4. ТЕРАПЕВТИЧЕСКИЕ ИНТЕРВЕНЦИИ ПРОБЛЕМЫ ОБЩЕНИЯ И ПРИНЯТИЯ РЕШЕНИЙ


...

Наведение «Улучшение коммуникации»

Бетти: У меня есть заказ на наведение для улучшения коммуникации. Сергей хотел бы научиться лучше общаться с авторитетными людьми, с начальством. Одну из своих проблем он называет «синдром бешеного зайца» – проявления наглости без малейших на то оснований в присутствии руководства. Второй стереотип, действующий при общении с руководством, – виноватая, просящая, не имеющая ни на что прав «размазня».

Если бы у тебя была шкала от одного до десяти, на сколько ты оценил бы беспокойство от этой проблемы?

Сергей: Ближе к шести. Это не самая большая моя проблема.

Бетти: Это похоже на болячку, которая, заживая, все время чешется, да? Или на муху: ты ешь, а она все время летает перед лицом? Мне нужна твоя помощь. Я хочу, чтобы ты мне это объяснил так точно, как только можешь.

Иногда начальство приходится о чем-то просить… Даже достаточно часто… Это можно сделать, как просишь, например, своих товарищей или домашних о чем-то… Я знаю, о чем прошу, знаю, как это делать… А с начальством – раз… и все…

Ты боишься своего шефа?

Сергей: Да, вроде бы нет… Не страшный он совсем…

Бетти: А он хороший начальник?

Сергей: Да!

Бетти: Иногда очень мудро бывает не ходить к начальству с наглым видом. Итак, ты хотел бы более комфортно чувствовать себя в ситуациях, когда ты просишь что-то, на что, в принципе, имеешь право. А как ты узнаешь сегодня, помогла тебе наша работа или нет?

Сергей: Авторитеты и здесь есть.

Бетти: Отлично! Поправь меня, если я тебя неправильно поняла: если ты сегодня будешь общаться с кем-то достаточно авторитетным, а внутри у тебя будет достаточно «гладкости», то это будет показатель успеха. Хорошо. Теперь я хочу, чтобы ты… А ты когда-нибудь в транс впадал? Когда я работала с публикой, у тебя тоже получалось, да? Замечательно! Ты хочешь, чтобы руки остались на коленях или левитировали?

Сергей: Пусть полетают!

Бетти: Тебе это интересно, да? Это даже невозможно понять, если никогда не испытывал. Это все равно, что описывать вкус персика человеку, который его никогда не пробовал. Можно много слов сказать, но вкус его не передать. Или как объяснить, что такое красный цвет, человеку, который не имеет об этом понятия? Но как только попробуешь персик, как только увидишь красный цвет, ты будешь знать, уже не забудешь и объяснять не придется. Информация будет уже у тебя внутри. Один раз достаточно поднять руку в трансе… и это прекрасное переживание…

Итак, сядь поудобнее, расслабься… Ты уже знаешь, как погружаться в транс… и как это ощущается… когда ты осознаешь все, что происходит в комнате, но это перестает иметь значение… и ты чувствуешь разницу ощущений в груди, когда вдыхаешь и выдыхаешь… И я могла бы тебе сказать, чтобы ты закрыл глаза… чтобы сейчас закрыл глаза… (клиент закрывает глаза) вот так… хорошо… и чтобы они оставались закрытыми… Это действительно такое необычное, такое сказочное ощущение… потому что веки могут стать вдруг такими тяжелыми… что почти невозможно снова поднять их, чтобы взглянуть на мое лицо… Можно попробовать, если очень хочется… но это очень тяжелый труд… А иногда некоторые вещи даже не стоят таких усилий… ты это сделал сейчас на секунду, так что, в принципе, ты знаешь, что можешь… но это не стоит усилий… так что ты можешь, если хочешь… ты это знаешь… но это не стоит усилий… Но если ты это сделаешь, когда посмотришь на мое лицо и мои глаза… ты погрузишься даже глубже, еще глубже… с закрытыми глазами… или с открытыми глазами… все равно, только глубже… хорошо, Сергей… хорошо…

…И ты уже видел, как люди погружаются в транс… видел, что они делают… слышал, что я говорю… и у некоторых из них даже рука поднималась… Твоя правая рука ближе ко мне… а левая чуть подальше… правая ближе… когда ты сидишь так… рука лежит на колене… а левая ощущает вес часов… и это действительно необычное ощущение… вес часов на запястье… И все утро ты их чувствовал… и тяжесть собственных век… глаза действительно теперь закрыты…

И если ты сосредоточишь внимание на правой руке, которая ближе ко мне, ты почувствуешь разницу ощущений в ней и в левой руке… и какое-то щекотание в кончиках пальцев… и разницу ощущений в ладонях… и вес у правой руки немного иной… Правильно… И я хочу, чтобы ты погрузился достаточно глубоко… и чтобы ты вспомнил все способы изменить самого себя, которые ты знаешь… Некоторые способы такие простые… можно одеться по-другому… можно выпрямиться… можно расслабиться и улыбнуться… можно уснуть… можно проснуться и уснуть тем не менее… Перемены происходят каждый день… Когда ты был маленьким мальчиком… совсем маленьким мальчиком… ты даже представления не имел о том, сколько всего в тебе еще изменится… Некоторые из этих перемен оказались приятными и чудесными… а некоторые не такими уж и хорошими… но это все были перемены…

Ты когда-то был очень маленьким мальчиком… совсем крошечным… ты владел волшебством, ты сам умел делать так, что происходили волшебные перемены… может быть, когда падала звезда, ты загадывал желание… А у некоторых маленьких мальчиков бывает монетка-талисман… или камешек на счастье… и они носят его в кармане… И есть так много способов добиться перемен… можно поменять… левую руку… правую руку… (Бетти берет клиента за запястье.) Можно почувствовать разницу в этой руке, когда мои пальцы трогают запястье… и почувствовать эту разницу, когда рука поднимается… и можно удивляться, насколько еще легче она может стать… и будет ли она подвешена в воздухе на невидимой подушке… или она будет чувствовать себя так, как будто ее на веревочке поднимают… или ее поднимает воздушный шарик, привязанный к этой веревочке… вот так… хорошо…

И эта перемена… (Бетти отпускает руку клиента, и та повисает в воздухе) это одна из хороших перемен… хорошо… И когда ты был маленьким мальчиком… ты думал, что пятнадцатилетние мальчики такие взрослые!.. Ты думал, сколькому же тебе надо будет научиться, прежде чем ты станешь пятнадцатилетним… А когда тебе было семь или восемь… ты думал: «Вот когда мне будет десять, мой возраст будет написан двумя цифрами – единичкой и нулем!»… Единичкой и нулем… две разные цифры… первый раз в жизни… и уже на всю жизнь… а может, даже и три!.. Когда ты был маленьким, ты, наверное, думал о том, какая это важная перемена – писать свой возраст двумя цифрами, а не одной… навсегда… Это только большие так могут… И потом, когда ты подрос немного, тебе было интересно, когда же ты станешь совсем взрослым и начнешь бриться… И ты поглядывал в зеркало: не пора ли бриться?.. не выросло ли уже что-нибудь?.. Интересно, кто-нибудь заметит, когда я начну бриться?.. И ты ждал и предчувствовал… и смотрел в зеркало, не появились ли уже эти перемены?.. А скоро начали расти усы, и это тоже была перемена… какая важная перемена!.. И ты ее ждал… и теперь она уже стала частью тебя… хорошо… И если ты хочешь, можешь опустить руку немного ниже… очень медленно… очень осторожно… (Рука клиента остается на прежнем месте.)

Ты уже ощутил перемены, как она себя по-другому чувствует, когда подвешена… или можешь оставить как есть… но оставайся в трансе и погружайся еще глубже… И этот маленький мальчик, который с таким нетерпением ждал, когда его возраст можно будет писать двумя цифрами… и этот юноша, который ждал, когда начнут пробиваться усики… и молодой человек, который ждал других перемен… он все еще здесь… здесь, сейчас, когда ты ждешь, что рука очень мягко опустится на колено… (рука начинает медленно опускаться на колено) знаешь, что ты погрузишься еще глубже… И когда ты был очень маленьким и смотрел на взрослых… они были настолько выше тебя… Когда ты был совсем маленьким… некоторые из них были милыми и добрыми… улыбались тебе такой доброй улыбкой… и ты знал, как на них надо посмотреть… и они смотрели на тебя… И этот малыш умел вызвать у многих взрослых улыбку…

Психология bookap

И ты чувствуешь и помнишь это… вот так… И когда рука продолжает медленно опускаться на колено… и ты продолжаешь ждать следующей перемены… ждешь, когда она опустится на колено и ты погрузишься еще глубже… И вспоминай другие перемены, которые тебе удалось осуществить… Вот так, Сергей… хорошо… И теперь ты можешь взять счастливую монетку или камешек-талисман и вспомнить взгляд маленького Сережи, который мог вызвать у мальчика улыбку… и гордость этого маленького мальчика, потому что он наконец может записать свой возраст двумя цифрами… и ожидания юноши, у которого наконец начали пробиваться усики… Теперь они уже стали частью его жизни… и две цифры возраста стали частью жизни… вот так… Это было такое чудесное ощущение гордости собой, своим достижением… И может быть, когда ты научился ездить на двухколесном велосипеде… а ты учился, Сергей, ездить на двухколесном велосипеде, когда был маленьким мальчиком?.. (Клиент расплывается в широкой довольной улыбке.) Ты улыбаешься, но я не знаю, «да» это или «нет»… можешь кивнуть, если «да»… (Клиент улыбается еще шире и начинает кивать головой, сначала еле заметно, но постепенно все более явно.) Да, ты учился… и ты можешь по-настоящему вспомнить… что был однажды такой случай, когда ты сумел удержать равновесие, и крутить педали, и управлять рулем – и все это одновременно… И ветер дул в лицо, и ты крутил педали, и ты управлял рулем, удерживая равновесие – и все это одновременно… Это был настоящий триумф… И все эти воспоминания и еще другие… и все эти достижения и еще другие… и даже некоторые достижения, про которые ты забыл… это все внутри тебя… и стало частью тебя… и это часть тебя и в то же время существует отдельно от тебя…

…И я хочу, чтобы ты погрузился еще глубже на одну, две или три минуты… И когда ты приходишь к кому-то, кто знает больше твоего… и хочешь его о чем-то попросить… тебе нужна помощь… я хочу, чтобы ты вздохнул… и опять… и остался, и погрузился… Мы думаем очень быстро… как будто несколько приборчиков сразу включены… и в так же, как этот мальчик, который поглаживает свою счастливую монетку… ты знаешь, что такое быть победителем… ты знаешь, что такое по-настоящему достигать… и знаешь, как взять за руку свои прежние достижения и успехи… потому что ты ведь научился кататься на двухколесном велосипеде… а это триумф и победа… И если тебе хочется там остаться еще на минуту или на две… ты можешь сделать это… а если хочешь выйти, то можешь выйти… А если хочешь вспомнить, как ощущалась твоя рука, когда я ее подняла… (Бетти берет Сергея за руку и начинает легонько ее поднимать) можешь опять почувствовать, как это ощущалось, когда я ее подняла… и как она оставалась подвешенной в таком положении… и ты даже не знаешь как… и даже не надо знать, как это получается… потому что это совершенно не важно… (Бетти почти не держит руку Сергея, наконец, совсем ее опускает, и та повисает в воздухе.) Главное, что ты это испытал… испытал со мной, здесь, в присутствии всех этих людей… И довольно скоро… может быть, когда рука опустится, а может быть, и раньше… ты сможешь выйти из транса и позволить руке осторожно опуститься на колено… И даже можно открыть глаза и при этом оставаться в трансе… потому что это такое интересное ощущение, такая перемена…(Сергей опять начинает улыбаться, щуриться и постепенно широко открывает глаза и смотрит на Бетти; потом как будто с опаской переводит взгляд немного ниже, наконец, решается и смотрит на свою «подвешенную» руку.) Потрясающе, правда… (Сергей закрывает глаза.) Вот так… Даже не хочется ничего делать?.. Но если ты не позволишь руке опуститься, то все не смогут уйти на перерыв… а все очень хотят пойти на перерыв… (Сергей улыбается, открывает глаза, смотрит на руку, слегка шевелит пальцами, рука начинает опускаться, но сам он опять сидит с закрытыми глазами.)