Идеальные типы.

Ясперс встретил понятие идеальных типов в работах социолога Макса Вебера (Мах Weber, 1949, 1978) и попытался модифицировать его для целей психиатрии (Jaspers, 1963; Schwartz & Wiggins, 1986, 1987). Идеальные типы Вебера "протестантская этика" и "дух капитализма" хорошо известны (Weber, 1958). Ясперс увидел в методах Вебера путь к классификации тех психиатрических расстройств, которые не удается понять как синдромы или болезненные сущности (Jaspers, 1963, р. 611; Schwartz & Wiggins, 1987).

Таким образом, Ясперс понимал, что личностные расстройства не подпадают под монотетические категории. Для Ясперса психиатрические диагнозы распадались на три группы. Группа 1 включала известные соматические болезни с психическими нарушениями, такие как опухоли мозга, центральный паралич и эндокринопатии. В группе 2 были большие психозы, эпилепсия, маниакально-депрессивные заболевания и шизофрения. Группу 3 составили нарушения личности и неврозы. В отношении этих трех групп расстройств (надо заметить, что именно из них выросли современные классификации), Ясперс писал (1963): "Три основные группы расстройств существенно отличаются друг от друга. Не существует такой унифицированной и понятной точки зрения, которая позволила бы упорядочить эти три группы. Для каждой из них мы имеет другую точку зрения... " (стр. 610) Расстройства группы 1 это "классы заболеваний, к которым случай или принадлежит, или не принадлежит" (Jaspers, 1963, р. 611); иначе говоря, эти расстройства могут быть поняты с использованием монотетических понятий. Расстройства группы 3, с другой стороны, всегда должны пониматься как "типы". Интересно заметить, что относительно группы 2 Ясперс полагал следующее: "хотя конкретная причина и природа заболеваний нам неизвестны, мы имеем в уме классы болезней, однако на самом деле случай всегда принадлежит к какому-либо типу" (Jaspers, 1963, р. 611).

Со времени выхода "Общей психопатологии" фактически было доказано, что эпилепсия является болезнью с соматической основой. Используя понятие идеальных типов Вебера, Ясперс немного изменил его значение, введя разграничение между "идеальными типами" и "реальными типами" (Jaspers, 1963, pp. 431-446). Мы считаем, что это особое разграничение, введенное Ясперсом, было неудачным, но в целом его подход остается значимым. Мы не будем принимать во внимание разграничение Ясперса между идеальными и реальными типами и, впредь, будем говорить только об "идеальных типах".

Таким образом, мы вернемся к Веберу, чтобы заново открыть источник, из которого исходил Ясперс. Вебер с самого начала стремился, чтобы идеальные типы были научными категориями (Weber, 1949). В связи с этим они отделялись от прототипов и "семейной принадлежности" Витгенштейна, которые были первоначально описаны как ненаучные, "естественные" способы категоризации. Вебер считал, что все научные понятия определяются, исходя из целей, которым они должны служить Weber, 1949). В психиатрии эти цели - укрепление психического здоровья и ослабление психических заболеваний (Schwartz & Wiggins, 1985, 1988).

Идеальные типы в психиатрии избирательно нацелены на те особенности человеческой жизни, которые соответствуют целям психиатрии. По этой причине идеальные типы всегда проспективны и односторонни. Та же реальность, если к ней подходить, имея в виду другие цели, может быть оценена совершенно иначе, и эта другая точка зрения даст другой набор понятий. Вебер всегда четко понимал, что идеальные типы это человеческие построения. Они представляют попытки человека постичь реальность, а не отражают саму реальность. Это человеческое, слишком человеческое качество этих типов становится особенно очевидным, если осознать их односторонний и проспективный характер. Поскольку идеальные типы с самого начала направляются теми ценностями, которые мы исповедуем, они остаются частичными и ограниченными и не могут оцениваться с точки зрения абсолютной истины. Как выразил эту идею в "Общей психопатологии" Ясперс: "(Идеальные типы) имеют отношение к перспективам понимания, а не к материальному существованию" (Jaspers, 1963, р. 434). Вебер (1949) описывал построение идеальных типов следующим образом: "Идеальный тип формируется на основе одностороннего выделения одной или более точек зрения и синтеза большого количества расплывчатых, дискретных, более или менее выраженных, а иногда отсутствующих конкретных индивидуальных явлений, которые ранжируются в соответствии с этими односторонне выделенными точками зрения в унифицированные мыслительные конструкты" (р. 90). Мы рассматриваем реальность с той точки зрения, которая определяется нашими ценностями. С этой точки зрения мы замечаем одни свойства и игнорируем другие, которые стали бы видимыми лишь с другой точки зрения. Идеальные типы - это идеализированные описания конкретных свойств вещей, которые даются с определенной точки зрения. Конкретные свойства вещей часто оказывается трудно отличить друг от друга; они могут быть неясными, изменчивыми, неопределенными и неуловимыми. С помощью идеальных типов мы получаем точные и ясные концептуальные границы вокруг свойств вещей. Мы абстрагируемся от реальной неразграниченности и неопределенности и представляем "чистый" случай, в котором соответствующие свойства различимы и определенны. Более того, в конкретных случаях признаки могут варьировать в таких широких пределах, что каждый индивид кажется уникальным и несравнимым с другими. Идеальные типы выделяют многочисленные характеризующие данный тип свойства, которые мы можем и не найти в полном объеме в каждом конкретном случае. Свойства, определяемые идеальным типом, как выразил это Вебер, "более или менее присутствуют, а подчас и отсутствуют" в отдельных конкретных случаях.