Часть I. Теоретические основы клинической психологии.

Раздел 7. Психосоматические расстройства.


. . .

7.2. Психология инвалидности.

Особое место в соматопсихическом направлении занимает проблема отношения к своему расстройству или дефекту у детей-инвалидов. В настоящее время концепция инвалидности опирается на культурно-историческую теорию развития психики, что качественно изменило стереотипные представления о закономерностях и механизмах функционирования телесного "Я". Тело всегда наделено не только личностным, но и культурным смыслом и значением, оно выступает центральным компонентом личностной идентичности и одним из основных способов проявления личностных качеств и характеристик в социальном взаимодействии и общении.

В культурном пространстве существуют идеальные образцы мужского или женского тела, по отношению к которым общество определяет "патологические" и "неестественные" тела. Поэтому дети с телесными дефектами, выступающими внешними знаками определенных соматических расстройств (например, ДЦП, полиомиелит и т. п.) чувствуют себя "неправильными", "инакими" и подвергаются со стороны окружающих людей стигматизации (stigma - бросающийся в глаза признак патологии, клеймо позора). Стигматизация - это процесс приписывания отрицательных черт или выделение из общества посредством дискриминации из-за наличия у человека признака какого-либо расстройства или из-за отклонения от социальных норм. Стигматизации подвергаются как раз такие телесные черты, которые не соответствуют культурным стандартам тела.

Стигматизированные дети-инвалиды исключаются из социального пространства здоровых детей, т. е. маргинализируются. Психологическим механизмом маргинализации является страх здоровых детей и их родителей перед "нетипичным" дефектным телом, не соответствующим социальным ожиданиям и доминирующим идеалам. Встреча с телесным дефектом напоминает здоровым людям об угрозе собственному телесному благополучию, актуализирует перенос возможных вследствие болезни проблем с больного ребенка на здорового. Во многом страх, сопровождающий такую встречу, связан с распространенными социальными представлениями о дефекте как признаке слабости, пассивности, зависимости.

Вследствие маргинализации и стигматизации у детей-инвалидов часто развивается чувство неполноценности, оказывающее влияние на весь жизненный путь личности. Иногда наличие дефекта как внешнего проявления соматического расстройства может стать причиной невротических и личностных расстройств, которые вполне вписываются в психодинамическую концепцию конверсионных и психосоматических расстройств.

Изменения в когнитивной и эмоциональной сфере являются наиболее характерными для детей-инвалидов. В структуре их личности четко прослеживается фобический компонент /46/. Страхи могут быть вполне обоснованными, однако в значительной мере они преувеличенные и внушенные, имеют парадоксальное содержание: одновременно отражают актуальное и возможное состояния ребенка. Так, ребенок может страдать от дефицита общения, испытывать страх одиночества и одновременно бояться предстоящих встреч с другими людьми. Среди детей-инвалидов нередок страх выздоровления в связи с возможной, по их мнению, утратой любви и повышенного со стороны значимого окружения, а также из-за необходимости возвращения к обычной жизни в школе, к которой они чувствуют себя не готовыми. Ощущение острого дефицита знаний, умений, навыков, необходимых для жизни в обществе, осознание ограниченности своих физических возможностей и юридических прав в связи со статусом инвалида нередко приводит к фиксации на мыслях о бессмысленности дальнейшего существования.

Проблема несоответствия телесного "Я" идеальным стандартам особенно остро переживается в 5-7-летнем и подростковом возрастах. Начиная с 6-7 лет, на первое место выходят переживания по поводу социальной заброшенности, незащищенности, общественного пренебрежения.

Инвалидность ребенка часто заставляет родителей следовать гиперопеке в ущерб другим воспитательным стратегиям, что только способствует психосоциальной дезадаптации детей-инвалидов и еще больше инвалидизирует их, поскольку тактика гиперопеки формирует у детей состояние "выученной беспомощности" и чувство низкой "самоэффективности".

"Выученная беспомощность" - понятие, введенное М. Селигманом, - в общих чертах сводится к тому, что ребенок-инвалид, который в условиях гиперопеки часто сталкивается с ограничениями собственного контроля в различных жизненных ситуациях, перестает стараться влиять на результат своих усилий не только в этих конкретных ситуациях, но также и в тех новых ситуациях, в которых он может обходиться без посторонней помощи. У детей-инвалидов, воспитывающихся по типу гиперопеки, формируется три вида личностного дефицита: мотивационный, когнитивный и эмоциональный. Сначала у ребенка-инвалида редуцируется мотив пытаться справиться с возникающими трудностями, поскольку ситуация всегда контролируется родителями или педагогами. Редуцированный мотив преодоления трудностей приводит к снижению когнитивных способностей оценки жизненных ситуаций, что делает ребенка-инвалида беспомощным в непривычной среде обитания, в которой нет родительского или педагогического контроля. Осознание своей навязанной (родителями и педагогами) ограниченности в способностях самостоятельно совершать даже посильные поступки приводит к развитию сниженного эмоционального фона настроения и даже депрессии.

Понятие "самоэффективности", введенное А. Бандурой, означает убежденность человека в своей способности мобилизовывать мотивацию, когнитивные и поведенческие возможности, чтобы соответствовать требованиям жизненных ситуаций. Чувство самоэффективности связано не с имеющимися у ребенка умениями и навыками, а с его представлениями о том, чего он сможет добиться при наличии доступных для него умений. Даже если у ребенка сформированы доступные, адекватные его состоянию и необходимые для самостоятельной жизни навыки и умения, главной детерминантой их практического использования будет именно представление об ожидаемой эффективности их применения: сколько сил будет затрачено на решение проблемы, как долго удастся выдерживать напряжение в стрессовой ситуации. В условиях гиперопеки эти представления не формируются, поскольку обучение навыкам и умениям носит "тепличный" характер, не соответствующий характеристикам реальных ситуаций, в которых оказывается ребенок-инвалид (в реальных ситуациях проблемы за него стремятся разрешать именно родители или педагоги).

Выделяют четыре фактора, влияющие на формирование чувства самоэффективности:

- достигнутые результаты (успех в прошлом дает высокие ожидания результативности текущих действий, тогда как прошлые неудачи снижают эти ожидания);

- косвенные переживания (впечатления от успеха или неудачи других детей);

- словесное убеждение (самоэффективность повышается, когда авторитетное лицо - родитель или педагог - убедительно говорят о том, что ребенок в состоянии справиться с ситуацией);

- эмоциональная активация (чувство тревоги и напряжения снижает ощущение самоэффективности).

Инвалиды с низкой самоэффективностью в большей мере склонны к преувеличению трудностей и чаще демонстрируют неумение их преодолевать. Ощущение низкой самоэффективности также способно провоцировать развитие депрессии или ее усиление.

С состоянием выученной беспомощности и чувством самоэффективности связаны и такие личностные черты, как локус контроля и воспринимаемая управляемость.

Локус контроля - это представление ребенка-инвалида о том, где осуществляется контроль над значимыми событиями в его жизни: внутри него самого или во внешней среде. В зависимости от воспитания и отношения к ребенку-инвалиду у него может формироваться внутренний или внешний локус контроля. В условиях гиперопеки как основного стиля взаимодействия с инвалидом последний связывает успешность своих действий только с действиями других людей, поэтому он реже будет стремиться самостоятельно преодолевать трудности, а значит, у него не будет достаточного опыта для развития чувства самоэффективности. Для развития внутреннего локуса контроля со стороны родителей и педагогов необходимо использовать значимые для ребенка-инвалида подкрепления его самостоятельной активности: например, таким подкреплением может быть достижение значимой для ребенка цели. При этом важно иметь в виду, что развитие внутреннего локуса контроля совсем не обязательно должно быть связано с непременной реализацией всех намеченных ребенком действий, чтобы он мог трезво оценивать свои физические возможности и способности и тем самым сформировать адекватные представления о собственной самоэффективности.

Выученная беспомощность, самоэффективность и локус контроля вместе составляют такую интегральную личностную характеристику ребенка-инвалида как воспринимаемая управляемость. Воспринимаемая управляемость - это общее представление человека о своей способности управлять процессом собственной жизни. Психологически комфортное состояние ребенка-инвалида (т. е. отсутствие у него утомления, тревоги, депрессии, а также субъективное чувство физического благополучия) зависит от того, насколько предъявляемые к нему требования сочетаются с простором для принятия решений или возможностью быть самостоятельным.

У детей перечисленные особенности состояния инвалидности значительно более выражены, чем у взрослых, поскольку у них еще не до конца сформированы волевой и мотивационный компоненты личности. Следовательно, целенаправленная работа психолога с родителями и педагогами, взаимодействующими с детьми-инвалидами, особенно консультирование по воспитательным стратегиям, приобретает особенное значение.

Важным фактором, определяющим специфику отношения к собственной инвалидности у ребенка, является социальная поддержка. Социальная поддержка включает в себя создание для ребенка-инвалида широкой, стабильной сети социальных контактов, которая характеризуется совместным проживанием и проведением досуга с другими детьми и взрослыми, наличием друзей, членством в клубах и общественных объединениях. В зависимости от целей, социальная поддержка может быть разноуровневой и включать как сообщество только детей-инвалидов, так и смешанные сообщества детей-инвалидов и здоровых детей. Эмоциональная поддержка, как правило, более эффективна в гомогенных группах детей-инвалидов, имеющих сходный дефект, тогда как повышение уровня социальной адаптации более эффективно в гетерогенных группах. Однако мало просто поместить ребенка-инвалида в группу здоровых детей. Без соответствующей психосоциальной работы со здоровыми детьми и взрослыми, направленной на развитие у них толерантности к "иным" другим людям, контакты с ними ребенка-инвалида могут дать обратный эффект: вместо социальной поддержки вызвать глубокое разочарование.

Т. Гершик и А. Миллер выделяют у инвалидов две возможные стратегии личностного реагирования на телесный дефект: переосмысление, уверенность и отказ /59/.

Переосмысление предполагает осознание ребенком невозможности соответствовать идеальному образу тела и создание индивидуальной интерпретации своих телесных характеристик. Ребенок-инвалид выбирает из культурного идеала тела только те характеристики, которые соответствуют его актуальным возможностям, и тем самым создает личный идеальный конструкт, рассматривая его как один из возможных вариантов доминирующего идеального типа.

Уверенность заключается в слепом следовании культурному образцу телесности без учета реальных возможностей ребенка-инвалида. Такие дети находятся в постоянном конфликте с самими собой. Ориентируясь на недостижимые телесные стандарты, они надеются добиться признания себя другими людьми не в качестве инвалида, а в качестве "такого же, как и все". При этом они всегда наталкиваются на еще большее подчеркивание своей "инакости" и неспособности соответствовать общепринятому идеалу. Как результат, у них развивается двойная идентичность: "фасадная" (для других) и "внутренняя", которые находятся в антагонистическом конфликте друг с другом. У таких детей вырабатывается очень жесткая установка на обязательное соответствие идеалу по принципу "всегда и везде", без учета реальных возможностей и ситуации. Психосоциальная адаптация детей с такими реакциями осложняется тем, что в нашем обществе из-за социальных запретов, стереотипов и практики сегрегации (разделения институтов социализации, проведения досуга и т. п. для детей-инвалидов и не-инвалидов) ребенку-инвалиду практически невозможно на практике реализовать телесные стандарты, на которые ориентируются здоровые люди.

Отказ от следования доминирующему культурному образцу телесности выражается в стремлении сконструировать свой собственный идеал тела, ограничив круг общения только теми людьми, которые этот идеал разделяют вместе с ребенком-инвалидом. Они начинают считать доминирующий в культуре идеал как "неправильный", непригодный для практических жизненных целей; они обесценивают те телесные характеристики, которые считают ценными и важными здоровые дети, или даже вообще отрицают ценность тела в межличностных отношениях и в конструировании собственной идентичности: "важен человек, а не какое у него тело". По сути реакции отказа отражают сопротивление негативному образу инвалидности, который имеется у здорового окружения ребенка. Это реакции протеста против навязчивого милосердия, жалости и благотворительности, которые не столько помогают ребенку-инвалиду (как это представляют себе здоровые люди - педагоги, родители, психологи), сколько подчеркивают невозможность его принятия в широкий социальный контекст общения по причине наличия дефекта и формируют состояние "выученной беспомощности", особенно в плане развития инициативности и в принятии решений о своей судьбе.

Контрольные вопросы

1. Что лежит в основе развития психосоматических расстройств?

2. Какие теоретико-методологические подходы к разрешению проблемы психосоматических расстройств вы знаете?

3. Какие психодинамические концепции психосоматических расстройств вы знаете?

4. В чем заключается суть гипотезы психосоматической специфичности?

5. Каковы характеристики психосоматогенных детско-родительских отношений?

6. Как трактуется проблема психосоматических отношений в кортиковисцеральной концепции?

7. Чем соматоформные расстройства отличаются от психосоматических?

8. Какие уровни выделяют во внутренней картине болезни?

9. Как маргинализация и стигматизация влияют на личность детей-инвалидов?

Литература для дополнительного чтения

1. Александер Ф. Психосоматическая медицина. - М.: Эко-Пресс, 2002.

2. Эйдемиллер Э. Г., Юстицкий В. В. Семейная психотерапия - Л.: Медицина, 1989.

3. Клиническая психология / Под ред. Б. Д. Карвасарского. - СПб.: Питер, 2002.

4. Лурия А. Р. Внутренняя картина болезни и ятрогенные заболевания. - М.: Медицина, 1977.

5. Николаева В. В. Влияние хронической болезни на психику. - М.: МГУ, 1987.

Цитируемая литература

1. Клиническая психиатрия / Гл. ред. Т. Б. Дмитриева. - М.: ГЭОТАР-МЕДИЦИНА, 1999.

2. Клиническая психология / Под ред. Б. Д. Карвасарского. СПб.: Питер, 2002.

3. Клиническая психология / Под ред. М. Перре, У. Бауманна. СПб.: Питер, 2002.

4. Конечный Р., Боухал М. Психология в медицине. - Прага, 1982.

5. Лурия А. Р. Внутренняя картина болезни и ятрогенные заболевания. - М.: Медицина, 1977.

6. Николаева В. В. Влияние хронической болезни на психику. М.: МГУ, 1987.

7. Платон. Хармид // Платон. Диалоги. М.: Мысль, 1986.

8. Психология: комплексный подход / М. Айзенк, П. Брайнт, X. Куликэн и др.; Под ред. М. Айзенка. Мн.: Новое знание, 2002.

9. Соколова Е. Т., Николаева В. В. Особенности личности при пограничных расстройствах и соматических заболеваниях. М.: SvR-Аргус, 1995.

10. Тащева А. И. Концепция организации психологической реабилитации семей с детьми-инвалидами // Психологическое консультирование: Проблемы, методы, техники / Под ред. Т. Ю. Синченко, В. Г. Ромека. - Ростов-на-Дону: ЮРГИ, 2000.

11. Фрейд З. Я и Оно // Фрейд З. Психология бессознательного. - М.: Просвещение, 1989.

12. Ammon G. Psychodynamics of the unconscious in the case of psychosomatic illness: methodological pre-considerations // Бессознательное: Природа, функции, методы исследования / Под ред. А. С. Прагнишвили, А. Е. Шерозия, Ф. В. Бассина. В 4 т. Том 2. Тбилиси: Мецниереба, 1978.

13. Bowlby J. Attachment and loss. Vol 3. Loss: Sadness and Depression. - Harmondsworth: Penguin Books, 1980.

14. Caplan G. Principles of preventive psychiatry. - NY: Basic Books, 1964.

15. Gerschick T. J., Miller A. S. Gender identities at the crossroads of masculinity and physical ability // Toward A New Psychology of Gender / Ed. by M. M. Gergen & S. N. Davis. - NY, London: Routledge, 1997.

16. Halliday J. Psychosocial Medicine: A study of the sick society. L.: Heinmann Medical Books, 1949.

17. Ktemeyer W. Kxrpergeschehen und Pschose. Stutgart: Enke, 1953.

18. Pollok G. The psychosomatic specificity concept // Бессознательное: Природа, функции, методы исследования / Под ред. А. С. Прагнишвили, А. Е. Шерозия, Ф. В. Бассина. В 4 т. Том 2. Тбилиси: Мецниереба, 1978.

19. Wittkover E. D., Warnes H. Historical survey of psychosomatic medicine // Бессознательное: Природа, функции, методы исследования / Под ред. А. С. Прагнишвили, А. Е. Шерозия, Ф. В. Бассина. В 4 т. Том 2. Тбилиси: Мецниереба, 1978.

Использованная литература

1. Алейникова Т. В. Возрастная психофизиология - Ростов-на-Дону: Изд-во ООО "ЦВВР", 2000.

2. Александровский Ю. Ф. Пограничные психические расстройства. - Ростов-на-Дону: Феникс, 1997.

3. Анохин П. К. Философские аспекты теории функциональной системы. - М.: Наука, 1978.

4. Бернштейн А. Н. Экспериментально-психологическая методика распознавания душевных болезней. - М., 1908.

5. Бехтерев В. М. Объективная психология. Вып. 1. - СПб., 1907.

6. Блум Ф., Лейзерсон А., Хофстедтер Л. Мозг, разум, поведение. - М.: Прогресс, 1988.

7. Вундт В. Основания физиологической психологии. - М., 1880.

8. Выготский Л. С. История развития высших психических функций // Выготский Л. С. Собр. Соч.: В 6 т. Т. 3. - М.: Педагогика, 1983.

9. Гиляровский А. А. Избранные труды. - М.: Медицина, 1973.

10. Декарт Р. Страсти души // Декарт Р. Соч.: В 2-х т. Т. 1. - М.: Мысль, 1989.

11. Захаров А. И. Неврозы у детей и психотерапия - СПб.: Союз, Лениздат, 2000.

12. Зейгарник Б. В. Нарушения памяти // Патопсихология: Хрестоматия / Сост. Н. Л. Белопольская. - 2-е изд. - М.: Когито-Центр, 2000.

13. Зейгарник Б. В. Нарушения мышления // Патопсихология: Хрестоматия / Сост. Н. Л. Белопольская.

- 2-е изд. - М.: Когито-Центр, 2000.

14. Зейгарник Б. В. Патопсихология. - М.: Издательство МГУ, 1986.

15. Ильин Е. П. Дифференциальная психофизиология мужчины и женщины. - СПб: Питер, 2002.

16. История современной психологии / Т. Лихи. - 3-е изд. - СПб.: Питер, 2003.

17. Карвасарский Б. Д. Медицинская психология. - Л.: Медицина, 1982.

18. Кербиков О. В. Избранные труды. - М.: Медицина, 1972.

19. Клиническая психиатрия: Пер. с англ., перераб. и доп. / Гл. ред. Т. Б. Дмитриева. - М.: ГЭОТАР МЕДИЦИНА, 1999.

20. Клиническая психология / Под ред. Б. Д. Карвасарского. СПб.: Питер, 2002.

21. Клиническая психология / Под ред. М. Перре, У. Бауманна. - СПб.: Питер, 2002.

22. Клузман Е. Ю. Ипохондрический синдром. Автореф. Дис... д. мед. н. - Киев, 1984.

23. Конечный Р., Боухал М. Психология в медицине. - Прага, 1982.

24. Кречмер Э. Медицинская психология. - М., 1927.

25. Лакосина Н. Д., Трунова М. М. Неврозы, невротические развития личности и психопатии: Клиника и лечение. - М.: Медицина, 1994.

26. Леонтьев А. Н. Очерк развития психики // Леонтьев А. Н. Избранные психологические произведения: В 2-х т. Т.1. - М.: Педагогика, 1983.

27. Личко А. Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков. - Л. 1977.

28. Лурия А. Р. Внутренняя картина болезни и ятрогенные заболевания. - М.: Медицина, 1977.

29. Менделевич В. Д. Клиническая и медицинская психология. Практическое руководство. - М.: МЕДпресс, 1999.

30. Мэш Э., Вольф Д. Детская патопсихология. Нарушения психики ребенка. - СПб.: ПраймЕВРОЗНАК, 2003.

31. Николаева В. В. Влияние хронической болезни на психику. М.: МГУ, 1987.

32. Платон. Хармид // Платон Диалоги. М.: Мысль, 1986.

33. Психические расстройства и расстройства поведения (F00-F99). Класс V МКБ-10, адаптированный для использования в Российской Федерации / Под общ. ред. Б. А. Казаковцева, В. Б. Голланда. - М.: Минздрав России, 1988; Ростов-на-Дону: ЛРНЦ "Феникс", 1999.

34. Психогенетика / И. В. Равич-Щербо, Т. М. Марютина, Е. Л. Григоренко. Под ред. И. В. Равич-Щербо. - М.: Аспект-Пресс, 2002.

35. Психология: комплексный подход / М. Айзенк, П. Брайнт, X. Куликэн и др.; Под ред. М. Айзенка. - Мн.: Новое знание, 2002.

36. Ромек Е. А. Психотерапия: Теоретические основания и социальное становление. - Ростов-на-Дону: Изд-во РГУ, 2002.

37. Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии: В 2-х т. Т. 1. - М.: Педагогика, 1989.

38. Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии: В 2-х т. Т. 2. - М.: Педагогика, 1989.

39. Селецкий А. И. Психопатология детского возраста. - М.: Просвещение, 1986.

40. Селье Г. Стресс без дистресса. - М.: Прогресс, 1979.

41. Симонов П. В. Мотивированный мозг. - М.: Наука, 1987.

42. Сироткина И. Е. Психология в клинике: Работы отечественных психиатров конца прошлого века // Вопросы психологии. 1995. № 6.

43. Смулевич А. Б. Психогении и невротические расстройства, выступающие в рамках динамики психопатий // Психиатрия и психофармакология. Медиа-медика. Том 2. № 4. 2000.

44. Соколова Е. Т., Николаева В. В. Особенности личности при пограничных расстройствах и соматических заболеваниях. М.: SvR-Аргус, 1995.

45. Судаков К. В. Теория функциональных систем. - М.: Изд-во РАН, 1996.

46. Тащева А. И. Концепция организации психологической реабилитации семей с детьми-инвалидами // Психологическое консультирование: Проблемы, методы, техники / Под ред. Т. Ю. Синченко, В. Г. Ромека. - Ростов-на-Дону: ЮРГИ, 2000.

47. Ушаков Г. К. Пограничные нервно-психические расстройства. - М.: Медицина, 1987.

48. Фрейд З. Я и Оно // Фрейд З. Психология бессознательного. - М.: Просвещение, 1989.

49. Шостакович Б. В. Расстройства личности - психопатии в современных психиатрических классификациях // Психиатрия и психофармакотерапия. Медиа-медика. Том 2. № 6. 2000.

50. Штерринг Г. Психопатология в применении к психологии. - СПб., 1903.

51. Ясперс К. Собрание сочинений по психопатологии. В 2-х т. М.: Издательский центр "Академия"; СПб.: Белый кролик, 1996.

52. Аттоп G. Psychodynamics of the unconscious in the case of psychosomatic illness: methodological preconsiderations // Бессознательное: Природа, функции, методы исследования / Под ред. А. С. Прангишвили, А. Е. Шерозия, Ф. В. Басина. В 4-х т. Том 2. Тбилиси: Мецниереба, 1978.

53. Beck А. Т. Depression. Causes and treatment. Philadelphia: Pennsylvania Press, 1970.

54. Beck A. Т., Clark D. A. Anxiety and depression: An information processing perspectives // R. Schwarzer, R. A. Wicklund (Eds.), Anxiety and self-focused attention. N.Y.: Harwood, 1991.

55. Bowlby J. Attachment and loss. Vol. 3. Loss: Sadness and Depression. - Harmondsworth: Penguin Books, 1980.

56. Caplan G. Principles of preventive psychiatry. - NY: Basic Books, 1964.

57. Dohrenwend B. P. & Dohrenwend B. S. Sex Differences and Psychiatric Disorders // American Journal of Sociology, 81 (1976) / P. 1453.

58. Engel G. L. The need for a new medical model: A challenge for biomedicine // Science. 1977 / Vol. 196. № 4286.

59. Gerschick T. J., Miller A. S. Gender identities at the crossroads of masculinity and physical ability // Toward A New Psychology of Gender / Ed. By M. M. Gerden & S. N. Davis. NY, London: Routledge, 1997.

60. Halliday J. Psychosocial Medicine: A study of the sick society. L.: Heinmann Medical Books, 1949.

61. Hellpach W. Klinische Psychologie. Stuttgart: Thieme, 1946.

62. Janet P. La medicine psychologie. - Paris, 1923.

63. Ktemeyer W. Kxrpergeschehen und Pschose. Stutgart: Enke, 1953.

64. Lefebre L. B. The psychology of Karl Jaspers // P. A. Schilpp (Ed.). The philosophy of Karl Jaspers. The Library of Living Philosophers. - La Salle, IL: Open Court Publishing Co, 1957.

65. Marecek J. Disappearances, Silences, and Anxious Rhetoric: Gender in Abnormal Psychology Textbooks // Toward A New Psychology of Gender / Ed. By M. M. Gerden & S. N. Davis. NY, London: Routledge, 1997.

66. McConaghy N. Sexual behavior: problems and management. NY, London: Plenum Press, 1993.

67. Pollok G. The psychosomatic specificity concept // Бессознательное: Природа, функции, методы исследования / Под ред. А. С. Прангишвили, А. Е. Шерозия, Ф. В. Басина. В 4-х т. Том 2. - Тбилиси: Мецниереба, 1978.

68. Stoller R. J. Sex and gender. New York: Science House, 1968.

69. Wittkover E. D., Warnes H. Historical survey of psychosomatic medicine // Бессознательное: Природа, функции, методы исследования / Под ред. А. С. Прангишвили, А. Е. Шерозия, Ф. В. Басина. В 4-х т. Том 2. - Тбилиси: Мецниереба, 1978.