_Х_

ХАРАКТЕРОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ РАЙХА. Райх (Reich W., 1897-1957) - австрийский психиатр, представитель социологизированного психоанализа. Пытался соединить психоанализ Фрейда (Freud S.) с социально-экономическим учением К. Маркса, считал, что психоанализ в форме социальной психологии может определить связи между экономическим базисом и надстройкой. Объединение психоаналитической теории Фрейда с экономической теорией К. Маркса отражается во втором названии его концепции - сексуально-экономическая концепция психологии.

Райх предложил собственную структуру личности, состоящую из трех автономно функционирующих уровней. "Поверхностный уровень" - это "притворно-социальный уровень", который образуют под воздействием социальных ценностей общества социально одобряемые формы межличностных коммуникаций. "Промежуточный уровень" представляет собой разнообразные "вторичные импульсы", включающие агрессивно-садистические и либидонозные влечения; его называют "антисоциальным уровнем". Третий уровень - "биологическое ядро", или "глубинный уровень", состоит из "природно-социальных импульсов", имеющих подлинно человеческий характер. На этом уровне человек является эмоционально здоровым, гармоничным, способным на искреннюю любовь.

По мнению Райха, под влиянием социального устройства западного общества природно-социальные импульсы трансформируются на втором уровне структурной организации личности в агрессивные тенденции. Их блокировка и маскировка на поверхностном уровне личности в виде социальной конформности ведут к формированию невротического характера, который предохраняет от наказания, исходящего от внешнего социального мира, с одной стороны, и служит преградой для свободного проявления природно-социальных импульсов индивида - с другой. Таким образом, Райх видит непосредственную причину возникновения невротического характера в социокультурных условиях существования индивида в обществе. Невроз и невротический характер являются патологией существования человека в конкретно-исторических социальных условиях. Это положение предопределено представлением Райха о социальной обусловленности невроза. В понимании проблемы лечения неврозов он вышел за рамки индивидуальной психотерапии и пытался разрешить ее социальными мерами. Так, в конце 20-х гг. он создал в Вене несколько психотерапевтических клиник, рассчитанных на широкие слои общества.

Райх считал необходимой "сексуальную революцию", так как полагал, что сексуальность обусловливает не только индивидуально-личностную жизнь человека, но и общественный прогресс в целом. Авторитарное общество подавляет естественное проявление сексуальности у людей, искажая тем самым понимание человеческой любви. Возникающие агрессивные варианты поведения, формирование невротического характера, социальная апатия ведут к усилению реакционных тенденций в обществе. Именно "сексуальная революция" способна разрушить буржуазные принципы морально-этического регулирования сексуальной жизни человека; она направлена на его внутренний мир, призвана помочь осознанию негативных сторон подавления природных влечений западной культурой, раскрепостить жизненные силы человека. "Сексуальная революция" ведет к саморегулированию, ориентированному на естественные проявления человеческой любви. Под понятием "моральность" Райх понимал все то, что способствует гармонии между человеком и культурой, личностью и обществом. В 50-х гг. Райх стал рассматривать "оргонную энергию" как космическую субстанцию. "Сексуально-экономическая" терапия Райха направлена на создание предпосылок для осуществления естественно-природных отношений между полами и развития подлинно человеческой способности к любви, что "зависит как от социальных, так и от психических условий".

Райх посвятил ряд работ изучению неврозов и биологической энергии человеческого организма. Он расширил теорию либидо Фрейда, включив в нее все основные биологические и психологические процессы; рассматривал удовольствие как свободное движение энергии из сердцевины организма к периферии и во внешний мир. Райх считал, что характер человека включает постоянный паттерн защит. Сначала он описывал этот паттерн в психологических терминах, затем стал связывать различные формы характерных сопротивлений со специфическими паттернами мускульного панциря. Хронические мышечные зажимы блокируют 3 основных эмоциональных состояния: тревожность, гнев и сексуальное возбуждение. Он пришел к выводу, что мышечный и психологический панцирь - одно и то же: "Панцирь характера оказывается функционально тождественным с перенапряжением мышц, мышечным панцирем. Эта функциональная тождественность означает не что иное, как тот факт, что мышечные паттерны и черты характера служат одной и той же функции в психическом аппарате: они могут влиять друг на друга и заменять друг друга. По существу они не могут быть разделены; по функции они тождественны". Хронические напряжения блокируют энергетические потоки, лежащие в основе сильных эмоций. Защитный панцирь не дает человеку переживать сильные эмоции, ограничивая и искажая выражение чувств. Эмоции, блокированные таким образом, никогда не устраняются, потому что не могут полностью проявиться. Эти блоки (мышечные зажимы) искажают и разрушают естественные чувства, в частности подавляют сексуальные чувства, мешают полноценному оргазму: "Неврозы - это результат застоя сексуальной энергии". По Райху, полное освобождение от заблокированной эмоции происходит только после ее глубокого переживания: "Ликвидация сексуального застоя посредством оргастической разрядки устраняет любые невротические проявления".

Райх считал, что мышечный панцирь представляет собой 7 основных защитных сегментов, состоящих из мышц и органов соответствующих функций. Эти сегменты образуют ряд из 7 горизонтальных колец, находящихся под прямым углом к позвоночнику. Основные сегменты панциря располагаются в области глаз, рта, шеи, груди, диафрагмы, живота и таза. Терапия Райха состоит прежде всего в распускании панциря в каждом сегменте, начиная с глаз и кончая тазом. Каждый сегмент более или менее независим, с ним можно работать отдельно. В распускании панциря используются 3 типа средств: 1) накопление в теле энергии посредством глубокого дыхания; 2) прямое воздействие на хронические мышечные зажимы посредством давления, пощипывания и т. д.; 3) открытое рассмотрение совместно с пациентом сопротивлений и эмоциональных ограничений, которые при этом выявляются. Райх подчеркивал важность освобождения, расслабления мышечного панциря в дополнение к аналитической работе с психологическим материалом. Он рассматривал ум и тело как нерасторжимое единство. Его научные интересы перемещались от аналитической работы, опирающейся исключительно на словесный язык, к исследованию как психологических, так и соматических аспектов характера и характерного панциря и далее к акценту на работе с мышечным защитным панцирем, направленной на обеспечение свободного протекания биологической энергии. Райх стремился к распусканию защитного панциря, блоков чувствования, которые искажают психологическое и физическое функционирование человека; рассматривал терапию как средство восстановления свободного протекания энергии через тело посредством систематического освобождения блоков мускульного панциря, поэтому и назвал свой метод лечения неврозов "биофизической оргонной терапией".

Разработанные Райхом методики дыхания, эмоционального раскрепощения, усиления напряжения в заблокированных областях тела легли в основу созданных его учениками биоэнергетики (см. Биоэнергетический анализ Лоуэна) и структурной интеграции Рольф - системы, стремящейся вернуть телу правильное положение и правильные линии посредством глубоких и часто болезненных вытягиваний мускульных фасций, сопровождаемых прямым воздействием. Можно сказать, что Райх явился пионером в области психологии тела и ориентированной на тело психотерапии.

См. также Телесно-ориентированная психотерапия.

ХАРАКТЕРОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ХОРНИ. Будучи одной из наиболее ярких представителей неопсихоанализа, Хорни (Horney K., 1895-1952) формировалась в традициях учения Фрейда (Freud S.). Как и Фрейд, она подчеркивала важную роль бессознательных конфликтов. Вместе с тем концепция Хорни отличалась от ортодоксального психоанализа, который она нередко критиковала по нескольким направлениям, в частности в связи с обсуждением вопросов, касающихся женской сексуальности. Одно из принципиальных отличий концепции Хорни заключалось в уменьшении значения libido, другое - в отрицании представления о том, что люди мотивированы преимущественно врожденными и запретными инстинктами, которые в конечном итоге сводятся к инцесту и глобальной деструкции. От Фрейда Хорни отличает также акцент на социальные, а не биологические детерминанты формирования здоровой и невротической личности.

Каждый человек, с точки зрения Хорни, обладает собственным личностным потенциалом развития, конструктивная реализация которого позволяет индивиду достигать цели, добиваться успехов, преодолевать трудности и постепенно становиться тем, кем он может и хочет стать. Психопатологические расстройства возникают только в том случае, если силы, способствующие позитивному росту и развитию, блокируются внешними социальными факторами. В ребенке, растущем в здоровой социальной среде, развивается чувство принадлежности к безопасному и обучающему окружению. Ребенок, родители или воспитатели которого не способны проявлять любовь, заботу и уважение к его индивидуальности, становится человеком, постоянно испытывающим чувство тревоги, воспринимающим мир как недружественный и враждебный. В этом случае здоровое стремление к самоактуализации замещается всепоглощающим стремлением к безопасности - основной невротической потребности. Хорни особо подчеркивала важность выделения концепции базисной тревоги. Это чувство тревоги, беззащитности ребенка, рождающееся из состояния изоляции и беспомощности в потенциально враждебном ему мире. Базисную тревогу нельзя считать наследственной, генетически обусловленной, она всегда представляет собой продукт культуры и воспитания. Тревога такого рода становится основой для возникновения более поздних личностных нарушений. Невротическое стремление к безопасности достигается гипертрофией одного из трех типов защитных реакций: беспомощности, агрессивности и отгороженности. Если человек предпочтительно использует один из типов защиты, почти полностью игнорируя остальные, то формируется один из трех типов характера: ищущий любви, доверия, расположения других людей (движение к людям); агрессивный, враждебный (направление потребности - движение против людей); обособленный, независимый (направление потребности - движение от людей).

Невротический защитный механизм беспомощности выражается в слишком сильном стремлении к протекции, поддержке, защите и в преувеличенном, можно сказать притворном, стремлении соглашаться с желаниями других (ориентация взаимодействия в обществе - движение к людям). Невротический защитный механизм враждебности основан на убеждении, что в жизни действует закон джунглей, где выживает сильнейший. Тот, кто подчеркивает в своем поведении такую жизненную ориентацию, считает других враждебными и лицемерными, отрицает теплые, спонтанные отношения между людьми, предпочитая различного рода манипулирование ими. Он убежден, что настоящих привязанностей не существует (ориентация в обществе - движение против людей). Защитный механизм ухода, отгораживания выражается в отказе от интимных, дружеских и просто бытовых контактов с другими (ориентация в обществе - движение от людей).

В то время как здоровый человек предпочитает свободно общаться, сближаться с окружающими, лишь иногда идти против них или уходить от контактов с ними в зависимости от обстоятельств, невротик решает проблему общения всегда негибким способом. Он выбирает один из типов коммуникации, тогда как в действительности они не исключают друг друга. В ситуации, когда значение двух возможных, но не реализуемых ориентации на взаимодействие преуменьшается или полностью игнорируется, создаются условия для вытеснения их на бессознательный уровень, где и разворачивается конфликт между ними и доминирующей ориентацией.

Другой тип невротического внутриличностного конфликта, особо выделяемый Хорни, касается сферы идеализированного образа собственного "Я". Люди, страдающие под гнетом собственной невротической структуры личности, не только подавляют свои проблемы, конфликты потребностей, но и не осознают свои недостатки и слабости, которые, возможно, смутно чувствуют (предчувствуют) и даже презирают. Обычно у них формируется сознательный образ самих себя, в котором все позитивные, социально одобряемые черты представлены в сильно преувеличенном виде. Это, в свою очередь, усиливает доминирующее невротическое решение проблемы. Идеализированный образ самого себя заставляет человека ставить перед собой практически недостижимые цели и задачи, предопределяющие неизбежное поражение, которое, в свою очередь, усиливает недовольство собой, может вызвать даже презрение к себе, увеличивая конфликт между реальным "Я" и мощным и грозным идеализированным его образом. Создается замкнутый круг, в котором постоянно циркулирует стремление соответствовать, поддерживать этот "славный" образ путем достижения нереалистичных, а значит, и недостижимых целей.

Безжалостные внутренние требования, терзающие невротика, Хорни называет "тиранией долга". Такой человек искренне считает, что он должен быть головокружительно успешным, невероятно точным, всегда и только любящим, абсолютно неэгоистичным, должен иметь особую работу, необыкновенного партнера, самых лучших детей и т. д. Системы таких императивов настолько доминируют в сознании невротика, что заслоняют или даже стирают настоящие и здоровые желания до такой степени, что несчастный не различает, в чем он в действительности нуждается и что он просто должен делать в жизни.

По мнению Хорни, только психоанализ, возможно в форме самоанализа, может помочь человеку преодолеть сильное и болезненное стремление к недостижимым целям и заменить их деятельностью, приносящей удовлетворение и радость самореализации.

Цель психотерапии Хорни видит в необходимости помочь больному неврозом осознать свой "идеализированный образ" и его функции, тем самым показав, что подобные попытки разрешения конфликта не приводят к желаемому результату. В процессе аналитической работы она стремится путем раскрытия Идеализированного "Я" помочь пациенту в его подлинно человеческом развитии, в развертывании его тенденций к самореализации, к переориентации мыслей, чувств и жизненных планов. Осознание больным различных факторов своего существования должно быть действительным знанием, что достигается посредством эмоционального переживания. Аналитическую работу Хорни дополняет психосинтезом, пробуждением у пациента конструктивных сил, стремления к саморазвитию. Самореализация означает готовность к глубокому переживанию своих желаний и чувств, к выявлению своего предназначения в жизни и принятию ответственности как за себя, так и за других людей, к установлению дружеских, эмоционально окрашенных межличностных связей. В целом психотерапия служит устранению разрыва между Реальным "Я" человека и его Идеализированным "Я", образующимся в процессе невротического развития личности. Цель психотерапии по Хорни можно выразить, перефразируя слова Фрейда: "Там, где было Идеализированное "Я", должно быть Реальное "Я"".

ХИРУРГИЧЕСКАЯ ОПЕРАЦИЯ В ГИПНОЗЕ. Использование состояния гипнотического сна при хирургических вмешательствах нашло широкое отражение в работах К. И. Платонова (1957) и П. И. Буля (1974). Сам термин "гипноз" был введен во врачебную практику английским хирургом Брэдом (Braid J.) в XIX в. Известно о применении гипноза при различных хирургических операциях в период отсутствия эффективного наркоза. Так, Клокэ использовал гипноз для анестезии при удалении рака грудной железы; Вард применил этот метод при ампутации бедра. Элиот произвел более 300 хирургических операций под гипнозом. В 50-х гг. XIX в. Фай с успехом пользовался гипнозом для обезболивания при операциях на матке. Гипнотическое обезболивание широко применялось в Индии. Так, хирург Эсдейль в течение 6 лет произвел более 600 больших хирургических операций, используя для обезболивания гипноз. Эти данные были подтверждены специальной комиссией, назначенной правительством.

В России первое применение гипноза для обезболивания осуществил П. П. Подъяпольский (1915); на Украине этот метод впервые был использован при хирургических вмешательствах в гинекологической практике и в хирургической клинике А. П. Николаевым, К. И. Платоновым и И. З. Вельвовским (1923). Операции проводились хирургами при содействии врачей-гипнологов. С. М. Берг (1926) первым из русских хирургов самостоятельно применил гипноз для обезболивания. Множество операций было проведено под гипнозом, который вызывал П. И. Буль.

В 1962 г. в Вене состоялся Международный конгресс анестезиологов, в рамках которого проводился симпозиум по применению гипноза и внушения для обезболивания операций в хирургической, акушерско-гинекологической, отоларингологической и стоматологической клиниках, что свидетельствует о широких возможностях данного метода. Гипноз использовался также в пред- и послеоперационном периодах (Свядощ А. М., 1937; Гуревич Г. М., Мастбаум А. И., 1952).

В 80-е гг. внимание к использованию гипноза в хирургической практике было привлечено вновь полостными операциями, проводившимися при участии врача-психотерапевта А. М. Кашпировского, который состояние гипнотического сна вызывал, находясь непосредственно у операционного стола или на большом расстоянии - с помощью телевидения.

Несмотря на успешное использование гипноза для обезболивания в хирургии, широкого применения он не нашел прежде всего потому, что вызвать потерю чувствительности, тем более полную, можно лишь у небольшой части больных. Но этот способ следует иметь в виду, когда противопоказан лекарственный наркоз. Более широко может быть использован так называемый гипнонаркоз, когда одновременно с внушением дается небольшая доза наркотических средств (как показывает опыт, при такой методике она может быть снижена на 70-80%).

Известный хирург А. Н. Бакулев еще в 1951 г. высказал сожаление о том, что "кратковременный период увлечения гипнонаркозом предан забвению и этот поистине физиологический метод воздействия на психику хирургического больного оставлен в зачаточной фазе своего развития".

ХОРЕОТЕРАПИЯ (choreotherapy, dance and movement therapy). Использование танца, пластики и ритмики в лечебных и профилактических целях. Развитие современной X. с 30-х гг. связывается с именем Чейз (Chase M.), автора соответствующей главы в книге Морено (Moreno J. L.), посвященной групповой терапии. X. может выделяться в качестве одного из направлений арттерапии, составного элемента активной музыкотерапии (Менегетти (Meneghetti Т.) и др.) или как одна из форм терапии физической активностью (Славсон (Slavson S. R.), Шиффер (Schiffer M.)). Основные задачи, изолированно или комплексно решаемые в процессе X.:

1) терапия занятостью и повышение двигательной активности;

2) коммуникативный тренинг и организация социотерапевтического общения;

3) получение диагностического материала для анализа поведенческих стереотипов пациента и его самопознания;

4) раскрепощение и рост пациента, поиск аутентичных путей развития.

В зависимости от концептуальной ориентации конкретного хореотерапевта акцентироваться могут отдельные задачи: 1 и 2 - при поведенческой, 3 - при психодинамической и 4 - при гуманистической ориентации психотерапевта.

Разминочные упражнения, предваряющие занятия X., имеют физический ("разогрев"), психический (идентификация с чувствами) и социальный (установление контактов) аспекты. Обычная продолжительность занятия - 40-50 минут. Занятия могут быть ежедневными (в стационарных условиях), еженедельными на протяжении нескольких месяцев или лет, в профилактических целях возможно проведение одноразовых танцевальных марафонов. Оптимальный количественный состав группы X. - 5-12 человек на одного хореотерапевта.

Дискутируется вопрос о характере музыкального сопровождения занятий X. Одни хореотерапевты предпочитают стандартные магнитофонные записи народной и / или профессиональной танцевальной музыки, другие - собственное (или своих ассистентов) импровизированное музыкальное сопровождение. Во всех случаях подчеркивается, что индивидуально-культуральная значимость предлагаемой музыки для пациента не должна перекрывать значимости и удовольствия собственной двигательной активности, поэтому лучше использовать незнакомые группе мелодии, умеренную громкость звучания и физиологически ориентированные ритмы, способствующие формированию трансовых состояний сознания.

В процессе психодинамической X. выделяются (Лумсден (Lumsden M.)) стадии развития психотерапевтической группы, которые психотерапевтами других ориентации рассматриваются как различные организационные формы упражнений:

1) индивидуальная - анализ пространственных, временных, энергетических, гармонических характеристик движения пациентов и такого аспекта, как "сдерживание-разрешение";

2) дуэт - анализ переноса и контрпереноса;

3) трио и квартет - анализ инцестуозных тенденций и динамического отвержения на модели "отец-мать-ребенок";

4) групповая, соответствующая психодраматическому подходу;

5) межгрупповая, социодраматическая;

6) социальная, реализуемая в массовых танцевальных ритуалах и фестивалях.

X. может использоваться в качестве вспомогательного или основного метода психотерапии в группах детей и подростков, в санаторно-курортных условиях, при коррекции дисгамий в супружеских парах, для социально-психологического и двигательного тренинга людей с нарушениями слуха и зрения или постпсихотическим дефектом.

В нашей стране X. применяется редко в связи с разрушением культуры народного танца и профессионализацией хореографии.

ХОРНИ Карен (Horney K., 1885-1952). Видный представитель культурно- и социологически-ориентированного психоанализа. Работала практикующим психоаналитиком в Берлине. Находилась под влиянием марксистской теории. В 1932 г. переехала в США, где организовала Американский психоаналитический институт. Автор книг "Невротическая личность нашего времени" (1937), "Новые пути в психоанализе" (1939), "Самоанализ" (1942), "Наши внутренние конфликты" (1945), "Неврозы и развитие человека" (1950). В своей концепции бессознательного X. заменила фрейдовское либидо двумя иными механизмами: анксиозностью (страхом) и перфекционизмом (стремлением к совершенству). Источник невроза X. видит в конфликте общественных устремлений человека с враждебными ему условиями социальной среды. Анксиозность приводит к неверию в свои силы, чувству собственной неполноценности. Перфекционизм побуждает к преодолению страха и обеспечивает свободу и уверенность. Однако тенденция к совершенствованию увеличивает зависимость человека от других членов общества. X. делает вывод, что повышение требований общества к индивиду увеличивает стремление последнего к совершенствованию, а это приводит к его порабощению социальными условиями, поэтому "различие между больным неврозом и нормальным человеком чисто количественное".

См. также Характерологический анализ Хорни.