Глава 2. Естественнонаучная парадигма.

Многие продолжают верить, что е.-н. парадигма вполне применима и к психологии Надо лишь найти некий нюанс, особенность, чтобы все заработало как надо. Вытащить гвоздь, что застрял между шестеренками и не дает машине науки набрать обороты и ринуться на переработку того огромного запаса эмпирического сырья, которое накопили поколения ученых психологов.

"А может незачем пенять на естественную науку? Может, просто сами психологи неумело пользовались ее аппаратом? Не всегда же молоток виноват, коли гвоздь не удается забить. Может психологи вообще обманывали себя, называя то, чем они пользуются, естественнонаучным подходом? Стоит, наверное, разобраться - иногда даже вопреки мнению самих столпов естествознания - как, собственно, следует заниматься естественной наукой" [16].

И действительно, попробуем все же определить, что есть е.-н. парадигма. Возможно, тогда этот таинственный гвоздь проявит себя, и машина познания заработает вновь.

Необходимое уточнение: применительно к построению принципов, под "допущениями" мы понимаем постулаты (недоказуемые утверждения, предположения), на основании которых сформулирован принцип; под "предпосылками" мы понимаем причины (условия), обусловившие введение принципа.

Мы специально использовали достаточно много цитат, поскольку говорить что-либо новое про вековые принципы нет никакой необходимости, надо лишь освежить их в памяти и внятно, просто сформулировать.

§ 1. Принцип опоры на эмпирические факты.

Эмпирический (от греч. empeiria - опыт) - основанный на опыте.

По сути, данный принцип звучит так: научное знание должно быть основано на эмпирических фактах, опираться на них при выводе и/или подтверждаться ими.

Принцип вводится на основе следующего допущения: научное познание, опирающееся на эмпирические факты, более эффективно, чем познание без опоры на них.

Предпосылка принципа элементарна. Наука нуждается в основаниях "научности", нуждается в кирпичиках, из которых будет построено здание научного знания. Эти кирпичики - факты. Одновременно факты - это то, что позволяет оценить достоверность научной теории, ее близость к "истине".

"И все же в самих фактах есть первозданная очевидность. Люди доверяют именно фактам и даже любят с их помощью убеждать других. Seeing is believing, говорят англичане. Увидеть - значит, поверить" [16, С. 188].

В. В. Нестеров в своих лекциях говорит: "Парадигмой некоторой науки мы будем называть ряд предположений, универсально принятых специалистами в данной науке и постоянно используемых при интерпретации наблюдаемых фактов" [6]. То есть парадигма существует для работы с наблюдаемыми фактами. Опора на опыт - это фундамент, на котором строится парадигма естественных наук, а следом и сами науки.

Первоначально е.-н. парадигма при своем зарождении встала на позиции "твердой" опоры на факты, точнее на эмпирическое, чувственное познание, в противовес ранее принятому примату (главенству) "чистых" рассуждений. Были попытки ввести требования выводимости теорий из наблюдаемых фактов. К сожалению, эти требования оказались трудно выполнимы. "Исследования последних десятилетий показали, что теорию нельзя получить в результате индуктивного обобщения и систематизации фактов, она не возникает как логическое следствие из фактов, механизмы ее создания и построения имеют иную природу, предполагают скачок, переход на качественно иной уровень познания, требующий творчества и таланта исследователя" [28].

И требование опоры на факты было заменено на требование экспериментального подтверждения выдвигаемых теорий. Но и здесь возникли сложности:

- правильной постановки эксперимента, чтобы исключить посторонние и незначимые по отношению к данной теории влияния;

- часто встречающейся невозможности прямой экспериментальной проверки, а возможность только косвенной;

- правильного подбора инструментария для обработки, оценки, полученных экспериментальных данных (например - применяемый математический аппарат) и многое другое.

Все это сделало требование экспериментальной проверки теорий не столь однозначным. "...В языке науки - в ней почти никогда не используется слово "доказано", но почти всегда говорят - подтверждено; иногда - хорошо подтверждено. Абсолютную истину в эксперименте не получают" [6].

В результате "скользкий вопрос" опоры на эмпирические факты стали проскакивать, особо на нем не задерживаясь. Например, господин Аллахвердов в своей книге пишет: "...главное нормативное требование естественных наук: логические рассуждения должны быть проверенны в опыте, а опытные рассуждения должны независимо обосновываться логическим путем" [16, С. 237].

Но, приступая к формулированию принципов е.-н. парадигмы в следующей главе, "растворяет" опору на опыт - во всех принципах понемногу, не выделяя в отдельный принцип. Видимо, хорошо понимая, что если это сделает, то попадет в состояние "цугцванга" (шахматный термин, означающий ситуацию, когда любой ваш ход ухудшает ваше положение, но ходить неизбежно надо). С одной стороны не хочется отлучить психологию от общества естественных наук, с другой - прямой опоры на опыт нет и как ее приобрести не понятно, а выбирать придется.

Но опора на опыт столь существенна для е.-н. парадигмы, что обойти ее молчанием, на наш взгляд просто не позволительно. И пусть возникают сложности с применением этого принципа на практике, но стремление к его соблюдению заставит ученых оставаться в рамках е.-н. парадигмы, умолчание же подтолкнет к размыванию фундамента естественных наук и в окончании, скажется на эффективности самой науки. Психология - яркий тому пример. Кроме того, этот принцип находит четкое выражение в методологии построения теорий. И хотя логически теории из опыта не выводятся, но предварительный сбор фактов, их систематизация, первичное обобщение, обнаружение эмпирической закономерности, введение обсервационных терминов - вся эта предварительная работа перед построением теории дает исследователю ту базу, которая позволит ему провести мысленные эксперименты при теоретических рассуждениях и намного повысит вероятность построения удачной теории. При построении теорий, ученые естественных наук используют обсервационные термины (лат. observation - служащий для наблюдения, наблюдаемый). "Обсервационные термины имеют более стабильные и универсальные значения и содержатся в утверждениях, которые могут быть подвергнуты эмпирической проверке путем обращения к их конкретным референтам" [32, С. 64]. И только на основании обсервационных терминов вводят теоретические конструкты, как следующий шаг обобщения, абстрагирования. Теоретические конструкты напрямую эмпирическим опытом не проверяются. Но преемственность теоретических построений: эмпирический опыт - обсервационные термины - теоретические конструкты, позволяет проводить косвенную проверку теоретических конструктов на опытном материале. Гуманитарные же науки, смело вводят теоретические конструкты, без опоры на обсервационные термины и, следовательно, без опоры на эмпирический опыт, но они и не ставят себе такой задачи - проверки теории опытом.

Понимая важность опоры на факты, мы ввели отдельный принцип парадигмы - принцип опоры на эмпирические факты.