Предисловие

Приступая к работе над этой книгой, мы немало времени потратили на размышления о том, как ее назвать. Хотелось дать ей выверенное, семантически правильное, емкое название, точно отражающее содержание. Заглядывали в энциклопедии, словари, монографии, перелистывали другие литературные источники. Ничего подходящего. Решили пойти по давно открытому, многократно проверенному пути от общего к менее общему. За исходный пункт анализа взяли устоявшееся понятие – "юридическая психология". В литературе юридическая психология определяется как прикладная отрасль психологии, исследующая проявление и использование своеобразия психических механизмов и закономерностей в сфере регулируемых правом отношений. Как и любая иная система разветвленного научного знания, данная отрасль состоит из нескольких разделов: правовой, криминальной, судебной и пенитенциарной психологии То, над чем мы работали и продолжаем работать, относится, что совершенно очевидно, к судебной психологии. Последняя состоит из двух частей – следственной психологии и психологии судебного разбирательства. Наше исследование имеет прямое отношение к первой части. Казалось бы, что так и можно было назвать книгу – "Следственная психология". Но тут возник вопрос, почему только следственная. Да, следственная практика – традиционный объект психологического изучения и обеспечения. Юридическая психология собственно и начиналась с судебной психологии для следователей А.Р. Ратинова, ставшего классиком при жизни. Между тем давно и хорошо известно, что достижения психологов, знания из области психологии жизненно необходимы не только следователям, но и другим должностным лицам органов правопорядка, профессионально борющихся с преступностью, и в первую очередь тем, кто находится на передних рубежах – сотрудникам органов, осуществляющих оперативно-разыскную деятельность. Как и следователи, они также являются главными заказчиками и потребителями научной продукции психологов. Это в ответ на потребности тех и других возникла и продолжает успешно развиваться исследуемая важнейшая область прикладной психологии. Однако следствие – лишь одна из форм предварительного расследования по уголовным делам. Существует еще и дознание.

Следователи, дознаватели, оперативные работники различных ведомств, структур и уровней реализуют свои функции не только на стадии предварительного расследования. Они осуществляют поисково-познавательную деятельность еще и на стадии возбуждения уголовного дела, т.е. там, где находится передовая битвы с преступностью за информацию. Вот та сфера, в рамках которой реализуются в первую очередь криминалистические научные средства, методы, методики и технологии, вот откуда берет свое начало практическое следоведение или практическая криминалистическая деятельность. На всех своих этапах она остро нуждается в психологическом обеспечении, в реализации методов психологической природы, в использовании возможностей психологов при решении поисковых и познавательных задач. Все это позволило сделать вывод о том, что название "Следственная психология" неточно отражает содержание рассматриваемого раздела юридической психологии. Мы пришли к мнению, что правильно говорить о криминалистической психологии как об интегративной, обобщающей категории, охватывающей и следственную, и иные виды психологии криминалистического следоведения в досудебном уголовном процессе. Таким образом, в нашем понимании, криминалистическая психология – эта та часть юридической психологии, которая обеспечивает своими разработками, достижениями, знаниями и возможностями поисково-познавательную деятельность (следоведческий аспект) в стадии возбуждения уголовного дела и предварительного расследования соответствующих уполномоченных на то законом должностных лиц правоохранительных органов и спецслужб, профессионально ведущих борьбу с преступностью.

Достижения психологии, возможности использования психологических знаний, инструментария и опыта специалистов данного профиля в оперативно-разыскной и следственной практике издавна привлекали внимание отечественных и зарубежных криминалистов. Однако долгие годы профессиональное взаимодействие психологов и криминалистов носило эпизодический и далеко не повсеместный характер. Ситуация кардинально изменилась в лучшую сторону с конца 60-х годов двадцатого столетия. С этого времени в ответ на насущные потребности практической криминалистики психологические знания стали вовлекаться в уголовное производство целенаправленно и все более масштабно. На базе крепнущего и углубляющегося взаимодействия криминалистов и психологов начался процесс разработки принципиально новой специфической научной продукции, изначально рассчитанной на оптимизацию оперативно-разыскной и следственной практики. Создаваемые для детективов и следователей методы, приемы, рекомендации психологического характера не подменяют и не отменяют традиционный криминалистический арсенал. Показав свою эффективность, они органично вписались в систему прикладной криминалистики, существенно обновив ее стратегию, тактику и методику, заметно увеличив ее потенциал и открыв прежде неизвестные перспективы. Тем самым были заложены объективные предпосылки для возникновения и развития криминалистической психологии как важнейшей отрасли юридической психологии. Ее назначение – помогать практическим следоведам, юристам более успешно выявлять и раскрывать преступления, изобличать виновных, снимать подозрение с ошибочно заподозренных, не причастных к преступлениям лиц.

Это может быть сделано путем создания и внедрения в указанной сфере практики принципов, методов и рекомендаций, основанных на знании психологических закономерностей. Во-первых, на знании о поведении носителей уголовно-релевантной информации (потерпевших, свидетелей, преступников) в условиях совершения преступления и вне этих условий; во-вторых, на знании о лицах, организующих и осуществляющих поисково-познавательную деятельность в досудебном уголовном процессе.

Мировая практика борьбы с преступностью дает великое множество примеров эффективного взаимодействия оперативных и следственных работников со специалистами в области криминалистической психологии, продуктивного использования юристами рекомендуемых ими методов. Выявленные психологами особенности внутреннего мира лиц, совершающих преступления, закономерности, определяющие своеобразие их криминального, пред– и посткриминального поведения, психологические типологии и классификации, концепции и идеи успешно реализуются в оперативно-разыскной и следственной практике при построении версий, разработке поисковых портретов скрывшихся с места происшествия преступников, определении направлений и сфер их розыска, тактики допроса, обыска и решении иных поисково-познавательных, организационно-тактических и методических задач.

Предлагаемая книга является одной из немногих работ, посвященных рассмотрению с позиции криминалистической психологии комплекса вопросов, актуальных с точки зрения современной оперативно-разыскной и следственной практики. Это не значит, что в ней исчерпывающе изложено все то положительное, что накоплено в указанной области науки и практики.

У криминалистической психологии богатейший и по многим позициям неисчерпаемый ресурс. Ее возможности еще до конца не освоены правоприменителями и не в полной мере поставлены "на службу" органов дознания и предварительного следствия. Многое еще предстоит осмыслить, понять, оценить. Свою задачу авторы видят в другом – показать, какие, как, при решении каких задач могут быть полезны знания из области криминалистической психологии, какова история развития некоторых ее направлений, какие перспективы открываются для практикующих в уголовном судопроизводстве следоведов при их надлежащем освоении и применении.

Определяя предмет своего исследования, мы исходили из практически важного принципа о целесообразности соединения в научных трудах, адресуемых познавательной практике, сведений о том, что познается, со знаниями о том, как, каким образом это делается. С учетом этого в книге предлагается материал, отражающий результаты психолого-криминалистического анализа личности и поведения убийц и некоторых других категорий преступников, и, кроме того, рассматриваются методы и рекомендации по их выявлению и изобличению. Их реализация в одних случаях требует обязательного участия квалифицированных специалистов – психологов (это, например, касается разработки поискового психологического портрета преступника, применения полиграфа и гипноза при опросе потерпевших, свидетелей, подозреваемых). Другая часть методов и рекомендаций рассчитана на прямое действие, т.е. на их освоение и самостоятельное применение юристами, практикующими в сфере уголовного судопроизводства. Подтверждению, конкретизации, более глубокому усвоению рассматриваемых положений и обобщенных данных служит значительное количество приведенных в книге примеров из криминальной жизни и случаев из криминалистической практики.

Криминалистическая психология не имеет границ. Она не привязана к отдельным ведомствам, территориям и государствам. Она интернациональна по сути и представляет собой всеобщее международное, общепланетарное достояние. Все психолого-криминалистическое, что эффективно "работает" в деле борьбы с преступностью за рубежом, с успехом может использоваться и в нашей стране (при условии допустимости с точки зрения действующих законов). И наоборот: то, чего достигла передовая мысль в области отечественной криминалистической психологии, полезный практический опыт российских юристов и психологов могут стать достоянием и приносить плоды при научном изучении и в практике выявления и раскрытия преступлений в других странах. Поэтому отнюдь не случайно в данной работе акцентируется внимание на прогрессе в области криминалистической психологии в США и передовых европейских странах, на том позитивном влиянии, которое этот процесс оказывает на деятельность полицейских детективов и следователей. По нашему мнению, популяризация этого опыта может оказаться полезной для дальнейшего развития криминалистической психологии в России и совершенствования оперативно-разыскной и следственной практики.

При написании книги авторами был использован огромный фактический материал. Значительная его часть почерпнута из зарубежных источников, многие из которых не знакомы даже узким специалистам отечественной научной и практической юриспруденции.

Психология bookap

Итак, криминалистическая психология – это психология выявления и раскрытия преступлений.

Авторы надеются, что их скромный труд внесет хотя бы небольшую лепту в дальнейшее развитие этой исключительно важной области науки и практической деятельности.