Часть I. Характерология.


. . .

Глава 5. Ананкастический (педантичный) характер.

1. Определение ключевых понятий, основные проявления и анализ ядра характера.

Ввиду того что ананкастические люди часто встречаются в Германии, Северной Европе, а в России редко, то и описание характера будет относительно кратким.

Главной чертой данного характера является педантизм, то есть мелочное, придирчивое соблюдение формальных требований. Педантизм имеет такие положительные проявления, как аккуратность, добросовестность, редкая тщательность при выполнении работы без всякого контроля со стороны. Педантичный человек остерегается поспешных суждений, взвешивая, словно на аптекарских весах, свои слова и поступки, нередко отличается толковостью, так как досконален в своей практичности. Такие люди незаменимы там, где требуется точное, пунктуальное выполнение обязанностей.

Прекрасно, если авиатехник, проверяющий перед вылетом самолет, окажется человеком с подобными свойствами. Однако если педантизм выражен чрезмерно, то тогда такой авиатехник, многократно проверяя закрученность винтов, может настолько переусердствовать, что свернет винт. У педантичной домохозяйки на кухне царит музейный порядок, каждую ночь она встает, чтобы проверить электроприборы и газ, хотя ни разу в жизни не забывала их выключить. В бухгалтерских книгах ананкаста видна четкость, законченность. В работе таким людям совершенно не свойственна установка - "и так сойдет".

Внешний облик педанта обычно отличается особой аккуратностью: ботинки начищены до блеска, одежда всегда чистая и выглаженная, нередко изысканная, волосы хорошо подстрижены и уложены. Даже в домашней обстановке такой человек не выглядит неряшливо.

Очень часто ананкасты увлекаются коллекционированием и содержат свои коллекции в образцовом порядке. Если эпилептоиду важна денежная ценность коллекции или сознание того, что у других такой коллекции нет, то для ананкаста важна ее полнота. Для ряда ананкастов не столь важны предметы коллекционирования, сколько сам процесс.

Ананкастический акцентуант доволен своей педантичностью, считает, что именно так и надо жить. Психопата же педантичность может лишить покоя, радости жизни, отдалить от людей, эмоционально иссушить. Патологическая педантичность несет в себе оттенок бессмысленности, навязчивости. Скрупулезно придираясь к деталям, ананкастический психопат "закапывается" в них и не способен закончить начатое дело. Буква законов, правил, приказов становится важнее духа самого дела настолько, что оно теряет смысл. Гибкость и терпимость порабощаются мелочной придирчивостью, от которой страдают отношения с окружающими. Даже добродетель, справедливость такого человека, пропитываясь бессмысленным педантизмом, становится тяжелой, давящей. Особенно тяжело, если нет пауз на юмор, веселье, хоть небольшое легкомыслие. О таком человеке психологически тонко пишет Чехов в рассказе "Необыкновенный". Главный герой Кирьяков "...честен, справедлив, рассудителен, разумно экономен, но все это в таких необыкновенных размерах, что простым смертным делается душно".

Порой сам ананкаст чувствует, что доходит до абсурда в своей педантичности, но тем не менее продолжает следовать ей. Вспоминаю свою пациентку, учительницу начальных классов, которая так тщательно проверяла тетради учеников, что заканчивала этот процесс уже ночью. Через какое-то время она совершенно выбилась из сил, плакала, приходила в отчаяние, но не могла ничего поделать со своей педантичностью. Она уже сама ясно понимала, что это не нужно ни ей, ни ребятам. Более того, реальная учеба учеников интересовала ее все меньше, так как в ближайшее время она должна была эмигрировать из страны. В конце концов она поняла, что ее добросовестность выродилась в навязчивость.

Здесь уместно вспомнить замечание П. Б. Ганнушкина о том, что навязчивость (ананказм) есть "проявление своеобразного педантизма, только перешедшего уже известную грань" /4, с. 96/. П. Б. Ганнушкин имел в виду, что частое повторение какого-то действия переходит в навязчивую привычку. Однако высказывание Ганнушкина можно рассмотреть и в более глубоком смысле: навязчивость является родной "дочерью" педантизма, произрастая из него, а затем эмансипируя в самостоятельный феномен. И навязчивость, и патологический педантизм имеют общее в дошедшем до бессмысленности формализме, отрыве от живой, содержательной связи с жизнью. Навязчивость ананкаста - это чрезмерный педантизм, вышедший из-под контроля человека. Навязчивость - это маленький карикатурный портрет педантизма. Разберемся в навязчивостях подробнее.

Навязчивости - это, по классическому определению германского психиатра Карла Вестфаля (1877 г.), разнообразные тягостные мысли, переживания, действия, желания, страхи, навязывающиеся человеку против его воли. Он, понимая их ненужность и безосновательность, борется с ними. Иначе говоря, человек к ним критичен. В пылу эмоциональной захлестнутости критичность может временно теряться, но стоит человеку успокоиться, как она полностью восстанавливается, и он говорит о навязчивостях как о нелепости, от которой не может отвязаться. В этом отличие навязчивостей от бреда и от сверхценных идей, убежденность в правильности которых человек отстаивает. При навязчивости мы тоже имеем дело с убежденностью, но только в прямо противоположном - в ее абсурдности. При сомнении речь идет о неуверенности, в которой человеку надо логически разобраться. Если сомнения вытекают из образа мыслей человека, его мироощущения, то навязчивости чужеродны ему.

Наиболее распространено деление навязчивостей на фобии и обсессии (ананказмы). Фобии (страх, боязнь - в пер. с греч.) - это навязчивые страхи конкретного содержания, охватывающие человека лишь в определенной обстановке и обычно сопровождающиеся бурными вегетативными проявлениями (обильный пот, сердцебиение, затруднение дыхания и т. д.). Фобии - это непроизвольные реакции на вполне конкретные жизненные ситуации, вне которых они не возникают: избегая подобных ситуаций, можно избегать и фобий. Наиболее распространены клаустрофобия и агорафобия. На ананкастической почве они встречаются редко и будут объяснены в другой главе.

Ананказмы (от греч. принуждение) или обсессии (от лат. блокада, осада) - спонтанные, идущие изнутри навязчивые переживания и действия, которые в отличие от фобий, не требуют для своего возникновения какой-то конкретной обстановки. Навязчивое повторение определенных слов или прикосновение к кончику носа может осуществляться в самых разных ситуациях. В этом смысле от них ко убежишь, как невозможно убежать от себя.

Термин ананказм устойчиво ввел в употребление Курт Шнайдер, и этот термин закрепился в психиатрии немецкого языка. В англоязычной психиатрии навязчивости именуются обсессиями или часто говорят об обсессивно-компульсивных расстройствах, суть которых заключается в том, что навязчивое переживание (обсессия) сопровождается идущим изнутри человека принудительным желанием (компульсия) выполнить какое-либо действие. Компульсия, в переводе с латинского языка, означает принуждение. Компульсивному желанию противостоять весьма трудно, но, в отличие от импульсивного, возможно.

Обсессии и ананказмы встречаются у людей разных характеров, но везде обнаруживается общность почвы: педантизм, склонность к формализму, известная рассудочность, душевная инертность, тревожность, достаточно яркая чувственность.

У ананкастического психопата обычно масса навязчивостей, одни из которых представляются ему менее нелепыми, другие более. Например, опасение не справиться с каким-то заданием (оснований такому опасению нет) и потерять работу не кажется ему уж столь нелепым. Навязчивая мысль, что с кем-то может случиться что-то плохое, сопровождающаяся защитными "оберегами", не вызывает у него чувства глубокой патологичности. Однако навязчивая потребность узнавать породу каждой встреченной собаки (хотя к собакам он не испытывает никакого интереса), по причине которой он реже выходит на улицу и накупил кучу кинологической литературы, им самим воспринимается как "стопроцентный маразм".

Почему же ананкаст, осознавая безосновательность навязчивостей, тем не менее продолжает их выполнять? Дело в том, что навязчивости возникают непроизвольно, и чем больше человек старается не думать о них, тем больше думает. Если ананкаст сопротивляется выполнению навязчивого действия, то в его душе все сильнее нарастает тревожный дискомфорт, и чтобы избавиться от него, человек вынужден уступить и совершить навязчивое действие. После этого на какое-то время он успокаивается. Суть в том, что с помощью выполнения навязчивостей, ананкаст облегчает свою душу от свойственной ему изначальной тревоги. Приведем аналогию: как воду из лодки, в которой появилась течь, можно вычерпывать ковшами, уменьшая вес лодки, так и подспудную тревожную напряженность можно уменьшить, совершая определенные навязчивости.

Навязчивости ананкаста имеют целебную "хитрость": ананкаст мучается теми навязчивостями, которые возможно, пусть при некотором усилии, выполнить и таким образом ослабить внутреннюю напряженность. Ананкасту не приходит навязчиво-неотступное желание потрогать камни на Луне или пообщаться с олимпийскими богами. Закрепляются навязчивости за счет инертности, неотделимой от педантизма, то есть по механизму привычки, который отмечал П. Б. Ганнушкин /4, с. 96/.

Итак, важная особенность ананкастического характера заключается в том, что изначальная, базальная тревога, преломляясь скрупулезной педантичностью, превращается в разнообразные навязчивости, которые можно выполнить и тем самым облегчить душу от тревожной напряженности. У психопата ананказмы возникают в обычной повседневной жизни, у акцентуанта - в сложных, конфликтных ситуациях. Схематично эту особенность можно выразить так:

1. Изначальная (базальная) тревога.

2. Педантичность.

3. Навязчивости (ананказмы).

Большинство исследователей выделяют вышеобозначенный нераздельный узел из тревожности, педантичности и навязчивостей. Данный характер выразительно описан К. Леонгардом под названием педантическая личность /8, с. 100-118/. Важным представляется указание К. Леонгарда на то, что у педантических личностей слабый механизм вытеснения неприятностей и опасностей. Из его описаний следует, что ананкасты страдают как от навязчивостей, так и от сомнений.

Весьма ценными являются исследования Н. Петриловича /62/ о природе ананкастической совести. Он указывает на то, что совесть ананкаста незрелая, "застывшая", "хондродистрофическая". Согласно Петриловичу, ананкасту присущи категории традиционной морали (резкое "или - или"), совесть может угнетать его.

В этой связи хочется заметить, что ананкаст может остро переживать по поводу того, что переступил недозволенную черту, что его поступок расходится с его ригидной моралью, и при этом не мучается по существу: переживания людей, пострадавших от его безнравственности, могут совершенно его не трогать. Страх наказания за совершенный поступок порой превышает раскаяние и чувство вины перед пострадавшим. То есть совесть ананкаста нередко также бывает навязчивой, оторванной от его реальных мыслей и чувств. Совестливость же психастеника не несет навязчивого оттенка. Даже если психастеник обидел неблизкого для себя человека, ему тем не менее стыдно перед ним, он ощущает раскаяние, желание искупить вину, а не просто навязчиво мучается совестью. Совесть психастеника достаточно подвижна, склонна к компромиссам, к преувеличению вины за совершенный проступок. Ананкаст же может смотреть сквозь пальцы на какой-то свой реальный дурной поступок и изводить себя надуманным грехом.

Г. И. Каплан и Б. Дж. Сэдок /30, с. 662-664/, описывая личности обсессивно-компульсивного типа, также отмечают у них скрупулезность и отсутствие гибкости в области ценностей и этики, не объясняющиеся культурными или религиозными убеждениями. Авторы отмечают, что лица с этими расстройствами поглощены правилами, законами, порядками, опрятностью, подробностями и достижением совершенства. Они указывают, что у таких людей бывает прочный брак и устойчивое положение на работе, но мало друзей. Допускают, что обсессивно-компульсивные расстройства личности связаны с жесткой дисциплиной воспитания. В отношении лечения авторами замечено, что "перетренированные, чрезмерно социальные обсессивно-компульсивные личности ценят метод свободных ассоциаций и недирективную терапию. Однако лечение этих больных часто требует длительного времени и бывает сложным, поскольку часто натыкается на противоперенос".

Обсессивно-компульсивное расстройство личности, обозначенное как ананкастное расстройство, вошло в десятую международную классификацию болезней (МКБ-10). Психастенический характер, к сожалению, на Западе не выделяется, а его особенности только частично совпадают с ананкастным расстройством. Весьма подробно ананкасты клинически описаны в психиатрии немецкого языка: Шнайдером /52/, Вайтбрехтом /55/, Каном /56/, Шульте и Телле /63/, Лемке и Реннертом /64/, Бергманном /57/. В частности, К. Шнайдер писал, что ананкастам свойственны истинные навязчивости и что эти люди отличаются "избыточной заботливостью, педантичностью, корректностью, точностью, неуверенностью, компенсация которой часто вымученна и неестественна". Тщательные клинические исследования ананкастических состояний проведены датским психиатром Т. Видебеком /65/.

Важным представляется клиническое общение ядра ананкастического характера, сделанное М. Е. Бурно: "К навязчивостям (в том числе ананказмам) предрасположены люди с разными характерами, болезнями, но у педантов (ананкастов) как бы сам характер есть ананказм" /45, с. 37/. Автор поясняет это следующими примерами: "Не будучи по натуре своей ревнивым человеком, он часто мучит жену навязчивыми вопросами типа: "ты правда мне не изменяешь?". Совершенно не дорожа каким-нибудь письмом, он остро беспокоится, что оно не дойдет до адресата. Он боится, что пойдет дождь, хотя ему, в сущности, все равно, пойдет дождь или нет, ведь ему никуда сегодня не нужно идти. К вечеру, когда вроде бы все ясно, что ничего страшного не произошло, страхи стихают, но, к сожалению, и день прошел в бездействии" /66, с. 56/.

Термин ананказм ведет свое происхождение от имени древнегреческой богини неизбежности и судьбы Ананке, что неслучайно, если обратить внимание на символически ритуальную грань некоторых ананказмов. Ананкаст, проживая свою судьбу, оберегает ее от неприятностей, совершая массу навязчивых ритуалов, как если бы приносил жертву богине Ананке. Его жизнь проходит в добросовестной двойной работе: первая заключается в труде по исполнению навязчивостей, а вторая в его конкретной профессии, которую он часто умудряется, при всей ритуальной загруженности, делать не хуже других людей.

Слово "ритуал" имеет, по крайней мере, два смысла: определенный церемониал и судьбоносное деяние. Под первое определение ритуала навязчивости ананкаста подпадают тогда, когда образуют из себя длинные, строго определенные, требующие пунктуального выполнения цепи разнообразных действий. Под второе определение навязчивости подпадают тогда, когда имеют магически действенный смысл. К. Ясперс замечает, что "ситуация выглядит так, словно, действуя или мысля определенным образом, больной способен магически предотвратить ход событий или повлиять на него" /7, с. 348/. Например, если ананкаст при чтении или письме избежит букву "х" (знак зачеркивания), то ему станет легче, словно он предотвратил неудачу. Он может попросить близкого человека заштриховать в книге все буквы "х" и только после этого начнет ее читать. Или же ананкаст никогда не наденет ничего черного, так как черное напоминает о трауре. Если же вдруг недосмотрит, и в ботинках окажутся черные подметки, то, чтобы "уберечь" себя от злой судьбы, ему придется, перекрестив пальцы, сказать сто раз про себя слово "здоровье".

Польский психиатр А. Кемпинский отмечает соблазнительную черту магии - "непропорциональное взаимоотношение причины и следствия; малое усилие - движение руки, произнесение проклятия - дает непредвиденный (порой очень большой.- П. В.) эффект" /67, с. 156/. Тогда происходит защитная подмена: вместо того чтобы бояться непредсказуемых жизненных неприятностей, ананкаст боится малейшего нарушения ритуала, контроль над которым находится в его руках. Ирония ситуации заключается в том, что трудно понять, ананкаст ли контролирует ритуал или ритуал ананкаста. Другая защитная грань ритуалов состоит в том, что ананкаст, боясь спонтанности жизни, создает из ритуального церемониала видимость нерушимого порядка. К тому же навязчивость помогает как бы изолировать, замкнуть свои страхи. А. Кемпинский приводит пример: "Когда молодую мать преследует мысль, что она может сделать что-то плохое своему ребенку и она прячет острые предметы, чтобы ненароком не осуществить свою мысль, то в этом, казалось бы, бессмысленном действии она замыкает, как в магическом круге, все свои страхи и тревоги, амбивалентные чувства, неуверенность в себе, связанные с материнством" /67, с. 51/.

Нередко ананкаст попадает в ловушку своего защитного магического механизма. Придумав защиту от одной напасти, он думает о другой, защищается от нее, тогда в голову приходит третья и т. д. К тому же чем больше защит он выстраивает, тем актуальнее становится чувство, что есть от чего защищаться. Он понимает абсурдность всей своей магической защиты, но отставить ее и жить в мире, полном многочисленных неприятностей, он малоспособен. Если бы он не боялся этих возможных неприятностей или мог бы иронически смеяться над своими страхами, то и защитные ритуалы не понадобились бы. Ему же не до смеха, страх гонит его от ритуала к ритуалу. Он выполняет их тысячами, и все ради одной заветной цели - чтобы возникло ощущение безопасности.

К. Ясперс сочувственно пишет об ананкасте: "Даже такое страшное расстройство, как шизофрения, со всеми ее бредовыми идеями, может показаться спасением по сравнению с бесконечной травлей бодрствующей души, которая все осознает, но совершенно ничего не может поделать с преследующей ее навязчивой идеей" /7, с. 350/. Ананкаст способен совершать рискованные для жизни действия, чтобы реальными страхами заглушить болезненно-навязчивые. Со страшной скоростью он может гнать на мотоцикле или, не умея плавать, переходить через реку по узкой доске.

К. Леонгард отмечает, что ананкастическая педантичность может проявляться даже в детстве, хотя возрастное отсутствие собранности мешает цельности педантизма. Ананкастические дети отличаются добросовестностью, дисциплинированностью, стремлением к чистоте, любовью к порядку. Родителям не нужно следить за их учебой, выполнением обязанностей: дети сами себя контролируют. На них можно положиться, они исполнительны. К. Леонгард поднимает вопрос, не давая на него ответа, о том, что детский педантизм может формироваться под влиянием болезненного педантично-навязчивого состояния родителей.

Леонгард отмечает интересный парадокс, что у сверхаккуратных педантов может быть настоящий беспорядок в каких-то областях жизни, потому что они, концентрируясь на определенной теме, уже мало способны выйти за ее пределы. Так, домохозяйка, которая часами моет руки, невольно запускает свое хозяйство.

2. О сходстве и различии характера ананкаста и психастеника.

Несколько слов о сходстве. Оба могут быть самолюбивы, обидчивы (ананкаст даже острее), добросовестны, привязаны к близким, инертны, рассудочны, занудливы, чрезвычайно тревожны. И тот и другой могут стремиться к порядку и аккуратности, быть склонны к сомнениям. Правда, ананкаст больше мучается от навязчивостей, а психастеник от сомнений. Теперь о принципиальных отличиях.

У ананкаста нет психастенической "второсигнальности" с "жухлой" подкоркой - наоборот, у него острая чувственность, с нередко сильными влечениями. В ананкасте нет двигательной неловкости, он быстр в реакциях, четок. Многие ананкасты весьма практичны, решительны и высокомерны, чего не скажешь о психастениках. Психастеник занудлив ради того, чтобы быть уверенным, что его правильно поняли, или чтобы удостовериться, что он правильно понял. Он не очень способен к аккуратности, стремится же к ней для борьбы со своей рассеянностью, суетливостью, даже неряшливостью в случае усталости. Многие психастеники, принципиальные в существенных вопросах, весьма уступчивы в мелочах, часто безразличны к ним. Ананкаст же занудлив ради занудливости, аккуратен ради аккуратности, порой мелочно бескомпромиссен - все это грани его педантизма.

Психастеник всегда боится смерти, ананкаст обычно ее не боится, но боится мелких жизненных неприятностей. В психастенических ипохондриях острее всего звучат смертельные болезни, а к мелким болезням у него наплевательское отношение. Ананкаст может не бояться рака, который у него подозревают врачи, но навязчиво беспокоится по поводу аллергии. Психастеник в отличие от ананкаста не борется со своей тревожностью с помощью опасных для жизни действий.

И психастеник, и ананкаст склонны к многократным проверкам. Однако еще до первой проверки ананкаст убежден, что дверь надежно закрыта, а психастеник через минуту после третьей проверки снова сомневается - а точно ли, что хорошо закрыл дверь.

Психастенические опасения практически всегда реалистичны, а в навязчивых, оторванных от реальности опасениях ананкаста может быть явная нелепость, ясная как нелепость и ему самому. Проезжая в машине с закрытыми окнами в километре от туберкулезного диспансера, он может опасаться туберкулеза, даже пойти к врачу и сразу, без всяких анализов, успокоится, когда врач просто уверенно скажет, что никакого туберкулеза нет. Или наоборот, при самом добросовестном разубеждении не успокаивается. Психастеник в подобной ситуации не испугается. При ипохондрии внушение на него обычно не действует, разубеждение же помогает радикально.

Ананкасты чаще психастеников оказываются приземленными, без духовного полета. Большинству из них свойственно реалистическое мироощущение. Некоторые из них атеисты "до мозга костей". Однако в отличие от психастеников некоторым ананкастам свойственно аутистическое мироощущение. Телосложение у ананкастов чаще крепкое, атлетоидно-диспластическое.

3. Некоторые направления психотерапевтической помощи.

Психотерапия помогает разобраться: с ананкастом или психастеником мы имеем дело. Прием парадоксальной интенции В. Франкла бывает успешен при навязчивостях ананкаста и только обострит тревожные сомнения психастеника. Суть приема состоит в том, чтобы человек искренне захотел и стал совершенно серьезно осуществлять то, чего он опасается. При этом парадоксальное предложение часто формулируется в гротескной форме. Например, ананкаст с навязчивым желанием прикасаться к Библии должен настроиться на то, что будет прикасаться к ней так часто, как только возможно. Если ананкаст настолько проникнется этим желанием, сольется с ним душой, что начнет ощущать его как свое собственное, а не нелепо-навязчивое, то навязчивость ослабнет или исчезнет. Собственным же желанием он сумеет управлять, в том числе и не исполнять его.

Эффективность этого приема выявляет скрытую закономерность навязчивостей. Навязчивость строится на том, что не соответствует мироощущению человека, инородна образу его мыслей. Этой инородностью она и болезненна. Если эту инородность "убрать", то навязчивость исчезает, так как просто перестает уже ею быть.

При навязчивостях весьма эффективен метод экспозиции и бесполезен или вреден при тревожных сомнениях. Согласно А. М. Бурно, содержание метода "состоит в том, что больному, страдающему навязчивыми действиями, предлагается специально ставить себя в ситуацию, в которой возникают его навязчивости. Удерживаясь от исполнения навязчивых действий, он пассивно терпит возникающий дискомфорт. Дело в том, что этот дискомфорт, как показывает практика, уходит и сам по себе, даже если пациент не совершает компульсии. Длительность его в начале лечения обычно не превышает двух часов, а интенсивность, немного возрастая в самом начале такой тренировки, планомерно снижается. Если пациент изо дня в день тренируется подобным образом, длительность и интенсивность дискомфорта постепенно уменьшатся, в результате навязчивость сходит на нет или существенно слабеет" /68, с. 10, 11/.

Кроме внешних навязчивых защитных действий могут быть и внутренние, например беззвучные проговоры-заклинания - их также нужно избегать. Важно, чтобы ананкаст никоим образом не защищался от навязчивого страха, - тогда экспозиция сработает. Он, как это делается в восточных медитациях, должен позволить всем чувствам, включая страх, пройти сквозь себя и умолкнуть. В жизни пациенты редко догадываются, что таким простым способом можно избавиться от ананказма, так как, когда они пытаются удерживаться от навязчивых действий, дискомфорт начинает увеличиваться, и им кажется, что это будет бесконечно, хотя это не так. Также пациенты самостоятельно редко полностью дают проявляться страху, никак от него не уклоняясь.

А. М. Бурно объясняет эффективность экспозиции тем, что ананказм перестает быть отграниченным от психики человека. Он насильственно внедряется благодаря тренировкам в единую систему ассоциативных связей психики и теряет свою отграниченность, стало быть, перестает быть навязчивостью, утрачивает свою болезненность и исчезает.

Психотерапевтический путь коррекции бесчисленных навязчивых проверок указывает К. Леонгард. Он пишет, что "как бы ни были велики сомнения и нерешительность, ни при каких обстоятельствах недопустимо на них задерживаться, а, напротив, нужно без промедления переходить к следующему действию или к мысли, связанной с ним. Именно таков путь возвращения ананкаста к нормальной жизни и трудовой деятельности..." /8, с. 109/.

Помогает и прямое уверенное внушение, которое как бы выталкивает ананказм из души. Полезными бывают сеансы гипноза, на которых внушается, что навязчивости проходят сквозь душу, глубоко ее не задевая, как проходят по небу облака.

Если жизнь ананкастического психопата наполняется светлыми переживаниями, то тревожной ананкастической напряженности становится меньше и соответственно меньше становится навязчивостей. Когда ананкаст использует свою педантичность там, где она осмысленна и полезна, ему живется гораздо легче. Это может быть работа провизора, авиатехника, контролера, методиста и т. п. Если клинические испытания нового лекарственного средства проводит ананкаст, то можно быть уверенным, что эксперимент пройдет строго по протоколу, со всеми цифрами, формулами, графиками. Весьма полезно коллекционирование, а если у ананкаста есть художественный талант, то он может тратить педантично-навязчивые усилия на подбор необычно изысканных метафор в таком духе, как то делали В. Маяковский и Ю. Олеша. Не беда, если будут десятки черновиков, это не так тягостно, так как ананкаст понимает, что все это не бессмысленно, а служит цели улучшения текста. На некоторых ананкастов хорошо действует психотерапевтическое погружение в прошлое. В детстве меньше педантичности, формализма. Душа свободнее, живее. Полезно возвратиться во двор своего детства, оживить воспоминания и унести их с собою в сегодняшнюю жизнь, чтобы они помогали быть естественней, спонтанней.

Ананкасты бывают разные: нравственные и страшные в своей безнравственности. Интересно, что этическая сторона навязчивостей может не совпадать с душевной сутью ананкаста. Например, ананкастическая женщина должна навязчиво позвонить матери пять раз, чтобы справиться про ее дела, самочувствие, и при этом давно к ней безразлична, холодна. И наоборот, ананкаст может навязчиво высчитывать каждую копейку дома, замучивать навязчивым формализмом подчиненных и в то же время относиться благожелательно ко всем окружающим, приходя им серьезно на помощь, когда таковая требуется. Ананкасты бывают примитивными или сложными, некоторые из них, несмотря на педантизм, даже отличаются тонким чувством юмора. У одних педантизм ярче проявляется на работе, у других - дома, у третьих - практически везде.

Часто людям сложно психологически понять характер ананкаста. Им трудно представить, как можно бояться того, во что не веришь. Наверное, стоит вспомнить многочисленные "нормальные" навязчивости (постучать по дереву, обойти черную кошку, помахать на прощание из окна и т. д.), чтобы, оттолкнувшись от этого, лучше понять ананкаста.

Не следует думать, что у ананкастического психопата все переживания только навязчивые и нет настоящих, подлинных. Такое представляется невозможным: ведь нечто ощущается навязчивым только по контрасту с подлинным - в этом суть ананказма. У ананкаста могут быть настоящая застенчивость, муки совести, горе. Другое дело, что они дополняются навязчивыми переживаниями или порой сами навязчиво преломляются. У акцентуантов все может ограничиваться педантичностью, которая не несет для них навязчивого оттенка, их полностью устраивает, и которую они хотят видеть в других людях.

4. Учебный материал.

1. Главный герой американского фильма "Лучше не бывает", возможно, сложнее, чем психопат ананкастического типа. В исполнении Д. Николсона он выглядит чудаком и совсем не стесняется своих навязчивостей (сцена в кафе), что нетипично для ананкастов.

Однако в Мелвине Юделе так много ананкастического, что его можно рассматривать под данным углом зрения. Он отгородился от людей в своей квартире-крепости, где царит музейный порядок. Мелвин пишет романы о любви, никого при этом не любя. Из-за страха загрязнения он выходит во внешний мир лишь по необходимости. У него много навязчивостей, связанных с дверными замками, выключателями, мытьем рук, трещинами на тротуаре, принятием пищи. Он навязчиво боится чужих прикосновений. Мелвин готов за свои деньги лечить сына официантки, так как ему необходимо, чтобы именно она обслуживала его в кафе, потому что она не разрушает его ритуалов.

Он эмоционально затвердел, сузился до эгоистических интересов. С людьми он ведет себя, как мизантроп, высокомерно и язвительно, усиливая язвительность контрастом сияющей улыбки и агрессивного тона голоса, однако сразу же теряется при настоящем отпоре. Он весь в "латах" зажатого тела и скрывает от других и себя свою ранимость.

Однако Мелвин оказывается в состоянии преодолеть свои комплексы и выйти в мир, вступив в сложные отношения с женщиной, которую полюбил. А началось все с искреннего тепла к маленькому песику. Психотерапевтическая ценность фильма в том, что он показывает, как из маленькой искорки жизни может разгореться полноценное желание жить.

2. Прошу обратить ваше внимание на интересное сопоставление ананкастических ритуалов, магии, лени и современной техники, сделанное А. Кемпинским. "Обладание магическими способностями всегда манило человека. В стремлении к магической власти можно усмотреть проявление лени, желание достичь цели малыми усилиями. Но, с другой стороны, это стремление служило стимулом к научным поискам, и результатом этого явилась современная техника" /67, с. 156/.

Нажатие маленькой ядерной кнопки, и в результате гибель или спасение целой страны - таким возможностям техники позавидовала бы любая магия. Гомономность навязчивых ритуалов, магических процедур и технических операций - вопрос, возможно, менее абсурдный, чем кажется на первый взгляд.

Психология bookap

3. Как показывает мой опыт, для более прочувствованного понимания ананкастического и психастенического характеров полезно психодраматическое "проживание" следующих метафор. Ведущий просит группу участников пройти по обычному ковру, как если бы они шли по заминированной болотистой местности. Прежде чем двигаться, нужно осторожно прощупать ногой место предполагаемого шага, продумать вероятность заминированности данного места и лишь затем осторожно сделать шаг. Таким образом необходимо пройти весь ковер. Затем ведущий спрашивает участников о том, какие ощущения остались у них от подобного способа передвижения. Далее делается ремарка о том, что психастенический психопат именно таким образом идет по "полю жизни".

Потом участников просят идти по ковру так, чтобы каждый следующий шаг копировал предыдущий. На предложение двигаться более непринужденным образом участников просят отвечать: "Не мешайте, пожалуйста, жить",- и продолжать идти в прежней манере. Заканчивается упражнение ремаркой, что таким образом живет ананкастический акцентуант и соответственно защищает свой педантизм (психопат может страдать от своего педантизма). Эти упражнения, с одной стороны, вызывают веселое оживление, а с другой - более глубокое и прочувствованное понимание данных характеров.