2. Косвенное наведение рекапитуляцией

Косвенный подход — это основа работы Эриксона и его оригинальности. В этом сеансе он подробно излагает свои представления о том, как пациент учится испытывать транс, показывая на примерах свои многочисленные методы косвенного подхода к внушению. Терапевт помогает пациенту научиться испытывать транс, депотенциализируя сознательные установки и устанавливая определенную демаркационную линию или создавая диссоциацию между состоянием транса и обычным состоянием бодрствования. Одним из главных предметов дискуссии последних десятилетий в области исследований гипноза является противоречие между традиционной клинической точкой зрения на транс как измененное состояние сознания, которое отлично и отдельно от бодрствования, и теорией транса как особой формы ролевой игры (Sarbin and Coe, 1972), направленного воображения (Barber, 1972) или коммуникации (Haley, 1963). Нет сомнения в том, что Эриксон поддерживает традиционную точку зрения на транс как особое состояние (Erickson and Rossi, 1974), но именно в своих косвенных подходах к внушению он является наибольшим новатором и антитрадиционалистом.

В этом сеансе Эриксон с простотой и кажущейся небрежностью иллюстрирует основные моменты косвенного подхода: последовательность принятия, импликацию, двойную связку, использование трюизмов, для того чтобы мобилизовать ассоциативные процессы пациента для творческой трансовой работы. Он также иллюстрирует косвенные подходы для разрядки сопротивления, использования личной мотивации и поддержки нового обучения и индивидуальности. Он предпринимает некоторые начальные шаги по обучению доктора С. переживанию диссоциации, идеомоторных сигналов, галлюцинаций, амнезии, постгипнотического внушения и разделения сознательных и бессознательных процессов. Мы являемся свидетелями раскрытия простого секрета эффективности его подхода: он предлагает внушения в открытой форме, которая допускает раз

личные приемлемые возможности реакции. Внушения предлагаются таким образом, что любая выданная пациентом реакция может быть принята как достоверное гипнотическое явление. Эти открытые внушения являются также способом исследовать тенденции реакций пациента ("иерархии реакций", согласно теории обучения и поведенческой терапии). Терапевт может использовать эти тенденции реакций для достижения терапевтических целей.

Эриксон начинает сеанс косвенным наведением рекапитуляцией. Он отказывается от прямой просьбы к субъекту вспомнить и повторить переживания первого сеанса. Такая просьба вызовет только жалобное: "Но я не знаю как". Вместо этого он в первом же предложении использует желание клиентки учиться, а затем сразу же осторожно, но полностью затрагивает те многочисленные ассоциации, которые автоматически вызовут воспоминания о предыдущем сеансе, и потому могут заново погрузить ее в транс.


Ориентация положения тела для транса

Э: Ноги на полу, руки положите на бедра, локти прижаты к бокам.

Выберите место здесь, на этом пресс-папье.

Э: Здесь мы точно восстанавливаем предшествующую гипнотерапевтическую позицию. Она погрузилась в транс в первый раз в этом положении, значит, оно поможет ей сделать то же самое и сейчас.


Реориентация на транс путем рекапитуляции

Теперь все, что вам нужно сделать для вашего собственного образования, вашего обучения, вашего опыта — это смотреть на точку здесь, где вы хотите, и попытаться вспомнить, что я сказал вам и продолжать думать, пытаться вспомнить формирование мысленных образов, буквы, цифры.

Не важно держать глаза открытыми.

Позвольте доктору Росси и мне говорить, пока вы нас слушаете и затем начинаете отплывать.

(Пауза)

Р: Это фантастическое предложение; оно полностью повторяет первую гипнотерапевтическую ситуацию. Вы касаетесь многих ассоциаций ее предшествующей успешной гипнотической работы и тем самым облегчаете гипнотическое наведение сейчас. Вы также ловко используете ее профессиональную мотивацию, упомянув "для вашего же образования". Вместо того чтобы прямо предложить ей в этот момент закрыть глаза, вы готовите ее к этому косвенно, просто упомянув о том, как "неважно держать глаза открытыми". Я заметил, что вы здесь используете слово «отплывать», которое она ввела в самом конце в прошлый раз, чтобы описать свой субъективный опыт вхождения в транс.

Э: Всегда как можно больше используйте слова и переживания пациента для наведения транса и для внушения.


Прямое внушение неизбежного поведения

Ваши глаза теперь могут закрыться, Р: Это прямое внушение закрыть глаза сейчас лучше подойдет, поскольку в данный момент у нее фиксированный остекленелый взгляд. Вы даете прямые внушения, только когда абсолютно уверены, что пациент готов их принять.

Э: Всегда безопасно внушать поведение, которое неизбежно следует естественным образом.


Импликация

…И вы заметите, что отплывание может идти много быстрее.

Что все менее и менее важно держаться за мой голос и что вы можете испытывать все больше

(Пауза)

любые ощущения, какие захотите.

Э: Подчеркивая "много быстрее", вы имплицитно предполагаете, что отплывание произойдет.

Р: Импликация, таким образом, является безопасным способом вызвать и обсудить поведение, которое может присутствовать или не присутствовать. Если бы вы просто сказали: "Вы теперь будете отплывать", это могло бы вызвать сопротивление.

Э: Например, если я скажу: "Я не знаю, на какой стул вы теперь собираетесь сесть"…

Р: Это предполагает, что вы сядете. Вы структурируете их поведение так тонко, что это вряд ли вызовет сопротивление.

Э: Другой пример: "Вы будете платить наличными или чеком?"

Р: Используя слова "все больше", вы превращаете утверждение "вы можете испытать" в импликацию, а затем делаете паузу, чтобы это произошло и чтобы именно пациент отвечал за то, что это происходит.

Э: И я делаю паузу с уверенностью, что оно произойдет.

Р: И далее, это заявление вполне безопасно, поскольку какие-то ощущения они, конечно же, испытывают. Вы даете им разрешение испытывать то, что они испытывают, и затем даете понять, что это вызвано вами.

Э: Совершенно верно.


Совокупность раннего научения

Помните, что, когда у вас впервые сформировался образ буквы «А» это было трудно.

Но, продолжая учиться в школе, вы научились формировать внутренние образы букв, и слов, и картинок со все большей легкостью, пока, наконец, все, что вам нужно было сделать — это взглянуть.

(Пауза)

Р: Вы снова взываете к совокупности раннего научения, точно так же, как делали на первом сеансе.

Э: Предполагается, что так же, как вы преодолели трудности в прошлом, вы сделаете это и теперь.


Ограничение сферы внимания и снижение значимости отвлекающих моментов

Когда вы испытываете различные ощущения, вы научаетесь узнавать холод, тепло, мышечное напряжение.

Э: Все это происходит в ее теле, так что я ограничиваю ее внимание рамками ее тела и снижаю значимость всех остальных отвлекающих моментов. Упомянув, что она «испытывает», я обращаюсь к тому, что было с ней самой. Я сейчас взываю к ее собственной истории, она знает это и не может с этим спорить.


Последовательность принятия

Когда вы спите ночью, вы можете видеть сны.

В этих снах вы можете слышать, вы видите, вы двигаетесь, у вас множество переживаний.

Р: Это трюизмы по поводу снов. Ваше упоминание «снов», вероятно, включит отдельные аспекты состояния сна в переживание транса в данный момент. Я замечаю, что вы часто констатируете очевидные истины, как будто для того, чтобы вызывать установку на "да".

Э: Совершенно верно! [Здесь Эриксон рассказывает, как в своих самых ранних опытах с гипнозом обнаружил, что он может задать субъектам дюжину-другую незначащих вопросов и сделать несколько замечаний, на которые явно приходилось отвечать «да». И тогда инерция позитивности постепенно начинает нарастать, пока они, наконец, не ответят согласием на предложение войти в транс, а затем входят в него].

Э: Вы также вырабатываете установку на «да», говоря: "Вы не стали бы поступать так-то и так-то", а они отвечают: "Да, я не стал бы".

Р: Для человека негативно настроенного вы подчеркнули бы все те вещи, которых они не стали бы делать.

Э: И тем самым вызвал бы "да".

Р: Это как мысленное дзю-до. Собственно, это утилизационная техника, то есть вы используете характерные для этого человека установки.

Э: Совершенно верно.


Постгипнотическая амнезия

И частью этого опыта будет забыть этот сон, после того как вы проснетесь.

Опыт забывания сам по себе есть опыт, который никому не чужд. (Пауза)

Э: Упоминание «забывания» обычно вызывает постгипнотическую амнезию без прямого внушения.

Р: Называние и описание нейропсихологического механизма, такого как забывание, как правило, вызывает его. Это, по-видимому, фундаментальный для современного гипноза факт.


Косвенная активизация личной мотивации и нового знания с помощью импликации

С вашим образованием, у вас наверняка будет множество вопросов о разных вещах. Вы на самом деле не знаете, что это за вопросы. Некоторые из них вы не угадаете, пока наполовину не ответите на них.

Э: "У вас будет множество вопросов" предполагает: вы захотите узнать все, что только можно, и потому будете полностью вовлечены в происходящее.

Р: Вы снова вызываете установку на обучение.

Э: И очень мощно.

Р: Упомянув ее «образование» профессионального психолога, вы взываете к ее профессиональной гордости и личной мотивации.

Э: Совершенно верно! И не указывая так прямо, что именно вы делаете.

Р: Да, вы не сказали: "Из-за того, что вы психолог, вас это будет интересовать". Вы просто сказали: "С вашим образованием" — и тем самым вывели на первый план ее гордость собой как профессионалом.


Косвенный способ создания нового знания

Иногда ответы кажутся одним, а оказываются чем-то другим.

Р: Импликация, скрытая здесь, предполагает, что возникнет новое знание: новые ответы, чтобы изменить мысленные установки или мысленные привычки, которые могут быть источником личной проблемы. Вы структурируете установку на обучение для терапевтического изменения.

Э: Да, новые и иные знания для психотерапевтического изменения. Не говоря "сейчас я собираюсь вбить вам в голову кой-какое новое понимание".


Косвенная разрядка сопротивления

Слово «эйприл» (апрель) значит «ребенок» — оно означает месяц.

(Пауза)

Но оно может также означать первоапрельскую шутку.

И еще в своих переживаниях осознайте тот факт, что вы в самом деле не знаете, куда направляетесь, но вы направляетесь.

Р: Теперь вы сделали очаровательную вещь: вы знаете, что у С. есть маленькая дочка по имени Эйприл, и говорите о ней здесь. Почему?

Э: Она может сказать: "Только не приплетайте сюда моего ребенка". Теперь заметьте, я сделал особое ударение на "первоапрельской шутке". Все ее отторжение должно исчезнуть от одного этого слова.

Р: Я понимаю. Вы зацепили ее отвержение одним-единственным словом «шутка». Вы кристаллизовали и разрядили ее сопротивление.

Э: Разрядил его!

Р: "Первоапрельская шутка" разрядила всю взрывоопасность ситуации. Так что, если было растущее сопротивление, вы здесь его разрядили. Вы разрядили его косвенно, каламбуром.

Э: Да, и "первоапрельская шутка" несет, к тому же, приятные ассоциации.

Э: Но здесь также имплицитно предполагается, что вы действительно куда-то направляетесь.


Создание мотивации при помощи переживания, исходящего от пациента

Это все ваше.

Э: Если это все ваше, то вы хотите всем этим владеть, не так ли?

Р: На нее возложено бремя «осуществить» переживание; ей предстоит быть источником собственного переживания.

Э: И поскольку оно принадлежит ей, она хочет, чтобы оно было.

Р: Так что вы опять зацепили ее гордость и тем самым мотивируете ее.

Э: Совершенно верно.


Скрытые имплицитные указания

И этим можно поделиться так, как вам захочется.

Э: Вы не можете поделиться тем, чего у вас нет.

Р: Вы предполагаете, что будет что-то, чем можно поделиться. Вы снова создаете иллюзию свободы, когда говорите: "И этим можно поделиться так, как вам захочется". Но скрытые указания здесь: (1), что будет что-то, чем можно поделиться и (2) что она этим поделится.


Придание отваги и стремления к самопознанию

И одна из самых приятных особенностей гипноза — это то, что в состоянии транса вы можете решиться взглянуть, подумать, увидеть, почувствовать такое, что вы не посмели бы в обычном состоянии бодрствования.

Э: Я сообщаю ей, что у нее намного больше мужества, чем она полагает, и что осознать можно куда большее, чем ей кажется.

Р: Что, конечно, снова есть научный трюизм: в «банках» нашей памяти и ассоциативных структурах хранится значительно больше, чем мы обычно помним в нормальном сознательном состоянии. Вы используете здесь этот трюизм, чтобы вызвать установку на самоизучение.


Трюизмы, вызывающие психические механизмы: защиту и поток из бессознательного

И любому человеку тяжело думать, что он может бояться своих собственных мыслей.

Но вы можете знать, что в этом гипнотическом состоянии вас полностью защищает ваше собственное бессознательное, которое защищало вас в ваших снах, позволяя вам видеть во сне то, что вы хотите, когда вы хотите, и сохранять этот сон так долго, как ваше бессознательное считало необходимым или так долго, как ваш сознательный разум считал желательным.

Э: Она все контролирует.

Р: У нее есть вся защита, какая ей нужна. Ей не нужно бояться, ее бессознательный разум позаботится о ней, так?

Э: Так!

Р: Вы снова вербально описываете научный трюизм или естественный психический механизм, который путем ассоциации, вероятно, задействует этот механизм. Ранее вы вызвали «забывание» тем же способом, а теперь самозащиту как способ глубоко ее успокоить.


Депотенциализация сознания

Но ваш сознательный разум сохранит его только с согласия вашего бессознательного разума.

Р: Это означает, что опять сознательный разум ставится под контроль и защиту бессознательного?

Э: Да, и это подчеркивает, что бессознательное может что-то давать сознательному.

Р: Вновь открыть установку на самоисследование, чтобы нечто хлынуло в сознание. Я вижу это все чаще и чаще: вы снова используете естественный психологический механизм, в этом случае бессознательное дает что-то сознанию — для терапевтических целей, существующих здесь и сейчас.


Высвобождение латентных способностей

Важным достижением будет то, чтобы вы поняли, что люди не знают своих возможностей.

(Пауза)

Э: Кто важен? Она! Если вдуматься, никто не знает своих возможностей.

Р: И тут опять вы используете научный трюизм; в этом случае вы всеми возможными способами подготавливаете клиентку к усилению ее латентных способностей.

Э: Совершенно верно.


Предоставление времени для внушений

И вам нужно открывать эти возможности так медленно, как только вам захочется.

Э: Иными словами, вы не должны чувствовать, что необходимо сделать это мгновенно.

Р: Это важный принцип применения внушений. Когда вы не знаете, готово ли ее бессознательное выполнить конкретное внушение, вы даете ей неопределенный период времени, чтобы его выполнить. Предоставление неопределенного периода времени для внушений, таким образом, гарантирует надежность. Если внушение не выполняется немедленно, оно не регистрируется как неудача. Внушение остается в латентном состоянии, пока не сможет быть выполнено.

[Тут Эриксон рассказывает случай из практики, когда пациентка позвонила ему через 16 лет после завершения терапии, чтобы рассказать о новых событиях в ее жизни, которые были напрямую связаны с чем-то, что он велел ей сделать в трансе.]


Центральная роль пациента

И одно из открытий, которые я хочу, чтобы вы сделали, — заключается в том, что вам не обязательно меня слушать.

Р: Вновь отбрасывая сознательный разум в пользу бессознательного.

Э: Я говорю также: "Я не важен, важны вы".

Р: Понятно, снова подчеркивание центральной роли пациента. Пациент склонен думать, что самым важным человеком является терапевт.

Э: Но это не так!

Р: Пациенты все время пытаются вытянуть у терапевта выздоровление, магию, изменения, вместо того чтобы смотреть на самих себя, как на авторов изменения. Вы постоянно перекладываете ответственность за изменения на самого пациента.

Э: Всегда на них!


Слова, «включающие» психические механизмы

Ваш бессознательный разум может слушать меня без вашего ведома

и сверх того — в то же время иметь дело с чем-то еще. (Пауза)

Э: Еще один научный трюизм — так же как мы сходим с тротуара или снова наступаем на него, не задумываясь.

Р: Фактически вы вызываете этот психологический механизм слушания на бессознательном уровне просто путем его вербального описания. Это достаточно глубоко, если вдуматься: вы используете слова, чтобы описать определенные психологические механизмы, которые вы хотите задействовать. Ваше словесное описание «включает» тот психологический механизм, который был описан.

Э: Совершенно верно.


Облегчение изменения и развития

Человек, пришедший на терапию, входит и излагает вам одну историю, которой на сознательном уровне полностью верит, а на невербальном языке может рассказывать историю абсолютно иную.

И бессознательный разум имел мало шансов выказать признание собственного способа понимания.

Р: Вновь терапевтический трюизм, но почему вы его предлагаете?

Э: Я говорю им: "Вы на самом деле не знаете, что именно с вами неладно". Вы говорите им это, чтобы они не подумали: "Я знаю все о моей проблеме, о моей болезни".

Р: Вы вновь вырабатываете установку на обучение, чтобы пришло что-то новое. Вы пытаетесь расширить их горизонт, их опыт. Именно в этом должно состоять исцеление. Вы говорите, что у бессознательного появится еще одна возможность выразить себя.

Э: Слишком часто сознательное поведение держит вас в таком напряжении, что вы не позволяете бессознательному выразить себя. Это еще один научный трюизм.

Р: И, будучи высказано здесь в такой форме, это открывает путь к изменению и внутреннему развитию.


Косвенные внушения на идеомоторные сигналы головой

Мы научились кивать головой «да», качать головой "нет".

(Пауза)

Э: Это факт, и вы делаете паузу, чтобы дать им возможность подумать о фактической природе этого утверждения. У них есть время признать, что вы на самом деле говорите правду.

Р: Фактически, таким образом вы знакомите ее с идеомоторным сигналом. Вы не приказываете ей кивать или качать головой, чтобы выразить «да» или «нет», вы просто упоминаете возможность невербальной коммуникации и позволяете ее собственной индивидуальности решать, как и когда.


Подкрепление индивидуальности

Но это не обязательно так для всех людей.

У пещерных людей, которых недавно обнаружили в южных морях, есть свои способы невербальной коммуникации, их сигналы намного тоньше, чем у нас.

Э: Да. Ведь каждый из нас индивидуален.

Р: Понятно, в описании этих пещерных людей с их "собственными способами" коммуникации содержится импликация. Вы подразумеваете, что есть место для ее индивидуальности, к которой вы тем самым взываете.

Э: Да, взываю.

Р: Поскольку это, собственно, и есть проблема с пациентами: многие из их симптомов и так называемых психологических проблем вызваны подавлением их индивидуальности. Излечение состоит в том, чтобы позволить индивидуальности проявиться и расцвести во всей полноте.

Э: Совершенно верно, это то, что вам нужно делать, за этим они к вам и пришли.


Идеомоторные сигналы принятия внушения

И ваша готовность полагаться на то, что ваш бессознательный разум сделает то, что вам может быть интересно или ценно, крайне важна.

[С. начинает очень медленно кивать головой.]

Э: Подчеркивая, что она собирается что-то сделать. Р: Тот факт, что она очень медленно повторяет кивки головой, характерные для идеомоторной автономной реакции, может означать, что она принимает ваше внушение полагаться на свой бессознательный разум.


Открытые внушения: забывание и запоминание

Вам не только предстоит узнать нечто позитивное, но вам нужно узнать и нечто негативное.

(Пауза)

Одна из негативных вещей, которые вам нужно узнать, — это забывание.

Сознательно вы можете сказать себе: "Это я буду помнить".

Забыть что-то кажется некоторым людям очень трудным. И, тем не менее, если они взглянут на свою жизнь, они так же легко могут забывать. Обучая студентов медицинского института, вы говорите им очень внушительно: "Экзамен будет проводиться в такой-то комнате, в такое-то время и в здании N и начнется в 14.00".

И они все будут слушать с огромным интересом.

И вы повернетесь, чтобы выйти из класса, и увидите, что студенты наклоняются друг к другу и спрашивают: "В какой день? Во сколько? В каком здании?"

Вы знаете, что они это слышали, и они забыли это немедленно.

(Пауза)

Р: Вот вы опять говорите о забывании и приводите обычные примеры забывания в повседневной жизни, чтобы облегчить возможность вызвать забывание в форме постгипнотической амнезии. Она повторяет свои очень легкие, медленные кивки головой все время, пока вы произносите эти слова. Означает ли это, что она принимает ваши идеи и будет действовать в соответствии с ними? В этом случае забудет ли она и испытает ли амнезию?

Э: На каком-то уровне она реагирует признанием или принятием того, что я говорю, но я не знаю пока, как она будет действовать на основании этого.

Р: Вы можете предложить эту не жестко структурированную цепь ассоциаций по поводу забывания, и она может запустить или не запускать механизмы забывания в ее собственном мозгу. Вы не навязываете внушений или команд, вы просто предлагаете словесные ассоциации, которые ее индивидуальность может использовать или не использовать. Транс не обеспечивает принятия внушений (Erickson and Rossi, 1975); он просто является модальностью, внутри которой психические процессы пациента могут взаимодействовать с терапевтом непроизвольно и автономно. На этой ранней стадии обучения трансу вы просто исследуете, как ее личность откликнется на внушения, которые вы предлагаете в открытой манере.


Совмещение противоположностей

Это форма поведения, которая служит многим добрым целям.

И вам следует с удовольствие научиться забывать не только идеи, но и невербальные действия.

Намеренно забывать, что вы знаете некое имя, как вы делали в детстве, когда решали, что вам нравится другое имя, и, возможно, полдня развлекались тем, что вас зовут Дарлена или Анна-Маргарита.

[C., по-видимому, в этот момент возобновила свои медленные кивки головой в знак признания или принятия того, что говорится].

Э: Это обычная детская игра и то, что я говорю, напоминает ей о забытой игре.

Р: И к тому же дает ей еще один пример забытого переживания. Это способ доказательства того, что можно забывать.

Э: Но они вспомнят свои забытые переживания, связанные с этой игрой.

Р: Вспоминая, они делают нечто противоположное забыванию; и тем самым доказывают, что забыли.

Э: И в то же время они подтверждают верность того, что я говорил.

Р: И, возможно, вы выудили какое-то забытое воспоминание, так что вы сделали две противоположные вещи: облегчили забывание и облегчили запоминание. Вы совмещаете психические механизмы забывания и вспоминания, которые обычно очень тонко уравновешены в нашей нейрофизиологии. И здесь вы тонко уравновешиваете их для терапевтических целей. Мы назовем это совмещением противоположностей, в котором вы пытаетесь уравновесить противоположные мыслительные процессы. Это тщательное уравновешивание является еще одним способом дать ее индивидуальности возможность выразиться.


Амнезия и диссоциация: утрата способностей

Это весьма замечательная вещь, когда обнаруживаешь, что можно потерять руку, ногу, целое мгновение.

Вы можете забыть, где вы.

(Пауза)

Р: Еще один набор примеров того, как забывание может происходить через диссоциацию.

Э: И у каждого есть такой опыт.

Р: Да. Вы никогда не рискнули бы сказать что-то, чего не бывает всегда у всех. Вы говорите трюизмами ради полного приятия. Люди вынуждены принимать то, что вы говорите, потому что это все верно. Затем вы делаете паузу, чтобы дать им переварить ваше послание.

Э: И я вызываю воспоминания.


Сознательное и бессознательное

А ведь есть иные способы функционирования разума, при которых бессознательное может объединяться с сознанием, много различных способов, при которых бессознательное может избегать сознательного разума так, чтобы сознательный разум не знал, что он только что получил подарок.

(Пауза)

Р: Вот ряд трюизмов о взаимоотношениях между сознанием и бессознательным. Вы постоянно используете эти трюизмы, чтобы (1) установить, что вы надежный источник истины и (2) чтобы задействовать определенные психические механизмы и способы функционирования. Когда эти трюизмы действительно задействуют описанные психологические механизмы (например, забытое воспоминание высвобождается из бессознательного и переходит на сознательный уровень), вы тем самым также подтверждаете истинность и ценность транса крайне безопасным способом. В терапевтической работе вы никогда не используете прямых вызовов с целью доказать преимущество транса. Э: Совершенно верно.

Р: Это намного более эффективный и интересный способ установить истинность транса, и значительно менее вероятно, что вы вызовете сопротивление.


Выявление латентных возможностей через импликацию

Такая сложность психического функционирования…

Вы можете войти в транс, чтобы обнаружить, Как много всего вы способны делать.

Это намного больше, чем вы могли вообразить. (Пауза)

Э: Это предполагает: вы имеете перед собой важную цель, когда входите в транс. Дело не в том, что могу делать я, а в том, что вы, пациент, можете сделать. Вы подчеркиваете все то, что может сделать пациент.

Р: Вы используете импликацию, чтобы инициировать процесс внутреннего исследования, поиска и признания способностей, которых она в себе не подозревала.


Вызывание ранних переживаний

Вы можете увидеть себя во сне малым ребенком и удивиться, кто этот ребенок.

(Пауза)

Р: Это может быть вызыванием ранних воспоминаний или возрастной регрессии, но с безопасным дистанцирующим устройством "удивления, кто этот ребенок". Вы не «вбрасываете» пациента в реальное повторное переживание прошлого, поскольку это может быть травмирующим на такой ранней стадии терапии.

Э: Вы не вызовете обычной реакции: "Но я не могу быть ребенком", однако они могут удивляться, кто этот ребенок. Пока пациенты удивляются, они могут сказать: "Я могу быть этим ребенком".

Р: Вы говорите об этом в контексте: "Вы можете увидеть себя во сне малым ребенком". Это что, на самом деле механизм, вызывающий определенные сны?

Э: Да, и возможности их использовать.

Р: Так что вы снова берете естественный нейропсихологический механизм, запустив его вербально.

Э: И когда вы говорите: "Вы можете видеть во сне", это предполагает, что вы можете также сделать это любым другим способом, каким хотите.

Р: Вы не сказали: "Вы увидите себя во сне", это означало бы ограничить все только снами, вы говорите: "Вы можете увидеть", и предполагаете "но вы могли бы фантазировать об этом, или разговаривать с собой, или что угодно".

Э: Вы можете делать это каким угодно способом, но вы это сделаете.


Ратификация возрастной регрессии

И вы можете наблюдать, как ребенок становится старше неделя за неделей, месяц за месяцем, год за годом.

Пока, наконец, вы сможете узнать, кто этот ребенок, который растет.

[С, похоже, делает едва заметный кивок].

Р: Сейчас вы ратифицируете регрессию, заставляя ее наблюдать, как она растет.

Э: Да, если она видит, как она растет, это удостоверяет и ратифицирует тот факт, что она ощутила себя ребенком.


Пробуждение способностей через диссоциацию

У каждого человека есть способности, неизвестные его «я» способности, в которые «я» не хочет верить.

Когда есть способность, от которой бессознательное хочет отречься, оно может рассмотреть эту способность очень полно, со всех сторон и, когда захочет, стереть ее, но сделать это с полным пониманием того факта, что произошло стирание.

[Здесь Эриксон тратит минут 15 на довольно сложный клинический пример того, как бессознательное может стереть воспоминание].

Э: Все это делают; опять трюизм.

Р: Обсуждая эту способность отрекаться, на самом деле вы подготавливаете почву для того, чтобы способствовать процессам диссоциации?

Э: Вы можете стирать способность только тогда, когда она есть. Активно демонстрируя ее, вы доказываете, что она есть в наличии. Раз она есть, мы ее используем.

Р: Вы вызываете механизм стирания из бессознательного?

Э: Да, но только временно, чтобы она узнала, что он там есть.

Р: А, то есть вы намекаете, что бессознательное стерло массу вещей, но что оно так же может вызвать их обратно, если захочет?

Э: Да.

Р: Так что вы готовите ее к возможному восстановлению в памяти чего-то, что бессознательное стерло.

Э: Совершенно верно, только она не знает, что вы делаете.

Р: Вы обращаетесь прямо к ее бессознательному.

Э: И пользуясь ее же собственным взрослением и опытом, вы говорите только об этом.


Импликация даже в прямом внушении

Попытаюсь обозначить некоторые вещи, которые вы можете узнать.

Р: Вы здесь так прямо и заявляете. Я шокирован.

Э: "Я попытаюсь" и, поскольку вы ко мне хорошо относитесь, это предполагает, что вы мне поможете.

Р: Косвенно основное бремя снова перекладывается на нее, так что, даже когда вы делаете прямое заявление, вы можете имплицитно предполагать что-то иное, и в этой импликации содержится в самом деле важное внушение.


Обучение галлюцинированию

Галлюцинируя зрительно, иногда вы хотите начать это с закрытыми глазами, и зная, что они закрыты.

(Пауза)

Нет никакого точно установленного времени, чтобы вам учиться оставаться в трансе с широко открытыми глазами.

(Пауза)

Э: Здесь она начинает понимать, что галлюцинация — это не просто что-то психотическое. Она может видеть ее мысленным взором.

Р: Вы даете новое определение галлюцинации как чему-то, что можно видеть мысленным взором с закрытыми глазами. Вы делаете ее чем-то легким и безопасным — тем, что они могут сделать.

Э: Это может выглядеть как вызов, но это не вызов, вы можете "начать видеть ее с закрытыми глазами" предполагает, что на самом деле нет ни малейшей разницы, открыты у вас глаза или закрыты.

Р: Затем вы «вбрасываете» для безопасности фразу "нет никакого установленного времени". Это может случиться сейчас или на следующей неделе.

Э: В конечной паузе надо излучать уверенность.


Транс как повседневный опыт

У вас уже был опыт состояния транса с широко открытыми глазами. (Пауза)

Э: Каждый, кто рассеянно смотрит в окно во время лекции, переживает транс с широко открытыми глазами. Вы не осознаете ни лекции, ни вашего окружения, когда переключаетесь на внутренние реалии. У каждого был такой опыт.

Р: Вы таким образом определяете транс: отключение внимания от ближайшего окружения, мысленный уход в другое место.

Э: Транс — обычное явление. Болельщик, который смотрит футбол по телевизору, бодрствует по отношению к игре, но не бодрствует по отношению к своему телу, сидящему в кресле, или к тому, что жена зовет его обедать.


Пробуждение как творческий акт выбора

Теперь мы перейдем к другой части вашего обучения. Вы можете проснуться из транса по вашему желанию, проснуться, сосчитав в обратном порядке от двадцати до одного.

Р: Вы как-то очень неуверенно давали эти инструкции пробудиться. Таким образом вы предоставили ей творческий выбор, пробуждаться ли сейчас. Но если она была погружена в интересную и важную работу в тот момент, в инструкции содержалось скрытое указание, что она какое-то время может ее продолжить. Это обеспечивает возможность почувствовать пробуждение как приятное переживание, а не результат грубого вмешательства.


Двойная диссоциативная двойная связка: обучение диссоциации

Вы можете пробудиться как личность, но вам нет необходимости пробуждаться как телу.

(Пауза)

Р: Вместе со следующим предложением это образует удвоенную диссоциативную двойную связку.

Э: Даете субъекту осознать возможность диссоциации между разумом и телом.


Возможности постгипнотического внушения

Вы можете пробудиться, когда ваше тело пробудится, но при этом не узнавая своего тела.

(Пауза)

Э: Здесь я создаю возможность постгипнотического внушения.

Р: Это очень важный аспект вашей методики. Вы создаете возможности для постгипнотического поведения и сами не знаете, какие из них осуществятся. У вас нет представления, какие из них будут реализованы, но, когда это произойдет, вы можете сказать, что это ваша заслуга.

Э: Считать это своей заслугой можно, только когда верят, что это ваша заслуга.

Р: Вы просто улыбаетесь, когда они выполняют постгипнотическое внушение, и они знают, что вы с этим как-то связаны, что так и есть.

Э: Но не в той степени, в какой они думают.

Р: Так что на протяжении всего наведения вы можете создать много возможностей постгипнотического внушения, но не так смело, как я когда-то делал в своей ранней работе, когда говорил субъекту, что он "небрежно коснется пепельницы, когда транс закончится". Проснувшись, он заявил, что помнил мое постгипнотическое внушение, но "не захотел его выполнять". На следующем сеансе он сказал, что всю неделю размышлял над тем, почему же он не прикоснулся к пепельнице. Внушение на него явно подействовало, но я дал его так прямо, что оно вызвало сопротивление и фактически спровоцировало конфликт между прикосновением и неприкосновением, а также вопрос «почему», который беспокоил его всю неделю. Может быть, для эстрадного гипнотизера, создающего зрелище и необходимо выбирать субъектов, которые "повинуются прямым приказам". Но гипнотерапевт, работающий со всеми пациентами, должен тщательно изучать естественные тенденции каждого конкретного индивидуума, которые можно направить в русло терапевтически полезных форм постгипнотического поведения.


Исследование формирования идентичности

Наше понимание самих себя очень сложная штука. Ребенок сначала узнает "я люблю себя", (Пауза) а затем в один прекрасный день переходит к "я люблю моего брата, моего отца, мою сестру", но фактически ребенок говорит: "я люблю себя в тебе".

(Пауза)

И это все, что на самом деле любит ребенок.

Свое «я» в "тебе".

(Пауза)

По мере того, как ребенок растет, (Пауза) он учится любить вашу красоту, вашу грацию, ум, но это его восприятие вашего "ты".

(Пауза)

Р: Здесь вы фокусируетесь на идентичности человека и на том, как она развивалась?

Э: Вызываете на свет "я есть я, я делаю это, я собираюсь продолжать делать это".

Р: Вы сосредоточиваетесь на работе, которую она должна будет сделать в трансе?

Э; Да.

Р: В этом обобщенном описании формирования идентичности вы предлагаете ряд трюизмов, который, возможно, будет держать пациентку сосредоточенной на ее собственной внутренней работе. Вы также помогаете ей исследовать важные грани развития ее собственной идентичности.


Положительная мотивация и подкрепление в трансе: облегчение развития идентичности

На последней стадии он научается, что "в твоем счастье я найду мое счастье", (Пауза) и это и есть отделение идентичности одного человека от идентичности другого.

Э: "В твоем счастье я найду мое счастье". Все хотят найти и давать счастье. Их счастье в данный момент в трансе будет немалым достижением.

Р: Понятно, вы фактически мотивируете ее достичь чего-нибудь, от чего она будет счастлива. Вы делаете все, что можете, чтобы создать атмосферу положительной мотивации и подкрепления в переживании транса. Перемежая этим положительным чувством общий контекст исследования ее идентичности, вы также ассоциативно связываете подкрепление с развитием и отделением личностной идентичности. Вы косвенно помогаете развитию ее идентичности.


Спонтанное пробуждение в отношениях взаимоотдачи

[Субъект внезапно сама открывает глаза и реориентирует тело].

Р: Вы не знали, что она собирается открыть глаза в этот момент?

Э: Нет.

Р: Однако вы прежде дали ей возможность выбора сосчитать от двадцати до одного, чтобы пробудиться. Ваш открытый подход предоставил ей творческий выбор — пробудиться, когда она почувствует, что готова к этому. Вы структурировали пробуждение, однако предоставили ей свободу выбора, когда это сделать, даже если это будет неудобно вам.

Э: Совершенно верно. Дайте им свободу пробуждаться даже в не устраивающее вас время. Тогда они будут в настроении продолжать для вас.

Р: В ваших отношениях с пациентами есть взаимоотдача.