Глава 3. Страх и тревога в генезе неврозов.

Страхи при неврозах.

Страх - одно из ведущих клинических проявлений при неврозах (Немчин Т. А., 1965). Невротическим можно определить страх, который или не оправдывается конкретной угрозой, или не соответствует ей по степени значимости, но всегда имеет определенную психологическую подоплеку своего происхождения (мотивацию). Невротический страх в виде общей боязливости, страха ожидания лежит в основе невроза страха (в оригинале у 3. Фрейда - невроза тревоги). Классической моделью невротического страха являются также фобии. В отличие от невротического реальный страх возникает при конкретной внешней опасности, являясь выражением инстинкта самосохранения (Фрейд 3., 1922). Страхов больше при наличии у подростков высоких показателей по шкале невротизации (Bamber J., 1979). Вначале мы проведем сравнение страхов при неврозах и в норме безотносительно к их характеру. Если окажется, что в каком-то возрасте страхи достоверно преобладают при неврозах, это дает возможность подчеркнуть не только их возрастной, но и типичный для неврозов характер. При отсутствии различий можно говорить, как и раньше, о возрастном характере страхов, даже несмотря на невротическое заболевание. Затем будут рассмотрены собственно невротические страхи, мотивация которых отражает характерные для определенного возраста проблемы формирования личности. Навязчивые формы страха - фобии - не рассматриваются, поскольку они достаточно полно освещены в литературе.

Сравнение страхов при неврозах (у 143 детей) и в норме (у 1520) проводилось и в возрастном диапазоне от 5 до 13 лет. У мальчиков при неврозах и в норме (в скобках) среднее число страхов в старшем дошкольном, младшем школьном и подростковом возрасте, соответственно, 12,8 (8,1) - 12,9 (6,6) - 10,2 (7,2); у девочек - 16,3 (10,9) - 13,1 (9,9) - 12,0 (9,2). Таким образом, страхов при неврозах во всех возрастах достоверно больше, чем в норме, что подчеркивает повышенную чувствительность к страхам при неврозах, их большую выраженность и аффективную заряженность.

В старшем дошкольном возрасте достоверно более высокие показатели при неврозах имеют страхи одиночества, нападения (в последнем случае - только у мальчиков), болезни, смерти (мальчики), смерти родителей, сказочных персонажей, опоздания (мальчики), страшных снов (девочки), темноты (мальчики), животных, стихии, глубины, огня, пожара (мальчики), войны и открытого пространства (площадей). В младшем школьном возрасте при неврозах достоверно преобладают страхи одиночества, наказания, сказочных персонажей (мальчики), опоздать (девочки), перед засыпанием, страшных снов, темноты, животных, транспорта (мальчики), стихии, высоты, глубины, огня, пожара, врачей (мальчики), уколов (мальчики), боли (мальчики), неожиданных звуков. В младшем подростковом возрасте достоверно более выражены страхи одиночества, нападения (мальчики), наказания (мальчики), опоздать (мальчики), перед засыпанием и страшных снов (мальчики), темноты, животных, неожиданных звуков (мальчики).

В старшем дошкольном и младшем школьном возрасте у мальчиков и девочек достоверно чаще, чем в норме, встречаются страхи стихии, огня и глубины, отражая подчеркнутый в этих возрастах страх смерти. Обращают внимание достоверно более выраженные, чем в норме по всем возрастам, страхи одиночества, темноты и животных (за исключением отдельно взятого страха темноты у девочек старшего дошкольного возраста). Таким образом, эти страхи можно считать наиболее часто встречающимися (типичными) при неврозах.

У 45 детей при неврозах страхи сопоставлены со страхами у родителей в детстве и в настоящее время. Из общих страхов выделяется страх одиночества, как по линии матери (60% у мальчиков и 40% у девочек), так и по линии отца (40 и 53% соответственно). Страх одиночества означает аффективное неприятие социальной изоляции, страх быть только собой, лишиться признания и поддержки среди значимых других. Другими словами, это - страх потери конгруэнтности (совместимости) с себе подобными - людьми, играющими существенную роль в системе ценностных ориентации человека. Если страх одиночества подчеркивает социальную направленность личности детей с неврозами и их родителей, то два других общих для семьи страха неожиданных звуков и боли являются выражением, с одной стороны, инстинкта самосохранения, а с другой - повышенной рефлекторной возбудимости и эмоциональной чувствительности, нередко невропатической природы. У мальчиков и девочек по линии матери (у девочек - и по линии отца) относительно чаще других страхов наблюдаются общие страхи темноты и животных. В историческом аспекте происхождение этих страхов имеет инстинктивный характер, поскольку мать, оставшись одна, испытывала страх за своих детей при наступлении темноты и возрастающей опасности нападения со стороны животных. У мальчиков также заметны общие с матерью страхи смерти себя и родителей, у девочек - страхи наказания и стихии.

Несмотря на общность в семье перечисленных страхов, они не имеют однозначно генетического характера своего происхождения. Скорее, эти страхи указывают на конституционально общий тип нервно-психического реагирования, заостренный инстинктом самосохранения, эмоциональной чувствительностью и социальной направленностью формирования личности. Вместе с тем общность наиболее выраженных семейных страхов одиночества, темноты, животных, боли и неожиданных звуков подчеркивает большую вероятность их индукции (наведения) на детей в результате непроизвольного обучения (примера) со стороны родителей. Так, если они боятся остаться одинокими, то испытывают повышенное беспокойство при отсутствии детей рядом, чрезмерно опекая их. Если родители боятся боли, то они опасаются нередко в большей степени, чем сам ребенок, любых медицинских процедур и угрозы физического повреждения при играх и самостоятельном времяпрепровождении. Риск психического заражения страхами всегда выше при эмоциональном влечении детей к родителям (в младшем дошкольном возрасте), стремлении идентификации с ними (в старшем дошкольном), а также в возрасте максимальной внушаемости в 10 лет.

По оценкам родителей, дети первого года жизни, до заболевания неврозом, обнаруживают большее беспокойство, когда остаются одни, чем при перемене обстановки (с нормой различия в обоих случаях как тенденция). Если частота вздрагиваний, испугов у детей до 1 года такая же, как и в норме, то в последующие годы жизни пугливость у детей, заболевающих неврозами, достоверно преобладает над пугливостью в норме (р<0,001 у мальчиков и девочек). Эти данные подтверждают вывод о прогрессирующем прижизненном развитии страхов под влиянием как индукции (обучения) со стороны родителей, так и психотравмирующих обстоятельств.

Возраст родителей, точнее их жизненный опыт, также оказывает влияние на развитие страхов у детей. Среднее число страхов, особенно у девочек молодых родителей (до 30 лет), достоверно больше, чем у родителей от 30 до 40 лет и старше. Более молодые родители, как правило, менее опытны в воспитании, чаще прибегают к угрозам и физическим наказаниям.

Выраженность страхов у детей сопоставлена с данными по вопроснику Айзенка у родителей (133 матерей и 97 отцов). У детей с более высоким средним числом страхов родители не интровертированы, а, наоборот, более экстравертированы, особенно отцы. Как правило, общительные и тем более эмоциональные родители более непоследовательны в поступках и склонны к различного рода преходящим угрозам в адрес ребенка. Нейротизм у матерей не влияет на количество страхов у детей, поскольку прямо не отражает характерного для этих матерей беспокойства. В отличие от матерей, чем выше нейротизм у отцов, тем больше страхов у детей (у мальчиков - на достоверном уровне). Нервный отец не может стабилизировать кризисные ситуации в психическом развитии детей, служить для них источником безопасности и защиты, как и быть примером спокойного и уверенного поведения. Это затрудняет позитивную идентификацию мальчиков с отцом, общение со сверстниками того же пола и имеет своим следствием нарастание страхов как неспособности обеспечить необходимый уровень психологической защиты.

С целью обнаружения клинических и личностных особенностей у родителей боящихся и не боящихся детей использован также вопросник MMPI (у 86 матерей и 68 отцов). В профиле матерей и отцов боящихся детей достоверно более выражена 8-я шкала. Эти родители недостаточно эмоционально отзывчивы, соблюдают излишнюю дистанцию в отношениях. Наблюдения подтверждают их определенный формализм в отношениях с детьми, отсутствие непосредственности, эмоциональной близости и контакта. Подобная угроза отчуждения родителей у эмоционально чувствительных детей способствует заострению чувства беспокойства и страхов. Помимо 8-й шкалы, у матерей боящихся детей достоверно более приподняты 2-я, 4-я и 0 шкалы. Это означает, что у них в большей степени представлены такие характеристики, как чувство беспокойства, моральный дискомфорт, сниженный фон настроения, чувство внутренней неудовлетворенности, пессимистическая оценка перспективы (2-я шкала), импульсивность и конфликтность, трудности во взаимоотношениях с окружающими (4-я шкала). Затруднения в установлении контактов, межличностных отношениях подчеркивает и 0 шкала. У отцов боязливых детей, кроме достоверно приподнятой 8-й шкалы, отмечаются выраженные подъемы по 2-й, 4-й и 6-й шкалам. Подъем по 6-й шкале указывает на наличие недоверчивости, подозрительности и нетерпимости, склонность к образованию ситуационно обусловленных сверхценных идей (паранойяльный настрой). Таким образом, личность родителей детей, испытывающих большое количество страхов, изменена более значительно, чем личность родителей детей с меньшим числом страхов. Эти изменения касаются главным образом эмоционально-депримированного фона настроения, конфликтности, склонности к соблюдению излишней дистанции в отношениях. К перечисленному следует добавить у матерей снижение побудительной активности и затруднения в межличностных контактах; у отцов - недоверчивость и подозрительность.

Сравнение профиля у матерей при неврозах страха у детей и остальных неврозах показывает достоверно высокие различия по 4-й шкале, т. е. матери боязливых детей более импульсивны и конфликтны, у них больше проблем в отношениях с окружающими.

Помимо профиля, анализировался ряд дополнительных шкал MMPI. У матерей девочек и отцов мальчиков с неврозом страха по сравнению с родителями детей с другими неврозами достоверно более выражены такие шкалы, как тревожность, зависимость, общая личностная изменчивость (нестабильность), повышенный контроль за окружающим и плохая приспособляемость. Наличие этих характеристик подчеркивает большее патогенное влияние на детей в плане страхов со стороны родителя того же пола, с которым обычно идентифицирует себя ребенок.

Страхи при неврозах не только преобладают в суммарном выражении, но и более аффективно насыщены по сравнению с нормой. Невротические страхи могут часто встречаться в том возрасте, в котором они еще не свойственны или уже должны пройти. К тому же эти страхи более часто, чем в норме, отражают наличие аналогичных страхов у родителей, повышенную чувствительность и впечатлительность детей, их беззащитность. Страхи при неврозах более тесно связаны с переживаниями детей, конфликтами в семье и неудачами в общении. Питательной почвой для них будут эмоциональная ранимость, склонность к беспокойству, неуверенность в себе и отсутствие адекватной психологической защиты. Тогда страхов больше и они менее склонны к естественному для того или иного возраста угасанию.

Значительное количество страхов, переходящее границы старшего дошкольного возраста, указывает на развитие под влиянием травмирующего опыта тревожности, приобретающей характер опасений, предчувствий и тревог в собственном смысле этого слова. О тревожности могут говорить положительные ответы на три вопроса одновременно: о наличии страха опоздания, страха сделать что-либо не так, не то из страха не успеть (не закончить вовремя). В младшем школьном возрасте тревожность может сопровождаться навязчивыми опасениями, свидетельствуя о недоверии к себе и неуверенности, т. е. о непрочности "я", его внутренней противоречивости. В подростковом возрасте появляются все более частые колебания в выборе решения, сомнения в правильности своих действий. Так формируется тревожно-мнительный настрой при неврозах. Подобный настрой еще не является устойчивым характерологическим образованием, изменяясь в ту или иную сторону под влиянием конкретных жизненных обстоятельств и психотерапевтического вмешательства. Одновременно с развитием тревожно-мнительного настроя заметно уменьшается количество страхов за счет их кристаллизации и навязчивого прорастания в виде фобий. Последние представляют характерный пример так называемых невротических страхов, имеющих качественно новое патологическое звучание в клинической картине невроза.

К невротическим можно отнести и страхи, вырастающие из аффективно заостренных проблем личностного развития и являющиеся одними из ведущих мотиваций внутреннего или психологического конфликта при тех или иных нозологических формах невроза.

В младшем дошкольном возрасте невротической разновидностью будет страх "быть никем", основанный на выраженной в этом возрасте потребности в эмоциональном признании и поддержке со стороны близких для ребенка лиц, к которым он привязан. Страх "быть никем", не представлять, не значить в оценках и отношениях окружающих имеет своим источником характерный для данного возраста страх одиночества, т. е. эмоциональной и социальной изоляции. Это страх быть отвергнутым, лишиться поддержки, быть ни с кем, наедине со своими беспокоящими (волнующими) проблемами, опасениями и страхами, от которых нет защиты и которые нарушают внутреннюю целостность, чувство своей ценности, уверенность в своих силах и возможностях. Беспокойство ощущается наиболее остро, когда ребенок остается один, в темноте и в замкнутом пространстве комнаты, как это бывает при засыпании. Тогда охватывающее его чувство бессилия, страха, ужаса перед воображаемыми чудовищами есть не что иное, как остро переживаемое чувство беззащитности в ответ на отсутствие поддержки со стороны взрослых, не способных "убить Волка", "прогнать Бабу Ягу", как и развеять другие страхи, успокоить, отвлечь внимание. То же относится к страшным сновидениям, от которых ребенок не может защититься сам, без помощи взрослых, и которые часто отражают дефицит его потребностей в эмоциональном контакте, признании и поддержке в семье.

Лежащий в основе страха "быть никем" страх одиночества сопровождается аффективно заостренной и нередко навязчивой потребностью в присутствии рядом взрослых, повышенном внимании с их стороны.

Как мы уже видели, страхи у детей часто представляют вторичные образования относительно страхов родителей или их неадекватного, исходящего из неблагоприятных личностных особенностей, отношения к детям. Действительно, страх "быть никем" чаще встречается у детей гиперопекающих и эгоцентричных родителей, создающих искусственную (формализованную) и аффективно напряженную среду в отношениях избыточными запретами, моральными предписаниями и подчеркнутой принципиальностью, равно как и чрезмерную, основанную на страхе одиночества зависимость детей от себя и своего настроения. Эти же родители часто не обеспечивают необходимого тепла и любви во взаимоотношениях с детьми, требуя в то же время беспрекословного подчинения и беззаветных проявлений чувств любви и признания. Таким образом, они, в первую очередь матери, требуют от детей больше, чем могут дать сами в плане эмоциональной отзывчивости и поддержки.

Страх "быть никем" максимально представлен при истерическом неврозе, являясь одной из центральных мотиваций его внутреннего конфликта.

В старшем дошкольном возрасте формируется другая разновидность невротического страха - страх "быть ничем", т. е. не быть, не существовать. Источник этого страха - страх смерти, распространенный в норме и при неврозах. При последних он встречается уже в 5 лет, подчеркивая более выраженный, чем в норме, и аффективно заостренный инстинкт самосохранения.

Клиническим проявлением страха "быть ничем" будет невроз страха, при котором страхов больше, чем в норме, они более аффективно заряжены и играют существенную роль в переживаниях детей с ведущей фабулой, "а вдруг что-нибудь произойдет, случится". Ребенок старшего дошкольного возраста при неврозе страха боится не столько смерти как таковой, сколько всего того, что может привести к непоправимому несчастью, беде, необратимым физическим изменениям. Временами это выражается доминирующими в сознании ребенка страхами нападения, болезни, страшных снов, глубины, темноты, сказочных персонажей, животных, стихии, огня и пожара, войны. Некоторые из этих страхов приобретают навязчивый оттенок с активным избеганием всех связанных с ними тем. Это присуще идущим из более раннего возраста страхам Бабы Яги и Кощея, как и свойственным возрасту страхам Змея Горыныча, Динозавра, огня и пожара. В младшем школьном возрасте это - Пиковая дама и Черная рука. Больше при неврозе страха и ранних психических травм, связанных с пребыванием в больнице, тяжелой болезнью, операциями, смертью близких и знакомых, испугами со стороны животных, при падении и во время сна. Как правило, не только дети, но и родители аффективно тревожно фиксируют эти события, ожидая их повторения в дальнейшем. Существенное значение в повышении уверенности в себе, обеспечении адекватной психологической защиты и тем самым уменьшении количества страха принадлежит отцу. Однако при неврозе страха всегда существуют проблемы в ролевой идентификации с ним у мальчиков или в эмоциональном контакте у девочек. И здесь речь может идти не только о недостаточной роли отца в семье, мягкости его характера, но и жестоком обращении с детьми, постоянно испытывающими чувство страха перед угрозой физических расправ.

Два примера иллюстрируют сказанное. В первом из них мать обратилась с жалобами на страхи у дочери 5 лет, панически боящейся смерти родителей, Змея Горыныча, пожара, войны, Бабы Яги, Кощея и, как выразилась мать, прочей "нечистой силы". Помимо этого, девочка легко расстраивалась, плакала и обижалась, уставала и плохо спала. На приеме она выглядела грустной, подавленной, неуверенной в себе. О своих страхах говорила шепотом, как бы доверяя врачу "страшную тайну". После беседы мы предложили нарисовать страхи дома и принести через неделю на прием. Девочка выполнила задание, нарисовав все страхи, кроме Кощея, что было пока для нее непосильной задачей. Рисование страхов дома и обсуждение на приеме ослабило их аффективную насыщенность (эффект психологической десенсибилизации). Но нас заинтересовал отказ нарисовать Кощея. Выяснилось, что несколько месяцев назад отец жестоко физически наказал дочь за невыполнение его требований. Проявив таким образом бессердечие, он непроизвольно ассоциировался с жестоким, бездушным Кощеем, страх перед которым парализовал воображение девочки даже при попытках его изображения на рисунке. Мы провели беседу с отцом, указав на недопустимость подобных наказаний, повышающих и так высокий уровень страхов у дочери. Но и мать, инженер по специальности, излишне рационально подходила к решению эмоциональных проблем дочери, без конца давая ей советы, рекомендации. Она часто навязывала дочери готовый план действий и чрезмерно принципиально, нередко с угрозами, реагировала на любые отклонения от него. Неудивительно, что подобный формализм матери способствовал образованию по ассоциации у дочери страха Бабы Яги. Увидев эффект от рисования страхов, мать заговорила о старшем сыне 7 лет, который, подражая сестре, сам стал рисовать свои страхи: врача-хирурга (ему предстояла операция), черта, духа, Когтистую руку (наподобие Черной руки), скелета (отражение его прежнего страха Кощея), смерти родителей (как и сестра, изобразил две могилки с крестами, что является типичным для детей и даже подростков не только с неврозами, но и в норме, отражая сложившийся веками стереотип представления о смерти). Когда мы поинтересовались источниками страхов у обоих детей, мать заговорила о себе. Она уже в течение 10 лет испытывает безотчетный страх смерти, плохое самочувствие, усталость, тревогу, боли в области сердца и желудка, сопровождающиеся иногда тошнотой и рвотой. Как и детей, ее беспокоит нарушенный сон с внезапными пробуждениями в состоянии тревоги и страха. Толчком для развития болезненного состояния (невроза страха, согласно нашему диагнозу) послужили волнения, связанные с защитой диплома в институте, последующая перегрузка на работе, серия ОРВИ. Все это происходило на фоне постоянных неудовлетворительных отношений с мужем. После рождения детей увеличилась нервно-психическая нагрузка, а вместе с ней чувство тревоги и страха за свою жизнь и жизнь детей. В этих условиях она не могла быть непосредственной и жизнерадостной в отношениях с детьми, непроизвольно способствуя своим болезненно-тревожным состоянием появлению у них подобных расстройств. Здесь срабатывает типичный для невроза страха эффект двойной индукции, или наведения, страхов: психологическое заражение детей страхами матери (особенно при ее невротическом состоянии) и обратное неблагоприятное влияние развившихся страхов у детей на психическое состояние матери. Ввиду конфликта с мужем мать не могла рассчитывать на его помощь, неосознанно отражая в отношениях с детьми, в первую очередь с дочерью, свои неотреагированные эмоциональные проблемы и чувство беспокойства. Вместе с физической расправой отца это заострило у дочери чувство беззащитности, возрастной страх смерти и другие страхи.

Во втором случае речь пойдет о мальчике 7 лет также с диагнозом "невроз страха". Обладая повышенной возбудимостью, он предъявлял большое количество страхов с ведущим страхом Черной руки. Из-за этого долго не мог заснуть вечером, просил мать побыть рядом, беспокойно спал, временами вздрагивал во сне. Мать много волновалась при беременности, сдавая экзамены в институте. Тем не менее мальчик был достаточно спокойным вначале. После перенесенной операции по поводу водянки яичка в 10 мес. стал беспокойным, что усилилось пребыванием в 12 мес. в больнице, когда болел пневмонией. В 4-5 лет неоднократно отмечались приступы ложного крупа. Временами обмачивался ночью, особенно перед каким-либо простудным и инфекционным заболеванием. В семье был постоянный и все усиливающийся конфликт между тревожно-мнительной с истерическими чертами характера матерью и жестким, повышенно принципиальным отцом. На этом фоне нарастали возбудимость и эмоциональная неустойчивость мальчика. После разрыва отношений между родителями в 5 лет остался с матерью и еще более тревожной бабушкой, всемерно ограничивающей природно-высокую активность внука и везде его сопровождающей. К 6 годам появились тики, говорящие о высоком нервно-психическом напряжении и ограничении двигательной активности. Участился и энурез. Одновременно с психомоторными нарушениями, повышенной возбудимостью и большим числом страхов все более отчетливо вырисовывался страх Черной руки, приобретающий навязчивый характер. Неоднократно отражаясь в сновидениях, он вызвал страх перед засыпанием из-за опасений повторения однажды пережитого ужаса смерти во сне. Данный страх не приобрел бы столь драматического звучания, если бы не был связан с возрастным страхом смерти и ранними психическими потрясениями, отражая в то же время беззащитность перед лицом, пусть и воображаемых, но жизненно обусловленных угроз. И здесь патологическую роль сыграло не только тревожно-мнительное отношение матери и бабушки, но и отсутствие адекватной модели ролевой идентификации с отцом, к тому же не имеющим контакта с сыном в последние годы.

Типичным у детей с неврозами младшего школьного возраста будет страх "быть не тем", т. е. не соответствовать общепринятым нормам, ожиданиям со стороны значимых лиц. Это страх сделать не так, как нужно, не то, что следует, т. е. страх ошибки, неудачи, поражения, своей несостоятельности в представлении окружающих. С одной стороны, это и страх быть не тем, кто получает признание, одобрение, кто соответствует групповым стандартам, т. е. страх порицания, осуждения и наказания, потери расположения других и тем самым страх социальной изоляции. В подобной мотивации страха "быть не тем" нетрудно увидеть отголоски страха "быть никем", т. е. не значить, не представлять, быть "пустым местом", "имяреком". С другой стороны, страх "быть не тем" - это и страх несчастья, беды, вследствие нарушения общепринятых норм поведения, что находит отражение в фабуле: "а вдруг что-нибудь произойдет, случится ... ужасное, непоправимое". Данная мотивация воспроизводит страх "быть ничем", т. е. предшествующий страх смерти как непоправимого и фаталистического в своей сущности несчастья, соотносимого не только со страхом смерти себя, но и со страхом смерти родителей. Таким образом, основанный на социальном чувстве принадлежности к группе страх "быть никем" и инстинкте самосохранения страх "быть ничем" получают свое преломление в страхе "быть не тем" как своеобразном сплаве этих двух страхов. Поэтому клинической формой выражения рассматриваемого невротического страха будут опасения сделать что-либо не так, не то, не успеть, опоздать, всего того, что может обернуться непоправимой в чем-то бедой. В отличие от детерминации прошлыми переживаниями компонента собственно страха в структуре страха "быть не тем", другой его компонент - тревожность - имеет своей мотивацией предвосхищение возможных событий, способных иметь неприятные последствия и понизить как чувство собственной ценности ("я-концепцию"), так и представления о себе со стороны других, значимых лиц ("я-образ"). Мать одной девочки 9 лет с неврастенией выразила это следующим образом: "боится, что что-то не так скажет, не так сделает, что кто-то скажет о ней плохо, что она вдруг получит двойку, хотя и учится на "отлично".

Страх "быть не тем" встречается в возрасте интенсивного развития нравственно-этических и нормативно-регулирующих социальных отношений, отражая возросший уровень самосознания в формировании личности, новую, социальную позицию школьника. Наряду с формированием чувства ответственности, долга, обязанности, всего того, что обозначается понятием "совесть", создаются и предпосылки для образования возрастного страха "быть не тем". Его клиническое заострение происходит под влиянием ряда факторов. Важнейшие из них: подчеркнутое чувство собственного достоинства, самолюбие, нередко перерастающие в честолюбие; выраженность чувства вины у детей; высокая тревожность у родителей и завышенный уровень притязаний, усваиваемые детьми; излишний рационализм в отношениях с ними и, наконец, интеллектуальная перегрузка, часто обусловленная обучением в языковой школе, параллельным занятием музыкой, чрезмерным контролем родителей за уроками и оценками. В этих условиях дети должны соответствовать повышенно принципиальным и одновременно тревожным ожиданиям и требованиям родителей, оказывающих чрезмерное давление на их формирующееся чувство ответственности, обязанности, долга без учета требований момента, развития гибкости в принятии альтернативных решений и ролевой ситуативности в общении. В результате возникает и усиливается нервно-психическое напряжение у детей. Вместе с тем они непроизвольно усваивают в возрасте повышенной внушаемости и некоторые из гиперсоциальных черт характера родителей. В итоге, постоянное напряжение (аффект) при страхе "быть не тем" возникает из-за опасений не оправдать ожиданий и требований взрослых, потерять их расположение, заслужить отрицательную оценку, быть наказанным и отвергнутым.

Рассмотренная клинико-психологическая детерминация страха "быть не тем" свойственна такому распространенному в младшем школьном возрасте неврозу, как неврастения, при которой он - одна из ведущих мотиваций внутреннего конфликта.

Страх "быть не тем" часто сопровождается скованностью и излишним напряжением при вопросах с места, ответах у доски, общении с незнакомыми людьми, выполнении ответственных заданий, в том числе контрольных. Наиболее трудным оказывается начало, выбор одного из решений, поскольку охватывающее волнение мешает сосредоточению, приводит к лишним действиям, нарушает ритм речи и способность логически мыслить. У младших школьников типичным выражением страха "быть не тем" не только при неврастении, но и при неврозе страха будет торможение, реже - возбуждение, при неожиданных вопросах, ответах на неподготовленную тему. В этих условиях легче проявляются заикание, тики, возможны рефлекторные позывы на низ, мочеиспускание, спазмы в виде комка в горле, болей в животе, икота, кашель, нарушения дыхания. В подростковом возрасте характерна застенчивость (смущаемость) при новых контактах, объяснениях, ответственных выступлениях, проверках и экзаменах. Спектр вегетативных проявлений страха (беспокойства) может быть таким же, как и в младшем школьном возрасте. Вместе с тем нарастают вегетососудистые реакции типа покраснения, прилива или озноба, головокружения и полуобморочных состояний. Все эти реакции отсутствуют в привычных условиях общения. Нередко торможение при ответах и застенчивость в контактах указывают на гипертрофированное чувство стыда, вины, опасения позора и социального неприятия, т. е. на страх быть не таким, как все. Это может иметь место при неврастении, неврозе страха и обсессивном неврозе. Объединяющим звеном будет тревожность, нарастающая в подростковом возрасте более активно, чем в норме.

В качестве примера приведем историю мальчика 8 лет с диагнозом "неврастения". Родителей беспокоили неустойчивость его настроения, раздражительность, повышенная обидчивость и плаксивость, быстрая утомляемость и головные боли к концу дня. Будучи эмоционально чувствительным и впечатлительным, много волновался, переживал, легко расстраивался, испытывал страх перед неизвестным и растерянность в новой обстановке, с трудом переносил ожидание. Летом наступало улучшение состояния, но осенью все начиналось снова.

Из анамнеза известно, что роды были в срок, без осложнений, грудное вскармливание - в течение 2 мес. (мастит). Был несколько беспокойным в первые месяцы жизни. Развитие шло соответственно возрасту. Посещает обычную и музыкальную школу, учится хорошо, устает от шума. Мать ежедневно контролирует уроки, заставляя переписывать все заново при любой ошибке. Оба родителя много беспокоятся, часто угрожают наказанием и срываются на крик при малейшей оплошности. Мальчик боится, а точнее опасается, сделать что-либо не так, как следует, ошибиться, сказать не то, попасть впросак, не успеть, опоздать, т. е. имеются опасения не справиться, быть не тем, о ком говорят хорошо, кого ценят, любят и уважают. Подобное невротическое заострение чувства ответственности является отзвуком гиперсоциальных черт характера родителей, тревожности матери и мнительности отца и в немалой степени - чрезмерного психологического давления родителей по поводу домашних уроков и занятий музыкой. При этом нужно делать все точно, правильно, вовремя, безукоризненно, следуя нетерпеливым, принципиально-строгим и одновременно беспокойным требованиям родителей. Будучи часто недовольными и сердитыми при неудаче или затруднении в осуществлении требований, они забывали своевременно похвалить и ободрить сына, как и быть непосредственными и жизнерадостными в отношениях с ним.

Происхождение страхов мальчика в новых ситуациях общения станет более понятным при углубленном изучении раннего анамнеза. Когда ему было 8 мес., родители переехали вместе с ним в другой город, что создало значительную нервно-психическую нагрузку в этом возрасте, связанную с ломкой сложившегося стереотипа и беспокойством в присутствии новых лиц. В то же время его поместили в больницу с энтероколитом, где он пробыл почти месяц без матери. По возрасту это совпадает с появлением страха при посторонних, незнакомых взрослых, к тому же причиняющих боль (процедуры, инъекции). В 1,5 года мать пыталась отдать его в ясли, где он сразу заболел и до школы оставался дома с попеременно работающими родителями и приходящей бабушкой. Поскольку продолжал часто болеть и в последующие годы, то мало общался со сверстниками. В 6 лет перенес операцию удаления аденоидов (в возрасте, когда максимально представлен страх смерти). После этого стал панически бояться пожара, что имеет своей подоплекой все тот же страх смерти - при пожаре можно сгореть, исчезнуть.

Следовательно, страх, испытываемый мальчиком в новом месте, представляет сумму различных мотиваций, начиная от страха непредвиденных событий (отраженного травмирующим опытом госпитализации и операции) и кончая внушенными родителями опасениями не успеть, сделать не так, как следует, как нужно. Налицо и риск развития неуверенности, нерешительности, навязчивых опасений и сомнений, напоминающих тревожность матери и мнительность отца.

Типичным для подросткового возраста является невротический страх "быть не собой", т. е. быть болезненно измененным, не способным владеть собой и контролировать чувства. Страх "быть не собой" или страх изменения представляет одну из главных мотиваций внутреннего конфликта при обсессивном неврозе (от франц. obsession - навязчивая идея, одержимость). Навязчивые идеи и страхи воспринимаются как несовместимые с "я", чуждые сознанию, как одержимость. Страх "быть не собой" звучит и в страхах заражения (проникновения), бешенства, сумасшествия, изменения физического облика (уродства, в том числе из-за избыточной массы тела), в ряде случаев - в боязни чужого взгляда, наговоров, гипноза и приема психотропных веществ.

В норме страх изменения воплощается у дошкольников в подчеркнутых страхах Бабы Яги, Кощея, у младших школьников - в виде страха Пиковой дамы. Все эти персонажи способны внезапно изменять свой и чужой облик, превращаться в кого-либо, заколдовывать, насылать несчастье, наговаривать плохое. В младшем школьном возрасте подобным значением может обладать и образ черта, в подростковом - беса. И бес, и черт - образы, созданные человеком для отделения всего отрицательного, неприличного, постыдного с точки зрения социально приемлемых норм поведения. Вместе с тем они - своеобразная форма рационализации отвергаемых с социальной точки зрения действий и поступков, когда говорят: "в нем черт сидит", "бес попутал" и т. д.

У детей и подростков с различными клиническими формами неврозов страх изменения возникает вначале от ощущения непроизвольного характера происходящих с ними болезненных изменений. Переживая свое плохое самочувствие, неспособность временами контролировать чувства, как и непроизвольный характер страхов, они не могут осознать причины болезненного состояния, как и предсказать его течение в дальнейшем. Неспособность владеть собой означает разрыв между желаниями и возможностями их реализации. Подобная преграда вызывает чувство бессилия и безотчетного беспокойства, ассоциируемого с действием ирреальных, бессознательных или потусторонних сил. Они же являются символом pathos - болезненных, неуправляемых изменений. В немалой степени из-за страха изменения "я" подростки с неврозами не курят, не употребляют алкоголь, поскольку для них мучительно восприятие себя как еще более неспособного контролировать чувства и соответствовать общепринятым нормам поведения. В этом они кардинальным образом отличаются от сверстников с психопатическими чертами характера, у которых ослаблен или извращен инстинкт самосохранения и которые испытывают чувство удовольствия, так называемого "кайфа", от ощущения своей физической и психической измененности. Колее того, больные неврозом подростки боятся, что вследствие нарастающего психического напряжения, расстройства соматических функций они могут не выдержать, "сломаться", сойти с ума, т. е. они боятся, что с ними может что-то случиться, произойти непоправимое - в максимальной мере это - смерть или необратимые физические и психические изменения.

Страх "быть не собой" - это одновременно и страх быть другим - обезличенным, лишенным самосознания, индивидуальности и самобытности. Подобный страх патологической трансформации "я" всегда сопряжен со страхом потери человеческого облика, поскольку это означает быть посмешищем в глазах окружающих, вести себя нелепо, не так, как нужно, как следовало бы. Следствием этого будет страх отсутствия признания, групповой поддержки, как и страх быть изгоем и отвергнутым. Таким образом, в мотивации страха "быть не собой" присутствуют страхи "быть ничем", "не тем" и "никем". Как и страх "быть ничем", страх "быть не собой" в большей степени представлен у детей с выраженным инстинктом самосохранения. Страх "быть не собой" указывает на наличие психологического барьера, разделяющего "я" и "не я", существование защиты "я" от поглощающих, трансформирующих психику чуждых сил. Подобная система психической несовместимости является в своем исходном значении природным защитным механизмом, укрепляющим чувство цельности и неповторимости "я", его индивидуальность.

При длительном течении невротического заболевания создается угроза потери внутреннего единства, цельности "я", нарастают препятствия на пути самовыражения, реализации своих возможностей и потребностей, общения со сверстниками. Это вызывает прогрессирующее чувство страха как ощущения необратимости происходящих изменений. Постоянное чувство беспокойства, испытываемое по этому поводу, в ряде случаев усиленное каким-либо испугом, аффективно заостряет инстинкт самосохранения, проявляющийся страхом "быть не собой". В результате вместо наивности, внушаемости, доверчивости формируются упрямство, эгоцентризм, недоверчивость и настороженность ко всему новому, неизвестному. Все это способствует на время укреплению чувства "я", поскольку создает психологический барьер на пути проникновения (реализации) дальнейших угроз, нарушающих единство "я". Вместе с тем реактивный, во многом основанный на травмирующем опыте, процесс обособления "я" сопровождается страхом стать только собой, т. е. оказаться без социальной поддержки и признания. В итоге, достигается относительно неустойчивое равновесие между страхами "быть не собой" (в том числе и страхом быть другим) и "быть только собой" (в том числе страхом быть никем).

Страх "быть не собой" как реакция на угрозу изменения, отторжения и потери "я" часто возникает вследствие попыток родителей с гиперсоциальными, а также тревожно-мнительными и паранойяльными чертами характера односторонне навязать детям и особенно подросткам свой образ мышления, действий и поступков без учета реальных обстоятельств и психофизиологических возможностей, своеобразия формирующейся личности. Частично это удается в младшем школьном возрасте из-за повышенной внушаемости детей и чувства ответственности, тем более в дошкольном, вследствие потребности в эмоциональном контакте и полоролевой идентификации с родителями, характерной для этого возраста склонности к подражанию. Теперь же попытки родителей создать у подростков свою концепцию "я" наталкиваются на все большее противодействие (критику), так как она мешает полноценному общению со сверстниками, как правило, не имеющими характерологически отягощенных родителей и ведущими себя более непосредственно, открыто, уверенно, терпеливо и гибко, без чрезмерной обидчивости и требовательности.

Итак, страх "быть не собой" имеет при неврозах сложную мотивацию своего происхождения. Ведущая линия в нем - аффективно переживаемая невозможность быть собой вследствие прогрессирующих невротических изменений личности и идиосинкразической реакции на навязываемый родителями образ "я", несовместимый с индивидуально преломляемым самосознанием и потенцией развития.

Рассмотренные невротические страхи можно сгруппировать следующим образом (табл. 3).

Таблица 3. Невротические страхи.

Вид страха
Параметры невротических страхов
Мотивация
Возраст проявления
Клиническая форма невроза
«Быть никем»
Страх одиночества
Младший дошкольный
Истерический невроз
«Быть ничем»
Страх смерти
Старший дошкольный
Невроз страха
«Быть не тем»
Страх несоответствия
Младший школьный
Неврастения
«Быть не собой»
Страх изменения
Подростковый
Обсессивный невроз

Общим для перечисленных страхов в табл. 3 является страх отсутствия признания (групповой поддержки) или страх "быть не таким, как все". Основой для данного центрального в формировании личности страха при неврозах будет потребность в самоактуализации и системе значимых межличностных отношений или проблема "быть собой среди других".