2. НАВЕДЕНИЕ ТРАНСА


...

Транс терапевта

Наилучшие результаты дает наблюдение за людьми в момент самонаведенного гипнотического транса. При погружении в транс у вас повышается чувство свободы и творческая активность, вы получаете доступ к своим внутренним ресурсам. Когда вы делаете это одновременно с пациентом, вся мудрость, которой вы владеете, тут же становится частью вашего репертуара, что позволяет создать замечательную интервенцию.

Эриксон неоднократно повторял, что никогда нельзя точно сказать, что гипноз начался или закончился. Или, например, что в тот момент, когда терапевт замолчал, начался гипноз. Хочу подчеркнуть, что очень важно уметь находиться в гипнотическом состоянии все время работы, это умение приходит с опытом.

В продолжении семинара я буду находиться процентов на 85 в трансе, в котором, собственно, нахожусь и сейчас. Постепенно мне удастся навести транс на каждого из вас, и многие даже сейчас могут сказать, что я уже начала это делать, потому что они уже кое-что видели. Это естественный транс. Он лишь чуть-чуть отличается от повседневного и является таким же мощным инструментом, даже более мощным, потому что наводится мгновенно.

Вопрос: Бетти, можно ли в трансе так замотивировать своего «саботажника», чтобы он добивался каких-то изменений во мне, не дожидаясь времени, когда это станет уже необходимо?

Бетти: Если я правильно поняла, ты имеешь в виду, что хотела бы уметь мотивировать себя таким образом, чтобы добиваться изменений в себе до того, как обстоятельства заставят тебя только реагировать. Во-первых, если по натуре ты человек, который «принимает вызов», то за это, как и за все, тоже приходится платить. Я всегда говорю своим пациентам: либо вы владеете каждой своей эмоцией, каждым способом реагирования, либо он владеет вами. Я думаю, первая часть твоего вопроса состоит в том, как лучше овладеть частями себя.

Вторая его часть не менее важна. Мы часто льстим себе, обманываем себя: «Завтра встану рано и сделаю гимнастику, а потом уберу весь дом!» Может быть, в какой-то момент я перестану повторять себе эти приятные «враки». Но если бы вечером, когда я, засыпая, тихонько себе это говорю, кто-нибудь подслушал и спросил: «Что, правда?» – я бы ответила: «Нет!» Эта ложь приятна на слух. Но я знаю, что это ложь. Суть здесь в том, что если бы я не знала, что лгу сама себе, то каждое утро просыпалась бы неудачницей. А это ужасное ощущение, и с ним невозможно жить.

В Штатах однажды шла по телевидению реклама мороженого: на полу, перед низеньким столиком сидит девушка. На столике широкая ваза, и девушка доедает из нее мороженое. В комнату входит мужчина. Она поднимает на него взгляд, в руках ложка, а вазочка уже пуста, и говорит: «Я съела все мороженое». Девушка кладет ложку и говорит: «И всегда так буду делать!» Она берет на себя ответственность за то, что сделала: «Да, я съела мороженое, тебе не оставила!» Первое, что нужно делать с самомотивацией, – «выстричь» ложь, которую ты себе говоришь и в которую веришь, чтобы не просыпаться каждое утро неудачницей.

А превращение себя из пассивного субъекта в активного – процесс затяжной. У всех нас на это уходит целая жизнь. Слишком уж многое в нас самих сопротивляется. Часто за это не получаешь никакой награды. Человек, который принимает решения, может, естественно, ошибаться, но в любом случае, тот, кто принимает решения и отвечает за все, всегда «крайний». Ты предпринимаешь некоторые активные шаги, значит, ты рискуешь потерпеть неудачу. А это страшно. Но если ты хочешь что-нибудь сделать в своей жизни, не жди, пока тебя загонят в угол. Ты покупаешь туфли и думаешь: «Какие неудобные! Я обую их завтра, а сегодня те, растоптанные». Когда нет выбора, приходится платить дважды. И сама идея иметь свободу выбора настолько привлекательна, что за нее можно многое отдать.

Ты должна понимать, что активные действия могут быть связаны с дискомфортом. Нужно понимать, что это процесс постепенный. С одной сигареты курить не приучишься, отложив работу на завтра один раз, не получишь такую привычку. Погрузившись в один транс, ты, несомненно, проделаешь очень важную работу, но и тут необходимо заниматься собой постоянно. Это процесс, противный всей нашей природе.

Нет никакого способа проинструктировать бессознательное относительно того, как нужно обращаться с нами. Но оно само знает наиболее эффективный для тебя путь. Итак, когда вы научитесь погружаться в транс, создавать конструкцию, необходимую для того, чтобы помогать себе или своим пациентам и доверять бессознательному, оно начнет работать. В нем заложено столько мудрости и необходимой информации, что вам остается лишь научиться трансу, а затем практиковаться, практиковаться и еще раз практиковаться.

Вопрос: Можно ли проводить интервенции с самим собой, может быть, обманув себя как-то, чтобы она сработала? Если у вас есть возможность, приведите, пожалуйста, пример, который касается вымышленного мира. У меня и моих знакомых достаточно размыта граница между реальным и внутренним миром.

Бетти: Зачем вам себя обманывать?

Участник: Когда я продумываю интервенцию, то, зная ее, не могу себя «обмануть», не могу использовать ее для себя.

Бетти: Приведу пример. В Америке просто ненавидят выступать на публике. Сейчас я приведу пример интервенции, которую я подготовила для такого случая, и вы свободно можете ее провести с собой, потому что я отлично проводила ее для себя.

Работая с группой, я ищу дружелюбные лица, отмечаю где они сидят, чтобы повернуться к ним в тот момент, когда мне понадобится поддержка. Затем я начинаю всматриваться в лица людей, которые сидят, скрестив руки и/или ноги, снисходительно покачивая головой и как бы говоря: «Ну да, ну да. Говори, говори». Таких всегда много. Затем я смотрю на них и пытаюсь вызвать улыбку или, может быть, кивок головой.

Психология bookap

Я представляю сидящих вокруг шахматными фигурками. Когда все происходящее превращается в игру, то ничего страшного в этом не остается. Если даже находится такой человек, который не улыбнулся мне за все время встречи, не беда, зато все остальные были совсем другими.

Таким образом, смысл интервенции состоит в том, что все происходящее – игра, хотя, конечно, я не надеваю на себя клоунский колпак или красный нос, чтобы заставить вас рассмеяться. Но, превращая все это в игру, я изгоняю страх.