5. Обучение трансу по ассоциации


...

Подразумеваемая директива



"Подразумеваемая директива" — термин, которым мы обозначаем распространенный тип косвенного внушения, используемый в клиническом гипнозе (Cheek and Le Cron, 1968). "Подразумеваемая директива" обычно состоит из трех частей: (1) введение, связывающее по времени, (2) подразумеваемое (или имплицитное) внушение и (3) поведенческая реакция на сигнал, когда подразумеваемое внушение завершено. Мы можем, таким образом, проанализировать подразумеваемую директиву из этого сеанса следующим образом:

Как только вы узнаете

(1) Связывающее по времени введение, фокусирующее пациента на внушении, которое последует дальше.

что только вы и я или что только вы и мой голос находитесь здесь

(2) Подразумеваемое (или имплицитное) внушение. Ваша правая рука опустится на ваше правое колено.

(3) Поведенческая реакция, показывающая, что внушение принято.

Подразумеваемая директива, часто используемая Росси, чтобы завершить гипнотерапевтический сеанс, бывает следующей:

Как только ваше бессознательное будет знать, (1) Связывающее по времени введение, которое способствует диссоциации и готовности полагаться на бессознательное.

что оно может снова вернуться в это состояние комфортно, легко, чтобы делать конструктивную работу в следующий раз, когда мы будем вместе, (2) Подразумеваемое внушение, для того чтобы вновь легко войти в транс, выраженное терапевтически мотивированным образом.

вы обнаружите, что пробуждаетесь, чувствуя себя свежей и полной внимания.

(3) Поведенческая реакция, доказывающая, что вышеприведенное внушение принято.

Когда поведенческая реакция, указывающая на завершение, является неизбежной реакцией, желательной для самого пациента (как в вышеприведенных примерах), мы получаем ситуацию, в которой поведенческая реакция имеет также мотивирующие свойства завершения внушения. Поведенческая реакция, указывающая на завершение внушения, имеет место на непроизвольном или бессознательном уровне. Таким образом, бессознательное, которое выполняет внушения, само сигнализирует, что оно выполнено.

Подразумеваемая директива порождает состояние внутреннего обучения, оно является скрытым, поскольку никто не может сказать, что оно происходит, так как оно является серией исключительно внутренних реакций субъекта, часто без сознательного восприятия, и обычно после транса память о нем утрачивается. Терапевт и пациент знают только, что оно завершено, когда требуемая реакция (например, сигнал пальцем, головой, пробуждение от транса) наконец, происходит, сигнализируя о завершении внутреннего состояния обучения.

Подразумеваемая директива является, таким образом, способом активизации процесса внутреннего обучения или решения проблемы. Мы можем предположить, что все доступные психические ресурсы субъекта (например, хранимые воспоминания, сенсорные и вербальные паттерны ассоциаций, различные формы предшествующего обучения и т. д.) собираются вместе для креативного состояния обучения и решения проблемы. Поскольку недавние эксперименты в нейрофизиологии обучения заставляют предположить, что во время обучения в соответствующих клетках мозга фактически синтезируются новые протеины (Rossi, 1973а), мы можем рассуждать о том, что подразумеваемая директива способствует внутреннему синтезу новых протеиновых структур, которые могут функционировать как биологическая база нового поведения и феноменологического опыта в пациенте.

Подразумеваемая директива является интересной из-за ее сходства с методикой биологической обратной связи. В большинстве форм биологической обратной связи используется электронное устройство, которое сигнализирует, когда достигнута внутренняя реакция. Собственные скрытые автономные реакции пациента используются для того, чтобы сигнализировать, когда достигнута внутренняя реакция. Формальное сходство между ними можно записать следующим образом:

1. Сознание получает задачу, которую оно не знает, как выполнить самостоятельно.

Повысьте (понизьте) свое кровяное давление на 10 единиц. Сделайте свою правую руку теплее, а левую руку прохладнее.

Усильте альфа-ритм в своем правом полушарии. Расслабьте напряженные мускулы лба.

2. Сознание получает сигнал, который помогает ему осознать, когда какая-либо форма поведения изменилась в направлении желаемой реакции. При биологической обратной связи это достигается с помощью электронного датчика, который замеряет реакцию (изменение кровяного давления, температуры тела, альфа-волн или мускульного напряжения в вышеприведенных примерах) и показывает любые изменения в реакции на измерительных приборах, позволяющих субъектам самим отслеживать свое поведение.

В случае подразумеваемой директивы, напротив, собственная бессознательная система пациента служит датчиком, показывающим, когда желательная внутренняя реакция (изменение кровяного давления, температуры тела и т. д.) будет достигнута, и переводит его в явный поведенческий сигнал, который может восприниматься сознанием.

Достоинство подразумеваемой директивы по сравнению с биологической обратной связью очевидно. Последняя являет собой достаточно громоздкую методику, требующую сложного и дорогостоящего электронного оборудования. Она ограничена теми реакциями, которые могут быть реально измерены. Напротив, подразумеваемая директива не требует никакого оборудования и ограничена лишь воображением и остроумием терапевта и пациента. Хотя никаких сравнительных исследований еще не проводилось, можно предполагать, что электронное оборудование биологической обратной связи может обеспечить большую надежность контроля, чем при подразумеваемой директиве, потому что это в самом деле достаточно серьезная проблема при использовании любого метода гипноза: относительная надежность реакции разных индивидов и у одного и того же индивида в разных случаях. Вполне возможно, что проблема надежности может быть отчасти решена путем использования такой аналогии с биологической обратной связью.

Надежность биологической обратной связи обеспечивается надежностью сигнальной системы, обеспеченной электронными инструментами. Гипнотические процедуры можно сделать более надежными, заставив пациентов вспомнить и сообщить об изменении в переживаниях и поведении, которые начинают и сопровождают желательную гипнотическую реакцию. Эти изменения могут затем функционировать в качестве сигналов для вызывания этой гипнотической реакции в других случаях. В этом случае гипноз и биологическая обратная связь имеют еще одну общую цель: установить связь между сознательной мыслью и поведением и прежде непроизвольной реакцией.


Упражнения на подразумеваемую директиву

1. Подразумеваемая директива выработана в клинической практике, но не существует никаких исследовательских данных, экспериментально подтверждающих ее полезность. Может ли читатель изобрести подразумеваемые директивы, которые могут пройти объективную проверку контролируемым экспериментальным повторением?

2. Изобретите подразумеваемые директивы, которые будут способствовать переживанию всех основных гипнотических явлений.

3. Изобретите подразумеваемые директивы, которые будут способствовать переживанию внутреннего обучения, направленного на терапевтически полезные цели (например, высвобождение бессознательного от ограничений запрограмированности Эго конкретного пациента, ради поиска нового решения проблемы).

4. Поскольку подразумеваемая директива включает непроизвольный сигнал о том, что внушение выполнено, ее можно использовать вместо «вызова» для проверки эффективности трансовой работы. В классических подходах к обучению трансу операторы «тестировали» и «доказывали» глубину и валидность транса и силу своих внушений «вызовом», который они бросали субъектам — попытаться открыть глаза или расцепить руки, когда им было внушено, что они не могут этого сделать. Если субъекты не могли открыть глаза, то они проходили испытание и валидность транса была установлена. Подразумеваемая директива добивается тех же самых целей значительно более конструктивным и терпимым образом. Она сохраняет локус контроля внутри пациента, где ему и место, вместо того чтобы создавать иллюзию контроля терапевта. Таким образом, она является ценным индикатором и для субъекта и для терапевта, что желаемая реакция действительно имеет место. Терапевт может теперь научиться изобретать подразумеваемые директивы как индикаторы любой стадии развития и завершения внушения, требующих внутренних реакций (воспоминания, ощущения и т. д.), которые в других условиях скрыты от наблюдения терапевта.