Часть I. Характерология.


. . .

Глава 3. Астенический характер.

1. Ядро характера.

Астенический характер описывался Ганнушкиным /4, с. 21-23/, С. И. Консторумом /29/. Отдельные черты этого характера даны К. Леонгардом в разделе о тревожно-боязливых и эмотивных личностях /8, с. 194-204/. В западной характерологии астеникам частично соответствуют расстройства личности в виде избегания и в виде зависимости, приведенные Г. Капланом и Б. Сэдоком в их клиническом руководстве /30, с. 657-662/.

Asthenia - по-латински значит слабость. Астеник - это дефензивный человек, которому свойственны раздражительная слабость с вегетативной неустойчивостью, чрезмерная впечатлительность, тревожная мнительность, быстрая утомляемость.

Дефензивность (defenso - оборонять, лат.) или оборонительность означает, что такие люди при встрече с жизненными трудностями не идут в агрессивную атаку, а стараются уйти, спрятаться или замыкаются в духе молчаливого протеста, также могут давать быстро истощающиеся раздражительные вспышки в кругу близких людей. Дефензивные люди, как правило, совестливы и противоположны агрессивным или лениво-безразличным людям. Дефензивному человеку присущ конфликт ранимого самолюбия и преувеличенного чувства собственной неполноценности. Такой человек в тяжкие периоды своей жизни кажется себе хуже и малозначимей большинства людей и остро страдает, так как его самолюбие не мирится с этим. Этот дефензивный конфликт является самым мучительным проявлением в жизни астенического человека, мучительнее раздражительности, нервозности, истощаемости.

Внешне астеническое чувство неполноценности выражается в нерешительности, неуверенности в себе, робкой застенчивости. Стесняясь, астеник прячет глаза, густо краснеет, не знает, куда деть руки. Такой человек часто думает о себе хуже, чем того заслуживает, легко пасует перед неожиданной наглостью, остро стыдится своих недостатков. Избегает публичных выступлений, центра внимания, так как боится, что его "никчемность" будет замечена и осмеяна. Временами, после какого-то успеха или просто размечтавшись, астеник способен самолюбиво переоценивать себя, но длится это до первой неудачи, после которой переживание своей неполноценности вспыхивает с прежней силой.

Астеническая раздражительная слабость проявляется вспышками раздражения. Астеник кричит на близких, несправедливо оскорбляя их. Эта вспышка заканчивается своей противоположностью: раскаянием, слезами, извинениями. В ней нет истинной ярости, опасности перехода к грубо разрушительным агрессивным действиям. Причинами раздражительности астеника обычно являются обиды и подозрения в том, что к нему плохо относятся, не любят, мало помогают, недостаточно заботятся. Астеник особенно раздражителен тогда, когда в глубине души недоволен самим собой, из-за этого он может придираться ко всему на свете, кричать о том, что все его ненавидят, хотят от него избавиться. Эти вспышки порой называют "истериками", потому что они протекают бурно и громок. Однако в них нет истерического сужения сознания с неспособностью посмотреть на себя со стороны, поэтому у астеника сквозь крик или судорожные рыдания иногда можно вызвать улыбку, даже заставить серьезно задуматься. В астеническом раздражении нет позы, демонстрации себя, суть его - неспособность сдерживать дискомфорт, нахлынувшие эмоции. Астеническая женщина может прийти домой и в порыве раздражительности с размаху швырнуть в стену только что купленный торт, но даже в таком поступке проявляются не истерические механизмы, а патологическая несдержанность.

Астеник особенно раздражителен на фоне усталости, в периоды отчаяния. Когда ему приходится терпеть много обид и унижений, в душе скапливается масса неизжитых психических травм, усиливается внутренний дискомфорт, что также является благодатной почвой для вспышек раздражения. Грубость слов, свойственная таким вспышкам, не исключает нежности астенической души. Поясню примером. Как раз нежная кожа легко ранится, ссадины на ней долго не заживают, зудят, и так трудно бывает сдержаться, чтобы резко их не расчесать.

Вегетативная неустойчивость - характерная черта астеников. Она проявляется колебаниями артериального давления, усиленным сердцебиением (вегетососудистая дистония), головной болью, потливостью, дрожанием рук, рвотами, поносами, запорами. Вегетативная нервная система, управляющая обменом веществ и функциями внутренних органов, не поддается обычному волевому контролю, поэтому астеник беспомощен перед этими ощущениями, которыми "наводнен" его организм. Его могут мучить бессонница, плохая переносимость духоты, транспорта, жары, перемен погоды. Он повышенно чувствителен к яркому свету, шуму, скрежетам, скрипам. Тесный воротник, галстук, колючий свитер действуют ему на нервы. Появляющийся с возрастом остеохондроз позвоночника, к которому астеники склонны, добавляет свои неприятные телесные ощущения. Все это пронизывает и усиливает астеническую раздражительность.

Астеники отличаются повышенной впечатлительностью. Они долго не могут отойти от взволновавших их переживаний, по ночам вспоминаются неприятные события дня и лишают их сна. Вид крови, дорожных аварий, страшные сцены на экране телевизоров вызывают у них сильные реакции вплоть до обмороков. Астеники чувствительны к грубым, обидным словам и потому порой бывают малообщительны.

Суть астенической тревожной мнительности состоит в преувеличении какой-то опасности, например болезни, экзамена. Слово "мнительность" происходит от старого русского слова "мниться", то есть казаться. Действительно, астеник чаще тревожно эмоционально преувеличивает опасность вместо того, чтобы кропотливо рассчитать ее вероятность холодным умом независимо от эмоций. Однако это преувеличение, хотя и без логических доказательств, долго сохраняется в силу инертности и глубокой тревожности астеника. Он часто тревожно застревает на какой-то своей мнимой неполноценности, тем самым усиливая и делая стойким дефензивный конфликт.

Астенику характерна относительно быстрая утомляемость. Интеллектуальная, эмоциональная, нервная перегрузка выматывает таких людей. По причине измотанности они успевают сделать гораздо меньше, чем хотели бы, и потому еще больше страдают комплексом неполноценности.

Ядро астенического характера составляют следующие особенности:

1. Дефензивность с конфликтом между ранимым самолюбием и чувством собственной неполноценности. Это пронизывает душевную жизнь всех астенических людей.

2. Раздражительная слабость с вегетативной неустойчивостью и дисфункциями.

3. Повышенная впечатлительность.

4. Тревожная мнительность.

5. Относительно быстрая утомляемость, истощаемость.

6. Гиперкомпенсация и компенсация как реакции на чувство своей неполноценности (будут подробно разъяснены дальше).

Особенности 2-6 свойственны разным астеникам в разной степени. В данном характере не предусмотрено отдельных названий для психопата и акцентуанта, оба обозначаются одним и тем же словом - астеник.

2. Особенности проявления в детстве.

1. У некоторых астенических детей уже в грудном и ясельном возрасте отмечаются признаки врожденной нервности (невропатия в понимании Г. Е. Сухаревой), что проявляется в основном расстройствами сна и нарушениями со стороны желудочно-кишечного тракта, а также рядом других вегетативно-соматических расстройств. У детей постарше могут присоединяться повышенная впечатлительность, раздражительная слабость, быстрая истощаемость. Астенические характерологические трудности в поведении и в отношениях с окружающими, как отмечает В. В. Ковалев /12, с. 406/, разворачиваются на протяжении школьного периода и особенно расцветают в период пубертата.

2. У части астеников в детстве отмечаются энурез, тики, заикание, что во многом объясняется неуравновешенно возбудимым реагированием нервной системы. Такие дети боятся животных, резких звуков, темноты и т. д.

3. Астенические дети с ранних лет тянутся к ласке, душевному теплу, доброму слову, хранят в сердце уют семейного очага. В душе взрослого астеника остаются многие красивые детские переживания, например увиденное в первый раз весеннее пробуждение природы, капельки росы на траве, мягкий отблеск солнца на крышах. В трудные периоды своей жизни он возвращается к этим воспоминаниям, и они его согревают.

4. Многие из таких детей начинают рано мечтать, любят книги и фильмы непременно со счастливым концом. Слезливое слабодушие у части астеников намечается уже с малых лет. По причине стеснительности, ранимости они иногда не справляются с элементарными практическими вещами: узнать домашнее задание у одноклассника, попросить сдачу в магазине и т. д. Даже в юности, в отличие от прагматичных сверстников, некоторые астеники в лирической рассеянности-мечтательности не знают, что они хотят для себя, не находят своего конкретного жизненного дела.

5. У многих отмечается депрессивная окраска настроения из-за недовольства собой, неспособности легко и раскованно чувствовать себя среди сверстников. Нередко астеники сторонятся шумных компаний, молчаливы на людях. Все это носит реактивный характер, истинные эндогенные депрессии и аутические тенденции не свойственны астеническим детям. Находясь с людьми, с которыми им хорошо и просто, они жизнерадостны, ищут общения, привязываются к людям, находят в них опору. Они вообще привязчивы и не любят перемен, им трудно расстаться с любимым учителем, школой, к которой привыкли, тяжело навсегда уехать в другой город. Если дома неожиданно появляются гости, астенические дети застенчиво прячутся в своей комнате, придумывают причину, чтобы не выходить к гостям. Уже с детства в них много сердечности, жалостливости, но хватает и обидчивости, чрезмерной капризной ранимости.

6. В подростковом возрасте астеники часто выглядят бледными, хилыми. Им свойственны резкие колебания сосудистого тонуса. Нередко у них обнаруживают повышенное кровяное давление. Как правило, это объясняется тревожной реакцией на врачей в белых халатах, саму процедуру исследования. Тревожных людей перед измерением давления нужно успокоить, измерить давление несколько раз - так можно избежать неоправданного диагноза ранней гипертонической болезни.

7. Астенические подростки (преимущественно мальчики) отчаянно борются с онанизмом, ипохондрически преувеличивают его последствия, считают себя моральными уродами. Они нуждаются в грамотном просвещении на эту тему. Некоторые из них предаются чувственно острым сексуальным фантазиям, которым в реальности вряд ли последовали бы. Астеники стыдятся своего сексуального влечения, краснеют и конфузятся при общении с противоположным полом. Отвергнутая любовь переживается ими крайне болезненно, так как усиливает конфликт комплекса неполноценности и ранимого самолюбия.

8. Астеническим детям трудно в школе. Их пугает неуемная возня, драки на переменах. В школьном мире, с приматом грубой физической силы, они нередко становятся мишенью детской агрессивности, особенно если внешне обнаружат свою чувствительность, пугливость, неумение постоять за себя. Им трудны ответы у доски, экзамены, соревнования. Они уклоняются от ответственных общественных постов, берегут себя от излишних нагрузок.

9. В подростково-юношеском возрасте у астеников обостряется сенситивность, то есть чувствительность к оценке со стороны окружающих, особенно сверстников. Это выражается опасением по поводу своей физической непривлекательности (дисморфофобия) и связанным с этим самоограничением в приеме пищи (нервная анорексия). Дисморфофобия и анорексия подробно исследовались М. В. Коркиной и соавторами /31/. У астеников, как правило, речь идет не о переживании телесного недостатка как такового, а о том, кто и как отнесется к астенику в связи с этим. От мысли, что он некрасив, уродлив, астеник приходит в ужас, готов на многое, лишь бы исправить это. Девочки устраивают голодовки, чтобы стать стройными и красивыми. Все носит психологически понятный характер. Чаще всего дефект выискивается там, где его могут заметить: фигура, рост, лицо, кожа, размер и особенности половых органов (это могут заметить в бане или при половой близости). Астенику досадно, что из-за какой-то мелочи (горбинка на носу, полноватые бедра) он, как ему кажется, становится совсем непривлекательным и не может рассчитывать на возможность любить и быть любимым, что очень важно в этом возрасте. Ему не дает покоя надежда устранить дефект и стать привлекательным, он ищет все возможности, чтобы это осуществить. В отличие от шизофренических случаев эти явления протекают намного мягче.

10. Молодым астеникам весьма свойственна реакция гиперкомпенсации, которая, по определению А. Е. Личко /6, с. 47/, заключается в том, что подростки "ищут самоутверждения не там, где могут раскрыться их способности, а именно в той области, где чувствуют слабость. Робкие и стеснительные, они натягивают на себя личину веселости, даже заносчивости, но в неожиданной ситуации быстро пасуют. При доверительном контакте за спавшей маской "все нипочем" открывается жизнь, полная самобичеваний, тонкая чувствительность и непомерно высокие требования к самому себе. Нежданное ими сочувствие сменяет браваду на бурно хлынувшие слезы".

11. Астеникам не типичны подростковые нарушения поведения: делинквентность, злоупотребление алкоголем, побеги из дому, бродяжничество. Некоторые курят, чтобы с помощью курения скрывать в компаниях свою застенчивость.

3. Варианты астенического характера.

Данный вопрос практически не разработан. Мне представляется возможным выделить следующие варианты:

1. Эмотивные астеники. Под эмотивностью К. Леонгард /8, с. 198/ понимал "чувствительность и глубокие реакции в области тонких эмоций". Эмотивные люди мягкосердечны, жалостливы, задушевны. Они легко впадают в растроганность, сентиментальность. Под влиянием трудных обстоятельств становятся угнетенными, теряя способность сопротивляться и бороться. Это застенчивые, боязливые, но чуткие и правдивые люди, глубоко чувствующие природу и искусство, радость и горе. Одухотворенные эмотивные астеники полны сострадания, за других переживают больше, чем за себя. Они способны разделять все трудности судьбы любимого человека. Им свойственна серьезность переживаний без экзальтированности. Слабое место - неспособность драться в широком смысле. Осторожным, кротким отношением к окружающим эмотивные астеники пытаются защититься от людской агрессии.

2. Астеники с романтическим полетом в душе. Одухотворенность роднит их с эмотивными. Однако главное для них - жизнь мечты. Они затаенно ждут спокойного тихого вечера, когда можно будет предаться воображению разных ситуаций. В этих ситуациях представляют себя смелыми, лихо раскованными, искрометно остроумными - то есть такими, какими не получается быть в обычной жизни, но хотелось бы. Также мечтают о чем-то высоком, любовном, приключенческом. В мечте могут пережить полнее и больше, чем в действительности, которая им тяжела и от которой лечатся мечтаниями. Подобные астеники напоминают интровертов, но в отличие от шизоидов их мечты не оторваны от жизни, а наполнены земной романтикой. В повседневной реальности они отзывчивы, стремятся посильно помочь друзьям и близким. К людям, которых любят, относятся с большой преданностью, теплом, очень дорожат их отношением к себе. Но в отличие от циклоидов способны легко проявлять искреннее тепло и заботу лишь к узкому кругу духовно созвучных людей (в этот крут могут не попасть родственники). Некоторые свою зажатость, застенчивость элегантно прячут за мило-неряшливым стилем поведения. Одна из их проблем заключается в том, что они не умеют отказывать в просьбах друзьям и потом мучаются под грузом дел, который оказался на их плечах.

3. Астеники, "застрявшие" в гиперкомпенсации. Есть астеники, которые до старости стараются во что бы то ни стало казаться уверенными в себе, решительными, сильными. В результате они не раскрывают заложенное в их душе богатство лирических переживаний. Но некоторым из них (далеко не всем) удается благодаря гиперкомпенсации сделать карьеру. Как правило, эти астеники отличаются особенно острым самолюбием-честолюбием, наличием так называемого стенического жала, меньшим духовным богатством, чем описанные выше два варианта. Однако даже став начальниками, они не воцаряются в кабинете, сохраняют человечность, стараются помогать людям.

4. Примитивно-занудливые астеники. Живут простыми интересами, заботами о близких. В их душе нет полета романтической мечты. Многие по причине тревожности занудливы, стараются все сделать по правилам, боятся отойти от заведенного порядка - "как бы чего не вышло!". Часть из них производит ложное впечатление на людей с нелогичным мышлением. Дело же в том, что они не умеют точно выражать словами свои переживания. Чувствуя это, они занудливо кругообразно пытаются уточнить свою мысль, иногда используя простонародные выражения, отчего понять их становится еще труднее. Примитивные астенические люди у многих не вызывают симпатии. Они часто угрюмо-неразговорчивые, колючие или ранимо-капризные, завидующие своим удачливым знакомым. Также немало среди них скучных ипохондриков, мучающих родственников вечным требованием поддержки и жалости. Некоторые по причине трусливости подводят своих знакомых в отличие от одухотворенных астеников, чье нравственное чувство заставит преодолеть трусливость и не подвести человека.

4. Межличностные отношения (особенности коммуникации).

Дефензивный конфликт астеника многообразно проявляется в его поведении. Характерно сказал про себя один из них: "Я бегаю из норки во дворец". Астеник ищет в жизни маленький уютный уголок, чтобы спрятать там душевную ранимость, комплекс неполноценности. Занимает самые скромные места в жизни: библиотекарь, домашняя хозяйка и т. д. Однако острое самолюбие не желает с этим мириться - хочется жить интересной жизнью, быть не хуже других. В "норке" становится неуютно, и астеник пытается выйти в большую жизнь, сделать что-то значительное. Потом, не выдержав, снова спешит в "норку". Этот конфликт: "Где же лучше: в норке или во дворце?" - долго мучает астеника, пока он не найдет свое место в жизни.

Астеник, не разобравшийся в своем характере, требует от себя, как от других, а от других, особенно близких людей, как от себя. Таким образом, он злоупотребляет механизмами проекции и идентификации, размывая психологические границы между собой и окружающими, лишая себя и других права на индивидуальность. Он сам страдает от подобной дисгармоничности и иногда называет ее "дурацкой болезнью сравнения".

Астеническим людям трудно общаться из-за стеснительности, неуверенности в себе. Они зажимаются, тушуются, не могут проявить себя в полной мере. Боятся сделать что-нибудь не то, не так, опасаются насмешек, подозревают снисходительное отношение к себе, так как сами считают себя никчемными. Их легко сбить, поставить в неловкое положение, сконфузить. Они остерегаются вступать в контакт с людьми, если нет уверенности, что к ним хорошо отнесутся. Молчаливостью стараются обезопасить себя от вопросов и неудачных ответов на них. Некоторые астеники стараются держаться подчеркнуто сдержанно и спокойно, чтобы скрыть трепещущее внутри волнение. Редко кто из них способен на людях закричать, грубо браниться, но они могут изображать сверхуверенность, напускать на себя браваду. Иногда получается забавная картина из смеси жалкой застенчивости и бравадной гиперкомпенсации.

Астеникам трудны ответственные решения, они ищут советов, поддержки, в некоторых случаях согласны, чтобы решение было принято за них. Им трудно требовать и добиваться чего-то для себя - становится неловко. Легче делать то же самое для других людей. Часто, чтобы избежать столкновений с людьми, молчат или делают вид, что согласны, иногда поддакивают, стыдятся показать свою неосведомленность или высказать точку зрения, которая не совпадает с только что прозвучавшей.

По известной концепции Альфреда Адлера, человек с ощущением своей неполноценности компенсирует ее стремлением к власти /32/. Это верно по отношению к психастеноподобным эпилептоидам, но вряд ли по отношению к астеникам. Астенику власть не сладка: ему страшно принять несправедливое решение, кого-то обидеть, кому-то отказать, с кем-то бороться. Лично ему нужна не власть, а признание своей полезности людям, уважение с их стороны. Астенику трудно быть в тягость кому-то. Если он подумает, что это так, то постарается не навязываться, уйти.

Астеника легко обидеть. Он злопамятен в том смысле, что рана даже от маленькой обиды (если она значима) долго болит и не заживает. Однако агрессивной мстительности в нем нет. Он может "мстить" пассивно, например, мог бы обидчику сделать что-то хорошее, но не сделает. Астеники часто недовольны своим робким характером, хотели бы, чтобы он был более решительным.

Астеник, совершая плохие поступки, потом мучается этим, особенно если ему убедительно показать, что он поступил дурно. Ему тяжелы не только собственные безнравственные поступки, он так устроен, что безнравственность других людей, как-то связанных с ним, остро им переживается, как своя собственная. Например, астенической девочке стыдно за непотребное поведение своей подруги на вечеринке, а астенической маме за некрасивые поступки своего ребенка, будто бы не ребенок, а она сама совершает эти поступки.

Астеники с детства невольно учатся трем вещам: 1) предвидеть и обходить опасности стороной; 2) так вести себя с другими людьми, чтобы они их меньше обижали; 3) определять отношение к себе других людей, если зависят от них. Часто астеники, чувствуя, что в людях разбираются "туманно", тянутся к изучению психологии Однако порой свои коммуникативные трудности они решают проще - через спиртное. Астеники начинают пить, чтобы быть смелее, увереннее в общении. Также поднимают себе спиртным дух в депрессивных состояниях, связанных с переживанием своей малоценности.

Иногда они прибегают к компенсаторным фантазиям, представляя, как хлесткими точными словами положили на "лопатки" несправедливого начальника. Или воображают свои похороны, как собравшиеся люди горюют, что потеряли человека, который был достоин любви, иного отношения, что проглядели его, и все уже теперь безвозвратно потеряно. После этого на душе становится чуть легче.

5. Семейная и сексуальная жизнь.

Ряд астеников с выраженной раздражительной слабостью попадают в разряд ноющих домашних тиранов. Сохранность семьи в таких случаях зависит от умения близких относиться к раздражительности, как к прозрачной занавеске, сквозь которую не теряется из вида ласковый и душевный астенический человек. И второй момент - сохранность семьи зависит от толерантности близких к тем "ужасным" словам, которые астеник выкрикивает в раздражении. К счастью для астеников, многие люди отличаются подобной толерантностью. Но если близкие решат, что эти слова порождаются не дискомфортным состоянием, а соответствуют бессознательному отношению астеника к ним, то разрыв семьи весьма вероятен. Некоторые люди, чаще это шизоиды, стихийно психоаналитически относящиеся к любым неотслеженным высказываниям, как к неслучайным оговоркам, долго астенической раздражительности не вынесут.

Астенические родители - обычно тревожно опекающие, создающие у ребенка впечатление, что мир полон опасностей. Они сами невольно являются образцами страха перед жизнью. Тяжелые астенические психопаты, будь их воля, держали бы свое любимое чадо при себе, не выпуская на улицу. Однако в астенических родителях есть много хорошего: они дают много любви и ласки своим детям, ответственно относятся к их развитию, дарят им свои светлые душевные особенности характера. Когда астеническая мама в раздражении нашлепает своего ребенка, то тут же нередко целует его, извиняется, плачет.

Важной гранью воспитания астенических детей является не прямая борьба с фантазированием, а дополнение его развитием живой наблюдательности интересного вокруг них (природа, животные, поведение людей). Познание мира вместе с умным собеседником приносит астенику удивительную радость и помогает выйти из мира мечтаний в жизнь. Астеническим детям не подходит как излишняя строгость, так и чрезмерная ласка. Излишняя строгость мешает развитию в ребенке жизнерадостности, уверенности в себе. Чрезмерная ласка не способствует появлению дисциплинированности, умению сдерживать себя. Лучше всего, по мнению Г. Е. Сухаревой, мягкая настойчивость. Для астенического ребенка деструктивно воспитание по типу "Золушки", описанное О. В. Кербиковым /33/, когда ребенку дают почувствовать, что, что бы он ни делал, все - плохо, и сам он - всегда плохой.

В выборе супруга действуют следующие противоположные закономерности. Если брак - это партнерство, основанное на любви, то следует отметить, что любовь чаще зиждется на личностном созвучии людей, а удачное партнерство - на их взаимодополнительности. Вот и получается нередко, что когда два астеника вступают в брак, то между ними возникает симпатия, душевная связь, а слабости одного не компенсируются силой другого. Возможно, астенику целесообразно искать супруга, у которого, кроме астенических черт характера, имеются и другие, делающие их брак более жизнеспособным. Астеник нередко привязывается к своему супругу, и ради того, чтобы не рвать семейных уз, долго терпит обиды, пьянство, оскорбления и ощущает острую боль и опустошенность при разрыве отношений. Некоторые астеники так нуждаются в тепле и любви, что даже готовы вымаливать их и унижаться, производя жалкое впечатление.

Астеникам свойственна достаточно острая чувственность, в том числе и сексуальная. Порой стеснительность мешает ей полнокровно проявиться. У астенических мужчин при первом контакте с женщиной иногда случается психогенная импотенция, так как трудно одновременно делать два дела: тревожно сдавать "экзамен" на мужскую полноценность и предаваться любви. В таких случаях важно спокойное и мягкое отношение женщины.

6. Духовная жизнь.

Астеникам свойственна ранимая романтическая одухотворенная реалистичность. Ранимая духовность заключается в щемящей жалости ко всему хрупкому, нежному, беззащитному, с желанием по возможности это беззащитное как-то защитить, уберечь. Астеническому человеку трудно без муки в душе пройти мимо котят, мокнущих под дождем. Если есть возможность, то он постарается их обогреть, накормить. Астенику по себе хорошо известно, что такое беззащитность и как велика благодарность тому, кто искренне помог. Из этого знания и возникает особенная астеническая жалостливость с талантом тонкого сочувствия и сопереживания.

Астеники трепетно чувствуют проявления живого в окружающем мире (феномен тонкой биофилии по Э. Фромму). Хрупкие льдинки в проруби, истое пение птиц, осенние листья на ветру, веселый солнечный дождик наполняют светлой радостью их душу, привязывают к земной жизни. Астеническая душа редко несет в себе такую духовную мощь и размах, какие мы обнаруживаем у шизофренических людей, шизоидов, циклоидов, некоторых психастеников. Вот почему среди гениальных людей, изменивших жизнь человечества, трудно найти людей астенического склада. Астеник и сам не стремится в заоблачные высоты духа, ему там холодно, страшновато и одиноко. Он и в реальной жизни часто боится высоты и одиночества.

По известному выражению П. Тиллиха: "Бытие не только дается, оно требуется". Если человек не проживает свою жизнь в соответствии со своим призванием, то ощущает себя пустым, его мучает экзистенциальная вина за не по-своему прожитую жизнь. Астеникам, как и всем людям, необходимо найти свой смысл жизни. Для этого большинству из них не нужно штудировать философию и теологию, интеллектуально решать "вечные" проблемы - все равно разобраться в этом почти невозможно. По интересному выражению С. Моэма на горных вершинах (как и на вершинах духа. - П. В.) чаще увидишь сплошной туман, а не ошеломительное зрелище /34, с. 33/.

Место астеника там, где нужна душевная чистота и жалостливость, где можно приносить насущную, пусть малую пользу конкретным людям, где необходимы деликатность и добросовестность. Человеческая преданность тем, кого полюбил, - ценная черта астеника. Многие одухотворенные астеники бессознательно чувствуют, что самое дорогое для них в этом грубом мире - теплые души близких людей. Сохранить искорку родной человеческой жизни, сберечь ее - вот главный и вполне достаточный смысл жизни. Все остальное вторично по отношению к нему. Для сложного астеника характерней путь в духовность, чем в конкретную религию. В своем духовном развитии он интуитивно разделяет живое от мертвого, теплое от холодного, тонкое от грубого, ранимое от бесчувственного, доброе от агрессивного, саморазвитие от ограниченного самодовольства.

Бывают ситуации, когда робкие астеники оказываются смелее, чем о них думают. Чаще всего астеник совершает смелый поступок, когда его заедает совесть, и он не в состоянии пройти мимо творящегося зла. В этом одухотворенному астенику помогает его непритязательность: ради правды ему не страшно потерять богатство, карьеру, положение, так как он готов довольствоваться малыми жизненными благами. Важнее сохранить чистоту души и богатство ее переживаний (их нет при "грязной" совести).

Смерти астеник боится больше, чем крупных жизненных неприятностей, так как обычно не чувствует реальности загробной жизни, и тогда земная жизнь - это все, что у него есть. Многим астеникам удается вытеснить страх смерти, но не до конца, подспудно он живет в них и актуализируется при любом серьезном напоминании.

Астеники, богатые романтическим переживанием тонких проявлений жизни, обычно талантливы в лирико-поэтическом духе, реже - в научно-техническом и крайне редко в философском, аналитическом ключе.

7. Дифференциальный диагноз.

Астенический характер имеет относительно простой душевный рисунок. Однако диагноз астенической психопатии и акцентуации не прост, так как их главное проявление - застенчивость - встречается и у других характеров. Диагноз ставится на основании характерных особенностей, проявляющихся уже в детстве и приобретающих типичную структуру к юности. Это особенно показательно, если не было серьезной длительной психотравмирующей ситуации, которая могла бы привести к астеноподобным особенностям характера.

При беседе с астеником мы чувствуем в нем переживание собственной неполноценности и ранимое самолюбие, делающее это переживание особенно острым (дефензивный конфликт). Астеники нередко прячут глаза, густо краснеют, не знают куда деть руки, робко зажаты, напряжены стеснительностью. Обычно отмечается гиперкомпенсация, сквозь которую при соответствующем построении беседы нетрудно разглядеть неуверенного в себе, чувствительного человека.

Типичные проблемы астеников: застенчивость, неуверенность в себе, ощущение своей неполноценности, впечатлительность, чувствительность к оценке со стороны окружающих (сенситивность), трудности общения, обидчивость, раздражительная слабость, утомляемость, масса "нервных" соматических ощущений, ипохондричность, тревожная мнительность.

Дифференциация застенчивости

1. В случае эпилептоидов мы имеем дело либо с псевдозастенчивостью (маска), нарочитая сделанность которой выдает себя. В случае истинной застенчивости у эпилептоида мы чувствуем, что за напряженностью, возникающей от самой застенчивости (что типично и астенику), просвечивает иная, дисфорическая, авторитарная, злобноватая напряженность.

2. В истерических случаях мы видим холодноватую позу застенчивости, от легкого, милого кокетства ею, до карикатуры на нее.

3. У неустойчивых и ювенилов серьезная стойкая застенчивость наблюдается редко.

4. Застенчивость психастеника очень похожа на астеническую, только в ней еще больше моментов двигательной неловкости.

5. Циклоид на спаде настроения застенчив, настроение поднялось, и от застенчивости не осталось следа. Даже в застенчивости переживания движения циклоида не теряют своей естественности, мы не обнаруживаем двигательной неловкости.

6. Шизоиды бывают остростеснительными, но часто без астенической внешней выразительности (краски на лице, конфузливости и т. д.). При этом от застенчивого волнения у них часто потеют ладони, бьется сердце, но внешне это незаметно. Чем сильнее шизоид стесняется, тем больше уходит в себя, становится отрешеннее, порой красиво закидывая ногу на ногу и глубоко откидываясь на спинку кресла.

7. При мягкой шизофрении (полифонический характер) застенчивость бывает гротескно-острой, чудаковатой: человек, разговаривая с вами, почти отворачивается в противоположную сторону. Нередко шизофреническая застенчивость отщеплена от робости, тревожности, каких-либо вегетативных проявлений, чего никогда не бывает у астеников. Гиперкомпенсация нужна астеникам, чтобы не казаться смешными, а выглядеть смелыми и раскованными. Шизофреническая же гиперкомпенсация часто смешна и нелепа, например, чтобы скрыть застенчивость, молодой человек входит в комнату к незнакомым людям на руках. При мягкой шизофрении застенчивость может резко возникать в определенном возрасте, а до того и намеков на нее не было. Застенчивость у таких людей в зависимости от состояния то появляется, то совершенно исчезает, чего не бывает у астеников.

8. Особенности контакта и психотерапевтической помощи.

Астеник тревожно напряжен тем, как его оценивают, поэтому хорошо, если вербально и невербально вы дадите ему почувствовать ваше доброе расположение. На первых этапах знакомства избегайте двусмысленностей и помните, что некоторые разъяснения и интерпретации могут быть приняты астеником за критику. В контакте такие люди ценят ненавязчивую теплоту, ласковость: астеник с благодарностью отнесется к этому, находя в этом душевную защиту. Не следует комментировать проявления его застенчивости, оценивающе, в упор его разглядывать. Ваша естественность поможет быть естественным ему. От авторитарности астеник съеживается и уходит в себя, иногда пугается и начинает бестолково, по-солдатски подчиняться, а в гиперкомпенсации дерзит.

Беседу недопустимо вести в форме допроса. Избегайте прямых категоричных вопросов. Конструктивней проявлять интерес в разных формах, например: "Мне интересно, что вы чувствуете по поводу того-то"; "Вы знаете, у меня это происходит так, а как у вас?"; "У моего знакомого было то-то, а случалось ли такое с вами?". Можно высказывать мягкие предположения по поводу переживаний астеника, и это даст ему возможность подтвердить или опровергнуть ваши предположения - в любом случае, высказаться. Ранимые астеники не любят, когда им лезут в душу. Беседуя с астеником, можно предложить ему чашку чая, что раскрепостит его, поможет занять руки. Если возникает пауза напряженного молчания, то за чашкой чая легче разговаривать на посторонние темы. В разговоре с астеником давайте ему обратную связь, чтобы он не мучился в догадках о вашем восприятии ситуации. Когда он рассказывает вам о себе, то в ключевых местах рассказа мягко и одобрительно ему улыбайтесь, слегка кивая головой, в знак того, что вы его слушаете и понимаете. Беседуя, лучше находиться в открытой, доброжелательной позе, как это рекомендует Аллан Пиз /35/.

На первых порах астеник нуждается в щедрой психологической поддержке. Проще всего ее оказать, искренне сообщая ему о том, что вам действительно в нем нравится. Желательно, чтобы после первых встреч с вами астеник уходил душевно согретый, с благодарным чувством в душе. Он так часто психологически истязает себя, что воистину заслуживает теплого, поддерживающего контакта. Астеническому человеку хочется помочь еще и потому, что, ощущая благодарность от помощи, он старается, в свою очередь, помогать другим людям. Происходит своеобразная эстафета добра.

Серьезная, стратегическая помощь астенику заключается в том, чтобы помочь ему с помощью характерологии основательно изучить себя и других людей. Благодаря этому он будет лучше ориентироваться в жизни, примерно зная, что в этой или иной ситуации ждать от себя и от других. Эта ориентировка помогает меньше беспокоиться, сохраняет душевные силы. Обидчивость снизится, когда астеник осознает, что обижающее поведение людей адресовано не именно ему: подобное поведение вытекает из их характера. Ему станет ясно, что чем меньше слепого требовательного ожидания от людей, тем меньше обид. К тому же повышенно конфликтные люди нередко либо больны, либо серьезно сами обижены. Обучать астеника характерологии стоит не столько в научно-аналитическом ключе, сколько наполняя его душу художественными характерологическими образами из литературы, искусства, кинофильмов - это больше подходит его мечтательно-романтической натуре.

Эффективней характерологическое обучение проводить в группе дефензивных интеллигентных людей с разными характерами. В такой группе астеник поймет, что его характер считают слабым только потому, что за силу принимают грубоватую практичность с напористостью и расторопностью, способностью с известным безразличием относиться ко многим вещам. Общаясь с товарищами по группе, он осознает бесценность их интеллигентности, эмоциональной хрупкости, духовности и сам захочет быть ближе к ним, чем к так называемому "сильному" типу.

Целесообразно эти групповые занятия строить по принципам терапии творческого самовыражения (сокращенно ТТС) по методу М. Е. Бурно /36, 37/. Суть метода заключается не столько в обогащении духовной культурой, сколько в таком психотерапевтически продуманном взаимоотношении с ней, при котором происходит оживление, высвечивание, укрепление неповторимой индивидуальности участника группы. Занимаясь в группе, астеник убеждается в творческом богатстве дефензивности вообще и своей астенической в частности и начинает прибегать к творчеству как целительному источнику. Методика проведения ТТС технически проста. Трудность в другом - ведущий должен без казенного схематизма разбираться в характерах и быть живой, творческой личностью, способной увлечь других людей творчеством.

Для астеника подобные группы являются еще и оазисом, где согревается душа и чувствуешь себя полноценным человеком. Участники занятий становятся референтной группой, созвучие с которой психологически защищает и помогает быть самим собой в жизни. Благодаря групповым занятиям астеник точнее находит свое место среди людей, убеждаясь, что и он по-своему ценный человек. Когда астеник находит свое дело в жизни, в широком смысле связанное с созидательностью, то в нем включается стеническое начало. Во имя такого дела он бывает достаточно решителен и уверен.

По мере занятий ТТС внутреннее состояние астеника серьезно меняется. В периоды тревожной растерянности его состояние можно озвучить так: "Мое "я" маленькое, беззащитное. Вот-вот исчезнет, все смыслы размыты, душа в несобранности и дискомфортном раздерге". В моменты же творческого вдохновения состояние совсем иное: "Мое "я" ощутимо, реально, на переднем плане душевной жизни; в душе - осмысленность, полнота, радость, надежда, ничего не страшно и в смерть не верится". Психотерапевтичность последнего состояния очевидна. Важно отдельные моменты вдохновения превратить в творческий стиль жизни. Это можно пояснить "принципом велосипеда": пока крутишь педали, едешь вперед, а стоит перестать это делать - тут же падаешь. Так и в лечении творчеством.

Когда астеник обретает свое счастье, а оно связано с духовностью и нужностью людям, то ему легче становится делать что-то несвойственное его натуре. Это глубоко понятно - трудно, "душно" делать чужое, своего не имея, а имея свое - гораздо легче, так как есть чем "дышать" и не переживаешь, если чуждое твоей личности получается хуже, чем у других. Например, легче служить в армии и не ругать себя за то, что как солдат плох, если понимаешь, что твоей натуре свойственны иные дела. Параллельно или в рамках ТТС можно проводить тренинг уверенности и навыков общения, не боясь, что они усилят тенденцию к примитивной гиперкомпенсации, потому что астеник не захочет уже потерять душевное богатство и свою интеллигентность, осознанные на занятиях ТТС. Астеникам помогают курсы по конфликтологии. После подобных курсов они становятся общительнее, так как уходит страх, что не найдутся что сказать и как ответить в конфликтной ситуации.

К психотерапии астеников подходит парадоксальная гештальт-терапевтическая теория изменения: "Изменения наступают тогда, когда мы осознаем, кто мы действительно есть, а не тогда, когда стараемся стать тем, кем мы не являемся" /Д. Рейнуотер, 38/.

Тактическая и симптоматическая помощь. Астеник часто рассеян по причине мечтательной несобранности, душевной измотанности. Ему стоит рекомендовать завести специальную книгу для записей. Туда он будет заносить важные дела, встречи. Без инструментов самодисциплины астеник успевает гораздо меньше, чем с ними, духовно страдая от того, как мало ему удается сделать в жизни. Благодаря записной книге он также меньше мучается от невыполненных обещаний, договоренностей. Самолюбивый астеник нередко намечает большие планы, поэтому не беда, если удается выполнить хотя бы половину намеченного. Астенику не следует выполнять десять дел сразу: впопыхах все валится из рук, и ни одно дело не доводится до конца. Необходимо приучать себя концентрироваться на том, что делаешь в данную минуту, и быстро и полностью переключаться на новое дело. Переключения освежают внимание, и их можно практиковать как сознательный прием. Астенику полезно сразу все класть на свои места, иначе теряется масса сил на поиск нужных вещей.

Астеник невольно ищет оранжерейных условий, где он смог бы совершить больше полезного, чем в обычной жизни, которая выматывает его. Взрослый астеник нередко сужает круг своего общения, чтобы было меньше дерганий и обязательств. Астенику необходимо помогать учиться выживать в реальном мире. В частности, полезно систематично разбирать его успехи и неудачи. Неудачу следует разбирать не в критическом, а в обсуждающем ключе, рассматривать ее как обучающий опыт. Успеху можно порадоваться, но затем непременно разобрать его механизм - какие способности и действия обеспечили его. Это нужно, чтобы астеник становился психологическим хозяином своих успехов, меньше зависел от помощи извне, был самостоятельным.

Кстати, такой спокойный разбор успехов и неудач разумно включать в воспитание астенических детей. Для психастеников, при их склонности к психологической аналитичности, данный метод оказывается еще полезней. Астеники и психастеники пытаются делать это самостоятельно, что порой превращается в самоедство и умственную "жвачку"; с умным и опытным помощником они достигают лучших результатов.

В трудных ситуациях астенику нужен собеседник, помогающий ему разложить все "по полочкам", отделить главное от несущественного, ибо в тревоге все кажется существенным. Астенику свойственны три вида неконструктивных усилий.

1. Напрасные действия. Перед ответственными событиями астеник представляет их себе и начинает тратить силы, как бы пытаясь улучшить ситуацию. Например, опаздывая на работу, он напрягается всем телом, словно старается подтолкнуть автобус, чтобы тот ехал быстрее.

2. По меткому выражению Кристана Шрайнера, "жизнь в кресле дантиста". Думая о будущем, астеник тревожно переживает события, которые еще не случились и, вероятно, вообще не случатся.

3. У астеника нередко возникает сумятица в голове, когда он думает о чем-то потенциально страшном, значимом. Он не замечает, как уже по десятому разу возвращается к одной и той же мысли; а даже если и заметит, то с таким же "успехом" приходит к ней в одиннадцатый раз. В еще большей степени вышеописанное присуще психастеникам.

Как это возможно прокомментировать и что посоветовать? Второе и третье усилия не совсем бесполезны: они мобилизуют и, если не истощают, то накапливают энергетический заряд для предстоящего события. Полезно применять один из принципов Д. Карнеги: "Представить и пережить худший вариант". Если он оказывается выносимым, то можно успокоиться, так как все остальное будет легче. При сумятице в мыслях, чтобы не плутать в собственных рассуждениях, полезно их систематизировать и закреплять на бумаге.

По отношению к неопределенным событиям в будущем важно составлять подробный, но гибкий план-анализ действий. Тревожному астенику надо так составить этот план, чтобы в нем был предусмотрен выход из всех ситуаций, в которые он может попасть. Необходимо подготовить себя к тому, что все может оказаться совсем не так, как спланировал, и тогда нужно будет действовать по ситуации. С гибким планом астенику легче входить в незнакомую ситуацию, быть подвижным и даже способным к экспромтам.

Порой у астеника остаются тревожные "хвосты" не до конца ему ясных ситуаций общения. Он беспокоится о том, что о нем могли подумать. По рекомендации М. З. Дукаревич /39/, астенику предлагается ответить себе на следующие вопросы: Кто именно подумает плохо? Почему? Нужно ли вам считаться с этим? Что бы подумал умный человек? Теперь они ничего хорошего в вас не видят? Умеют ли прощать те, которые, как вам кажется, плохо о вас подумали? Ну и что, если подумают не так, как вам хочется? Мир и ваша жизнь перевернутся от этого? Обдумывание этих вопросов помогает обрести точку опоры.

Что делать, если молодой астеник отчаянно гиперкомпенсируется, превращаясь в нахала от застенчивости? Имеет смысл обсудить с ним защитные возможности реакции компенсации. В случае компенсации человек, психологически защищаясь от неудач, старается добиться успехов там, где у него имеются способности. Так, молодой человек спокойно говорит: "Да, я плохой каратист, но зато многое знаю о животных, которые мне интересней, чем восточные единоборства". Ценность реакции компенсации состоит в том, что человек прилагает силы в области своей природной одаренности. Его усилия оказываются успешными и приносят настоящую радость, так как являются творческой реализацией его подлинной натуры.

Что заставляет некоторых астеников выбирать гиперкомпенсацию? Прежде всего, острое самолюбие, не желающее мириться с какой бы то ни было слабостью; насмешки сверстников и взрослых над астенической застенчивостью, скромностью, неуверенностью. Также астеники опасаются, что, будучи стеснительными и чувствительными, не смогут понравиться противоположному полу; меньше, чем сверстники, добьются в жизни, так как для успехов якобы нужны нахальство и самоуверенность.

При гиперкомпенсации человек пытается добиться успехов там, где изначально слаб. Стимул к действию идет от желания соответствовать ценностям окружающих, от стыда, чувства ненависти к себе. Радость, получаемая при этом, - лишь радость самолюбия. К тому же при серьезных препятствиях гиперкомпенсация срывается: от астенического "нахальства" не остается и следа, а только слезы и отчаяние. Чувство неполноценности при этом обостряется. Плюс ко всему многие учителя и родители неточно воспринимают гиперкомпенсацию как недостаток внутренней культуры. С молодым астеником в период гиперкомпенсации иногда бывает неуютно и неприятно общаться, так как он самолюбиво-неестественно пытается "нечто из себя изображать".

Что касается проблем с внешностью, то подскажите астенику, что деление людей на красивых и некрасивых чересчур упрощенно. Человек формально может быть некрасив, но интересен, обаятелен, со своей "изюминкой" - и этим он нравится больше, чем стандартно красивые люди. Важно помочь астенику мягко и открыто проявлять свою индивидуальность. С возрастом астеники спокойней относятся к своей внешности.

Краткие советы по проблемам общения

1. До астеника следует донести, что его застенчивость приятна многим людям, особенно умным и интеллигентным.

2. В ряде ситуаций необходимо держаться, пусть со скромным, но достоинством, так как некоторые люди не будут уважать астеника, если подумают, что он сам себя не уважает. К сожалению, многим свойственно "судить по одежке" и по тому, как человек преподносит себя.

3. Желательно не начинать общение с высокой "планки", дабы не было потом тревожного ощущения несоответствия. Ряд астеников ощущают себя "шпионами", которых скоро разоблачат и поймут, что они ничего не стоят. Поэтому общение лучше начинать со скромной средней "планки", по возможности ее поднимая.

4. Астенику нужно учиться замечать и ценить свои успехи, неудачи бросаются в глаза сами. Можно завести так называемый дневник Пифагора, куда ежевечерне записывать все свои успехи и все хорошее, что случилось за день, чтобы повышалась самооценка и возникало приятное чувство благодарности жизни.

5. Астеника стоит побуждать смелее говорить о своих потребностях. Ему помогает овладение формой положительных "Я - высказываний", которая предполагает конструктивное сообщение своих потребностей без оскорбления собеседника и манипуляции им /40, с. 87-91/.

Психотерапия раздражительной слабости индивидуальна в каждом случае. Приведу пример. Астеник сильно раздражается на своего астенического сына за то, что тот в драках не дает отпор ребятам, убегает. При помощи техники "Inner shouting" (внутренний крик) отцу удается осознать корни своей раздражительности и справиться с ней /41, с. 433/. Суть раздражительности заключалась во внутренней боли и отчаянии отца: ему было страшно, что все увидят, что его парень - слабак, и станут этим пользоваться. Отца пугало, что мальчик малого достигнет в жизни, будет робок и несчастен, каким когда-то был сам отец. Во время психотерапии отец осознал, как сильно любит сына и как для него ужасна перспектива, что сын проживет всю жизнь в унижении. Также он понял, что сердится на мальчика еще и за то, что тот является "вещественным доказательством" его собственной слабости. Осознание всего этого помогло отцу и сыну. Отец нашел адекватный способ выражения своей любви и заботы.

Другим приемом работы с раздражительностью является прерывание паттерна по методу НЛП /42, 43/. Астенику предлагается воспринимать раздражение как напоминание ("якорь") о том, что он живет вместе с близким человеком ради любви и заботы, а не ради ссор. Затем с помощью техник НЛП соединяются ("заякориваются") первые признаки раздражения и состояние любви и благодарности к близкому человеку. Таким образом, раздражение, выполнив функцию напоминания, гасится в своем зародыше и открывает дорогу подлинным отношениям.

Известны случаи, кода астеники, проживая с незнакомыми людьми в общежитии, месяцами не выявляли раздражительной слабости: срабатывали другие защитные механизмы. Значит, близкие могут не только понимающе прощать астенику его раздражительность, но и требовать, и помогать ему сдерживаться.

9. Учебный материал.

1. Главный герой фильма Э. Рязанова "Ирония судьбы, или С легким паром" Женя Лукашин - милый, мягкий, стеснительный, робкий человек. Ему уже почти сорок, а он все не может решиться на женитьбу (хотя хотел бы этого). Лиризмом, душевной симпатичностью, тонкостью он напоминает астенического человека. Особое внимание обратите на эпизоды, в которых Лукашин ведет себя как бы нахально, уверенно. В этом видится гиперкомпенсация, быть может, усиленная опьянением.

2. В искусстве астеникам созвучна щемящая, ранимая теплота-доброта, ласковая тоскливость, лирическая нота, камерность, стремление к уюту, тонкая чувственная радость жизни. Многие из них находят это для себя на полотнах Поленова, Рябушкина, Саврасова, Левитана, Перова, импрессионистов. В отдельных полотнах Крамского (возможно, астенического художника) мы видим характерную мечтательность вплоть до сказочности, нежную красоту изящных линий, романтичность. Некоторых астеников волнует и поднимает над тревогами романтически возвышенное искусство, например теплая гармония Шопена, нежность Вивальди, Сен-Санса, пронзительная чувствительность Чайковского. В литературе астеникам часто нравятся лирические произведения со счастливым концом, проникнутые добротой, иногда сентиментальностью, как, например некоторые романы Ч. Диккенса.