Глава 1. Исходные понятия.

Конституционально-генетический фактор.

По мере углубления знаний о неврозах значение генетических факторов в их происхождении неоднократно подвергалось пересмотру. В настоящее время отягощенность нервно-психическими заболеваниями при неврозах считается незначительной, без различий при неврастении, истерии и неврозе навязчивых состояний (Федоров А. П., 1978). Противоречивые данные получены у близнецов - от отрицания значительного влияния наследственности на неврозы (Хамаганова Т. Г. и др., 1977) до ее выделения в качестве важной переменной (Schepank H., 1974). Имеется точка зрения, что наследственность при неврозах - это один из аспектов более широкой проблемы генетики индивидуальных реакций на психический стресс (Кочубей Б. И., 1978).

Нам представляется неправомочной постановка вопроса о наследуемости неврозов как психогенных заболеваний личности, поскольку это подразумевало бы отсутствие соответствующих изменений личности под влиянием социальной среды. Даже если речь идет о некоторых общих в семье особенностях нервно-психического реагирования, то и тогда правильно говорить об определенном сочетании наследуемых и приобретенных свойств или о конституционально-общем типе нервно-психического (и соматического) реагирования. Действительно, при неврозах отмечается немало общих особенностей у детей, родителей и прародителей, способствующих невротическим отклонениям под влиянием психотравмирующих условий жизни. К тому же, если родители не преодолели свои проблемы в детстве, то они могут неадекватно реагировать на аналогичные проблемы у детей. Тогда вместо ослабления возможно усиление возрастных проблем, достигающих степени невроза именно из-за аффективного отношения родителей. Главная патогенная роль в данном случае принадлежит не столько возрастным проблемам детей, сколько неадекватному отношению к ним родителей, не сформировавших в течение своей жизни навыка их конструктивного разрешения.

Обращают внимание встречающиеся случаи идентичных возрастных невротических расстройств у сестер, реже - у братьев. Большей частью это относится к неврозу навязчивых состояний в виде фобий - навязчивых страхов с основополагающим для них страхом смерти. Так, одна из сестер в возрасте 7 лет навязчиво мыла руки, опасаясь заражения и последующей смерти; то же было в 7 лет у другой сестры. Общность возрастных в своей основе страхов смерти у сестер подразумевает и общность эмоционально-когнитивного типа реагирования. Повышенной тревожностью обладает мать девочек, обнаруживая к тому же выраженный страх смерти в соответствующем возрасте. В результате она излишне эмоционально реагировала на появление подобного страха у дочерей, пытаясь бороться с ним призывами и ограничениями. Тем самым она еще в большей степени способствовала фиксации страхов, поскольку девочки боялись выразить внешне беспокоящие их чувства. Отец же вследствие своей мнительности и отстраненности от непосредственного общения с дочерьми не смог помочь им разрешить возрастные в своей основе переживания. Влияние тревожно-мнительного реагирования родителей, особенностей их мышления сказалось на самом характере переработки детьми переживаний как навязчивых страхов и опасений.

Таким образом, правильнее будет говорить не о наследственной предрасположенности к неврозам, а о наличии общих, в том числе и генетически обусловленных, способов или типов нервно-психического реагирования, опосредованных конкретным характером отношений в семье.

Иллюстрирует данное положение статистический анализ общности нервно-психического реагирования в трех поколениях семьи детей с неврозами: детей, их родителей и прародителей. Опрос в виде стандартизованного интервью проводился раздельно у матери и отца при условии наличия полных прародительских семей. Всего изучено 94 семьи по линии матери и 80 - по линии отца. В качестве ограничительных использовались 17 признаков: сензитивность; лабильность настроения; возбудимость; тревожность; мнительность; тормозимость; необщительность; фиксация переживаний; эпилептоидные черты характера; ананкастический радикал; гиперсоциальность; ригидность; паранойяльно-подобные черты; неустойчивость; несамостоятельность; доминантность (властность); истерические черты характера.

Сензитивность (при интервью положительный ответ на утверждения типа: "очень ранимый, чувствительный, легко расстраивается") встречается у подавляющего числа детей, матерей; большинства отцов и бабушек (родителей матери и отца). Достоверно чаще сензитивность выражена у матерей и бабушек, чем у отцов и дедушек.

Эмоциональная лабильность (повышенно эмоциональный, легко меняется настроение) имеет место у подавляющего числа детей, у большинства матерей. По женской линии лабильность настроения достоверно выше только в семьях девочек, больных неврозами.

Возбудимость (несдержан, легко выходит из себя, вспыльчив, повышенно-возбудим) присутствует у большинства детей и незначительного большинства матерей. Различия по женской и мужской линии отсутствуют.

Тревожность (часто беспокоится, тревожится, плохо переносит ожидание) свойственна подавляющему числу детей, большинству матерей и бабушек. По женской линии тревожность выражена достоверно чаще, чем по мужской.

Мнительность (часто волнуется по поводу того, что может произойти, во всем сомневается, мнительный) наблюдается в большинстве случаев у мальчиков и их матерей. Как у мальчиков, так и у девочек мнительность достоверно чаще представлена по женской линии.

Гиперсоциальность (заостренное чувство долга, обязанности, ответственности, трудность компромиссов) преобладает у девочек, а также родителей (матерей и отцов) и прародителей (бабушек и дедушек) как девочек, так и мальчиков. Различия по женской и мужской линиям отсутствуют.

Ригидность (трудность изменения своей точки зрения, неуступчивость, упрямство) незначительно преобладает у мальчиков по оценке матери и девочек - по оценке отцов, а также у дедушек по обоим линиям, кроме дедушки у матери девочек. У отцов девочек ригидность встречается относительно чаще (50%), чем у отцов мальчиков (32%). В целом по мужской линии ригидность встречается чаще, чем по женской.

Остальные характеристики из приведенного списка не имеют существенного распространения в семьях детей с неврозами, поэтому мы на них не останавливаемся.

Из рассмотренных характеристик выделяются те, которые встречаются у большинства детей и по крайней мере у одного взрослого: родителя или прародителя. Это сензитивность, эмоциональная лабильность, возбудимость, тревожность, мнительность, гиперсоциальность и ригидность. Вместе они образуют невротический контур личности в трех поколениях семьи детей с неврозами.

В свою очередь, статистически предопределяющими среди данных характеристик будут сензитивность, гиперсоциальность и тревожность. Их можно определить как базисную триаду невротического типа реагирования: на эмоциональном уровне - сензитивность; на уровне характера - тревожность; направленности личности - гиперсоциальность.

Наиболее часто отмечаются сензитивность и гиперсоциальность. Эти характеристики создают известное противоречие между чувственными и рассудочными, эмоциональными и рациональными аспектами психики. Наличие двух одинаково выраженных сторон психического реагирования доказывает, что, в целом, в семье детей с неврозами нет одностороннего преобладания эмоционального или сугубо рационального типа реагирования, и речь, таким образом, идет именно об их сочетании.

Представляет интерес сочетание некоторых изученных характеристик в семье. Сензитивность, лабильность настроения и возбудимость рассматриваются как эмотивность, в то время как мнительность, ананкастический радикал (подчеркнутое стремление к порядку и чистоте, наряду со склонностью к навязчивым мыслям и повторениям) и гиперсоциальность образуют комплекс подчеркнутой рациональности. Наибольшие баллы по эмотивности и рациональности получают матери, достоверно отличаясь этим от остальных взрослых членов семьи. Тем самым психика матерей детей с неврозами является наиболее противоречивой в плане выраженности ее эмоциональных и рациональных сторон.

При подсчете суммарных величин всех 17 приведенных характеристик можно получить своего рода индекс характерологического своеобразия. Достоверно чаще он выражен среди взрослых у матерей, в первую очередь у матерей мальчиков, что подчеркивает большую вероятность заболевания неврозами у мальчиков, матери которых характерологически более изменены.

У бабушек в сравнении с дедушками был выявлен достоверно больший индекс характерологического своеобразия. В большей степени это своеобразие присуще бабушкам по линии матерей и достигает максимального выражения в семьях девочек. Этих бабушек следует считать наиболее патогенным прародительским звеном в характерологической структуре семьи детей с неврозами.

Заслуживает внимания достоверно большая выраженность характерологических изменений по взрослой женской линии (мать, обе бабушки) в сравнении с мужской (отец, оба дедушки). В большей степени они представлены в семьях девочек.

Приведем данные дополнительного интервью со 117 матерями и 106 отцами, согласно которому у большинства матерей (61 %) выявлены признаки нервности в детстве в отличие от их достоверно меньшего распространения в этом возрасте у отцов (36%). На момент проведения интервью частота диагностируемого невроза у матерей соответствует частоте нервности в детстве, в то время как у отцов невроз диагностируется значительно реже проявлений нервности в детстве. Следовательно, нервность по женской линии обладает относительно большей устойчивостью, чем нервность по мужской линии, отличающаяся большей вариативностью и возрастной изменчивостью (динамикой).

В связи с рассматриваемой проблемой изучена похожесть в семье по признакам общих черт лица (внешности) и характера. Для решения этой задачи у детей наиболее подходит возраст 7-11 лет, когда изучаемые признаки достаточно развиты и нет пубертатных возрастных изменений. В исследуемой группе - 129 детей (76 мальчиков и 53 девочки) с неврозами и такое же количество - в норме [несмотря на всю относительность термина "норма", мы пользуемся им, а не термином "контрольная группа", поскольку для сравнения брались дети без нервно-психических нарушений, - прим.]; всего 258 детей. Установлено, что мальчики 7-11 лет при неврозах достоверно чаще, чем в норме, походят внешне на отцов.

У девочек с неврозами достоверно более идентичный характер с отцами, чем в норме (р<0,01), т. е. чаще заболевают неврозами девочки, похожие характером на отцов. Подчеркнем, что для семей мальчиков и девочек с неврозами в большей степени, чем для семей детей, здоровых в нервно-психическом отношении, характерно преобладание материнского влияния. Подобная диспозиция создает несоответствие между общностью с отцами у детей с неврозами и односторонним влиянием матери в семье.

Психология bookap

В свою очередь, матери мальчиков достоверно чаще походят характером на своих отцов, а матери девочек достоверно чаще походят на них внешним видом (лицом) и характером. Можно сказать, что у матерей детей с неврозами более доминантными признаками по внешности и характеру будут признаки отца, в отличие от матерей детей без нервно-психических отклонений, не обнаруживающих значительного преобладания признаков общности с одним из родителей.

Большая похожесть детей и матерей на своих отцов в родительских и прародительских семьях вступает в противоречие с недостаточной ролью отца в обеих семьях, дефицитом общения с ним или его фактическим отсутствием. Подобной диспозиции в семейных отношениях способствует и односторонне преобладающий характер женского влияния в семье, обусловленный доминированием матери и бабушки в родительских и прародительских семьях, прежде всего в воспитании детей. Таким образом, мы имеем дело с базисным, или исходным, конституционально-средовым конфликтом при неврозах у детей.