ВОЗРАСТНАЯ РЕГРЕССИЯ

Транс «Возрастная регрессия»

Я хочу привести пример возрастной регрессии, цель которой состояла в том, чтобы «исправить» что-то в прошлом клиента. Вы, конечно, понимаете, что когда мы с вами делали упражнение, у нас было много случаев возрастной регрессии. Мы «качались на качелях», вспоминали запах бабушкиного печенья, свое возвращение из школы с хорошими оценками и свою гордость этим. Или, например, о том, что школьный учитель рассказал всем, как замечательно сделана наша работа, и повесил ее на стенку. Все это маленькие примеры возрастной регрессии, для которых совершенно не обязательно формально наводить транс.

Иногда мои пациенты приходят ко мне и «заказывают» вспомнить то, что было в прошлом, чтобы понять, что же там произошло, или чтобы изменить немного эти воспоминания. Память очень избирательна: иногда мы запоминаем только то, что приятно, иногда наслаиваются рассказы других очевидцев, иногда мы даже путаем память со снами. Когда мы об этом думаем достаточно часто, то становится трудно определить, откуда же это все взялось. Если у вас много братьев и сестер, то может оказаться, что ваши воспоминания совершенно не совпадают.

Я, например, отлично знаю, что мой брат был любимчиком родителей, он же считает наоборот. У каждого имеется длиннейший список претензий, когда одного из нас предпочли другому. Однажды двое моих уже взрослых детей обсуждали, когда я их последний раз нашлепала. Они были уверены, что меня в комнате нет. В это время мы жили в доме, в котором была конюшня, недалеко был выгон, а совсем рядом жил конюх. Майкл сказал: «Мама как-то вернулась с вечеринки в семь вечера, сразу прошла на задний двор, схватила нас, втащила в комнату и отшлепала». Дочь ответила: «Да, помню-помню». Сын: «Я только не понимаю, за что она нас наказала?» Дочь: «Ты что, родителей не знаешь?!» На этом беседа закончилась.

В этот момент я не выдержала, вышла и сказала: «А я вот помню, в чем было дело. Отец был в командировке. Я возвращалась с вечеринки часов в одиннадцать и, подъезжая к дому, увидела, как горит забор, лошади, выскочив из конюшни, носятся по заднему двору, а конюх с помощником стараются этот огонь потушить. Один из вас стоял, держа в руке факел, а другой – ведерко с лягушками. После этого я и схватила вас, затушила факел, выпустила лягушек, потащила наверх и выпорола. В тот момент мне казалось, что вам не надо объяснять, за что». Воцарилась тишина. Мой сын посмотрел на меня и сказал: «У тебя не было батареек в фонарике, ты поздно возвращалась, и нам пришлось зажечь факел, чтобы ты видела, куда идти».

Потом они вспомнили, что действительно зажгли факел, потому что в фонарике не было батареек. Но это был фонарик сына, с помощью которого они хотели наловить лягушек. И если бы я случайно не услышала их разговор, то, наверное, до сегодняшнего дня они считали бы, что досталось им совершенно ни за что.

Поэтому я не очень люблю восстанавливать в людях воспоминания – они слишком часто бывают неточными. Хотя, естественно, не отвергаю роль этих воспоминаний. В США сейчас очень интенсивно обсуждается тема восстановления воспоминаний, особенно в контексте сексуального насилия и других травматических событий прошлого. Я считаю, что мы не должны концентрировать свое внимание на этом. Многие полагают, что под гипнозом нельзя соврать, но это не так. Это требует некоторой работы, но в целом возможно.

Тем не менее использовать возрастную регрессию можно столь же эффективно, как и прогрессию в будущее. С моей точки зрения, регрессия нужна для того, чтобы «заживлять» раны прошлого. Это структурная интервенция, которую я использую со многими своими клиентами, когда проблема очевидным образом исходит из прошлого и влияет на настоящее. Обычно такая работа занимает несколько недель, однако наш семинар значительно короче. Поэтому я представлю вам сокращенную версию. (Просит выйти добровольца.)

Бетти: Как вас зовут?

Участник: Виктор.

Бетти: Вы уже работали с трансами?

Виктор: Наверно, очень мало.

Бетти: А чем вы занимаетесь?

Виктор: Я бизнесмен.

Бетти: Когда вам приходилось работать с трансами?

Виктор: Я вчера, наверное, почувствовал его, в вашем наведении. Сейчас, наверное, достаточно вспомнить блеск ваших глаз, чтобы уйти… или уплыть.

Бетти: Очень хорошо (смеется). Это приятно, когда работаешь с хорошим пациентом. Однако меня больше всего интересует, чтобы вы получили то, что хотите получить на семинаре. Так же, как и в трансах, которые мы демонстрировали до этого, я совсем не важна. Важно то, что вы получаете, то, что вы берете себе. Вы знаете это?

Виктор: Да.

Бетти: Вы, конечно, понимаете, что вокруг много зрителей, заинтересованных в происходящем, но они тоже не имеют значения.

Виктор: Мы одни.

Бетти: Молодец, но скорее вы… и вы. Сам с собой. Хорошо. Я хочу, чтобы транс у вас получился хорошим. Вы знаете, что можете находиться в трансе и одновременно осознавать происходящее… У вас могут быть прекрасные ощущения от транса, несмотря на то, что в голове вы прислушиваетесь, продумываете происходящее. Эти логические процессы никоим образом не могут повлиять на прекрасные ощущения внутри вас. Вы нервничаете?

Виктор: Новые ощущения и… да, наверное, немного. Я не знаю, какие будут ощущения… Я чего-то жду… может быть, поэтому…

Бетти: Но если вы чего-то ожидаете, то можете разочароваться. Причина всех разочарований – не оправдавшиеся надежды.

Виктор: Хорошо, я не буду ничего ждать. Мне ничего не надо.

Бетти: Мы посмотрим, что будет происходить. Чтобы не было разочарований, не должно быть надежд. Единственное, что я могу обещать вам, – что ваш транс будет приятным, вы достаточно хороший субъект для этого. Но все остальное – скорее пена, чем настоящий смысл. Поэтому сейчас я хочу, чтобы вы погрузились в хороший транс. Если хотите, можете положить руки на колени… иногда у нашего бессознательного цели другие, чем у сознания… Я хочу убедиться, что ваше сознание и бесознательное это понимают… Если вы приподнимете палец на правой руке, это будет означать «нет», а приподнятый палец левой руки – «да»… Любой приподнятый большой палец будет означать «подождите» или «остановитесь»… Хорошо?..

Виктор: Можно договориться по-другому? Указательный палец любой руки – «да», мизинец – «нет», а большой палец – так, как вы предложили.

Бетти: Замечательно. Теперь мы оба понимаем, что любой указательный палец – это «да», мизинец – это «нет», а большой палец – «подождите» или «остановитесь». Возможно, вам и не потребуется подавать никаких сигналов. Мне хотелось только быть уверенной, что у вас эта возможность существует. Потому что все, что мы сделаем, – это погрузимся в транс, а я буду предлагать вам какие-то ситуации, и если вам это понравится, вы можете это сделать. Поэтому я хочу, чтобы вы погрузились в транс и чувствовали себя при этом защищенным… знали что можете остановить меня в любой момент… Мы никуда не отправимся, куда вам не захочется… и поэтому, когда вы будете готовы погрузиться в приятный транс… вы можете глубоко вздохнуть… и тогда потихонечку на вас будет накатываться транс… вот так… (Виктор сидел прямо, глядя перед собой, к концу этой фразы его голова буквально упала на грудь.)

Вы можете слушать мой голос, когда уходите глубже… Вы можете поэкспериментировать со своими собственными способами погружения в транс… Иногда людям нравится считать: четыре, три, два, один, пять, четыре, два, один, пять… Иногда люди испытывают ощущение погружения… А сейчас все это принадлежит вам, и вы можете уходить глубже… так, как вам это больше нравится… как вы больше захотите… Вот так… И с каждым дыханием… вы погружаетесь все больше… несмотря на то, что часть вас все равно может продумывать происходящее… Но все остальное можно отпустить… все остальное погружается в приятный, удобный транс… Вы можете выходить из него и погружаться вновь… четыре, три, два, один, пять… три, два, один, пять… или же можно плыть… или отделять слои сознания… отрывать этот кусочек… и этот кусочек… И когда вы будете готовы… когда вы достигнете приятного уровня, на котором захотите узнать что-то, вы можете дать мне знать… А может быть, что важнее, дать знать самому себе… Вы можете подвигаться… глубоко вздохнуть, а затем вернуться туда же, но на шаг глубже… еще на шаг глубже… вниз по этой дороге погружения в транс… И когда вы будете готовы… вы можете глубоко-глубоко вдохнуть… а может быть, немножко поднять свой указательный палец… или же сказать, что вам нужно больше времени, приподняв мизинец… (Виктор приподнимает указательный палец.) Вот так… и еще немножко глубже…

Теперь, когда вы сидите на этом стуле, Виктор… взрослый мужчина, со своей взрослой мудростью… проживший так много… человек, который встает утром… ложится спать вечером… в течение дня общается с людьми… все время этот взрослый Виктор собирает всю мудрость и знания… вы знаете это, не правда ли?.. Мы накапливаем в себе мудрость… мы знаем, что это взрослая мудрость… мы живем в этом взрослом состоянии… сидим на этом взрослом стуле… но при этом мы можем перенестись в другое время… в то время, когда другой Виктор может вернуться за тем, что ему необходимо… Я не знаю, что нужно этому Виктору… как он выглядит и сколько ему лет… Может, это маленький мальчик, может, подросток или юноша, а может быть, совсем младенец… Совершенно другое время… другое место… где этот Виктор может взять то, что ему необходимо… Может быть, это любовь или приятное воспоминание, может быть, знание или образование… может быть, он получит разрешение или надежду… может быть, силу… но что-то ему нужно… И вот он там… в другом времени… в другом месте… совершенно другой… не похожий на взрослого Виктора… Он там, в том месте, в котором необходимо, получая что-то… надежду, любовь, дружбу, приятные ощущения, а может быть, знание… Другой Виктор… в другом времени, в другом месте… может быть, немного испуганный… может быть, немного грустный, чувствующий себя одиноко… А этот взрослый Виктор, который владеет всеми знаниями взрослого человека, взрослой мудростью… знает, что тому, другому Виктору так нужно получить… Он знает, как ему это дать… не очень быстро… не слишком много… может быть, это что-то приятное… может быть, кто-то подержит за руку… может быть, это какая-то информация… может быть, надо будет постоять с кем-то… Просто получит немного из того, что ему надо… в том месте и времени… где этому другому Виктору нужно получить что-то… а вы можете ему дать… дадите ли вы ему немного того, что ему так не хватает?.. (Виктор приподнимает указательные пальцы.)

Вот так… немножко… не слишком много… этому другому Виктору, может быть, нужно больше… но он всегда может вернуться… и взять это еще раз… И взрослый Виктор может отойти и возвратиться… а тот маленький Виктор знает, что вы вернетесь… вы тоже знаете это, потому что вы улыбаетесь… И это только начало… А теперь вы можете вернуться из этого места и войти в своего прежнего, взрослого Виктора… и осторожно, не торопясь, отступать обратно, в эту комнату… в эту комнату, которую вы во время своего путешествия никогда не забывали, но которая становилась такой неважной для вашего сознания… Но мы еще вернемся… туда, потому что там есть еще многое из того, что нам нужно… и даже не надо прощаться с тем Виктором… зная, что вы еще вернетесь… поэтому вам сейчас так легко уйти… Затем вы можете начать возвращаться из этого транса, зная что мы можем вернуться туда опять… зная, что вы можете самостоятельно вернуться туда снова и снова… (пауза) И я понимаю, как бывает нелегко уйти… какой приятный транс… но он повторится… вот так… Возвращайтесь… еще немножко назад… еще назад… И вы начинаете прислушиваться к шуму в комнате и шуршанию… Может быть, у вас бурчит в животе, потому что вы проголодались… (Виктор резко открывает глаза.)

Виктор: Да, это то, что меня быстро выведет из транса.

Бетти: Вы прекрасный субъект, если вы захотите закончить транс как-то по-другому, то мы можем это сделать еще раз.

Мы увидели первую половину интервенции, призванной помочь людям с проблемами, имеющими корни в прошлом. Как вы видите, мне и даже клиенту не обязательно знать, в чем проблема. Работа происходит и без знания этих деталей. Если Виктор захочет, то мы покажем и вторую половину.

Виктор: Да, конечно.

Бетти: Иногда после двух-трех сеансов клиент говорит мне более конкретные вещи, связанные с этой проблемой, а иногда нет. Мы переходим к следующей стадии. Порой эта работа занимает лишь часть сеанса, а остальное время мы разговариваем о том, что может нам помочь, занимаемся подготовкой к трансу, сбором материала. Иногда клиенты рассказывают мне о том, что произошло в трансе, иногда они ничего не видят, иногда бывает целое море впечатлений. Но чаще всего, выходя из транса, клиенты говорят: «Он (или она) так одинок!» Мне кажется, под одиночеством в этом случае понимается гораздо больше.

Итак, вы можете представить, что мы уже работали два-три раза? Теперь проделаем это еще раз. Это значит, что вы снова должны войти в транс. А к этому времени вы уже так хорошо попрактиковались, что умеете входить в это состояние очень быстро. Не имеют никакого значения люди, сидящие в аудитории, разные шумы и шорохи. Вы знаете, что у вас есть граница, за которую вы не хотите и не будете переступать. И так приятно, когда вы погружаетесь в это состояние транса… когда вы сидели здесь, ощущая себя взрослым человеком… обладателем большого опыта… большой мудрости, которую вы впитали в себя в течение всех лет вашей жизни… Вы помните, что можете выходить из транса и входить в него снова… Для меня это самое приятное состояние… входить и выходить… входить и выходить… И затем вы можете снова пойти вниз… вот так… очень хорошо… И так же, как и раньше… указательный палец любой руки означает «да», а мизинец – «нет» … большой палец любой руки будет означать «подождите» или «остановитесь»… Эти сигналы могут прийти от вашего сознания или бессознательного… но можно и забыть о них… Если бессознательное захочет что-то показать нам, то оно покажет… потому что бессознательное такое мудрое… в нем хранится все, что вы видели, все, что вы делали… Оно очень беспокоится о вашем здоровье… Иногда бессознательное немного залипает в своем желании достичь ваших целей… но оно очень оберегает ваше здоровье… и хочет только наилучшего…

И вы можете погружаться глубже… и на этот раз, когда вы погружаетесь так глубоко, а взрослый Виктор сидит здесь… взрослый Виктор, у которого так много опыта и житейской мудрости… И вы уходите глубже… мимо времен, событий… вы проходите мимо далеких мест и находите то место, где другой Виктор ждет вас… тот человек, которому вы можете дать что-то… и мы уже однажды это делали… В каком-то глубоком, далеком, темном месте… где был другой Виктор, которому что-то было нужно… который что-то хотел и получил от вас… вы дали ему то, что ему было нужно… вы – человек взрослый и мудрый… и на ваших губах появилась улыбка, когда вы поняли, что вернетесь в это место еще… вот так… Вы можете идти глубже… с глубоким вздохом вы опускаетесь еще ниже… и можете слушать, не прислушиваясь… В прошлый раз мой голос растворился и перестал что-либо значить для вашего сознания… Вы проходите мимо этого места и еще глубже… Вы можете видеть и слышать и чувствовать того, другого Виктора, которому нужно что-то от вас… Вы можете увидеть отличия между вами… может быть, он выше и сильнее… может быть, плечи у него прямее… может быть, лицо более гладкое… и в глазах большая ясность… потому что он получил от вас, взрослого Виктора, что-то необходимое…

И ваше сознание и ваше бессознательное могут работать сейчас совместно… и много раз… И во многих местах… маленький Виктор оставался один… ему чего-то очень хотелось и он не мог это получить… он испытывал эту боль… И вот, когда взрослый Виктор сидит здесь… он знает, как передать то, чего так недостает там… и он знает, к каким это изменениям приводит… Он сильнее, ему приятнее, его плечи расправляются… И вы можете пойти и найти в прошлом много мест и событий, в некоторых из них присутствует страх, в других – боль… в третьих – одиночество… в других – что-то неясное… в пятых – ощущение нелюбви или недостатка свободы…

Мой голос проплывает сквозь вас, и вы остаетесь в глубоком трансе… и есть много мест, где взрослый Виктор имеет так много того, что не хватает этому мальчику… В этот раз вы можете дать больше и быстрее… дать все, чего не хватает… вот так… Вы можете оставаться так глубоко… и видеть, или чувствовать, или знать… как происходят изменения по мере того, как вы даете то, чего там недоставало… И этот маленький Виктор чувствует себя лучше и сильнее, и у того меньше боли… и другой чувствует себя лучше… и все это сделали вы!.. И вы можете это делать одну минуту или больше… или можете пойти глубже и глубже… главное, чтобы не было никакого сопротивления… чтобы было ровное течение… И в какой-то момент вы увидите, или почувствуете, или узнаете того Виктора… Вы знаете, что он чувствует себя плохо… или чем-то напуган… может, он одинок… или у него что-то болит… Может быть, вам захочется подойти еще ближе к тому Виктору и дать ему даже больше… потому что взрослый Виктор может это сделать… и вы дали что-нибудь из того, чего ему не хватало… И изменения, которые вы видите, которые вы чувствуете, о которых вы знаете – они хорошие?.. очень хорошо…

А теперь вы снова можете начать выходить назад… Все эти Викторы знают, что вы вернетесь… и вы знаете, что вы вернетесь… и вы можете им улыбнуться… или же просто ускользнуть незамеченным… или просто улыбнуться самому себе… потому что вы дали им то, чего им не хватало… вы увидели в них некоторые изменения, которые так понравились взрослому Виктору… И это приятно… Разве это не приятно для вас?.. Вам приятно это?.. Очень хорошо… Вам не обязательно прощаться с ними… вы вернетесь… И теперь вы можете слышать маленькие шумы в комнате и мой голос более отчетливо… Все еще оставаясь в трансе, вы можете открыть глаза… посмотреть на людей, сидящих вокруг, все еще оставаясь в трансе… Привет!..

И есть еще одна важная часть этого… и мне хотелось бы, чтобы вы получили ее… Для этого надо посмотреть вокруг на людей… вспомнить, где вы… а затем вы можете снова вернуться в этот приятный транс… Очень хорошо… великолепно… Вернуться в такой глубокий транс так быстро и так легко… Как многому вы научились… и теперь, когда вы идете глубже и глубже по этому знакомому для вас трансу, всматриваясь в знакомые события и места… где так же присутствует другой Виктор, поменьше… Вы находите те случаи, когда маленькому Вите не хватало чего-то, он был напуган или у него что-то болело… Вы проходите те времена и места, где уже были… и видите, и чувствуете, и узнаете тех, других Викторов, которым вы уже что-то подарили… Вы видите, как они изменились… стали сильнее, выше, прямее… они лучше себя чувствуют… Вы можете на секундочку остановиться здесь… потому что тот Виктор… вон там… хочет поблагодарить вас… он хочет сказать «спасибо» этому взрослому Виктору, который дал ему то, чего ему так не хватало… И вы можете принять эту благодарность от него… и вы чувствуете эту благодарность… вы получаете ее с радостью… и это так приятно знать взрослому Виктору…

Вы можете подождать там… потому что есть еще один, который хочет поблагодарить вас… Вы дали что-то ему, и он должен вернуть вам что-то… И он взял это от вас… вы должны принять его благодарность… Это так приятно понимать взрослому Виктору… И теперь, когда вы проходите даже глубже… мимо многих-многих маленьких Викторов, которые когда-то страдали от боли, которые боялись пустоты и одиночества… теперь вы проходите мимо них и видите, как они изменились, и получаете от каждого благодарность… Это так приятно чувствовать… Разве нет?.. Да!.. Да!.. Некоторые из Викторов, которые поблагодарили вас за то, что получили… даже не замечают вас… Так оно и должно быть… Многие из них… так сильно и глубоко связаны с вами… Я не думаю, что вы все раздали, что им недоставало… И они еще не успели правильно и полностью поблагодарить вас… Но некоторые из них продолжают оставаться тем ребенком, которым был Виктор, но теперь уже, не задумываясь о боли, одиночестве… не думая о том, чего им когда-то не хватало… они знают, что им это уже дали… из будущего их одарили… вот так… Это очень хорошая работа… Обязательно принимайте их благодарность… обязательно получайте удовольствие, принимая их благодарность… потому что это последний подарок…

И вы знаете, что можете проделывать это снова и снова… и что я вам не нужна для этого… Очень хорошо!.. Замечательно… Где-то там, в глубине своего сознания, вы не в трансе… вы все осознаете… А теперь настает время… для того, чтобы оставить маленьких других Викторов… или же остаться там на некоторое время, чтобы почувствовать, увидеть их опять… Вы знаете, что можете навещать их всегда… они знают, что вы вернетесь еще и еще… Так тяжело уйти?.. (Виктор приподнимает мизинец.) не торопясь… по-своему… возвращаясь… по-новому организуя себя… вы идете по дороге назад… вы видите, как слезы превратились в улыбки… И вы возвращаетесь… Мне кажется вам, не хочется возвращаться…

Виктор: Конечно, мне не хочется возвращаться!

Бетти: Какой хороший ответ! Вы окончательно вернулись?

Виктор: Да.

Бетти: И зрители тоже вернулись?

Виктор: Да, вот сидят улыбаются!

Бетти: Вы проделали прекрасную работу. Это была очень интересная демонстрация. Вы хотели бы что-нибудь сказать мне или зрителям?

Виктор: А в этом есть необходимость?

Бетти: Абсолютно никакой.

Виктор: Не знаю. Если сравнить первый транс и второй, то сейчас я хотя и не видел точно этого маленького Виктора, но в руках у меня было то, что я мог ему дать. Это была конфетка. Второму, у которого что-то болело, я дал таблетку. Мне показалось, что я ему помог, а эта сволочь взяла и камнем в меня кинула за это. Представляете? Но постепенно приходит понимание, за что он меня так. Картинки были неясные, звуков не было. Но есть ощущение, что я могу туда возвращаться, и знаю, как это делать. Я знаю, где это, как туда попасть и что я должен дать, получить благодарность взамен, конечно, желательно в более приятной форме.

Бетти: Вы знаете, кто он, тот, который бросил камень?

Виктор: Да. Ему было очень плохо. Я дал ему таблетку, и ему стало хорошо. Он вообще не хотел на меня реагировать, а я стоял возле забора и чего-то просил. Может быть, он просто кинул камнем в моем направлении, но не в меня? А может быть, это сигнал к тому, что не всегда нужно ждать от людей благодарности и благодарить за добро.

Бетти: А может быть, когда вы что-то кому-то даете, то оказываетесь уязвимым, потому что предлагаете. А иногда, когда мы уязвимы, мы ждем наказания за такую открытость. Как бы вы обошлись с этим мальчиком, которому вы помогли, а он бросил в вас камнем? Может, ему нравится, когда о нем заботятся, но он боится почувствовать себя уязвимым. Гораздо проще разозлиться, рассердиться, чем рисковать открытым сердцем. В Америке есть девочки-скауты, которые готовят печенья и продают их, разнося по домам. Иногда взрослые шутят над этими маленькими девочками. Когда такая малышка стучит в дом, она очень боится, что ее обидят. Она говорит: «Вы, конечно, не хотите купить мои печенья?» И добрые, заботливые, любящие взрослые говорят: «Конечно, я хочу их купить!» И тогда девочки чувствуют себя намного лучше.

Вопрос из зала: Во время транса Вы называли пациента Виктор – «маленький», «нынешний» – постоянно Виктор, а не Витя, например. Не считаете ли Вы, что это могло вызывать какое-то напряжение?

Бетти: Он сам лучше ответит на этот вопрос. Могу сказать, что не хотела бы, погружаясь с клиентом в прошлое, к моменту какой-либо травмы, приближать его к ней еще больше, называя тем именем, которым его звали в это время. Я постоянно останавливаю клиента, напоминая о том, что он находится здесь и сейчас, со всеми своими взрослыми возможностями. Как бы Вы, Виктор, ответили на этот вопрос?

Виктор: Может быть, ты заметил, один раз я слышал свое детское имя – Витя. Мне это было приятно, и я ушел еще глубже. Но, вероятно, Бетти не хотела, чтобы я уходил чересчур далеко. Я не понял, кто это сказал, Бетти или переводчик, но сразу же испытал такое огромное чувство доверия. Было очень приятно.

Вопрос из зала: Ставили ли Вы перед собой строго определенную цель? Изменилось ли для Вас что-нибудь после первой сессии?

Виктор: Я формулировал для себя проблему, которую хотел решить абсолютно четко еще в тот момент, когда Бетти заговорила о возрастной регрессии, еще даже не будучи «пациентом». Когда же я сел на этот стул, Бетти сказала, что я могу взять оттуда больше… И я загорелся: решить одну проблему процентов на 30 или наметить пути для решения 50 – 60 проблем, пусть на полпроцента каждую? Конечно, я выбрал второй путь.

Бетти: А теперь я хотела бы, чтобы через несколько минут, когда мы будем еще говорить о трансе, чтобы вы погрузились в транс на несколько минут. Но так же, как нам не нужно понимать, как вода попадает на верхушку ствола, так же и вы не будете обращать на мои слова никакого внимания, как на звуки ветра, который теребит ветку у окна. Может быть, вы услышите одно-два слова, но они не будут означать для вас ничего.

Психология bookap

Виктор: Да, конечно.

Бетти: Я бы хотела сказать о благодарности, которую вы получали в трансе. Ее ни в коем случае нельзя упускать. Когда вы общаетесь с бессознательным, то оно реагирует по принципу «да»-»нет». А в детском понимании мы ничего не даем, не получая взамен. Дети по-особому понимают честность: для них получить что-то подразумевает обязанность что-то отдать. То есть это не только интеграция, но и то, что в детском понимании называется честностью. Благодарить и получать благодарность – весьма важная практика в том, чтобы чувствовать себя уязвимым – в этот момент я открыта и меня можно легко ранить. Получая благодарность, мы, кроме того, практикуемся в получении удовольствия от чего-то хорошего, сделанного нами.