5. Обучение трансу по ассоциации


...

Вопросы с сомнением для депотенциализации сознания


Э: Теперь послушайте меня внимательно и на самом деле поймите то, что я скажу.

Э: Фраза "Вы в самом деле" понимаете смысл вопроса?" означает "не доверяйте вашему сознательному пониманию".

Р: Вы снова бросаете тень сомнения на сознательный разум, несмотря на то, что вроде бы говорите противоположное.

Э: Совершенно верно! "Вы в самом деле понимаете" предполагает сильное сомнение. Сказать "и вы в самом деле поймете" означает то же самое, что сказать "вы на самом деле не понимаете". Это значение вы получите, каким бы способом ни сказали — позитивным или негативным.


Вопросы, ратифицирующие галлюцинации

Почему Джон только что ушел?

Он ведь ушел, вы знаете?

Л: Он отправился обратно домой!

Э: А где он сидел?

Л: На стуле.

Э: Вы можете посмотреть в направлении того места, где он сидел?

[Миссис Л. теперь смотрит на сидение стула, на котором все еще сидит Р. То, как она смотрит на это место, резко контрастирует с выражением, с которым она смотрела на его лицо, когда проецировала на него Джона. То, как она смотрит на стул, наводит на мысль, что она не видит, что Р. там сидит].

Э: А на каком стуле он сидел?

Л: На зеленом стуле.

Э: Скажите мне, когда он, по-вашему, ушел?

Л: Несколько минут назад.

Э: Он хотел уйти?

Л: Да.

Э: А почему он хотел уйти?

Л: Он больше был не нужен.

Э: Вам приятно было его увидеть?

Л: Да.

Э: Я подчеркиваю, что Джон здесь был. Он не мог не быть здесь, если он ушел.

Р: Так что вы ратифицируете тот факт, что она только что имела галлюцинаторное переживание.

Э: Да. Он не мог уйти, если его здесь не было.

Р: В то же самое время вы говорите ей, чтобы она заставила его исчезнуть.

Э: Да, но вы заставляете ее подтвердить, что он здесь побывал.

Р: Вы спрашиваете ее: "Почему Джон ушел?" — вместо того чтобы просто приказать ей забыть все это переживание и рисковать, что она потом скажет, что ничего этого не было. Фактически, я заметил, все вопросы имеют гипнотический эффект в той мере, в которой они фиксируют и фокусируют внимание. Не поэтому ли вы задаете так много вопросов?

Э: Пациенту нужна помощь, и он не знает, где ее искать, поэтому лучше мне сфокусировать его на поисках с помощью вопросов.


Использование мотивации пациента для зрительных галлюцинаций

Э: Есть ли кто-нибудь еще, кого вы хотели бы видеть? Кого вы не видели в течение долгого времени?

Л: Да.

Э: Кого?

Л: Билла.

Л: Бон жур.

[Миссис Л. начинает говорить по-французски, обращаясь к галлюцинируемому ею другу, Биллу, который опять проецируется на Росси. Она теперь смотрит Росси в лицо, говоря с Биллом].

Р: [играя роль Билла] Давайте сегодня поговорим по-английски.

Л: Нет.

Р: Задав вопрос о том, кого она хотела бы видеть, вы используете ее внутренние банки памяти и мотивации, чтобы вызвать галлюцинаторное переживание.


Невозможные внушения вызывают дискомфорт и сопротивление

Р: Как это? Разве не может быть, чтобы я выучил английский?

Л: Нет.

Э: Вы давно не говорили по-французски, Л. Как случилось, что этот человек говорит несколько слов по-английски?

Л: Он понимает, он знает одно-два слова по-английски.

[Миссис Л. хмурится в сомнении, ей явно не по себе].

Э: Все прекрасно, Л.

Просто замечательно.

(Пауза)

Я хочу, чтобы вы чувствовали очень большую радость внутри себя, хорошо?

Р: Поскольку ее внутреннему представлению о Билле это не соответствовало, мое предложение, чтобы Билл выучил английский, не имело эффекта. Несмотря на то, что она переживает глубокий транс, явно невозможное внушение не срабатывает. Оно вызывает дискомфорт и сопротивление. Внушения должны соответствовать внутренним потребностям пациента и привычным паттернам поведения и мотивации, чтобы быть эффективными.

Э: Да, данная трудность подтверждает это.

Р: Вы очень быстро начали ее успокаивать, когда она показала, как ей не по себе оттого, что неожиданно ее друг Билл знает английский.


Косвенная возрастная регрессия

Теперь послушайте мои слова очень внимательно.

Слушайте их очень внимательно и вникайте в них.

Как вы думаете, А. сделает предложение? [А. — муж миссис Л. уже много лет].

Л: Да.

Э: Что заставляет вас так думать?

Л: Он меня любит.

(Пауза)

[Разговор, в ходе которого миссис Л., испытывающая возрастную регрессию, описывает некоторые чувства ее мужа по отношению к ней, как она воспринимала их до замужества].

Р: Вы просите ее быть очень внимательной, чтобы подготовить ее к тонкому косвенному внушению, которое должно последовать. Используя здесь будущее время, вы предполагаете тем самым, что муж Л. еще не сделал предложения. Это реориентирует ее на прошедшее время, до того, как она вступила в брак. Таким образом, вы добились возрастной регрессии без ее прямого внушения.

Э: Да, и здесь снова, когда я говорю: "Что заставляет вас так думать?".


Структурированная амнезия

Э: Закройте глаза, и вскоре я собираюсь вас разбудить, и когда я разбужу вас, вам покажется, что вы только что сели и ждете, когда я начну. Все понятно? Л: Да.

Р: Реориентируя ее на время, когда вы начали трансовую работу, вы вызываете возможную амнезию на трансовую работу, которая только что произошла (Erickson and Rossi, 1974).


Сюрприз для ратификации транса путем обратного счета

Теперь я собираюсь начать счет

сейчас: 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 9, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 9, 8, 7, 6, 5, 4, 3, (Пауза)

2, (Пауза) 1.

Как вы себя чувствуете?

Л: Отлично.

Р: Для чего вы меняете порядок счета, когда ее будите?

Э: Их надо удивить, они думают, что вы ошиблись, а потом, по мере того, как вы считаете до двадцати, они следуют инструкции войти глубже и глубже в транс. Вы начинаете считать в обратном порядке, и теперь они знают из личного опыта, что были в более легком трансе, а затем в более глубоком.

Р: Вы доказываете неправильность счета, для того чтобы изменить глубину транса.

Э: Да, у меня бывали пациенты, которые говорили мне: "Это был изрядный шок, когда вы начали считать в обратном порядке".

Р: Этот шок доказывает и ратифицирует транс.

Э: Это их субъективное доказательство транса — не мое.


Успешное постгипнотическое внушение

Э: Вы готовы начать работу?

Л: Да.

Э: Что, как вы думаете, мы будем делать?

Л: Я точно не знаю, что мы будем делать. Я так думаю, что вы хотите, чтобы я работала с доктором Р., чтобы у меня был еще другой опыт. Я не знаю, зачем магнитофон.

Э: Не знаете?

Л: Нет.

Э: А что С. делает?

Л: У нее такой вид, будто она спит.

Э: Это вы или я так сильно ей наскучили?

Л: Я не знаю.

Э: Она спит?

Л: Да.

Р: Тот факт, что Л. удается следовать этому постгипнотическому внушению, которое С. отчасти не удалось на прошлой сессии, показывает, что Л. более опытна в обучении в трансе. Позволяя С. наблюдать это, когда она находится в состоянии транса, мы увеличиваем вероятность, что она сделает так в будущем.


Прямая авторитетная помощь при неуверенности

[С. делает такие движения, будто вот-вот проснется.]

Э: Ее сон прекращается?

Э: [обращаясь к С.] Вы были далеко-далеко?

С: Да.

Э: Очень-очень далеко.

[С. уходит все глубже в транс, в то время как Эриксон заводит с миссис Л. и Р. небрежную беседу, в которой выясняется, что миссис Л. не помнит, что она была в состоянии транса. Эриксон теперь продолжает работу с миссис Л. следующим образом].

Р: С., кажется, собиралась проснуться в этот момент.

Э: Вы используете прямое авторитетное внушение в тот момент, когда видите, что пациент находится в состоянии неуверенности. Когда она не уверена, вы помогаете ей, твердо принимая на себя управление. Точно так же, когда ребенок в чем-то не уверен, вы говорите ему: "Я скажу тебе, когда начать… давай!". Это такая же штука. Это приемлемо как помощь, поскольку у пациентов есть долгая предыстория принятия помощи в подобных обстоятельствах.

Р: Прямое авторитетное внушение срабатывает и помогает, когда пациент не уверен, какой из двух путей выбрать. Они не то чтобы следуют внушению, а просто принимают помогающий им толчок.


Идеомоторный сигналинг для иллюстрации конфликта между сознанием и бессознательным

Э: Мы с вами что-нибудь делали, о чем вы не знаете?

Л: Нет.

Э: Вы сейчас уверены?

Л: Полностью.

Э: Вы когда-нибудь видели спор между сознанием и бессознательным?

Понаблюдайте теперь за вашей правой рукой.

Если я очень много сделал с вами сегодня утром, ваша правая рука начнет подниматься.

[Ее правая рука начинает подниматься].

Ну вот. Много ли я сделал с вами сегодня утром?

Л: Немножко.

Э: Как много?

[Ее рука начинает подниматься немного быстрее.]

Л: Я не знаю, как это измерить.

Э: Я знаю о вас что-нибудь, чего не знал раньше?

Л: Да.

Э: Что?

Л: Вы знаете, что я ездила в Тунис. Вы знаете о некоторых моих друзьях.

Э: Можете рассказать мне больше?

Л: Мы только что говорили об этом.

Э: Когда?

Л: Совсем недавно.

Перед тем, как я ходила взглянуть на ребенка.

Э: Можете вы мне рассказать больше, чем прежде?

Л: Думаю, что да.

Э: Что ваша рука делает?

Л: Повисла.

Э: Что?

Л: Кажется, она поднимается.

Э: Почему?

Л: Я думаю, вы сделали со мной больше, чем я думала. (Пауза)

Э: Вы доверяете себе или своей руке?

Л: Своей руке.

Э: Вы забыли то, что я с вами делал? Сознательно забыли?

Л: Да.

Э: Вы здесь в комнате видели сегодня кого-нибудь?

Л: Доктора Росси.

Э: Кого-нибудь еще?

Л: С.

Э: Здесь вы учите людей при помощи этого конфликта тому, что их бессознательное может делать что-то, о чем они не знают. Она сама предоставляет свидетельства этого.

Р: Так что вы доказываете ей существование бессознательного.

Э: В присутствии ее сознания. Вы доказываете, что сознание может думать одно, а бессознательное — другое. Таким образом получаешь шанс увидеть и доказать внутри самого себя, что они думают по-разному.

Р: Это в высшей степени важное переживание для пациентов: демонстрация существования бессознательного. Они, таким образом, будут более уважительно относиться и научатся общаться со своим бессознательным. Получается, терапевт может использовать идеомоторный сигналинг, чтобы обнаружить и управлять любым психодинамическим конфликтом. Необходимы клинически ориентированные исследования для разработки новых способов использования идеомоторного сигналинга и для того, чтобы оценить его валидность в различных ситуациях.

Э: Точно так же бывает, когда вы демонстрируете пациентам их мотивацию, чтобы бросить курить. Вы просите их опускать несколько монеток в большую бутылку каждый раз, когда они хотят прикурить. Четвертак или два каждый раз, когда они купили бы пачку сигарет. Очень скоро люди, которые на самом деле хотят бросить, видят, как их деньги накапливаются. Это усиливает мотивацию бросить и сэкономить все эти деньги. А также доказывает им, что они действительно хотят бросить курить. А когда они не могут собрать все эти монеты — это доказывает, что они не хотят бросать курить.

Р: Я вижу в этом возможность новой терапевтической методики: экстернализация внутренних процессов и мотиваций, так чтобы пациенты легко и понятно могли соотносить себя со своей внутренней динамикой. То, что пациенты делают внешне — при помощи монет, — может быть отражением того, что они делают внутри себя. Монеты (или любой другой внешний показатель, который вы соотносите с тем внутренним процессом, который требует изменения) служат приспособлением для когнитивной обратной связи, изменяющей внутреннюю динамику.

Идеомоторный сигналинг, по-видимому, является наиболее удобной формой оценки внутренних сигналов и мотиваций, поскольку автономный аспект идеомотороного движения так убедителен для человека, который его переживает. В этом примере миссис Л., как выясняется, верит идеомоторному движению своей руки больше, чем своей собственной сознательной идеации.


Вопрос с двойной связкой: спонтанное наведение путем вызывания прежних трансовых ассоциаций

Э: Кого-нибудь еще?

Л: Джона.

Э: Вы видели его?

Л: Да.

Э: Вы знаете, что вы сейчас в трансе?

Л: Нет.

Э: Вы действительно умеете входить в транс эффективно.

Вы умеете получать удовольствие

от использования своих способностей.

Р: Она не знает, отчего в этот момент опять вошла в транс?

Э: Такие вещи следует отслеживать. Я здесь обратил внимание, что, пока она говорила, ее лицевые мускулы начали расслабляться и зафиксированный немигающий взгляд усилился, а мобильность тела уменьшилась. Транс обычно возрождается, когда вы начинаете говорить о любом гипнотическом явлении, которое переживали субъекты. Они начинают вновь переживать то, о чем говорят, и вновь испытывают транс, иногда зная об этом, а иногда нет. Поэтому дальше вы говорите: "Вы знаете, что находитесь в трансе?" А они не знают. Тогда, считайте, вы только что сообщили им, что можно войти в транс, не зная этого.

Р: Фантастический способ обвести сознание вокруг пальца.

Э: Да.

Р: Вы возрождаете транс путем разговоров о событиях в трансе. Затем вы подбрасываете вопрос с двойной связкой: "Вы знаете, что вы сейчас в трансе?". Ответ «да» означает, что она знает, ответ «нет» означает, что она не знает, что она находилась в трансе. Оба ответа означают, что она находилась в трансе. Под вопросом остается только знание об этом. Это еще более подкрепляет транс. Так что она обнаруживает, что транс случился, а она сознательно не знает точно, как именно. А это демонстрирует, как мало на самом деле знает разум сознательно. Это очень ценные сведения, поскольку они позволяют ей признать необходимость исследования возможностей ее бессознательного, которые превосходят то, во что верит ее разум сознательно. Э: Это верно.


Задействование потенциалов бессознательного: подкрепление внушений через трюизмы

Процесс, о котором вы в себе не подозреваете, но способности, которые находятся в вашем бессознательном разуме… (Пауза)

Ваши глаза широко открыты и приспосабливаются таким образом, чтобы не стало темно.

(Пауза)

Р: Здесь снова вы подкрепляете мысль, что у нее больше способностей, чем она думает. Вы все время усиливаете акцент на бессознательном и его возможностях, одновременно депотенциализируя их сознательный разум с его ограниченными представлениями о том, что достижимо. Вы допускаете короткую паузу для того, чтобы это послание было воспринято, но затем, прежде чем она начнет обсуждать этот вопрос, вы произносите самоочевидный трюизм о том, что глаза у нее открыты. Очевидная истинность этого должна вызвать внутреннее «да», которое может теперь отчасти подкрепить прежнее внушение о ее бессознательных способностях. Вы любите использовать констатацию очевидных истин для подкрепления предыдущего внушения. В вашей технике рассеивания (Erickson, 1966b) вы используете серию очевидных истин, чтобы окружить ими субъект и тем самым подкрепить каждое внушение.


Постгипнотическое внушение как обусловленное внушение

Э: Теперь я собираюсь разбудить вас, и я хочу, чтобы вы очень удивились тому, что будете не способны согнуть ноги в коленях.

Э: Я разбужу ее как бы сам, но зато она считает, что вошла в транс самостоятельно.

Р: Вы используете формат обусловленного внушения для этого постгипнотического внушения. Внушение ("вы не сможете согнуть ноги в коленях") идет в паре с неизбежным событием ("я теперь собираюсь разбудить вас").


Установка, поток сознания и креативность

…И вы ведь не сможете? (Пауза)

Вы их увидите, но не сможете их чувствовать после того, как я вас разбужу. Договорились?

20, 19, 18, 15, 12, 10, 9, 8, 5, 3, 2, 1, Вы готовы теперь проверить, как там ваша дочка?

Л: Нет.

(Пауза)

Э: Как вы на самом деле себя чувствуете?

(Пауза)

Э: Эти переходы от отрицательного (не будете) к положительному (увидите) и иногда переходы от положительного к отрицательному заставляют пациента оставаться в постоянном движении. Вы переключаете разум туда-сюда.

Р: В чем ценность этого постоянного движения?

Э: Вы не позволяете пациентам создать установку. Мысленную установку, с которой они могут оставаться.

Р: Почему нет?

Э: Вы не хотите, чтобы у них была их мысленная установка.

Р: Вы заставляете их быть в движении, чтобы они вынуждены были ухватиться за вашу мысленную установку?

Э: Да, мысленную установку, с которой вы хотите работать. Вы держите их в движении, так чтобы вы могли их постоянно ориентировать, но не говорите им: "Я хочу, чтобы вы обратили внимание на эту одну вещь".


Неделание: обобщение успешного постгипнотического внушения

Л: Мои ноги не проснулись. Они не работают.

Э: Какое это у вас вызывает ощущение?

Л: Мне неловко.

Э: Как это заставляет вас чувствовать себя, когда у вас ноги не работают?

Л: Очень ограниченной.

Э: Это вас ведь не огорчает?

(Пауза)

Э: Вы можете это сделать с любой частью своего тела, когда вам только нужно.

Вы также можете использовать их всегда, когда нужно. В любой момент, когда вам это нужно, вы можете иметь полную власть над своими способностями. Вы понимаете это?

Э: У нее есть степень магистра, и, тем не менее, она здесь использует детский язык. Гипнотические субъекты часто регрессируют к более простым формам мышления, чувства и поведения. Становятся проще, моложе, склонны к менее сложным формам.

Р: В этом постгипнотическом внушении содержится нечто большее, чем невозможность стоять: вы подчеркиваете неделание как основной модус гипнотического переживания. Вы даете ей переживание в рамках этого базового понятия, что в трансе не Эго или обычные, свойственные бодрствованию паттерны пациента выполняют гипнотическое внушение. В вашей работе о глубоком гипнозе (Erickson, 1952) вы говорили, что "глубокий гипноз — это такой уровень гипноза, который позволяет субъекту реагировать адекватно и прямо на бессознательном уровне осознания, без вмешательства сознания". Вы тонко обобщаете это простое постгипнотическое внушение по поводу ее ног, чтобы оно включало любую другую часть тела. Вы можете очень сильно расширить область любого успешного внушения этим простым обобщением. Это базовый принцип теории обучения, равно как и гипноза.


Постгипнотическое внушение и повторное наведение транса

Вы думаете, что совсем проснулись?

Л: Нет.

Э: Совершенно верно.

Закройте глаза, и на этот раз вы можете проснуться, когда я скажу «один». Ну, один!

Р: Она все еще в трансе, потому что выполняет ваше более раннее постгипнотическое внушение "вы не сможете согнуть ноги в коленях". Вы описали (Erickson and Erickson, 1941), как выполнение постгипнотического внушения повторно индуцирует момент транса, который может быть использован для того, чтобы навести еще один транс. Это показывает, каким осторожным порой приходится быть при пробуждении субъекта, — если использовались постгипнотические внушения. Вы заметили, что в этот момент, несмотря на то, что вы прошли через формальную процедуру «пробуждения», сосчитав в обратном порядке до одного, она не делает обычных для пробуждения движений, потягиваний и т. д., для того чтобы изменить положение тела. Возможно, она еще не проснулась. Это подтверждается, когда она признает постгипнотическое внушение, объявив о том, что ее ноги не проснулись. Вы задаете вопрос с двойной связкой, "думает ли она", и любой ответ (да или нет) может предполагать, что она еще в трансе. Она охотно признает, что все еще пребывает в трансе, поэтому вы просто начинаете будить ее заново.

[Л. теперь меняет положение тела, немного перемещая руки, сдвигая ноги и т. д.].


Ратификация транса и пробуждения: идеомоторные движения и диссоциация

Э: У вас теперь какое-то другое ощущение, какое? (Пауза)

Л: Я теперь могу делать, что хочу, то, о чем думает мое сознание. Прежде я могла думать о разных вещах, но мне не хотелось ничего в связи с этим делать.

Э: Совершенно верно. Что-нибудь еще хотите добавить?

Л: Ну, когда я в трансе, я значительно более расслаблена, как бы чувствую, что мне хорошо, кроме случаев, когда я действительно глубоко в трансе, вроде я тогда в значительной мере теряю чувство равновесия и ощущаю себя немножко неловко.

Р: Вы подкрепляете то, что она сейчас проснулась, и в то же время ратифицируете ее транс, задавая ей вопрос, какое у нее сейчас другое ощущение, когда она пробудилась?

Э: Да. Когда вы думаете о чем-то, ваше тело совершает много идеомоторных движений. Когда дети смотрят кинофильм, особенно заметно, как они начинают двигаться, метаться туда-сюда, разыгрывать сцену, которую смотрят. Вот миссис Л. говорит: "Я могу делать то, что хочу, о чем думает мое сознание, в трансе я думаю о разных вещах, но на самом деле мне не хочется ничего в связи с этим делать".

В обычном состоянии пробуждения вы начинаете думать о том, чтобы почесать голову, и у вас немедленно возникают легкие движения пальцев, но в трансе вы можете думать об этом без сублимирующих движений.

Р: В обычном состоянии бодрствования идеомоторные движения отыгрываются, а в трансе нет?

Э: Да.

Р: Но как насчет движений пальцами и левитации руки, когда вы используете идеомоторные движения, для того чтобы начать или углубить транс?

Э: Именно здесь оператор использует идеомоторные движения особым образом. Вы видите, как ребенок смотрит фильм и проходит через все те действия, которые он наблюдает, но если вы введете его в транс, чтобы он видел тот же фильм как галлюцинацию, он будет смотреть его без движений тела, он просто видит.

Р: Так что существует диссоциация между идеацией и этим моторным поведением в трансе. Вот почему люди в трансе такие тихие, и эта неподвижность тела может быть принята как надежный индикатор транса.

Э: Да.


Усиление креативности и других способностей

Э: Это нормально, так себя чувствовать, но не обязательно терять равновесие.

Вы можете чувствовать себя так, как захотите, нет надобности быть в том состоянии, в котором вам не хочется быть.

Приятно чувствовать тепло, когда вам холодно. Приятно быть прохладной, когда вам тепло. Какое ощущение бывает, когда вы вся мокрая?

Л: Я сразу начинаю чувствовать себя сухой.

Э: Опишите мне это ощущение.

Э: Если она не может думать о том, чтобы ходить и делать это обычным образом (в состоянии бодрствования), она теряет равновесие (Эриксон демонстрирует, как он не может думать о том, как он действует своей парализованной правой рукой, не двинув левой рукой, которая не парализована). Я не могу добиться даже минимальных движений правой рукой, поэтому не могу даже чувствовать, как бы я двигался, если бы мог. Ощущения тела дополняют мысль о поднятии руки.

Теперь миссис Л. потеряла равновесие, потому что потеряла в теле ощущение транса.

Р: Она потеряла сенсорную обратную связь, которую мускулы дают мозгу, поэтому утратила чувство равновесия.

Э: Совершенно верно! Но если вы дадите человеку указания производить эти движения, то он может это делать. Когда я обучал команду стрелков, то следил за тем, чтобы у них были определенные типы незначительных движений тела, которые ведут к точной стрельбе. Когда стрелок застрял на отметке 58 футов, я обратил внимание, что его мускулы не знают разницы между 58 футами и 58 футами и 1/16 дюйма. Роджер Беннистер побил рекорд 4 мили за 4 минуты, сведя 4 минуты к 240 секундам, потому что здесь засчитывается 1/1000 секунды.

Р: Это все из-за того, что изменилась обратная связь тела, меняя идеомоторные связи. Поэтому вы можете на самом деле укрепить физические способности, пробиваясь через предубеждения сознания, связанные с ограничениями.

Э: Да, непризнанные предубеждения сознания.

Р: Возможно, в этом секрет усиления способностей путем гипноза: прорыв предубеждения сознания о границах наших возможностей.

Э: Да, люди говорят: "Но я всегда ем овсянку на завтрак! У нас всегда курица по воскресеньям!". Это сознательные предубеждения. Однако можно расширить спектр деятельности, если вы признаете свои предубеждения. Экспериментаторы в гипнозе должны знать о безграничном количестве предубеждений, которые все строят для себя.

Р: Эти предубеждения участвуют во всех их экспериментах, они отчасти являются источником индивидуальных различий и т. п.

Э: Люди, которые освободились от предубеждений, очень многого достигают. Это творческие люди.

Р: Вы можете определить креативность как свободу от предубеждений прошлого. Если вы сумеете освободиться от установок ваших предков, то почувствуете свою оригинальность.

Э: Это просто сознательное предубеждение, если люди говорят, что им не нравится холод. Иногда приятно почувствовать холод — особенно когда вам слишком тепло.

Р: Так что здесь вы прорываетесь сквозь ее сознательные предубеждения и с помощью этих инструкций делаете ее более гибким человеком. Затем она подхватывает вашу идею гибкости, когда отвечает: "Я сразу начинаю чувствовать себя сухой" на ваш вопрос о сырости.

Э: Да.


Наведение транса путем снятия обычных установок и предубеждений

Л: Это вроде как холод — нет, мне комфортно, но прохладно.

Э: Хорошо.

Пусть вам теперь будет сухо. Теперь я собираюсь кое-что сделать. (Пауза)

Я хочу, чтобы у вас было определенное ощущение и противоположное знание.

Я хочу, чтобы вы чувствовали себя обнаженной выше пояса, несмотря на то, что вы знаете, что одеты выше пояса.

Я хочу, чтобы вы чувствовали себя обнаженной.

(Пауза)

Р: До этого момента она бодрствовала, но сейчас снова погружается в транс, по всей видимости, спонтанным образом, потому что говорит "мне комфортно". Почему?

Э: Потому что я устранил предубеждение.

Р: В самом деле? Вы убрали предубеждения и сознательные установки, так что она автоматически ускользает в транс?

Э: Предубеждения — это часть сознательной жизни.

Р: Они поддерживают нас в сознательном состоянии? Вы даже так сказали бы?

Э: Они не просто предубеждения, они — часть того, как мы переживаем мир.

Р: Они стали настолько неотъемлемой частью ежедневного опыта, что если мы их лишаемся, то внезапно теряем свою сознательную ориентацию и это приводит к трансу. Поэтому, просто убрав предубеждение и предвзятые мнения людей, вы отправляете их в транс. В это так трудно поверить!

Э: Вы дали им новую разновидность свободы в состоянии транса. Несколькими простыми словами вы восстанавливаете чувство свободы, а чувство свободы принадлежит трансу. Затем они начинают эту свободу ощущать.

Р: Свобода от сознательного предубеждения принадлежит состоянию транса. Можем ли мы в таком случае назвать это косвенным повторным наведением транса путем снятия предубеждений?

Э: Когда вы используете слово «предубеждение», его так легко неправильно понять. На самом деле это обыденная установка.

Р: Снятие обыденной установки — это то, что реиндуцирует транс?

Э: Да. Еще один пример: когда у вас субъект говорит о чувствах и событиях в трансе, он соскальзывает обратно в транс. Это то, что Джей Хейли имеет в виду, когда говорит, что я ввожу и вывожу человека из транса так, что он этого не осознает.


Вопросы для ратификации гипнотических явлений: подразумеваемая директива

Э: Хотите, чтобы Р. на вас смотрел?

Л: Нет.

[Миссис Л. теперь прикрывает грудь скрещенными над ней руками] Хотите, чтобы я на вас смотрел? Л: Нет.

Э: Чтобы ответить на этот вопрос, она должна чувствовать себя обнаженной.

Р: Так что вы ратифицируете гипнотическое явление ощущения наготы. Это еще один пример подразумеваемой директивы путем вопроса, для ответа на который требуется, чтобы предварительно произошло гипнотическое переживание!

Э: Совершенно верно!

Р: Вы знаете, эти вещи настолько тонки, что я просто чувствую некоторое головокружение. Я чувствую себя так, будто сам сейчас под гипнозом. Так трудно понять некоторые вещи. Вероятно, мои старые мысленные установки трещат, и мои попытки ухватиться за это новое понимание заставляют меня испытывать состояние шока!

Э: Она здесь прикрывает грудь руками, поэтому я обхожу все трудности, связанные с тем, чтобы быть обнаженной, просто задавая вопрос.

Р: Вы обходите все ее возможные сомнения относительно того, чувствует ли она себя обнаженной и т. д.

Э: Я превратил это в fait accompli,5 задав этот вопрос.


5 Свершившийся факт (франц.)


Р: Вы довольно часто используете это fait accompli при помощи осторожных вопросов.

Э: Совершенно верно.


Противоречие: сознательное и бессознательное

Э: Тут противоречие, не так ли?

Л: Пожалуй.

Э: Вам от этого неловко, не так ли?

Л: Да.

Э: Как это восхитительно, когда можешь использовать свой разум сознательно, (Пауза) и бессознательно.

[Несколько личных и идентифицирующих предложений здесь опущено].

Э: В чем противоречие? Она оказывается обнаженной для меня (подчиняясь гипнотическому внушению), но не хочет, чтобы я на нее смотрел. Она на самом деле не понимает, что я имею в виду, когда отвечает "пожалуй".

Р: Поскольку она не понимает, вы снова держите ее в состоянии утраты равновесия.

Э: Я также снимаю любой сильный дискомфорт, давая ей знать, что быть противоречивым «восхитительно», если вы можете "использовать свой разум сознательно и бессознательно", в то время как это позволяет ей оставаться обнаженной.

Р: Вы даете ей возможность комфортно чувствовать себя с противоречием, и в то же время подкрепляете ее уверенность в том, что она обнажена. Она у вас "завязана узлом" и никуда не может двинуться, пока вы ей не внушите.

Э: Пауза между "сознательно и бессознательно" позволяет достичь разделения между сознательным и бессознательным. Восхитительно использовать сознательный разум: знать, что вы обнажены. Вы использовали свой бессознательный разум, чтобы стать обнаженным.

Р: Поэтому вы позволяете сознанию и бессознательному сделать что-то, и они работают совместно над заданием, которое вы им назначили.

Э: Совершенно верно. Она хочет быть одетой — это сознательная вещь. Она закрывает грудь руками — это сознательная вещь. Но она обнажена — это ощущение наготы идет из ее бессознательного, она оказалась обнаженной бессознательно.

Р: Она оказалась обнаженной бессознательно, через процесс чувствования, а не путем определения этого сознательной логикой. Чувства приходят из бессознательного.

Э: Да.


Прорыв через самоограничения: возвращение к ранним воспоминаниям

Э: Р. хотел бы сделать нечто, что предполагает достаточно сложные мыслительные явления. Вы готовы это делать?

Л: Хорошо, но я не очень хорошо помню свое детство.

Э: Я рад, что вы так сказали.

Р: Вы осторожно спрашиваете ее разрешения и даете ей подготовительную установку для новой работы. Я замечаю, что вы всегда это делаете, когда даете что-нибудь новое. И Л. в очень типичной манере выражает один из способов, которыми сознательные предубеждения ограничивают ее способность помнить. Вы пользуетесь этим самоограничением и пытаетесь сквозь него прорваться.


Идеомоторный сигналинг для задействования бессознательных потенциалов: депотенциализация ограничивающих установок сознания

Если ваше бессознательное полагает, что вы помните детство значительно лучше, чем вам кажется, то ваша рука поднимется. [Рука миссис Л. действительно поднимается].

Э: Вы помните детство лучше, чем вам кажется. Вы не против заглянуть в свое детство?

Э: Л., закройте глаза. (Пауза)

Я хотел бы, чтобы вы почувствовали замешательство, по поводу чего-то, что вы можете видеть.

Мне сначала нужна какая-нибудь информация.

У вашего отца был сад, когда вы были очень маленькой?

Л: Да.

Э: Хорошо.

Я хотел бы, чтобы вы почувствовали замешательство по поводу чего-то, что вы видите на другой стороне сада.

(Пауза)

Это маленькая девочка.

Она хорошая маленькая девочка.

Может быть, она делает что-то, чего ей не следует делать, может, у нее грязные руки или грязное личико.

Я бы хотел, чтобы вы ухватились за этого ребенка, держали ее и держали ее.

Р: То, что ее рука поднялась, демонстрирует разницу между ее сознательным ограниченным взглядом на себя и более свободным бессознательным. Косвенным образом вы также депотенциализируете ее сознательные установки и предвзятости, делая очевидным противоречие между ее сознательно выраженным мнением и левитацией ее руки, которая означает противоположное мнение бессознательного. Вы вновь демонстрируете, как вызвать противоречие или конфликт между сознанием и бессознательным, чтобы держать пациента в состоянии утраты равновесия, состоянии творческого потока, в котором легче стряхнуть ограничивающие установки, чтобы более креативно работать над собой. Ваши внушения почувствовать «замешательство» вводят установку на замешательство, которая также поможет ей прорваться через свои сознательные ограничения.


Обобщающие внушения, вызывающие конкретные личные воспоминания

Я хотел бы, чтобы вы наблюдали, как она растет. (Пауза)

И на самом деле наблюдать, как этот ребенок растет, (Пауза) и отмечать изменения в ней. Будет много изменений, много противоречивых мыслей, веришь-не веришь, какие-то вещи, которыми нельзя поделиться с посторонними людьми, и я хочу, чтобы эта маленькая девочка росла, и через некоторое время вы заметите, что эта маленькая девочка на самом деле Л.

Поэтому с интересом наблюдайте за Л.

(Пауза)

Смотрите на нее с интересом и удовольствием, и вы можете о ней знать все, что угодно, но вы расскажете мне только то, чем можете поделиться с незнакомыми людьми.

Р: Тут вы начинаете серию очень обобщенных внушений, которые применимы к кому угодно, однако они вызывают очень конкретные и личные воспоминания.

Э: В реальной жизни, когда человек растет и проходит через половое созревание, естественно, бывают периоды большой неуверенности: веришь — не веришь. Фраза "Только то, чем можно поделиться с незнакомыми" вводит ее в очень личные переживания, и мне не нужно говорить при этом, чтобы у нее были личные переживания.


Глубина транса: спонтанное бессознательное движение против функций наблюдателя

Обратите внимание, что иногда вы забываете, что эта девочка — Л. (Пауза)

А затем вы вдруг понимаете: да, это так. (Пауза)

Р: Этот вид забывания является способом еще более глубокой депотенциализации сознания в трансе. Ей дается рекомендация скользить на более автономных и бессознательных потоках фантазии, пока она вновь не поймает себя, пока наблюдающая функция Эго вновь не включится, что неизбежно. Интересно, не от этого ли естественного чередования, то бессознательного скольжения, то наблюдения и отчасти контроля, зависит колебание транса по глубине, которое спонтанно происходит при гипнозе?


Программа полового созревания

Обратите внимание, что она начинает иначе ощущать свое тело. (Пауза)

Обратите внимание, что временами эта девочка думает сама про себя:

"Неужели это я?"

Обратите внимание, что временами вы смотрите на эту девочку, вы можете видеть себя, хотя на самом деле это не вы.

Да, но на самом деле это так, нет, не так, нет, так.

Получите как можно больше удовольствия

(Пауза)

Э: Когда у девочки начинают развиваться груди и расти волосы на лобке, она проходит через такие ощущения: это я, но это не я.

Р: Хотя она этого не осознает, вы ведете ее к тому, чтобы вновь пережить чувства полового созревания.


Искажение времени при пересмотре жизни

… и время тянется так долго, (Пауза) независимо от того, как бы мало ни прошло по часам, это действительно долго.

(Пауза)

И поскольку вы собираетесь поделиться частью этих знаний со мною и выбрать некоторые определенные вещи, которыми вы можете поделиться с незнакомыми людьми, но только те, которыми можно поделиться с незнакомыми людьми.

(Пауза)

Вы видели на видеопленке, как раскрывается цветок, и точно так же эта маленькая девочка вырастает из маленького бутончика в расцветшую розу.

Р: Это пример вашего обычного использования искажения времени, интерполированного в таком месте, где это очевидным образом будет способствовать проводимой работе. Затем вы защищаете ее, подчеркивая, что она поделится только тем, чем можно поделиться с незнакомыми людьми.

Э: Есть еще одна косвенная ассоциация с половым созреванием: женственность, раскрывающаяся, как цветок.


Пробуждение, которое подкрепляет внутреннюю работу: подразумеваемая директива и постгипнотические внушения

И когда вы закончили смотреть на нее, на самом деле, вы проснетесь и расскажете нам только то, чем вы готовы поделиться. [Через минуту или около того Л. пробуждается и потягивается].

Э: Привет, Л.

Л: Привет.

Р: Интересно, как вы обусловливаете пробуждение завершением внутренней задачи. Это форма подразумеваемой директивы, которая включает постгипнотическое внушение рассказать вам только то, чем она готова поделиться.

Э: Совершенно верно.

Р: Вы знаете, что она должна будет когда-нибудь проснуться, и она может даже очень хотеть проснуться. Она, таким образом, доделает внутреннюю работу, чтобы можно было проснуться. Когда она, наконец, просыпается, это должно подкрепить тот факт, что внутренняя работа уже закончена.

Э: Да, это ее признание, что внутренняя работа уже закончена. Будить ее в такой манере — значит заставить ее это сделать, но я не говорил словами: "Теперь сделай это!". Она не признает, что я ее заставил.


Завершение транса и амнезия

[Когда Л. пробуждается, Эриксон приветствует ее жизнерадостным: «Привет» и затем предлагает ей рассказать некоторые из своих ранних переживаний, которые она вспомнила, пока была в состоянии транса. После десяти минут неторопливого рассказа С., которая сама была в трансе, спонтанно пробуждается. В ответ на расспросы выясняется, что С. немножко соскучилась и, может быть, была немножко недовольна тем, что все внимание обращено на Л., и ей просто захотелось проснуться, чтобы быть вместе с нами. Она разбудила себя, сказав себе мысленно: "Я собираюсь сосчитать до трех и затем проснуться, чувствуя себя освеженной и полной внимания". И затем она сделала именно это. Она слишком деликатна, чтобы обращаться к Эриксону с жалобами, но испытывает некоторые сомнения и склонна ставить под вопрос всю процедуру.]

Э: Это жизнерадостное «привет» при пробуждении вызвано тем, что «привет» относится к миру сознания, я тем самым говорю ей, что она проснулась полностью и забыла о своей бессознательной деятельности.

Р: Таким образом вы добиваетесь амнезии, за исключением тех вещей, о которых вы сказали, что она сможет сообщить их вам.

Э: Я вызываю амнезию, предполагая "что все это кончилось и завершено, теперь давайте займемся чем-нибудь другим".