Глава 4

Психологические индикаторы и их криминалистическое значение

4.2. О криминальном стиле и "автографах" Роберта Хансена


...

Начало истории


1 июня 1982 г. в полицейское управление Анкориджа вбежала запыхавшаяся девушка. На одном из ее запястий блестели наручники. Она рассказала невероятную историю. Девушка оказалась семнадцатилетней проституткой, к которой на улице подошел рыжий, рябой коротышка и предложил 200 долларов за сеанс минета в его машине. Но когда она стала исполнять его желание, коротышка неожиданно защелкнул на ее запястье наручники, достал пистолет и угрожая расправой, отвез в свой дом в фешемебельном районе Малдун. Кроме них двоих в доме никого не было. Мужчина сказал, что не причинит ей вреда, если она окажется послушной и будет в точности делать все, что он скажет. Но вслед за этим сорвал с нее одежду, дико изнасиловал и причинил нестерпимую боль, искусав соски и засунув во влагалище молоток. Наручники были по-прежнему застегнуты у девушки на запястье. Не дав возможности убежать, коротышка пристегнул ее в подвале к трубе и лег спать. А проснувшись через несколько часов, объявил, что она настолько ему понравилась, что он хочет пригласить ее в свой личный самолет (на Аляске из-за больших расстояний личные самолеты – не редкость). Они полетят в его хижину в лесу, там займутся любовью, а потом он привезет ее обратно и отпустит.

Но девушка понимала, что шансы на спасение совсем невелики. Рыжий коротышка напал на нее, изнасиловал и даже не позаботился, чтобы скрыть свою внешность. Стоит ей оказаться в его лесной хижине, и положение станет намного серьезнее. В аэропорту, пока похититель заправлял самолет, девушке удалось ускользнуть. Она бежала, что было духу, высматривая, кого бы позвать на помощь, и тут наткнулась на полицейского.

По ее описанию вычислили, что похититель был похож на Роберта Хансена. Полиция отвезла проститутку к дому Хансена в Малдуне, и девушка подтвердила, что именно там ее подвергли пыткам. Потом они направились в аэропорт, и она опознала принадлежащий Хансену самолет.

Полицейские встретились с предполагаемым похитителем и познакомили его с обвинениями девушки. Хансен бурно возмутился, заявил, что никогда ее не встречал, что он солидный человек и из него просто намереваются вытрясти деньги.

– Вам не кажется смешной сама идея? – обратился он к полицейским, – разве можно изнасиловать проститутку?

Дело осложняло то, что у Хансена было алиби: его жена с детьми уехала на лето в Европу, и он ужинал дома с двумя деловыми партнерами. Хансен назвал их имена и они подтвердили его рассказ. Кроме заявления проститутки у полиции не оказалось никаких улик, поэтому Хансена не арестовали и не предъявили ему никакого обвинения. Но хотя доказательств не было, полицейские Анкориджа и всего штата Аляска "почуяли дымок и не сомневались, что пожар где-то рядом".

Тогда решено было обратиться за помощью в группу поддержки расследований при Отделе поведенческих наук Академии ФБР в Куантико. Когда в сентябре 1983 г. поступило обращение, Хансен уже фигурировал в качестве подозреваемого. Но полицейские Аляски хотели убедиться в обоснованности версии о его виновности. Сомнения в том, что человек с социальными атрибутами Хансена мог совершить столь ужасные вещи, в которых его обвиняли, оставались.

В ответ на просьбу местной полиции в Анкоридж приехала группа специальных агентов ФБР, занимающихся составлением психологических профилей неизвестных преступников с оказанием консультативной помощи на местах. Ими были Джон Дуглас и Джим Хорн.

Из воспоминаний Джона Дугласа: "Хотя подозреваемый появился до того, как я узнал о самом деле, я не хотел, чтобы уже проделанная следственная работа повлияла на мое суждение. И попросил при первом телефонном разговоре не описывать предполагаемого убийцу, а рассказать об обстоятельствах преступлений.

– А об этом типе я вам сам расскажу.

Мне сообщили подробности нераскрытых убийств и детали рассказа юной проститутки, и я подготовил психологический профиль. Он оказался очень близок к реальному подозреваемому – вплоть до такой детали, как заикание. Мне рассказали о Хансене: его работе, семье, положении в обществе, о его репутации выдающегося охотника на крупного зверя. Мог ли он совершить подобные преступления?

– Безусловно, – ответил я. Беда была в том, что полиция располагала большим количеством информации, но вся она поступила из вторых рук и не могла послужить уликой. Теперь, чтобы засадить Хансена за решетку – чего в управлении все дружно желали, – следовало добиться его собственного признания. Поэтому попросили подключиться к делу меня".