Глава 2. Естественнонаучная парадигма.


. . .

§ 3. Принцип редукции.

Редукция в общем смысле означает "сведение", от латинского - reductio означает "возвращение, отодвигание вперед", а reducere означает "приводить в известное состояние".

Таким образом, принцип редукции мы определяем как: объяснять неизвестное посредством сведения к хорошо изученному.

"...Некая сложная система представляется в виде более простой и удобной для исследования системы" [27, С. 110].

"...Сведение качества к количеству, сущности к явлению, целого к совокупности частного, отдельного, единства структуры и функции к структуре или функции [Сигетвари]" [27, С. 112].

"Научная теория всегда сводит объясняемое к каким-то основаниям, признанным заранее верными" [16, С. 238].

"Всякий раз, когда физике удавалось объяснить одни законы и теории с помощью других, достигался значительный прогресс в познании природы и обнаружении взаимосвязей между явлениями, которые до этого казались совершенно обособленными" [33].

Для того чтобы ввести этот принцип надо сделать два допущения: "ранее этот принцип формулировался как вытекающий из объективного описания законов природы (принцип детерминизма: все явления в мире имеют причины) и познающего сознания (принцип познаваемости: эти причины в принципе постижимы)" [16, С. 238].

Предпосылок данного принципа несколько. Это и характерное для науки в целом стремление выделить "эталон научности", некий стандарт, к которому следует подтянуть все области познания, а главное - это потребность в "незыблемых и окончательных" (на данный период времени) постулатах (аксиомах), на кои могут опереться все прочие основания и причины.

"Какое основание не было бы выбрано (или какая бы причина ни была выявлена), всегда возможен вопрос об обосновании выбранных оснований (или причин). Научная теория обязана где-нибудь остановиться" [16, С. 239].

Психология bookap

"Истина в науке никогда не бывает абсолютной и окончательной. Мы попросту принимаем в качестве постулатов некоторый набор высказываний и используем их как аксиомы теории до тех пор, пока они позволяют успешно согласовывать логические выводы и экспериментальные наблюдения, а так же позволяют строить успешные прогнозы новых наблюдений" [2].

Таким образом, естественнонаучная картина мира приобретает некое тождество с мифологической: пространство теорий (земля) покоится на причинах и законах (слоны и черепаха), кои в свою очередь плавают в океане постулатов и аксиом.