянного пальца означает, что у меня ночью действительно что-то сильно болело и нужно быть осторожным. А большой и мизинец означают, что боли было очень много, мне нужно позаботиться о себе и сделать сегодняшний день более легким для себя». Утром вы обязательно должны посмотреть на свою руку и понять, можно ли сегодня вести себя достаточно свободно или необходимо сделать день более легким из-за той боли, которую вы испытали. Таким образом, вы сможете отслеживать состояние своего тела, отслеживать боль, не теряя сна и не ухудшая своего общего самочувствия.

Многие из нас, у кого были маленькие дети, знают, что можно великолепно выспаться, но в течение всей ночи отлично представлять, как спит рядом малыш.

Вопрос из зала: Каким образом Вы работаете с людьми, у которых боль является признаком расстройства психики?

Бетти: В настоящее время у меня как раз есть такой пациент. Поскольку он испытывает боль в бедре, то у него есть различные варианты вторичной выгоды. С такими людьми я обычно работаю двояко. Сначала необходимо рассмотреть присутствие вторичной выгоды, но нельзя делать это напрямую. У моего пациента таким образом появляется возможность не работать. Я еще раз хочу напомнить, что никогда не снимаю боль, а учу людей работать с ней, использовать ее более эффективно. Например, я никогда не снимаю головную боль, потому что иметь ее иногда даже полезно. В Америке есть шутка: «Только не сегодня ночью дорогой, очень голова болит!»

Сначала я даю пациенту возможность самостоятельно работать с болью, а потом уже стараюсь помочь ему разобраться в его психологических проблемах. Это сложно, потому что у таких людей всегда бывает сформирована достаточно стройная схема, которая великолепно работает в жизни, она их устраивает и защищает в полной мере.

Сейчас я хочу продемонстрировать транс, продолжающий тему изменения температуры рук. Поэтому аудиторию я прошу восстановить для себя прежнее состояние на том уровне, который позволяет интеллектуально отслеживать происходящее и все запомнить. После этого мы будем работать в парах, поэтому ваш нынешний транс – это в значительной мере подготовка к тому, который вы будете наводить на вашего партнера.

Может быть, вы будете делать это другими словами или используете другой способ для наведения транса на вашего партнера, но он должен научиться изменять физические ощущения каким-то удобным способом.